Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ЭТОТ НЕПРЕДСКАЗУЕМЫЙ ВОСТОК 4 страница




В катрене 4—86 также вроде бы появляется император из французских королей:

 

L'an que Saturne en eaue sera conjoinct,

Avecques Sol, le Roy fort & puissant:

A Reims & Aix sera receu & oingt,

Apres conquestes murtrira innocens.

 

В году, когда Сатурн соединится в Воде

С Солнцем, сильный и могущественный король

В Реймсе и Эксе [будет] принят и помазан.

После завоеваний умертвит невинного.

 

В Реймсе в 496 году франкский король Хлодвиг принял христианство; в дальнейшем в этом городе короновались французские монархи. А вот Экс представляет собой ключ к пониманию катрена. Если под ним понимается провансальский Экс (Экс-ан-Прованс), тогда речь идет об обычном французском короле – некоторое время Валуа короновались в этом городе как герцоги Прованса, что подчеркивало автономию этой провинции. Но возможно, что Нострадамус имеет в виду Aix-la-Chapelle – так французы называют Ахен, до XVI века место коронации императоров Священной Римской империи. В таком случае перед нами – Генрих II в императорской короне.

Надо сказать, что Нострадамус был вовсе не одинок в своих мечтах о французском короле в роли императора. Многочисленные пророчества, издававшиеся в XV–XVI веках, также сулили французским монархам перспективу коронации в Ахене. Еще Франциск I пытался получить корону Каролингов, однако проиграл выборы Карлу Габсбургу. Генрих II также мог стать императором. Во время войн между императором Карлом V и германскими князьями-протестантами он сыграл на их противоречиях. В тайном договоре в Фридевальде 5 октября 1551 года Мориц Саксонский заручился поддержкой Генриха, согласившись на занятие Францией епископств Мец, Туль, Верден и Камбре; протестантские князья также пообещали французскому монарху трон императора на случай смерти или отречения Карла V. В 1553 году Мориц был разбит и погиб, однако ситуация в Германии постоянно менялась; 7 сентября 1556 года Карл отрекся от престола. Еще до этого обязанности императора выполнял младший брат Карла Фердинанд, но императором он был избран лишь в 1558 году, на следующий год после публикации катрена. До этого можно было ожидать, что императорские претензии Генриха II все же увенчаются успехом.

Что касается первой строки, то Сатурн соединяется с Солнцем в знаках стихии Воды 2–3 раза по 2–3 года подряд за 10 лет. Если под Водой подразумевается знак Водолея (8—49), то речь идет о более редком явлении—2–3 раза подряд за 30 лет цикла Сатурна: 1521, 1522, 1523, 1550, 1551, 1552, 1580, 1581 годы… Ни Франциск I, ни Генрих II не короновались в эти годы. Возможно, Нострадамус имеет в виду далекое будущее.

В катрене 5—74 новый французско-германский император громит мусульман и оградит Церковь от гонений:

 

De sang Troyen naistra coeur Germanique,

Qu'il deviendra en si haulte puissance:

Hors chassera gent estrange Arabique,

Tournant l'eglise en pristine preeminence.

 

От троянской крови родится германское сердце,

Которое станет очень могущественным.

Изгонит прочь чужеземный арабский народ,

Вернув Церкви изначальное превосходство.

 

Под «троянской кровью» здесь подразумевается раса французских королей; согласно распространенной в XVI веке теории, Валуа вели свое происхождение от Франка, потомка троянца Энея. По-видимому, этот же король предаст огню новых язычников, согласно катрену 5—77:

 

Tous les degres d'honneur ecclesiastique,

Seront cliangez en dial quirinal:

En Martial quirinal flaminique,

Puis un roy de France le rendre vulcanal.

 

Все степени церковных званий

Сменятся на Квириновы и Юпитеровы;

На Марсовы и Квириновы-Фламиновы.

Затем один французский король сделает их Вулкановыми.

 

Квирин, как и Фламин – эпитеты бога Юпитера. Жрецы Вулкана занимали низшую ступень в древнеримской иерархии жреческих коллегий; кроме того, Вулкан – бог огня, и строку, скорее всего, следует понимать как смерть на костре.

В катрене 5—79 появляется Великий законодатель («Ангельский пастырь») – образ, весьма распространенный в католической пророческой традиции; считается, что он будет сопутствовать начинаниям Великого монарха в последние времена перед концом света и приходом Антихриста (в части пророчеств Антихрист, Великий монарх и Великий законодатель будут современниками). Задача Великого законодателя – обновить Церковь, лишить ее пышности и во многом упростить обряды, восстанавливая, таким образом, утраченный ею авторитет:

 

La sacree pompe viendra baisser les aesles

Par la venue du grand legislateur:

Humble haulsera vexera les rebelles,

Naistra sur terre aucuu aemulateur.

 

Священная пышность опустит крылья

С приходом великого законодателя.

Возвысит скромного, замучит бунтовщиков.

На земле не родится ему соперника.

 

В катрене 8—53 этот «Ангельский пастырь» появляется вновь:

 

Dedans Bolongne vouldra laver ses fautes,

Il ne pourra au temple du soleil,

Il volera faisant choses si haultes

En hierarchie n'en fut oncq un pareil.

 

В Болонье захочет смыть свои грехи,

Он не затворится в храме Солнца.

Он вознесется, совершая высочайшие вещи.

В иерархии никогда не было подобного ему.

 

Болонья – город в папских владениях, управлявшийся кардиналом-легатом. Здесь в 1515 году проходила важная встреча папы Льва X и короля Франциска I. В 1530 году Карл V венчался здесь итальянской и императорской коронами. «Храм Солнца» – очевидно, кафедральный собор (Солнце – символ христианства).

Союз Последнего Монарха и Великого законодателя, примиряющий соперников, описан в катрене 8—95:

 

Le seducteur sera mis en la fosse,

Et estache jusques a quelque temps,

Le clerc uny le chef avec sa crosse

Pycante droite attraira les contens.

 

Соблазнитель будет брошен в темницу

И связан до некоторого времени.

Священнослужитель в союзе с вождем со своим жезлом,

Острым и прямым, привлечет соперничающих.

 

Образ связанного «соблазнителя» – Сатаны – мы неоднократно встречаем в «Письме к Генриху II» (26): «Затем из побега, бывшего столь долгое время бесплодным, происходящего от 50-го градуса, выйдет тот, кто обновит всю христианскую церковь. И будет заключен великий мир, союз и согласие между одними из детей с заблудшими умами и разделенными на разные царства. И будет заключен такой мир, что главный подстрекатель и зачинщик марсовых мятежных группировок посредством различия между верующими (Сатана. – А. П .) окажется связанным в глубочайшей преисподней».

Далее говорится (48): «И еще раз будет связан Сатана. И будет заключен вселенский мир между людьми, и Церковь Иисуса Христа будет избавлена от какой бы то ни было скорби, хотя сарацины пожелают подмешать дегтя в мед, со своим заразным соблазном. А случится это в преддверии седьмого тысячелетия, когда святыня Иисуса Христа не будет попираема неверными, пришедшими с Севера. Мир приблизится к некоему великому пожару, хотя, согласно моим расчетам в моих пророчествах, течение времени идет дальше».

В катрене 5—80 французский правитель отвоевывает Малую Азию у мусульман:

 

Logmion grand bisance approuchera,

Chasse sera la barbarique ligne:

Des deux loix l'une Pestinique lecliera

Barbare & franche en perpetuelle brigue.

 

Великий Огмий приблизится к Византии,

Варварский союз будет изгнан.

Из двух законов [победит] один, языческий ослабнет.

Варвар и франк в постоянной вражде.

 

Огмий – герой кельтской мифологии, славившийся силой и красноречием; его язык соединялся с ушами слушателей золотыми цепочками. В античные времена он отождествлялся с Геркулесом и Меркурием: «Из богов они больше всего почитают Меркурия. Он имеет больше, чем все другие боги, изображений; его считают изобретателем всех искусств; он же признается указывателем дорог и проводником в путешествиях; думают также, что он очень содействует наживе денег и торговым делам» (Юлий Цезарь. Записки о галльской войне, VI, 17). Фигура Огмия была очень популярна среди французских ренессансных эрудитов; в образе этого божества нередко изображали Генриха II. Нострадамус подразумевает под Огмием будущего правителя Франции, сына и наследника уже упомянутого Хирена – императора Европы. Если императором должен был стать Генрих II, то Огмий – почти наверняка четвертый сын Генриха II, Франциск-Эркюль (Геркулес) Валуа, герцог Анжуйский и Алансонский (1555–1584).

Огмий появляется и в неясном до конца катрене 6—42:

 

A logmyon sera laisse le regne,

Du grand Selin qui plus fera de faict:

Par les Italies estendra son enseigne,

Regi sera par prudent contrefaict.

 

Огмию будет оставлено царство

Великого Селина, – который сделает еще больше:

Развернет свой стяг над итальянскими землями,

Будет управляться изображающим из себя предусмотрительного.

 

В катрене 6—70 Великий Хирен становится во главе мира:

 

Au chef du monde le grand Chyren sera,

Plus oultre apres ayme craint redoubte:

Son bruit & loz les cieulx surpassera,

Et du seul tiltre victeur fort contente.

 

Великий Хирен станет во главе мира

После «Все дальше»; его любят, боятся, страшатся.

Его слава и похвала ему превзойдет небеса.

А [он] вполне удовлетворен титулом победителя.

 

Во второй строке обыгрывается личный девиз императора Карла V «Все дальше» (лат.: Plus ultra).

В катрене 9—33 французский король, носящий короны Рима и Дании (!), угрожает (Северной) Италии и Венеции (республике святого Марка):

 

Hercule Roy de Romme & d'Annemarc,

De Gaule trois Guion surnomme,

Trembler l`itale & l'unde de sainct Marc

Premier sur tous monarque renomme.

 

Геркулес, король Рима и Дании,

Титулованный званием Вождя Тройственной Галлии,

Заставит дрожать Италию и волну святого Марка,

Признанный первым монархом среди всех.

 

Тройственная Галлия – историческое разделение Франции: «Галлия по всей своей совокупности разделяется на три части. В одной из них живут белги, в другой – аквитаны, в третьей – те племена, которые на их собственном языке называются кельтами, а на нашем – галлами» (Юлий Цезарь. Галльская война, I, 1).

В катрене 9—41 все тот же Хирен захватывает папские владения:

 

Le grand Chyren soy saisir d'Avignon,

De Romme letres en miel plein d'amertume

Letre ambassade partir de Chanignon,

Carpentras pris par duc noir rouge plume.

 

Великий Хирен завладеет Авиньоном,

Из Рима – медовые письма, полные горечи.

Шаниньон отправит письмо дипломатической почтой,

Карпантра захвачен черным герцогом с красным пером.

 

Авиньон и прилегающие к нему земли представляли собой папский анклав во Франции, не подчинявшийся королю. Карпантра, город к северо-востоку от Авиньона, также принадлежал к папским владениям. Шаниньон – неидентифицированный топоним или имя. Черный герцог с красным пером – возможно, савойский герцог (черный и красный – традиционные цвета Савойи).

В катрене 8—77 появляется Антихрист:

 

L'antechrist trois bien tost annichilez,

Vingt & sept ans sang durera sa guerre,

Les heretiques mortz, captifs, exilez,

Sang corps humain eau rogie gresler terre.

 

Антихрист очень быстро уничтожит троих.

27 лет – кровь – будет длиться его война.

Еретики мертвы, пленены, высланы.

Кровь, трупы, вода краснеет, земля скована морозом.

 

Согласно христианской эсхатологической традиции Антихрист уничтожит трех земных царей: «[Цари] соберут многочисленные войска, презрят возделывание земли (а это есть источник всех бедствий), разорят ее и опустошат. Тогда внезапно с пределов окраин выступит против них могущественный неприятель, который, поразив трех царей, властвующих в Азии, соединится с остальными и будет избран ими общим вождем. Он произведет нестерпимые жестокости во вселенной, нарушит божественные и человеческие законы, изобретет ужасные средства поддержания своего владычества, уничтожит прежние постановления и выдумает новые, осквернит святыню, расхитит имущество народов, будет грабить и умерщвлять невинных» (Лактанций. Божественные установления, VII, XVI).

Коммодиан пишет в «Поучениях» (41, 5–8):

 

Когда мир придет к концу своему вместе с живущими

И вселенная разделится между тремя властелинами,

Тогда Нерон вырвется из преисподней…

 

Тема трех мирских владык неоднократно поднимается Нострадамусом в «Письме к Генриху II» (14): «Между тремя братьями будут большие раздоры, затем [они] объединятся и найдут согласие, так что три четверти Европы содрогнутся; младший по возрасту поддержит и приумножит христианскую монархию. Секты возвысятся и внезапно падут, арабы отступят, царства объединятся, и будут приняты новые законы».

И далее (37): «Какому жестокому притеснению подвергнутся тогда принцы и управители царств, в частности морских и восточных, и языки (=народы), смешавшиеся в великом сообществе, языки латинян и арабов, [смешавшиеся] посредством связи [через] пунийцев. И все эти восточные цари будут изгнаны, повержены, истреблены, но не полностью, силами царей Севера и посредством близости нашего века, посредством троих, тайно объединившихся, ищущих смерти и строящих козни и ловушки друг другу. И обновление Триумвирата продлится семь лет, [так] что влияние этой секты распространится по свету и будет поддержано приношение святой и непорочной жертвы».

Мороз в эсхатологии той эпохи также играл немалую роль. Как писал Ришар Русса: «Истинная зима мира будет такой же, как и зима в нашем обыденном понимании, – холодной и влажной».[167]

Длительная, в четверть века, война Антихриста против земных владык подробно описана Нострадамусом в «Письме к Генриху II» (50–55): «И в продолжение этого астрологического расчета, сопоставленного со Святым Писанием, гонение на церковников будет исходить от власти царей Севера, объединившихся с восточными. И это гонение продлится 11 лет, [или] чуть меньше, а потом главный царь Севера падет. По прошествии этих лет внезапно явится его южный союзник, который на протяжении трех лет будет еще сильнее притеснять людей церкви путем соблазна вероотступничества одного, который закрепит всю абсолютную власть за воинствующей церковью. И святые люди Господа, блюстители Его закона, каждый религиозный чин подвергнутся величайшему гонению и притеснению, так что кровь истинных служителей церкви будет литься повсюду.

И одному из земных царей его приверженцы вознесут такую похвалу: что он-де пролил больше человеческой крови невинных служителей церкви, чем кто-либо смог иметь вина. И упомянутый царь совершит невероятные злодеяния против церкви. Человеческая кровь будет струиться по главным улицам и в храмах, как вода во время бурного дождя. И от крови покраснеют ближайшие реки, а из-за другой, морской, войны покраснеет море, так что в послании одного царя другому будет сказано: «Битвы вогнали в краску морской простор».

Потом, в тот же год и последующие, придут ужаснейший мор, еще более примечательный из-за предшествовавшего ему голода, и величайшие горести, каких никогда не бывало с изначального [дня] основания христианской церкви, [пройдут] по всем латинским краям, оставляя след в некоторых испанских странах.

И тогда третий царь Севера, услышав сетования народа о его главном титуле, соберет огромнейшую армию и пройдет ущельями его близких предков и прадедов, и вернет большую часть [вещей] в свое состояние. И великий викарий в мантии будет восстановлен в своем изначальном положении, – но безутешный, и сверх того – совершенно беспомощный. И случится так, что святая святых будет разрушена язычеством, а Ветхий и Новый Заветы – гонимы и сжигаемы.

После этого Антихрист станет адским правителем, и вновь – в последний раз – вострепещут все царства христианского мира, а также и неверные, на протяжении 25 лет. И произойдут тяжелейшие войны и сражения, и будут города, поселки, замки и другие строения сожжены, опустошены, разрушены, с великим пролитием крови весталок; замужние и вдовы [будут] изнасилованы, грудных младенцев станут насмерть швырять о стены городов. И столько бедствий произойдет по вине Сатаны, адского правителя, что почти весь свет окажется разгромленным и опустошенным. И перед этими событиями некие необычные птицы возгласят в воздухе: «Ныне, ныне», и через некоторое время исчезнут».

Антихрист (или его предтеча, агрессивный лжепророк) фигурирует также в катрене 8—78:

 

Un Bragamas avec la langue torte

Viendra des dieux [piller] le sanctuaire,

Aux heretiques il ouvrira la porte

En suscitant Peglise militaire.

 

Тесак со лживым языком

[Разграбит] святыню богов,

Откроет дверь еретикам,

Возрождая воинствующую церковь.

 

Преследования истинных христиан продолжаются в катрене 8—80, причем гонения исходят от церковника высокого ранга («великого красного» – по цвету кардинальских одежд):

 

Des innocens le sang de vefue & vierge.

Tant de maulx faitz par moyen se grand Roge

Saintz simulaclires trempez en ardant cierge

De frayeur crainte ne verra nul que boge.

 

Кровь невинных, вдов и девственниц, —

Столько несчастий совершено посредством великого красного.

Святые образа погружены в кипящий воск.

От страха и боязни никто не шелохнется.

 

Кровь священства льется и в катрене 8—98:

 

Des gens d'eglise sang sera espandu,

Comme de l'eau en si grande abondance:

Et d'un long temps ne sera restanche

Ve Ve au clerc ruyne & doleance.

 

Прольется кровь людей Церкви,

Как вода, в величайшем обилии.

И долгое время [это] не будет ограничено.

Увы, увы! Священнослужителям – разорение и сетования.

 

Но не только священники пострадают от гонений. Об этом говорит катрен 1—62:

 

La grande perte las que feront les letres:

Avant le cicle de Latona parfaict:

Feu, grand deluge plus par ignares sceptres

Que de long siecle ne se verra refaict.

 

Увы! Какой великий ущерб понесет ученость,

Прежде чем завершится цикл Латонии,

От огня, великого потопа, но более от невежественных скипетров,

Чего за долгие века нельзя будет восстановить.

 

Латония – дочь Дианы (Латоны) и Аполлона, богиня Луны. У Вергилия в «Энеиде» (IX, 403–406) о ней сказано:

 

Тотчас же Нис размахнулся сплеча и с копьем занесенным,

Взоры к Луне обратив, произнес такую молитву:

Ты, что взираешь на нас, помоги в беде, о Латоны

Дочь, владычица рощ, краса многозвездного неба!..

 

По мнению Нострадамуса, до конца XIX века следует ожидать ущерба ученым и культуре из-за войн, стихийных бедствий, но в первую очередь – от невежественных правителей. Нострадамус высказывал эту мысль не только в «Пророчествах», но даже в своем сборнике рецептов – видимо, считая ее важной: «Легко можно заметить, что за совсем недолгое время славная ученость так расцвела, – особенно в последние 100 лет или даже меньше, – что Флоренция произвела множество людей столь всесторонне образованных, что я осмелюсь утверждать, что в нынешнем веке воцарился истинный аттический (греческий. – А. П .) язык. И мы обязаны нашим предшественникам, оставившим нам столько письменных памятников. Благодаря им мы понимаем их время и сможем судить о будущем ущербе учености, каковой может случиться как вследствие пожара или потопа, так и невежественной небрежности».[168]

«Невежественные скипетры» в глазах Нострадамуса имели вполне реальные политические прототипы. Генрих II по своему культурному уровню был очень далек от отца, Франциска I: «От солдата он имел прежде всего физические качества. Он любил борьбу и жестокие упражнения. Современники отмечали в нем эту исключительную любовь к мускульной жизни. В бытность свою дофином Генрих скучал в обществе людей науки; после того как он стал королем, его мнение о них только ухудшилось. Но – рубить деревья; но – сражаться на шпагах и в толпе, укрощать лошадей, носиться на ристалище, вольтижировать, прыгать и играть в мяч: во всех этих экзерсисах он воистину был первым. Восхищался он лишь солдатами. Соранцо писал: „Если вы не солдат, вам не место при этом дворе“».[169]

Гонения на культуру и науку, падение престижа образованности вообще тесно связаны с «варварским» Средневековьем, но также и с агрессивным язычеством с его гонениями на раннее христианство: «Литература же почиталась среди дурных искусств, а тех, кто ее создавал, изгоняли и проклинали, как врагов» (Лактанций. О смертях гонителей, XXII, 2).

В катрене 4—18 поднимается тема преследования астрологов:

 

Des plus letres dessus les faits celestes

Seront par princes ignorants reprouves:

Punis d'Edit, chasses, commes scelestes,

Et mis a mort la ou seront trouves.

 

Наиболее сведущие в небесных делах

Будут осуждены невежественными принцами.

Наказанные эдиктом, преследуемые как преступники

И убиваемые там, где будут обнаружены.

 

К предсказательной астрологии власти светские и церковные относились, в общем, негативно, хотя до гонений на астрологов (тем более с казнями) дело никогда не доходило.

Отметим, что преследования и убийства звездочетов ассоциировались с временами жестоких римских императоров, таких как Тиберий.

В альманахе на 1566 год Нострадамус записал удивительный пассаж: «Рассчитывая обращение конца этого года, я открыл, что в очень скором времени гадание, основанное на суждении о звездах, будет запрещено. Я открыл, что в этой сфере возникнет такое множество помех (из-за слишком большого числа людей, которые пожелают ей заняться и злоупотребят ею), что это полностью отвратило меня от того, чтобы посвятить в него кого бы то ни было из моих детей, хотя они и наделены к этому природными способностями, а особенно – один из них. [Хотя, наверное, ] все-таки не стоит из-за птиц отказываться от сева».

В катрене 8—71 гонения на звездочетов продолжаются:

 

Croistra le nombre si grand des astronomes

Cliassez, bannis & livres censurez,

L'an mil six cens & sept par sacre glomes

Que nul aux sacres ne seront asseurez.

 

Столь возрастет число астрономов

Изгнанных, сосланных, – и [их] отреченных книг

В году 1607-м, что [даже поедая] просфоры,

У святых даров никто не будет в безопасности.

 

1607 год, однако, не был ознаменован гонениями на астрологов (как и на астрономов). Правда, незадолго до этого, в 1600 году, в Риме был сожжен Джордано Бруно, однако причиной его гибели стали не астрономические исследования, как часто считается, а еретические философские взгляды.

Гонения на науку продолжаются в катрене 6–8:

 

Ceulx qui estoient en regne pour scavoir,

Au Royal change deviendront apouvris:

Uns exiles sans appuy, or n'avoir,

Lettres & lettres ne seront a grans pris.

 

Те, кто был в царстве для учености,

По смене короля окажутся разоренными.

Некоторые высланы без вспомоществования или достояния,

Образованные и образованность не будут высоко цениться.

 

Новый Нерон (возможно, тот самый Антихрист) бесчинствует в катрене 9—17:

 

Le tiers premier pys que ne feit Neron,

Vuidez vaillant que sang humain respandre:

R'edifier fera le forneron,

Siecle d'or, mort, nouveau roy grand esclandre.

 

Третий первый, худший, чем был Нерон, —

Бегите, храбрецы, от пролития человеческой крови, —

Велит вновь воздвигнуть жаровню.

Золотой век мертв; новый король, великий грех.

 

Нострадамус следует здесь западноевропейской эсхатологической традиции, отраженной в «Апологетической поэме» Коммодиана (875–884):

 

Предпишет, чтоб идолам вознесли они бы куренья,

И чтобы никто не мог скрыться, все облачились в венки.

Тогда кто из верных откажется, примет счастливую смерть,

В противном же случае станет одним из толпы.

Тогда не будет и дня мира, прекратится жертва Христу,

Повсюду льющаяся кровь, которую описать невозможно,

Господствуют слезы, немеет рука, сжимается сердце, —

Хотя все эти несчастья и полагаются мученикам, —

На море, на земле, на островах и даже в тайниках

Их, разыскавши, найдут, поведут [на закланье, ] как жертву.

О «кончине» золотого века при монархе-садисте упоминал Светоний (Тиберий, 59):

Цезарь конец положил золотому Сатурнову веку —

Ныне, покуда он жив, веку железному быть.

 

Эта же эпиграмма цитируется Нострадамусом в альманахе на 1556 год (РР II, 2). Примечательно в этой связи замечание Нострадамуса в альманахе на предыдущий, 1555 год: «Один [правитель] на протяжении восьми лет будет [подобным] Траяну, затем станет Нероном» (РР I, 440; Траян был олицетворением мудрого и умеренного правителя). В 1555 году исполнялось восемь лет со дня восшествия на престол Генриха II. Неужели провансальский пророк прочил Генриху и императорскую корону христианского Запада, и позорный венец «матереубийцы» одновременно?

Зверства Нерона описаны и в катрене 9—53:

 

Le Neron jeune dans les trois clieminees

Fera de paiges vifz pour ardoir getter

Heureux qui loing sera de telz menees,

Trois de son sang le feront mort guetter.

 

Молодой Нерон в три печи

Прикажет бросить пажей, чтобы сжечь их живьем.

Счастлив тот, кто будет далеко от этих событий.

Трое из его крови устроят ему смертельную ловушку.

 

В трех катренах подряд Великий мучитель является, как говорится, в полный рост. Здесь его биография сходна с жизнеописанием Калигулы (12–41 н. э.), римского императора, печально прославленного как садист и маньяк-убийца. У Нострадамуса (катрен 10—9) новый Калигула – испанец:

 

De Castfflon figuieres jour de brume,

De feme infame naistra souverain prince

Surnom de chausses perhume luy postliume,

One Roy ne feut si pire en sa province.

 

Во время зимнего солнцестояния в крепости Фигераса

От порочной женщины родится высший правитель.

Прозвище от сапог [дано] ему, последнему ребенку,

Никогда не было столь дурного короля в его стране.

 

Фигерас – город в Испанских Пиренеях (там, кстати, в 1904 году родился Сальвадор Дали). В катрене допущена сюжетная контаминация: в день зимнего солнцестояния (лат.: bruma) родился не Калигула, а Нерон. «Порочная женщина», Агриппина, тезка достойной родительницы Калигулы, была матерью Нерона. Проводя детство в военных лагерях, в одежде простого солдата, будущий император Гай получил прозвище Калигула (лат.: caliga – «сапожок»). В Древнем Риме прозвище postumuis, «последний», давалось ребенку, родившемуся после смерти отца, а также последнему отпрыску. Постумием был Калигула, а также Нерон.

 

10-10

Tasclie de murdre enormes adulteres,

Grand ennemy de tout le genre liumain

Que sera pires qu'ayeulx, oncles, ne peres

En fer, feu, eau, sanguin & inhumain.

 

Запятнанный убийством, потрясающими прелюбодеяниями,

Великий враг всего рода человеческого.

Какой ужас [случится] с дедами, дядьями и отцами

В стали, огне, воде; кровожадный и бесчеловечный.

 

Таким образом, новый Калигула пересекает французскую границу по Пиренеям и атакует Савойю.

 

10-11

Dessoubz Joncliere du dangereux passage

Fera passer le postliume sa bande,

Les monts Pyrens passer liors son bagaige

De Parpignam courira due a tende.

 

Опасным [горным] перевалом под Ла-Хункерой

Проведет последний ребенок свое войско;

Пересечет Пиренейские горы, не взяв с собой военного багажа,

Из Перпиньяна атакует герцога в Танде.

 

Испанский город Ла-Хункера (по-французски Жонкер) находится севернее Фигераса; Перпиньян пребывал в составе испанских владений до 1659 года. Танд – савойский город к северо-востоку от Ниццы. Опасный перевал Пертюс ведет из Ла-Хункеры в Перпиньян.

Америка, которой, согласно современным толкователям Нострадамуса, посвящено немало катренов, в «Пророчествах» упоминается лишь единожды, в сверхзагадочном контексте и в связи с Антихристом:

 

10-66

Le chef de Londres par regne PAmerich,

L'isle d'Escosse tempiera par gellee:

Roy Reb auront un si faux antechrist,






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных