Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Хозяйка медной горы 7 страница




- Жить будет, - авторитетно заявил Максим Павлович, отходя в сторону.

- Конечно, буду, - насупился Федор, тряся головой. Из-за диких болевых спазмов нарушилась работа зрения, и сейчас оно постепенно восстанавливалось до прежних кондиций.

- Тебе точно помощь не нужна? – никак не успокаивалась девушка. Смиренная поза полковника и, в общем-то, здоровый вид Нестерова были, по всей видимости, для нее слабыми аргументами.

- Вроде нет, - как-то неуверенно ответил Федор.

- Вроде?! – взвилась девушка.

- Ну, сейчас со мной все в порядке. Даже вижу уже по-прежнему хорошо.

- Ты еще и видел плохо?

Соболев вдруг ни с того ни с сего заржал, да так, что его согнуло пополам. Каролина и Федор в недоумении уставились на полковника, который только что на траву не падал и слезами не давился. Продолжать так он мог довольно долго. Все знали, что Максим Павлович обычно серьезен, но уж если его что-то рассмешит, то это может затянуться на добрый час.

В этот раз все закончилось куда как быстрее. Соболев привел себя в чувство минут за пять, извинился, протирая красные глаза.

- Что такого смешного я сказала?- начала приставать к нему с расспросами негодующая Каролина.

- Ничего, - ответил ей полковник, едва сдерживаясь, чтобы вновь не засмеяться. – Просто у вас двоих так трогательно все это получается…, меня от этого на смех пробивает, уж простите.

Девушка вздернула носик, выпалила первое, что пришло ей на ум:

- У нас, в отличие от некоторых, между прочим, здоровые отношения.

Улыбку с лица Соболева как ветром сдуло. Полковник посерьезнел. Взгляд его сделался жестким, а сам он как-то сразу осунулся.

- Следи за языком, - неожиданно для себя мысленно произнес Федор и, кажется, мысль его достигла адресата.

Каролина уперла глаза в землю, сделала виноватый вид.

- Прости, - сказала она тихо, - не подумала.

Максим Павлович махнул рукой, отошел в сторону, разглядывая горизонт.

Чтобы как-то перевести разговор в более веселое русло, девушка поспешила поинтересоваться у Нестерова причиной его головных болей.

- Не знаю я, - совершенно честно ответил Федор. – Мне кажется…

Он осекся на полу слове, замерев на месте, словно обнаружил у себя под ногами ползущую ядовитую змею, которую боялся спугнуть. Показалось, что в нутрии головы что-то развернулось, побарахталось, примерилось и улеглось.

- Что?- только и нашлась, что спросить Каролина.

Ощущение присутствия в голове чего-то лишнего не проходило. Наоборот, сделалось еще более отчетливым.

- Похоже, - произнес Федор, - наконец-то проснулся Проводник.

Разведчики переглянулись, не зная, как отнестись к словам Нестерова. С одной стороны, эту весть все давным-давно ждали, и надеялись, что Проводник, подаренный Федору Оператором Колодца, скоро проявит себя, с другой – такая болезненная реакция разведчика на пробуждение Проводника вызывала определенный страх. Если сейчас он ведет себя подобным образом, то что может быть дальше?

- Не слышу радости, - обратился к собравшимся Федор, поочередно поглядывая то на Соболева, то на Каролину. – Со мной все в порядке, видно, он так устроен, что при активации должен доставить своему хозяину некоторые неприятности.

- Некоторые? - насупилась девушка. – Да он тебя убить мог.

- Брось, не мог. Больно было, не спорю, но не более того. Тем более, у нас с Максимом Павловичем гораздо лучше с болевым порогом, чем у обычных людей.

- Быстро ты, однако, стал считать себя сверхчеловеком, - хмыкнул полковник.

- Это плохо?

- Главное не возгордиться, - дал совет Соболев, похлопав Федора по плечу. – Что говорит Проводник? Куда теперь летим? Кого спасть будем?

Федор прислушался к внутренним ощущениям, пытаясь мыслями нащупать тугой комочек, спрятанный в голове, и к своему удивлению ему это удалось без особых усилий. Проводник развернулся, встал в сознании парня перед его глазами, образовав собой как бы слой дополненной реальности.

- Так-так, - пробурчал себе под нос Нестеров, - надо разобраться, что тут да как.

Разбираться пришлось довольно долго, все же опыта управления с такими вещами (а, может быть, и не совсем вещами) у разведчика не было никакого. Хорошо еще, что с Проводником не нужно было говорить на его языке, точнее на языке его Создателей, а то дело грозило и вовсе не сдвинуться с мертвой точки.

Нестеров закрыл глаза, сосредотачиваясь на мысленно-волевом управлении Проводником. Перед глазами тут же возникла Сфера, которую так и хотелось повертеть туда-сюда, однако как только Федор захотел это сделать, тут же ощутил с ее стороны мощное сопротивление и прекратил все попытки ей манипулировать. Вскоре он понял, почему сфера не спешила ему подчиняться. Как любой высокотехнологичный агрегат Проводник должен был обладать инструкцией по применению, однако Оператор Колодца не удосужился снабдить Федора еще и ею. Теперь выяснялось, что это было, в принципе, и не нужно. Проводник, активировавшись в голове Нестерова, работать отказывался, поскольку его хозяин, в их конкурентном случае это был Федор, еще не прошел процедуру тренировки и не знал, как именно управлять Проводником.

И вот теперь эта самая тренировка началась. Сфера, словно реальный материальный объект, преспокойно себе стояла перед глазами Нестерова и вдруг повернулась на десять градусов вправо вокруг своей вертикальной оси. Мигом Федор оказался в открытом космосе. Справа и немного внизу от него располагалась планета с двумя лунами, едва появившимися из-за горизонта, впереди прямо по курсу покоилась местная звезда. Неожиданно все это великолепие сорвалось с место, устремилось куда-то вдаль. Звезды образовали собой сплошной струящийся ковер, сотканный из серебристых нитей, размазавшихся по пространству светил. Федор мчался в пространстве с бешенной, непостижимой скоростью, пронзая парсек за парсеком, не замечая на своем пути ничего. И вдруг все кончилось. Серебристые нити вновь превратились в далекие и холодные звезды, по левую руку от Федора раскинула свои объятия потрясающей красоты розовато-красная туманность, а прямо перед глазами вновь появилась Сфера, которая тут же совершила поворот, причем уже на десять градусов влево и также вокруг своей вертикальной оси. Миг и все повторилось с точностью до наоборот: серебристые нити звезд, ощущение бешеного полета, желтый карлик, согревающий своими лучами гостеприимный мир с двумя лунами.

- Так, - прошептал Федор, - значит, вращаем эту штуковину вокруг вертикальной оси и летим куда хотим?

Ответить ему никто не удосужился. Лишь Каролина испуганно поинтересовалась, все ли с ним в порядке.

- Да, - коротко бросил он. – Подождите немного, меня тут учат уму разуму.

Меж тем Сфера совершила очередной поворот, на сей раз на тридцать градусов по часовой стрелке вокруг одной из горизонтальных осей, точнее той, на которую Федор в данный момент смотрел. Если пронзить сферу системой трехмерных декартовых координат, то это получалась ось Z. Едва она закончила свой поворот, как Нестеров ощутил себя сверхсветовым болидом, покоряющим пространство. К такому виду путешествий он уже начинал потихоньку привыкать, жаль, что сам по себе перелет длился очень не долго и по субъективному ощущению занимал чуть ли не одинаковое количество времени при прыжке на любые расстояния. Интересно было узнать, что же происходило с телами путешественников при сверхсветовом перелете. Ответа на этот вопрос Федор пока что не получил, да и процесс прыжка был ему, мягко говоря, не понятен.

И вновь его выбросило в открытом космосе, на сей раз недалеко от системы из двух звезд. Два светила средней звездной величины вращались вокруг общего центра масс и имели небольшую планетную семью, состоящую из четырех горячих юпитеров. Федор едва успел оглядеться по сторонам, как вновь поворот Сферы бросил его в туннель сверхсветового перемещения, который закончился в привычном уже месте.

- Ребят, - тут же задал вопрос Нестеров, едва, помимо Сферы, продолжавшей висеть в воздухе, как ни в чем не бывало, увидел своих друзей, - а я исчезаю или как?

- Что? – не понял Соболев.

- Я куда-нибудь пропадаю? – повторил свой вопрос Федор немного другими словами.

- Да н-нет, - неуверенным голосом ответила Каролина. – А должен?

- Значит это виртуальная тренировка, - сделал заключение Федор и вновь погрузился в изучение Сферы.

Очередной поворот, совсем еле заметный, теперь уже вокруг оси X выбросил Федора аккурат над поясом астероидов. Только этот пояс точно не принадлежал Солнечной Системе, а находился в гравитационной зависимости от небольшой планеты, полностью покрытой океаном. Мир океан был ненамного больше родной для всего человечества Земли и, судя по виду из космоса, был гораздо теплее. Во всяком случае, никаких полярных шапок Федору обнаружить не удалось, а, значит, перепады температуры на поверхности этой водной планеты если и были, то незначительные. Пожалуй, если посреди всего этого великолепия окажутся несколько архипелагов тропических островов, он не удивится.

Как и в прошлые разы, долго наслаждаться видами чужих планет Нестерову не дали, отправляя его назад. Итак, что же хотела сказать Сфера своими виртуальными тренировками? Федор подождал какое-то время продолжения занятий, но их не следовало. По всему выходило, что повороты сферы вокруг осей X, Y или Z на определенные углы по часовой или против часовой стрелки вызывали перемещение группы в пространстве на разные расстояния и в разные области. А вот чего так и не удосужилась разъяснить премудрая Сфера, так это границу применения Проводника. На какое максимальное расстояние могли совершить прыжок Федор и его друзья? Как научиться выбирать нужное им расстояние для прыжка, поворачивая Сферу на определенное количество градусов? Чем отличаются прыжки вдоль оси Х от, скажем, оси Y? И, вообще, много это, поворот на один градус? Насколько им удастся переместиться в пространстве, если Федор повернет сферу всего на одну тристашестидесятую часть полного поворота? Кстати, а что будет, если совершить не просто полный поворот, а два, три, пять? Удастся в таком случае переход или же ничего не произойдет и Сферу можно вращать только на триста шестьдесят градусов и все?

Вопросов было великое множество, но никто, похоже, не собирался давать на них ответы.

- Ну?- робко поинтересовалась успехами Федора Каролина. – Ты что-нибудь запомнил?

Нестеров пожал плечами, не зная, что и ответить. С одной стороны он понял, что следует делать, но вопросы, требующие скорейшего разъяснения, висели в воздухе мертвым грузом, а без ответов на них двигаться дальше было как-то опасно. Существовали реальные шансы всплыть после прыжка в адском пламени какой-нибудь звезды или внутри черной дыры. Ни первое, ни второе Федору не улыбалось, поэтому он решил продолжить эксперименты со сферой самостоятельно. Авось из этого что-то да выйдет.

Однако ничего путного не вышло. Едва Федор попытался мысленно повернуть Сферу не по оси, а одновременно задействовав сразу две координаты, как встретил моментально сопротивление со стороны Проводника, а в голове вдруг зазвучал металлический голос без интонаций:

- Ограничение допуска. Перемещение второго рода не доступно.

Видимо, запрет Проводника на подобные манипуляции отразился на его лице, потому что к Нестерову тут же подскочила Каролина, и принялась в привычной ей манере расспрашивать его о самочувствии. Забота любимой девушки была безумно приятна, но сейчас необходимо было делать дело, поэтому от услуг доктора Фрейм пришлось на время отказаться.

Итак, оказывается, существовали перемещения второго рода, а раз так, то обязаны были существовать перемещения первого рода, и очень даже может быть, что этих самых родов было гораздо больше двух. Однако на второй уровень автоматика сферы наложила строжайший запрет. Что ж, Оператор Колодца в свое время об этом так прямо и заявил, поэтому пришлось смириться. Зато теперь Федор точно знал, что совмещение координат давало перемещение второго рода. Но вот что это за перемещение? Куда оно ведет?

Стоп, а что еще можно было делать со Сферой? Ее вполне можно было сжимать и растягивать как по какой-то одной конкретной оси, так и по всем осям сразу. Что произойдет, если он попробует это сделать прямо сейчас?

Федор собрался с мыслями, представил, как берет Сферу двумя ладонями и растягивает ее вдоль оси Х. По всему выходило, что она должна была, как бы сплющиться, превратиться в овал, вытянутый вдоль горизонтальной линии, однако этого не случилось. Во второй уже раз Нестеров услышал в своей голове механический голос, по всей видимости, принадлежащий Проводнику:

- Ограничение допуска. Перемещение третьего рода не доступно.

- Ага, значит, я был прав, и уровней переходов больше чем два!- воскликнул Федор, не заметив, как произнес свои слова вслух.

Естественно, на них мгновенно отреагировали Соболев и Каролина, тотчас засыпав парня вопросами. Пришлось некоторое время уделить друзьям, разъясняя им некоторые особенности тренировок, Проводника, Сферы и путешествий в пространстве на сверхсветовых скоростях, после чего ребята, немного успокоившись, дали Нестерову чуть-чуть подумать.

Было бы здорово знать, что собой представляют эти самые уровни или рода переходов, жаль, что Сфера не может все по-человечески объяснить, а умеет лишь показывать и то с пятое на десятое.

Подумав немного, Федор вдруг, неожиданно даже для самого себя, взял и скрутил Сферу, точнее попытался скрутить. Привычный уже отказ повиноваться действиям оператора на сей раз был продублирован несколько другим голосовым оформлением:

- Отказ действия. Перемещение четвертого рода в настоящее время физически невозможно. Ограничение допуска. Перемещение четвертого рода не доступно.

- Опа, - удивлено буркнул себе под нос Федор, покачав головой от досады, - физически не возможно. Это еще что может означать? Линию не провели или что?

По сложившейся уже традиции ему никто не ответил. Нестеров пожалел, что с ними рядом нет кого-нибудь из научной группы, даже того же самого Шарля, который, что греха таить, всем действовал на нервы. Уж он бы наверняка разобрался в том, что это за переходы и что за уровни такие. Даже несмотря на то, что Федор обладал какими-никакими знаниями об устройстве Вселенной, применить их на практике в данном случае ему было сложно.

- Кажется, у нас не так уж и много вариантов использования этой хитроумной штуковины, - наконец, резюмировал Федор, поняв, что короткий тренинг подошел к концу, и ответов на свои многочисленные вопросы ему можно больше не ждать.

- Кажется? – переспросила Каролина. – Ты уверен, что разобрался во всем правильно?

- Не уверен, - честно признался Федор, - но иного пути нет. Мне показали, как пользоваться Проводником, но как-то больно поверхностно. Потом, для нас он имеет кучу ограничений, так что исследовать глубины мироздания, судя по всему, не получится.

- Жаль, - погрустнела девушка, а так хотелось.

- Решительно не вижу повода быть печальной. С тем потенциалом, что нам предоставлен в пользование, вполне возможно посетить просто-таки гигантскую территорию пространства. Нам нет нужды лететь куда-то еще. И того, что есть, хватит с избытком.

Федор даже не подозревал, насколько же его слова были близки к истине. Решив не откладывать новые знания и возможности в долгий ящик, он предложил друзьям совершить небольшое путешествие, дабы как следует закрепить учебный материал.

Возражений не последовало, и Федор, вызвав перед собой изображение Сферы, повернул ее вокруг оси Z ровно на девяносто градусов.

Оказалось, что реальные ощущения от сверхсветовых полетов с использованием неведомых технологий Создателей объекта отличались от тех, что он испытывал во время первой и единственной виртуальной тренировки. Мир вокруг исчез, на глаза опустилась непроницаемая тьма. В следующий миг Нестеров перестал что-либо чувствовать, и как только это произошло, по нервам словно бы одновременно ударили тысячи молоточков. Затем кто-то включил свет, и Федор осознал себя находящимся в открытом космосе. И все бы было ничего, но один из разведчиков не был полностью укомплектован для нахождения в безвоздушном пространстве в условиях экстремально низких температур. Каролине очень повезло, что Нестеров смог сориентироваться в ситуации в считанные доли секунды и крутануть Сферу назад. Вновь кто-то погасил свет, потом ударило по нервам, и группа путешественников оказалась на том же месте посреди лесной поляны на неизвестной планете.

Девушка дышала глубоко и часто, находясь в состоянии довольно глубокого шока. Она успела осознать, что была на волосок от гибели, и только расторопность Нестерова спасла ей жизнь. Отдышавшись, немного придя в себя, она сделала пару шагов по направлению к Федору и смачно залепила ему пощечину. Однако останавливаться на этом Каролина не пожелала и вслед за пощечиной наградила парня жарким поцелуем, совершенно не постеснявшись при этом Соболева.

Максим Павлович хмыкнул:

- Вот они, женщины, во всей красе. Сначала побьют, потом приголубят.

- Чтоб меня так всегда били, - прошептал сбитый с толку Федор, облизывая губы.

- Это чтобы ты в следующий раз соображал и видел несколько дальше собственного носа, - назидательно произнесла Каролина. – И… спасибо тебе, что так быстро сориентировался.

- Не за что, - буркнул Федор. – А вот насчет того, что ты не укомплектована, это да, я не подумал.

- Надеюсь, в первый и последний раз.

- Не будем ругаться, - примирительным тоном сказал Максим Павлович. – В конце концов, мы теперь знаем, что путешествовать в пространстве все-таки можем. Осталось разобраться, как быть дальше с защитой для всех нас и для тебя в частности.

- Полезное замечание,- поддержала полковника Каролина. – Думаю, что поверхность звезды не оставит от вас и мокрого места, даже если вы будете там в своих костюмах.

Она была права – боевые костюмы не способны были защитить разведчиков от прямого ядерного взрыва или от попадания на звезду. Но что же тогда оставалось делать путешественникам?

- Как точно вращать свою Сферу ты, конечно, не знаешь? – спросила парня Каролина, не особо надеясь на положительный ответ.

- Нет. Весь мой инструктаж состоял из того, что мне показали, как совершать переходы первого рода, и что переходы старших уровней нам с вами не доступны.

- Ограничение, о котором предупреждал Оператор Колодца, - резюмировал Соболев.

- Точно, - кивнул Федор.

- Быть того не может, чтобы Оператор поставил перед нами заранее невыполнимую задачу, - начала размышлять вслух девушка. – Может быть, ты что-то пропустил во время объяснений?

- Ничего я не пропустил, - насупился Федор. – Мне особо ничего и не говорили, только показывали.

- Тогда в поведении Оператора Колодца я не вижу смысла. Зачем посылать нас туда, откуда мы если и сможем выбраться, то только случайно?

- Значит, он посчитал, что мы сможем это сделать.

- Знать бы как, - невесело ответил Федор.

Соболев вдруг встал в позу размышляющего мудреца, подперев подбородок согнутой в локте правой рукой, и пошел мыслить вслух:

- Во всех действиях Оператора прослеживалась ясная и понятная логика. Он отправил нас на эту планету, чтобы мы осуществили свой первый контакт с инопланетным разумом и доказали свой гуманизм вкупе с готовностью жертвовать собой ради спасения других, он заблокировал некоторые функции Проводника, чтобы мы ненароком не очутились там, откуда уже гарантированно не смогли бы выбраться… Не может быть, чтобы он чего-то не предусмотрел, скорее всего, это мы не видим того, что должны видеть.

- Смотреть-то особо не на что, - грустно вздохнул Федор, - только одна Сфера эта.

- Значит дело в ней. Посмотри еще раз, может быть что-нибудь да и увидишь.

Нестеров нехотя еще раз вызвал перед глазами изображение Сферы Проводника. Все в ней было как и всегда: серый шарик, без каких бы то ни было видимых изъянов, монолитный, казавшийся отлитым из ртути. Федор до рези в глазах всматривался в его поверхность, пытаясь найти хоть что-то, что могло походить на зацепку хотя бы теоретически…

Ничего, если не считать того, что свет, огибавший Сферу по краям, в некоторых местах алыми полосами окрашивал поверхность стального шарика.

Федор резко развернулся, так, чтобы на воображаемой линии соединяющей его глаза и виртуальную Сферу управления Проводником не было вообще никакого источника света.

- Хм, странно, - задумчиво произнес парень, разглядывая никуда не девшиеся алые штрихи на теле стального шарика. – Почему-то раньше я их не замечал, считая, наверное, что это своеобразный оптический эффект, хотя как реальные лучи могут взаимодействовать с виртуальным объектом, засевшим у меня в голове?

- Ты что-то нашел? – спросила его Каролина, затаив дыхание.

- Как будто бы да. На поверхности Сферы имеются штрихи, возможно, это своеобразные указатели.

- Что ж ты их раньше не заметил? – пожурил разведчика Соболев.

- Думал, что это все игра моего воображения.

- Не слабое у тебя воображение.

- Какое есть. – Федор глубоко вздохнул, задержав на несколько секунд дыхание. Странное чувство вдруг навалилось на него. Ему показалось, что он прощается с этой гостеприимной планетой навсегда. – Предлагаю испытать наш новый транспорт повторно.

- Надеюсь, в этот раз нас все же вынесет в месте, где можно дышать и температура не опускается ниже пятидесяти градусов.

Федор собрался с духом, пожелал всем удачи и повернул сферу на указанное число градусов. И вновь темнота, угасшее сознание, а потом удар по нервам. Нестеров готов был моментально крутануть Проводника назад, если в том будет нужда, но на сей раз переход действительно оказался удачным. Помещение, в котором очутились путешественники, имело достаточно комфортную среду обитания для нахождения в ней человека без защитных средств. Температура воздуха держалась на уровне пяти градусов по Цельсию, состав воздуха по показаниям систем защитных костюмов был пригоден для дыхания. В общем, можно было на некоторое время расслабиться.

- Похоже, не промахнулись, - резюмировал Федор, осматриваясь вокруг.

- Если это место оказалось помеченным, то оно должно представлять для нас определенную важность, не так ли? – предположил Максим Павлович.

- Вероятней всего да, - согласился с полковником Нестеров.

Слепой, в принципе, прыжок вынес путешественников в трапециевидное помещение весьма приличных размеров. Хотя осветительных приборов нигде и не было видно, пространство помещения было слабо освещено, благодаря чему оказалось возможным оценить его габариты и внутреннее убранство. Потолок помещения имел высоту около семи метров, стены образовывали с полом острый угол в семьдесят градусов и были выполнены из идеально обточенных каменных блоков. Осмотревшись как следует, Федор понял, что здешняя крыша имела аж восемь скатов. И потолок, и пол были выполнены в форме восьмигранников, а все помещение снаружи, скорее всего, выглядело своеобразной усеченной восьмисторонней пирамидой.

- Обычный вроде бы камень, а как обработан, - подивился Соболев, постукивая кулаком по одному из блоков на полу. – Словно плазмой обжигали.

- Сюда бы нашего материаловеда, - сказала Каролина, - вот ему бы здесь понравилось. Готова поспорить, что профессор Ли был бы рад остаться здесь на месяцок другой со всей своей аппаратурой.

- Ага, после чего не один еще месяцок он промывал бы нам своими лекциями мозги, - согласился с девушкой Нестеров.

Он вдруг решил проверить одну идею, которая только что пришла ему в голову. Без особого труда вызвав перед глазами Сферу управления проводником, он ожидаемо не обнаружил на ней никаких штрихов. Они вновь оказались в ситуации, когда можно было лететь на все четыре стороны, с огромной вероятностью на финише врезаться в какой-нибудь объект с экстремальными условиями существования.

Все это наводило на следующие мысли. Проанализировав события за последние дни, Федор начинал понимать, что их группу самым настоящим образом вели в заданном кем-то и когда-то направлении. Сначала Оператор Колодца выкинул их на той самой планете, где Проводник никак не желал активироваться, пока они не спасли тот разбившийся разумный корабль. Теперь им указали место следующего испытания, по выполнению которого, вероятней всего, Сфера вновь приобретет новые отметки.

- Занятно, - раздалось откуда-то слева.

Федор прервал свои размышления, повернулся в ту сторону, откуда прозвучал голос Соболева. Максим Павлович стоял у одной из стен и двигался взад-вперед, словно бы танцевал. Не долго думая, Нестеров подошел к полковнику, чтобы посмотреть, чем же тот занят, и вдруг увидел, как в стене при его приближении образовались контуры прохода прямоугольной формы.

- Дверь видимо, - кивнул на нарисованный прямоугольник Соболев и отошел назад.

В то же мгновение рисунок исчез, и стена вновь стала гладкой и монолитной.

- Потайная плита? – сделал предположение Федор, обращаясь к полковнику.

- Вряд ли, - усомнился тот, перемещаясь вправо и уже оттуда пробуя открыть дверь.

У него это получилось, правда, образовать проход он пока не спешил.

- Очень похоже на фотоэлементы, только вот где они установлены?

- А, может быть, датчики движения, неизвестно, - возразил Федор.

- Может быть и они, - согласился Максим Павлович. – Сути дела не меняет.

- Технологии куда совершеннее наших, - сказала Каролина, влезая в обсуждение. Свет из ниоткуда, проходы, появляющиеся прямо из стен, а потом исчезающие без всякого следа, неизвестные средства обработки каменных блоков – добро пожаловать на просторы космоса, друзья.

Федор сделал шаг вперед, наблюдая затем, как контуры прохода вновь появляются, а точнее проявляются прямо в наклонной стене.

- Рискнем? – предложил он, готовясь уже сделать следующий шаг.

- А что нам еще остается, - заявил Соболев.

- Тогда вперед, мальчики, - заводным голосочком сказала Каролина и, не дожидаясь парней, первой прыгнула в образовывающийся проход.

Они очутились в обычном коридоре прямоугольно сечения, выполненном из таких же каменных блоков, что и пирамида до этого. Коридор был освещен чуть хуже, но даже в нем вполне можно было видеть просто глазами, без вмешательства дополнительных технических средств. Затем проход неожиданно вильнул вправо, группа прошла по нему еще сто двадцать метров, после чего проход начал плавно опускаться вниз. Сначала пол коридора был гладким, затем появились лестницы, выполненные из каменных блоков.

- Красиво тут, - сказала девушка, озираясь по сторонам.

- Напоминает лабиринты пирамид где-нибудь в Египте или в Центральной Америке, - попытался сумничать Федор.

- Никогда там не бывала. Но, наверное, ты прав. Что-то общее, безусловно, есть.

- Есть-есть, - поддержал разведчика Максим Павлович. – Уж я-то знаю.

Группа путешественников остановилась. Каролина и Федор уставились на Соболева.

- Что?- не понял он реакции окружающих.

- Ты бывал в пирамидах?

- Да, а что здесь удивительного?

- А что ты там делал?

- Гулял, - ответил Соболев чистую правду. – В свое время на экскурсии был и в Египте, и в Мексике, и в странах Латинской Америки. Посещал пирамиды Мая, Инков, Ацтеков. И Вам, кстати, тоже советую. Очень красивые места. С учетом того, что мы видим здесь, наводит на определенные мысли.

- На какие? – тут же заинтересовалась Каролина.

- Подумай сама. Такое сходство в архитектуре должно на что-то навевать.

- Наверное, на то, что и пирамиды Инков и здешние архитектурные ансамбли строили одни и те же?

- Возможно, хотя и маловероятно. Я думаю, что архитектор был один и тот же, а вот руки разные.

- Это как?

- Прилетает представитель высокоразвитой цивилизации с прогрессорской деятельностью, показывает, как надо строить здания, а аборигены своими руками строят, с применением божественных технологий.

- С какой деятельностью прилетает представитель высокоразвитой цивилизации? – спросил Федор удивленно.

- С прогрессорской. Читай Стругацких, балбес.

- А. Это типа просветительская деятельность, - вспомнила Каролина.

- То, чего никогда не будет у человечества, - грустно произнес Федор. – У нас как бы нейтралитет. Даже соответствующие документы подписаны правительствами ведущих мировых держав.

- Может, это и правильно, - пожал плечами полковник. – Ведь для того чтобы вести на чужой планете какую-либо деятельность, нужно иметь на это право, а у нас кроме как право сильного больше ничего и нет. Если мы хотим нести во Вселенную гуманизм, то о прогрессорстве придется забыть.

- А если какой-нибудь расе нужна будет помощь? Представьте себе такую ситуацию, чисто фантастическую на первый взгляд: прилетела из космоса комета, упала на планету, где живут существа, пусть даже и не шибко похожие на нас, не важно. Комета содержала в себе кучу микроорганизмов, которые оказались смертельно опасны для коренных обитателей планеты. Заражение местными силами остановить не удалось. Возникла эпидемия, быстро переросшая в глобальную пандемию и катастрофу. Неизвестная болезнь, толпами выкашивающее население, оказалась непосильна тому уровню медицины, что имелся на планете. Очень скоро стало ясно, что пандемия – это катастрофа планетарного масштаба. И тут, пусть даже совершенно случайно, мимо этой планеты пролетал наш корабль. Уж не знаю, с какой целью он это делал, предположим, что он занимался разведкой, не суть важно. Люди со звездолета заполучили в свои руки пока еще живые образцы, и их уровень медицины позволил быстро найти эффективное лекарство против вируса. Вскоре, все больные на борту космолета были вылечены, но при этом существа на планете продолжали умирать сотнями, если не тысячами. А вот теперь скажите мне, что бы вы сделали, если б каждый из вас оказался на месте капитана того корабля?






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных