Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Информированность о своем поле всегда значительно выше, чем о противоположном, независимо от уровня интеллектуального развития. 7 страница




Для лиц с болезнью Дауна характерно преобладание положительных эмоций, доброжелательность по отношению к тем, кто с ними живет, работает. Большинство этих людей ласковы, дружелюбны, хотя некоторые из них проявляют упрямство, негативизм. Им свойственна внушаемость. Учитывая повышенную внушаемость лиц с болезнью Дауна, следует пристально следить за тем, чтобы окружающие не оказывали на них отрицательного влияния

 

Следует отметить, что лица с болезнью Дауна отличаются большой подражательностью. Они копируют поведение, манеры, жесты, мимику окружающих. Стоит засмеяться или начать делать вид, что нам больно, как на их лицах отражаются те же эмоции. «Зараже­ние» эмоциями отчетливо проявляется, когда кто-то из рядом сидя­щих начинает смеяться или плакать. Однако внешние проявления не сопровождаются внутренними эмоциональными переживания­ми, а потому их можно без особого труда «переключать» с одного состояния на другое (со смеха на плач и наоборот). В то же время без этих «переключений» они могут долгое время смеяться или плакать, пока какой-либо раздражитель не выводит их из этого состояния. Характерными особенностями умственно отсталых молодых людей является частая смена настроения, проявление аутичных черт в поведении (радость возможному контакту, желание его, но в то же время уход от него, иногда через агрессию, самоагрессию, проявление аутостимуляции, радость и удовольствие от активной деятельности, но обычно слабая мотивация, неустойчивый интерес к учебной и, в целом, к трудовой деятельности.

Большинство исследователей подчеркивают, что типичными чертами личности умеренно и тяжело умственно отсталых являют­ся отсутствие инициативы и самостоятельности. Чаще всего они отличаются косностью психики, с трудом переключаются на новую деятельность, очень охотно подражают другим, повторяют старые, заученные штампы. Большинство из них легко поддаются внуше­нию и в то же время упорно сопротивляются всему новому и всякому воздействию на них. Таким образом, у этих лиц сочетается новая повышенная внушаемость с негативизмом, неустойчивость в деятельности с большой инертностью (М. С. Певзнер, 1959).

Эмоции у умеренно и тяжело умственно отсталых обнаружива­ют относительную сохранность. Многие из них чувствительны к оценке своей личности другими людьми. Когда их хвалят, они бурно проявляют свою радость, при порицании часто обидчивы, негативистичны, могут быть вспыльчивы, агрессивны. Вместе с тем у этих людей нет многообразия и дифференцированности эмоций, им свойственны косность, тугоподвижность эмоциональных про­явлений (Г.Е.Сухарева, 1965).

Для исследования эмоциональной сферы умственно отсталых молодых людей нами были использованы следующие методики:

—«Мимика» — для определения способности дифференциро­вать эмоции окружающих людей;

—Цветовой тест Э.Т.Дорофеевой — для оценки эмоционально­го состояния и определения степени эмоциональной устойчивос­ти — лабильности;

—Цветовой тест Люшера — для выявления показателей тревож­ности, вегетативного коэффициента и оценки работоспособности и утомляемости.


Анализ полученных данных (табл.12) свидетельствует, что почти все обследованные молодые люди способны дифференцировать эмоции окружающих людей по выражению лица (в 100% - люди с умеренной и 88,9% - при тяжелой умственной отсталости). Общее число дифференцированных оттенков эмоциональных состояний в обеих группах также различалось: если молодые люди с умеренной умственной отсталостью узнавали 7,0 (при максимуме 8 баллов, где каждое из 8 предъявленных лиц оценивалось в 1 балл), и 1 с тяжелой умственной отсталостью — лишь 5,1 эмоциональных оттенков. Кроме того, существенно различались уровни узнавания, в I группе у 58,8% молодых людей этот уровень был высоким I,2% - средний, то во 2 группе у 22,2% — низкий и по 38,8% и высокий.

Результаты оценки эмоционального фона (рис.10 А) показывают, что у половины обследуемых обеих групп преобладает положительный фон. Разница между группами заключается в том, что из всего числа молодых людей с умеренной умственной отсталостью наблюдается доминирование отрицательных эмоциональных состояний. Показатели устойчивости эмоций также отличаются незначительно, в обеих группах преобладает эмоциональная лабильность (рис.10 Б). Экспериментальные данные, полученные при изучении данного показателя, несколько расходятся с данными родительских оценок. Родители чаще представляют своих взрослых детей эмоционально устойчивыми, но при этом склонны к недооценке степени эмоциональной устойчивости, что может являться прямой неосознаваемой проекцией собственных эмоциональных состояний.

 

 

Результаты исследования уровня тревожности представлены и таблице 13. Полученные данные свидетельствуют, что тревожность присуща большинству обследованных молодых людей в обеих группах (88,2 и 83%), однако даже среднее значение тревожности улиц с умеренной умственной отсталостью в 1,5 раза выше и более, чем у половины из них (53,3%) уровень тревожности средний и высокий. У лиц с тяжелой умственной отсталостью преобладает в 66,7% низкий уровень тревожности. Последнее обстоятельство совпадает с оценкой родителей, которые у 68,9% своих детей никакой тревоги не отмечают.

В обследованных группах выявляется в 82,4% (у лиц с умеренной умственной отсталостью) и в 55,6% (улиц с тяжелой умствен ной отсталостью) значение вегетативного коэффициента выше 1,1) (рис. 11), что может свидетельствовать об установке на активное взаимодействие с окружающей внешней средой.

Большинство авторов подчеркивают, что типичными чертами личности умеренно и тяжело умственно отсталых являются отсутствие инициативы и самостоятельности, они с трудом переключаются на новую деятельность, легко поддаются внушению, которое сочетается с негативизмом, а неустойчивость в деятельности сочетается с большой инертностью (Певзнер, 1959; Сухарева, 1965).

Полученные нами результаты говорят, что систематические коррекционно-развивающие занятия с такими людьми, даже в юношеском и зрелом возрасте (от 15 до 30 лет) способствуют развитию их любознательности, творческого интереса, повышению эмоционального состояния и социальной активности.

 

3.6. Диагностика речевого развития молодых людей с умеренной и тяжелой умственной отсталостью

Основной целью обследования было выявление коммуникативных возможностей и потенциала в развитии речи молодых людей с умеренной и тяжелой умственной отсталостью. Логопедическое обследование проводилось по схеме, составленной И.А.Смирновой (приложение 1.5.). Основные параметры обследования: сбор анамнестических 114 о спонтанном развитии речи и педагогической коррекции процесса; выявление способов коммуникации молодого человека с окружающими; исследование состояния устной импрессивной и экспрессивной речи; обследование функций дыхания, 11111 и артикуляции, выявление наличия письменной речи. У неговорящих молодых людей исследовали способность к речевому подражанию и пению для определения состояния базовых звеньев экспрессивной речи.

Вербальный и наглядный материал для обследования, а также способы его подачи подбирали с учетом интеллектуальных возможностей молодых людей. Данные индивидуального обследования дополняли беседами с родителями и наблюдениями. Каждая беседа завершалась индивидуальными рекомендациями по разви­тию речи или невербальных способов коммуникации. Конкретные рекомендации по развитию коммуникации участников проекта были даны волонтерам групп с учетом направленности работы и уровня подготовленности специалистов-волонтеров к работе по коррекции речевого развития.

Было обследовано 46 молодых людей в возрасте от 15 до 30 лет. Среди них только 2 человека никогда не получали специальной педагогической помощи, так как сразу были признаны необучаемыми.

Сбор анамнестических сведений показал, что у большинства обследованных участников проекта речь развивалась с опозданием. С учетом допустимых отставаний в развитии речи можно выделить следующие группы:

- в пределах нормы: появление первых слов до 1,5 лет,

2,5 лет;

- отставание в развитии речи: появление первых слов в возрасте от 1,5 до 3 лет, фраз — в возрасте от 2,5 до 4 лет;

- значительное отставание: появление первых слов после 3 лет, фраз — после 4 лет.

Появление слов и фраз в пределах нормы отмечается только у 13,5% обследованных.

У 8,1% обследованных появление слов в пределах нормы считалось с отставанием в развитии фразовой речи, а у 27% обследованных со значительным отставанием фразовой речи, у 3-х человек фразовая речь отсутствовала.

У 10,8% молодых людей имелось отставание в появлении первых слов и фраз, у 10,8% — отставание в появлении первых слои сочеталось со значительным отставанием в появлении фраз (из н и ч 2 человека так и не имели фразовой речи).

18,9% молодых людей имели значительное отставание в появлении первых слов и фраз.

Обследование некоторых молодых людей проекта проводили без участия родителей, в связи с чем не удалось получить анамнестические данные о развитии речи у 5 человек. Полученные данные убедительно показали, что большинство молодых людей имели задержанное развитие речи, причем по мере усложнения речи задержка возрастала. Это связано с тем, что на этапе слияния мысли и речи при продуцировании фраз и, тем более, связной речи интеллектуальное отставание начинает играть значительную роль в раз­витии речи. Дальнейшее обследование показало, что вопреки распространенному среди родителей мнению о роли речедвигательных нарушений в патологическом развитии речи у обследованных молодых людей, ведущей причиной затруднений было нарушение тематического и языкового уровней порождения речевого высказывания.

В дошкольном возрасте 43,2% обследованных воспитывались в разных условиях: 37,8% молодых людей в течение разного времени находились в специальных дошкольных образовательных учреждениях.

В школьном возрасте большинство молодых людей (59,5%) учились в школах для детей с нарушением интеллекта (некоторые - индивидуально), из них 24,3% окончили школу, 16,2% продолжают обучение, 19% молодых людей были выведены из школы в течение разных сроков обучения (от 1 до 4 лет).

Анализируя состояние речи у обследуемых, можно заметить, что выпускники специальных школ владеют связной речью. Среди продолжающих обучение большинство владеет связной речью.

Большинство обследованных (75,7%), со слов родителей, долгое время занимались с логопедом. Они получали логопедическую помощь в специальных образовательных, медицинских учреждениях или учреждениях социального обеспечения. 18,9% обследованных не имели официальной логопедической помощи, занимались с логопедом частным образом. 24,3% молодых людей с логопедом никогда не занимались, из них 13,5% — с удовлетворительным развитием речи, а остальные — с отсутствием экспрессивной речи и с низким уровнем развития импрессивной речи.

Анализ состояния импрессивной речи показал, что большинство обслсдованных (81,1%) имели удовлетворительное понимание речи (рис. 12). Они понимали как ситуативную, так и внеситуативную речь с некоторыми ограничениями, связанными с интеллектуальной недостаточностью. Препятствием в понимании речи является трудность осознания сложных грамматических конструкций, выражающих пространственные, временные, причинно-следственные отношения. В то же время понимание речи у них развито достаточно для общения в быту 89,2% молодых людей понимали ситуативную речь без помощи жестов и почти все ситуативную речь с помощью жестов, в результате обследования выявились существенные различия развития экспрессивной речи молодых людей. Лишь 54,1% из них владели связной речью (рис.12). Из них у 21,6% лиц устная речь была удовлетворительной с незначительными погрешностями в лексико-грамматическом, а у 10,8% — и в фонетическом отношении (дислалии). Большинство недочетов лексико-грамматического оформления речи характерно для просторечия или низкой речевой нормы. Эти молодые люди активно использовали речь для общения. Большинство этих молодых людей обучались в специальных образовательных учреждениях, некоторые — индивидуально, и получали логопедическую помощь. Все выпускники специальных школ обучены письменной речи, но практически ее не используют.

21,6% молодых людей владеют связной речью, используя ее для общения, но из-за невнятного произношения их контакты с окружающими затруднены. Расстройства произношения у всех обусловлены дизартрией. Обследование показало, что несмотря на некоторые аномалии в строении органов артикуляции и ограничение их подвижности вследствие спастичности мышц, 16,2% молодых людей имеют возможности для улучшения произношения.

Известно, что наибольший эффект логопедической работы достигается в дошкольном возрасте. Однако, в юношеском возрасте есть надежда на повышение эффективности логопедической работы за счет создания новой мотивации: желания общаться с окружающими, нравиться им. Две девушки с гиперкинетической формой детского церебрального паралича имели выраженную экстрапирамидную дизартрию, что, наряду с общей моторной недостаточностью, существенно ограничивало их возможности общения с окружающими. Интеллектуальный и лингвистический уровень их развития позволяет обучить их общению с использова­нием дополнительных коммуникационных систем, например, коммуникационных досок или компьютера.

21,6% молодых людей владели речью на уровне отдельных фраз. Среди них у одного молодого человека была диагностирована сенсорная алалия. У остальных — экспрессивная алалия сочеталась с дизартрией. Большинство этих молодых людей достаточно общительны. Речевая активность снижена в том случае, когда родители испытывают неловкость за плохую речь ребенка. В детском возрасте эти молодые люди получали логопедическую помощь, которая может оказаться полезной и во взрослом состоянии. 24,3% исследованных не владели фразовой речью. Экспрессивная речь отсутствовала, либо была представлена отдельными словами.

Многого молодых людей имели удовлетворительное понимание речи, 110 сами практически не говорили. В общении активно ис­пользовали жесты или отдельные слова. У 13,5% молодых людей крайне низкие способности к овладению речью. Они понимали обращенную к ним речь лишь частично на ситуативном уров­не с помощью жестового сопровождения. Свои желания они выражали криком и примитивными жестами. Положительно реагировали на спокойную музыку, но только два человека пытались подпевать. Речевые подражательные способности были развиты слабо, но два человека по просьбе повторяли звуки и слоги. Очевид­но у этих молодых людей имела место сенсомоторная алалия в результате глубокого общего психического недоразвития. Этим больным было рекомендовано стимулировать развитие способности в коммуникации, используя для этого музыку, а также обучение их более разнообразным жестам и активному их использованию). Основной задачей в формировании речи у этих молодых людей является развитие ее понимания.

Исследование способов коммуникации показало, что большинство обследованных (75,6%) отдавали предпочтение речи, дополняя ее необходимыми жестами, особенно в случаях невнятного произношения. 10,8% (с сенсорной алалией, экспрессивной алалией) активно использовали жесты и крики. 13,5% с сенсорной алалией жесты использовали минимально, свои желания показывали преимущественно криком. Более характерной патологией речи у молодых людей с про­чими в интеллектуальном развитии являлись алалии и дизартрии. Реже встречались дислалии. У 1 обследованного молодого

 

 


человека на основании анамнестических данных, полученных и I беседы с родителями, был диагностирован мутизм (табл.14).

Среди обследованных 51,4% молодых людей были обучены письменной речи.

Проведенное обследование показало, что большинство молодых людей с проблемами в интеллектуальном развитии имели различные нарушения речи, влияющие на их способности к общению с окружающими, и, следовательно, на социальную интеграцию и адаптацию.

Среди обследованных молодых людей лишь 35% практически все нуждались или минимально нуждались в логопедической помощи.

Логопедическая помощь была крайне необходима 52% обследованных людей, т.к. это могло значительно повысить их комму­никативные возможности и, следовательно, улучшить социальную адаптацию.

Кроме того, 13% также нуждались в логопедической помощи, од­нако прогноз логопедической работы был неопределенным в связи с крайне низкими показателями психического развития. С данными молодыми людьми было рекомендовано активнее проводить работу по развитию невербальных коммуникативных средств.

Проведение логопедической работы и динамическое наблюдение за развитием речи у молодых людей с нарушением интеллекта представляет не только практический, но и научный интерес в связи с недостаточно изученной проблемой позднего вмешательства в процесс развития речи у лиц с глубокими интеллектуальными проблемами.

 

4. МЕЖЛИЧНОСТНОЕ ОБЩЕНИЕ ЛИЦ С УМСТВЕННОЙ ОТСТАЛОСТЬЮ

4.1.Значение общения в психическом развитии ребенка

Каждый человек занимает в обществе вполне определенное место, следовательно, всегда находится в соответствующих отношениях с окружающими людьми. Через процесс общения у человека появляется возможность понять себя и других людей, оценить их способы действия, а это, в свою очередь, приводит к возможности попробовать себя и свои возможности в жизни и занять собственное место в обществе. Следовательно, общение - важнейший фактор формирования личности, один из главных видов деятельности человека, устремленный на познание и оценку самого себя через других людей. Как полагал Л. С. Выготский (1982), развитие психики человека происходит лишь в совместной деятельности.

Начиная с самых ранних этапов онтогенеза, общение приобретает личностный характер и предполагает возможность тесного взаимодействия ребенка со взрослым. В младшем возрасте ведущим является эмоциональное обще­ние ребенка со взрослым, затем оно сменяется предметно-деловым м наконец, — речевым общением.

Чем старше становится ребенок, тем больше его потребность в общении и в оценке окружающих становится связанной с жизнью, с его моральными и нравственными нормами. У старших имеют место социальные мотивы, которые связаны со стремлением к контактам со взрослыми и сверстниками, мотивами самопонимания и самоутверждения.

Общение играет особую роль в психическом развитии ребенка, развитие психики ребенка — это процесс, происходящий путем усвоения детьми общественно-исторического опыта человечества с помощью реального общения со взрослыми.

Решающая роль общения в психическом развитии ребенка дополняется глубоким и необратимым недоразвитием детей, выросшим в изоляции от человеческого общества; явлениями госпитализма, наблюдающимися при дефиците общения детей со взрослыми дефицит общения в раннем возрасте отрицательно сказывается.

Большинство научных исследований и психолого-педагогических рекомендаций по формированию навыков общения при нарушении интеллектуального развития посвящено детскому возрасту. Закономерно и понятно, так как чем в более раннем возрасте начинается коррекционно-развивающая работа с «особым» ребенком, чем более эффективны результаты его социальной реабилитации.

Гораздо меньше внимания уделяется изучению возможностей взрослых детей — умственно отсталых молодых людей в возрасте от 15 до 30 лет, то есть проблемам поздней реабилитации тех лиц, с которыми не проводилась или велась недостаточно коррекционная работа в детском возрасте.

В данном разделе мы осветим некоторые вопросы развития нарушения общения умственно отсталых детей и возможные подходы, которые помогут педагогам и родителям стимулировать стремление говорящих и «неговорящих» детей к взаимодействию с окружающими.

Прежде чем перейти к изложению полученных результатов, нужно обратиться к данным литературы, касающимся некоторых вопросов общения и его развития у умственно отсталых лиц.

 

4.2. Вербальные и невербальные средства общения

Общение — понятие, гораздо более широкое, чем просто уст­ий! речь. Есть много людей, которые не могут говорить, но успешно общаются на языке жестов. В то же время есть люди, которые говорить могут, но в общении слабы.

Структуру общения можно охарактеризовать путем выделения трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной, перцептивной.

Коммуникативная сторона общения состоит в обмене информацией между общающимися индивидами.

Интерактивная сторона заключается в обмене не только знаниями, но и действиями.

Перцептивная сторона общения означает процесс восприятия друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания.

В реальной действительности каждая сторона не существуют изолированно друг от друга.

В процессе общения используются знаковые системы. Различают вербальные и невербальные средства общения.

Вербальные средства общения используют в качестве знаковой системы человеческую речь, естественный звуковой язык.

Речь является самым универсальным средством общения, но поскольку при передаче информации при помощи речи теряется смысл сообщения.

Более того, посредством речи, участники общения особым способом воздействуют друг на друга, ориентируют друг друга, убеждают друг друга, то есть стремятся достичь, определенного изменения поведения.

Помимо произнесения слов вербальное общение предполагает:

—Восприятие и понимание.

—Реакцию на речь окружающих.

—Умение соблюдать очередность в разговоре.

 

—Способность при помощи общения удовлетворять целый ряд своих потребностей — социальных, эмоциональных и материаль­ных.

—Способность выражать свои желания — сначала жестами, позже отдельными словами, затем словосочетаниями.

—Способность более точно выражать свои мысли с помощью грамматически правильного оформления предложений: использо­вания падежных окончаний существительных и прилагательных, построения предложных конструкций и т. п.

—Способность отчетливо произносить самые разные звуки, — разрабатывает артикуляцию.

—Способность завязывать и поддерживать разговор, в обоих случаях ожидая реакции собеседника и реагируя на его слова. Эта способность складывается из упомянутых выше умений слушать, понимать, отвечать и соблюдать очередность.

Большинство детей самостоятельно справляется с языковыми трудностями, но это происходит отнюдь не автоматически. Им помогают родители — сознательно или бессознательно. Они прис­посабливают свой язык к возможностям ребенка, к уровню его развития, и своей реакцией на его речь показывают ему, как нужно говорить и как могут быть вознаграждены его попытки вступить в контакт или поддержать его.

В тех случаях, когда нарушение в психическом развитии затрудняет ребенку и молодому человеку освоение навыков общения, родителям и педагогам приходится тщательно обдумывать подход к осуществлению этой задачи. Необходимо следить за тем, что умственно отсталый научился делать, думать о том, чем ему следует заниматься дальше. Родителям особенно важно знать, какие игры, занятия и ситуации способны подтолкнуть его к общению, и какой вклад в речевое развитие вносит их собственная речь, и внимание к тому, что он пытается выразить, и реакция на эти попытки.

1)большинство людей с серьезными психическими нарушениями могут научиться говорить. В тех редких случаях, когда это оказывается невозможным, их учат невербальным средствам общения.

Можно выделить четыре формы невербальных средств общения, каждая из которых использует свою знаковую систему: кинетика, паралингвистика, проксемика и визуальное общение.

Кинетика — система знаков, включающая в себя жесты, мими­ку, пантомимику. Эта система предстает как свойство общей мото­рики различных частей тела и рук — и тогда мы имеем жестикуляцию; лица — мимику; позы — пантомимику). Общая моторика частей тела человека отображает его эмоциональные реакции.

Паралингвистика — система знаков, представляющая собой те же «добавки» к вербальному общению: вокализацию) голоса, его диапазон, тональность; включение в речь пауз, «вкраплений», например, покашливания, плача, смеха, сам темп речи.

Проксемика — это пространственная и временная организация чтения, которая выступает также особой знаковой системой.

Начальное общение — специфическая знаковая система, используемая в процессе общения и представляющая собой «контакт 11». Знаки, представляемые движением глаз, включаются в очень яркий диапазон ситуаций общения.

Восприятие человека и формирование первого впечатления является начальным этапом общения. Реальные основания в понимания другого человека по его внешности и элементарного поведения действительно есть. Это достоверно установлено психологическими исследованиями. В них показано, что почти все детали внешнего облика человека могут нести информацию о его эмоциональных состояниях, отношении к окружающим его людям., людям вообще, о его отношении к себе, о том, как он чувствует и общении в данной ситуации.

Лицо человека, его жесты, мимика, общий стиль поведения, его манера стоять, сидеть, привычные позы и их изменение во время разговора, пространственная ориентация по отношению к партнерам, а также различные сочетания этих факторов — все это имеет определенное социально-перцептивное содержание и несет информацию о его внутренних состояниях и характеристиках. Внешний облик человека, тесно связанный с манерой держаться, с языком поз и жестов является важнейшим фактором не речевого воздействия.

Выражение лица — это своего рода визитная карточка внутреннего мира человека. Посредством одной только мимики лица можно расположить партнера к общению или оттолкнуть его.

Мимика — динамическое выражение лица, которое складывается через складки на лбу, выражение глаз, движение рта, движения лица в области носа, также определяется степенью подвижности этих частей лица. Первое и главное, что отражается в мимике чело века — это эмоции. Причем важно отметить большие «способности» людей к распознаванию основных эмоций по выражению лица, а передача эмоциональных состояний — одна из основных функций лицевой мимики, при этом основную информативную нагрузку несут брови и область вокруг рта (губы). Например, до предела поднятые брови оцениваются как выражение сильного недоверия к партнеру; наполовину поднятые — удивление, чуть-чуть нахмурен­ные — задумчивости, сосредоточенности; сильно нахмуренные — гнева.

Обсуждая информацию, которую можно прочесть с «лица чело­века», необходимо сказать о роли направления взгляда. Взгляд — очень важный показатель в общении, он связан с формированием высказывания и трудностью этого процесса. Когда человек форми­рует мысль, он чаще всего смотрит в сторону, когда мысль полнос­тью готова — на собеседника. Если речь идет о сложных вещах, на собеседника смотрят меньше. Когда трудность преодолевается больше. Вообще же тот, кто в данный момент говорит, меньше смотрит на партнера — только чтобы проверить его реакцию и заинтересованность. Слушающий же больше глядит в сторону говорящего и «посылает» ему сигналы обратной связи.

Наибольшей силой эмоционального воздействия обладает улыбка. Она способна без слов выражать радость и удовольствие от общения и, следовательно, может усиливать стремление собеседников к общению, улучшать их взаимоотношения.

Выражения лица весьма выразительны, очень хорошо видим: 1 для других, достаточно осознаваемы и контролируемы. При определенных обстоятельствах, когда человек хочет скрыть свои чувства, лицо становится малоинформативным, а тело становится главным источником информации для партнера.

Поэтому в общении важно знать о том, какую информацию можно получить, если перенести фокус наблюдения с лица человека на его тело и движения, так как жесты, позы, стиль поведения содержат в себе очень много информации. Многочисленными исследованиями, проведенными в последние 30 лет показано, что практически все люди умеют хорошо «читать» позы и жесты, хотя далеко всегда понимают, как они это делают.

Этой информации, которую несет жестикуляция, известно довольно много. Прежде всего, важно количество жестикуляций. Не смотря на то, что нормальное количество жестов различно у разных людей и разных культур (больше на юге и меньше на севере). Тем не менее их количество и интенсивность растут вместе с возрастанием эмоциональной возбужденности человека, его взволнованности. Возрастает интенсивность жестикуляции и при желании более полного понимания между партнерами, особенно если оно почему-либо затруднено.

Доказано, что «закрытые» позы (когда человек как-то пытается закрыть переднюю часть тела и занять как можно меньше места в пространстве; «наполеоновская» поза, стоя: руки, скрещенные на ii, и сидя: обе руки упираются в подбородок, и т.п.) воспринимаются как позы недоверия, несогласия, противодействия, даже страха перед партнером. «Открытые» позы (стоя: руки рыты ладонями вверх; сидя: руки раскинуты, ноги вытянуты) принимаются как позы доверия, согласия, доброжелательности, психологического комфорта. Имеются ясно читаемые позы (поза роденовского мыслителя), позы критической оценки и под подбородком, указательный палец вытянут вдоль виска), ясно, что если человек заинтересован в общении, он в положении сидя наклоняется вперед к собеседнику, если же он не очень пересован, откидывается назад.

Человек, желающий заявить о себе, будет стоять прямо, в напряженном состоянии, с развернутыми плечами, иногда упершись руками в бедра; человек же, которому не нужно подчеркивать свой статус и положение будет расслаблен, спокоен, находиться в свободной непринужденной позе. Позы, как правило, являются неосознанным средством выражения психических состояний. Значение и смысл поз так же, как и остальных элементов поведения, могут быть понятны любому человеку. Вряд ли нужно специальное обучение, чтобы понять: если человек весь как-то скрючен, зажат, напряжен, то ему скорее плохо, чем хорошо. Если в движениях и позах чувствуется необыкновенная легкость, он раскрепощен, свободен, — вероятно, у него хорошее настроение. Может быть понято и значение общего рисунка походки — моментов вставания, усаживания, то есть значение стиля передвижения и изме­ни поз.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных