Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Заповеди Божий выше всех сокровищ мира”. Прп. Исаак Сирин




Господь положил заповеди из любви Своей к нам, по неизреченной Своей милости для нашей же пользы. Выполнение этих заповедей для нас легко. Господь Сам это свидетельствует в Евангелии от Матфея: Иго бо Мое благо, и бремя Мое легко есть. “Отчего же нам трудно их выполнять?” — спросите вы. От нашего эгоизма, самовлюбленности и непривычки себе в чем-либо отказывать. Мы все в себе, в нас нет любви к Богу, которая должна быть, мы забываем, что являемся христианами, воинами Христа. Отступничество наше от Господа страшно и всесторонне. Мы часто переходим в стан врага, даже не замечая этого, вернее, не желая замечать.

В таинстве крещения мы отрицались сатаны и всех дел его и обещали Господу выполнять только Его волю, обещали отвергнуться себя и каждый шаг, любой поступок совершать во Имя Христа, по канонам и правилам Святой Православной Церкви. На деле у нас совсем не так. Есть молитвы на освящение любой вещи и на всякий случай — мы ими пренебрегаем, есть таинства Церкви — мы к ним не приступаем, есть Богослужение и молитвенные правила — мы в них не участвуем, есть пост и воздержание — мы не соблюдаем этого: запускаем себя до такой степени, что нам все это становится неприятно; враждебность ко всему церковному становится нормой нашей жизни. Мы отказываемся от Христа, но не Он от нас.

С чего же нам начинать? Что будет нашим первым шагом ко Христу? Страх Господень, начало премудрости нашей, основа исправления. Мы должны, наконец-то, понять, что не только каждый шаг наш, каждое деяние известно Богу, но каждая мысль, все наклонности нашего сердца не сокрыты от Него. Господь знает все и видит, ангелы Божии, хранители наши, отошли от нас за грехи наши, бесы записали все наши дела и проступки в хартии свои... Чего же мы ждем, почему не спешим ко Господу с покаянием, почему не спешим очистить душу свою в таинстве исповеди?

Исповедь, чистосердечное раскаяние — вторая ступенька наша к Богу, второй наш шажок. Без всякого оправдания, с сокрушением сердца, со слезами мы должны воспринять этот дивный Божественный дар, это Божественное чудо, могущее воскресить нас, переродить и исправить.

Очистив внутреннюю храмину, быстро перейдем ко внешней.

Рече же к нему Иисус: яко днесь спасение дому сему бысть...
(Лк. 19, 9)

“Кайся, кайся — да исправляйся”, — говорит народная поговорка. Вот исправление соделанного и есть третья ступенька примирения нашего с Богом. Конечно, того, что возможно исправить.

Под жилищем мы подразумеваем и внутреннюю нашу клеть — сердце: это жилище души и ума, когда он входит туда для молитвы. Дом или квартиру, где проживаем одни или семьею, деревню, поселок или город, страну и всю землю мы так же называем домом нашим в том или ином случае в разговоре с ближними. Давайте остановимся на доме или квартире, т.к. это тема нашей беседы.

Для начала приведу вам два примера, как не надо поступать.

Один мужчина с семьею переехал жить в Ленинградскую область, купив бывший финский хуторок. Начал строиться без молитвы и благословения да еще для фундамента дома взял камни и плиты с могил заброшенного местного кладбища. Построился, пожил немного и умер, оставив дом детям. Те постоянно жаловались всем, что в доме невозможно жить, тяжело и неуютно. В довершение всего, хулиганы раскопали могилу старика в поиске фронтовых наград.

Другой пример. Одна семья долго стояла в очереди на квартиру по месту работы. Проходили годы, очередь двигалась очень медленно. “Одно жулье везде”, — бурчал хозяин. Ворчал, негодовал, да начал жалобы писать в разные инстанции. Так прошло еще года два. Озлобленные, измотанные тяжбами они, наконец, получили трехкомнатную квартиру. Въехали и устроили шумное новоселье. “Меня не проведешь, — говорил пьяный хозяин, — кому угодно нос утру, за себя постоять всегда смогу!” Месяца через три и свадьбу сына спраздновали. Только счастья и тишины в этой квартире не было. Сын начал пить и постоянно дрался с женою. Она то уходила к своим родным, то мирилась и обратно возвращалась. Да и старики начали хворать. “Сделано нам. Все завидовали. Точно сделано, сглазили, — говорила хозяйка мужу, — надо к бабке сходить, снять сглаз”. — “Сначала сына нужно закодировать, — возражал старик, — тогда все образуется”. Сын пригласил своего приятеля для консультации, т.к. тот вроде бы что-то смыслил в бесовщине. Жора, так звали его, привязал обручальное кольцо сына на нитку и начал проверять квартиру на “биополя”. Кольцо то раскачивалось, то ходило ходуном под удивленными взглядами обитателей. “Смотри-ка, и точно что-то есть”, — удивлялся старик. “Сделано, сделано”, — напирала хозяйка. Жора также советовал сходить к опытной бабке, назвал адрес. Сходили. Выстояв очередь, попали “на прием”, получили инструкцию, что и где посыпать, где и как окропить, а также, что читать при этом, какие заговоры. Выполнили все тщательно под наблюдением деда: через полгода скончался хозяин от рака, следом за ним — жена. В квартире стали летать огоньки, двигаться предметы. Сын с невесткою разменяли ее, т.к. разошлись окончательно.

Можно только удивляться поведению таких православных христиан, их слепоте духовной, полному непониманию смысла жизни, пребывания на земле. Поведение их совершенно противоположно учению Христа, всеми делами своими они показуют, что стали врагами Его. Страшное омрачение!

Ну, а если, по милости Божией, прояснился рассудок ваш и вы стали видеть мерзости поступков своих? Спешите очистить себя и взгляните на жилище свое другими, новыми, омытыми слезами и сокрушением, глазами. И страшное откроется вам зрелище, страшное и жуткое! Оказывается, что вы все сделали, чтобы вам невозможно было жить в квартире. Не только вы, вам, конечно, помогли строители и архитекторы, и другие “специалисты”. Какие там “молитвы на основание дома”: мат, ругань, пьянка сопровождают строительство с начала и до конца. Никто не думает о том, что жилища наши вредны не только для души, но и тела: бетон — это преступление против человечества!

Почему же бесы расположились в наших домах? Мы создали для этого прекрасные условия. Для того, чтобы изгнать их, должно провести обратные действия на духовном и физическом планах.

Посмотрим же духовными очами на наше жилище. Чем мы привлекли к себе врага? Может быть, работали в квартире или на строительстве своего дома по воскресным и праздничным дням, когда, по правилам Церкви, обязаны быть на Богослужении в церкви, да еще оправдывали себя, дерзко отвечали останавливавшим нас от такого безрассудства.

Может быть, в доме курим или позволяем это делать другим.

Устраивали попойки, допускали матерную брань, непристойные песни и разговоры.

Кричали на родителей, требовали для себя лучшую комнату, притесняли при этом других и обижали их.

При получении квартиры или строительстве дома обманывали кого-нибудь, расплачивались с рабочими водкой.

Разрешали колдунам, экстрасенсам, биоэнергетикам, йогам, последователям Рерихов и Блаватской, мастерам неконтактного массажа и другим “целителям” приходить в ваш дом или совершать в нем магические действия.

Проверяли биополя квартиры, гадали, играли в карты, занимались спиритизмом, вели в доме антирелигиозную пропаганду.

Допускали в квартире развратные действия, занимались сводничеством, развращали малолетних или своим поведением подавали плохой пример им.

Воскуряли восточные благовония: индийские ароматические палочки и т.д.

Все, что мы перечислили, как магнитом притягивает бесов в квартиру, поэтому, исповедовав совершенное, будем избегать в дальнейшем таких поступков. Но это только полбеды. Приходя в дом для освящения его, чего только там не встретишь: на полках книги еретического содержания, астрологические прогнозы, учебники неконтактного массажа, магия и т.д. На стенах плакаты эротического содержания, ритуальные маски, бесы, страшилища... Просто оторопь берет: как люди не боятся Бога, как возлюбили грязь! На кухне, а то и в комнате, коллекции пивных банок, спичечных коробок, пачек от сигарет. В ванной и туалете стены обклеены обнаженными дивами, полки завалены различными шампунями и кремами. Все говорит о том, что тело здесь любят, холят и выполняют его прихоти. Только это обман. Иллюзия. Потакание страстям и развращение никогда не ведет к здоровью, то же можно сказать и о спорте.

Однако, обратим особое внимание на сегодняшнего хозяина дома, кумира и любимца — телевизор. Американцы еще в шестидесятых годах назвали его электронным бесом, мы же его возлюбили особо. Во многих квартирах в каждой комнате, а то и кухне стоит он на почетном месте. Для полочки с иконками не находится места, для него же есть и самое лучшее и удобное. О какой молитве можно говорить с обитателями такой квартиры, о каком православном образе жизни?

Телевизор отнимает у нас время, самый драгоценный талант, который предоставил нам Господь. Почитать и помолиться уже некогда, заниматься и беседовать с детьми не надо: достаточно посадить их рядом и пусть смотрят.

Он нас облучает, от сидения перед ним мы устаем, предаемся апатии. Вялость и сонливость, безразличие захватывает нас в свой плен.

Ни для кого не секрет, что нас кодируют через него, навязывают нам нужное кому-то (авторам телепрограмм или их хозяевам) мнение по разным вопросам, отучают мыслить самостоятельно и анализировать события и факты. Он давно стал для нас гуру и учителем, последним авторитетом.

Через телевизор в наши квартиры приходят воры и грабители, убийцы и насильники, инопланетяне и чудовища и прочая мерзость.

Смотря сцены убийств, насилий, развращении мы не только становимся соучастниками всего этого, но и разрешаем детям присутствовать, часами смотреть эту гадость.

Сколько написано уже о вреде телевизора, сколько говорят об этом специалисты, а с нас как с гусей вода. Теперь мы вводим в дом еще одного нового врага: компьютер.

Мы должны изменять свою жизнь. Очистить дом от всякой духовной нечисти, расстаться с нею раз и навсегда. Никто не говорит, что это просто: менять, перестраивать свое отношение к миру и окружающим людям сложно, но мы обязаны это сделать. А иначе как же бороться с бесовщиной в доме? Как налаживать правильную христианскую жизнь?

Вот здесь, на этом этапе, когда мы решительно должны отречься от сатаны и всех дел его и всяческого служения ему, у нас не все получается. Нам жалко расставаться то с одним, то с другим и, оправдывая себя и внутренне уговаривая, мы начинаем искать компромисс со своею совестью. “А нельзя ли поступить так, — начинаем раздумывать мы, — чтобы овцы были целы и волки сыты?” Нельзя! “Бес бесу глаз не выколет”, — говорит народная поговорка. Служители сатаны, как бы они себя ни называли, не помогут вам. То, что все эти “труженики невидимого фронта”: профессиональные гадалки, астрологи, хироманты, нумерологи, теософы из общества Блаватской, каббалисты, антропософы, спириты, астральные путешественники и мистики, медиумы, йоги, последователи Рерихов, лекари биополем, ритуальные кодировщики, шаманы, колдуны, представители белой, черной и других магий — ягодки с одного поля, я доказывать даже не буду. Это подтверждают они сами в своих многочисленных выступлениях открыто и нагло.

Вот пример: колдун Юрий Тарасов в беседе, озаглавленной “Я колдун в четвертом поколении”, на вопрос корреспондентки: “Вот я уловила, что вы колдовали над больным остеохондрозом с помощью вашего биополя, мануальной терапии и психотерапии. Все это широко известно. Некоторых представителей нетрадиционной медицины мы знаем — например, Джуна, Кашпировский... А вы един в трех лицах? В чем же колдовство?” Тарасов ответил: “В вашем вопросе содержится ответ. Почему я не называю себя экстрасенсом? Да потому, что экстрасенс умеет делать примерно десятую долю того, чем владеет любой средней руки колдун. То же самое можно сказать и о гипнотизерах, знахарях, психотерапевтах... Каждое из этих направлений — только верхушка айсберга”.

Сказано предельно откровенно. “Верхушка айсберга”, основание которого спускается в преисподнюю. Но нам-то не туда, нам в рай нужно, а это серьезный труд в ограде Святой Церкви, а не игра в бирюльки. Полезно будет напомнить, что Священное Писание строго запрещает общение с оккультной нечистью: “Не должны находиться у тебя прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых; ибо мерзок пред Господом всякий, делающий это” (Втор. 18,10-13). “Если восстанет среди тебя пророк, или сновидец и представит тебе знамение или чудо, и сбудется то знамение или чудо, о котором он говорил тебе, и скажет притом: Пойдем вслед богов иных, которых ты не знаешь, и будем служить им, — то не слушай слов пророка сего, или сновидца сего, ибо через сие искушает вас Господь Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Господа Бога вашего”. (Втор. 13, 1-5).

Так что, дорогие мои, не будем колебаться в вере нашей, будем достойными чадами Церкви Православной, не будем оглядываться вспять, встав на путь исправления. Выбросим все ненужное и богопротивное из дома своего раз и навсегда, да обратимся к иерею Божию с просьбой освятить жилище наше как должно, по чину Церкви Православной!

Беснование — духовная чума современности

В слове своем в неделю 28-ю по Пятидесятнице известный проповедник нашей Церкви старец Псково-Печерского монастыря о. Иоанн Крестьянкин говорит, что “жизнь наша теперешняя настоятельно требует, чтобы мы все очень внимательно отнеслись к теме (бытия диавола). Ибо незнание наше, или стыдливое замалчивание, или даже отрицание бытия этой страшной силы делает нас перед ней совершенно безоружными, и она может вести нас, как овец на заклание, в погибель”. (“О смертоносном бытии диавола”. Из. Срет. м-ря, 1996 г.)

Толпы подростков громят все на своем пути, возвращаясь с рок-концертов, самые дикие преступления стали нашей каждодневной реальностью, больницы переполнены больными, которые ставят в тупик современную медицину — все это наши духовные будни. Обо всем этом много говорят, указывают на причины... но не те. Правда обходится тщательно стороной, как будто ее вообще не существует. А она есть: действие духов злобы на душу и тело человека.

Та “духовная жуть”, до которой мы докатились, результат безверия и внутренней слепоты, стремительного духовного падения, которого могло и не быть.

Лет пятнадцать тому назад читал я книгу одного православного архиерея. В ней автор пытался привлечь внимание к очень тревожному факту: умножении в людях страшной духовной болезни — одержимости. Тогда я не придал словам пастыря должного внимания. Но прошли годы, и мысли этого святителя все чаще и чаще всплывают в моей памяти. Ныне болезнь сия достигла поистине катастрофических масштабов и будет распространяться и далее, т.к. отступление людей от Бога продолжается, а искажение правил духовной жизни у современных верующих становится нормой. Мало того, духовные заболевания, одержимость становятся часты среди священнослужителей и членов их семей. Этот факт накладывает свой отпечаток на духовную жизнь приходов, превращая ее в патологию. Отсюда невосприятие этой темы и пастырями, и духовными овечками.

Так что такое беснование? Что из себя представляет эта болезнь века? Многие авторы делают серьезные различия между одержимостью и беснованием. Одержимость — это, мол, подверженность человека какой-либо страсти, а беснование — это, когда духи злобы вселяются в человека, по попущению Божию, закоснение в этих страстях. Я бы не стал так строго различать эти понятия. В Евангелии и то, и другое встречается одновременно. Тем более картина болезни, ее симптоматика — различны: бес часто проявляется не сразу и по-своему. Да и вселение его в человека происходит по-разному: иногда это видят и ощущают, порою нет. Входит бес и во время пьянки, сна, порою — болезни, аварии...

Хотелось бы привести несколько примеров. Первый из них почти хрестоматийный, широко известный случай вселения беса в Н.А. Мотовилова: “Я задумался, — пишет Мотовилов, — как это может случиться, что православная христианка, приобщающаяся Пречистых и Животворящих Тайн Господних, и вдруг одержима бесом и притом такое продолжительное время, как тридцать с лишним лет. И подумал я: вздор! этого быть не может! Посмотрел бы я, как бы посмел в меня вселиться бес, раз я часто прибегаю к Таинству Святого Причастия!” И в это самое мгновение страшное, холодное, зловонное облако окружило его и стало входить в его судорожно стиснутые уста.

Как ни бился несчастный Мотовилов, как ни старался защитить себя от льда и смрада вползающего в него облака, оно вошло в него все, несмотря на все его нечеловеческие усилия. Руки были точно парализованы и не могли сотворить крестного знамения, застывшая от ужаса мысль не могла помнить спасительного имени Иисусова. Отвратительно-ужасное совершилось, и для Николая Александровича наступил период тягчайших мучений”. (С. Нилус. “Великое в малом”, 1992 г. стр. 153).

Вот рассказ одной из моих знакомых: “Мне посоветовали обратиться к одному деду, который заговаривал и “помогал”, как мне объяснили. А болел у меня кишечник, но врачи ничего не находили, кроме большого количества слизи в нем. Приходила я к деду один раз в неделю, приносила бутылку водки и пачку масла, над которыми дедушка что-то шептал и наливал грамм сто пятьдесят, которые я выпивала и ложкой масла закусывала. После чего ложилась на топчанчик и отдыхала, т.к. пьянела. Дед же с бабкой допивали остальное. Однажды бабки не было и дед оставшуюся водку выпил один. Бабка, придя домой, оказалась обделенной и поэтому очень злилась. Налив воды в стакан, она долго шептала над ней, потом подошла ко мне, лежащей на топчане, и, протянув стакан, приказала выпить, что я и сделала. Злорадная улыбка исказила лицо старушки: “Ну, ты меня теперь долго будешь помнить”. Зачем она это сделала, почему так поступила — я не знаю. Придя домой, я очень плохо себя почувствовала, болел желудок, что-то там шевелилось, и вдруг я начала лаять и довольно громко. Все происходило помимо моей воли. Соседи позвонили и вежливо поинтересовались: “Вы собачку купили?” — видно лай им был хорошо слышен и мешал. Я просто не понимала, что со мною, была в ужасе. Кто-то подсказал, что можно поехать в Печоры к о. Адриану. Только там я поняла, что со мною произошло”.

Женщина привела в храм ребенка, у которого начались припадки дома, когда папа заставил его танцевать под хеви-металл. Этот случай интересен тем, что современная молодежь, увлекаясь роком и металлом в той или иной степени, становятся одержимыми, а родители недоумевают: “Почему дети болеют?” Только и слышу от них, когда приводят больных деток в храм: “Сделано им, сделано...”

Чаще всего болящие и не знают, когда и почему в них вошел бес и только на молебнах, или тщательно разбирая свою жизнь на исповеди, понимают причину одержимости, за какой именно грех это произошло.

Долго можно перечислять причины, за которые попускает Господь обладать нами духом злобы, но об этом мы с вами подробно поговорим в другом листке. Мне бы сейчас хотелось показать разнообразие “сюжетов”, случаев вхождения, т.к. очень часто слышу я: “За что? Что такого я сделал?”

В одной из деревень N-гo р-на я исповедовал и причащал на дому мужчину со страшной раной на лице: вся левая щека у него отсутствовала, из зияющей раны торчала десна с зубами. Все это было у него заткнуто ватой и обвязано повязкой. На мой вопрос, что с ним и как началась болезнь, он мне рассказал: “Несколько месяцев тому назад у меня на щеке вскочил маленький прыщик, я его выдавил и не обращал внимания. Через день или два после этого зашел в наш сельский магазин, разговариваю со старухами: ждем хлеба. Вошла пожилая баба из села N., подошла к прилавку, взяла со стоявшего там подноса селедку за голову и, вдруг, ударила меня этой селедкой по щеке, потом бросила ее опять на поднос и выбежала из магазина. Я мужик смирный, не буян, не грубиян, пожал плечами, думаю: “Что с ней такое случилось?” — да вскоре и забыл. Только после этого стала гнить у меня щека, врачи понять ничего не могут и лекарства не помогают”. Надо сказать, что как только я вошел в дом, то сразу увидел большую маску беса на стене, выполненную, как вешалка:

— Что это у вас? — спрашиваю.
— Вешалка, батюшка, — отвечает.

Снял я эту маску, пошел и выбросил в туалет. Возвращаюсь в комнату, а хозяин меня спрашивает:

“А вы куда его выбросили?” Объяснил, а он в ответ: “Так как же я теперь туда ходить по нужде буду?” Так понятно стало, что в больном бес, это подтвердилось на исповеди, т.к. его корежило во время молитв к ней и во время ее.

Многое, что случается с нами в жизни, трудно объяснимо, непонятно, но имеет, однако, духовный смысл. Только это нужно уметь видеть и понимать. Что далеко, далеко не просто.

Чувствую, что на вас напала тоска и безысходность: всюду бесы и нет никакого спасения? Совсем не так. Если мы, оградим себя постом и вооружившись молитвою выходим на дела свои, — все получается совсем иначе.

К батюшке о. N. приехала группа верующих за советом духовным и просьбою молитв. Поговорив со старцем, хотели взять благословение на обратный путь. “Давайте помолимся” — остановил он их и только после молитв “О путешествующих” благословил уезжать. После их отъезда бес, через стоящую рядом болящую, завопил: “Зачем молился? Все испортил нам! “Наши” уже встречали их на повороте шоссе с наговоренною землею, чтобы аварию сделать”.

Сейчас появились в печати статьи о заклинательных молебнах, проводимых тем или иным священником, описываются красочные картины поведения этих больных, которые действительно впечатляют. Но это взгляд снаружи. Изнутри — это совсем иначе. Идет серьезная борьба с духами злобы, порою буквально за жизнь: духовную и физическую человека. Но и внешняя сторона достойна изучения. Опытный заклинатель получает очень много информации из внешнего поведения больного и даже “бесовских разговоров”, которым обычно святые отцы не советуют внимать, чтоб не подпасть под влияние беса: для заклинателя — это рабочий материал.

На молебне подношу мощевик к болящей:

Н. бес: “ Что, с ума сошел? Сколько можно выходить? И так ничего от меня не осталось, страшный весь, облезлый...”

Я: “Выходи, вот и посмотрим на тебя”.

Н. бес: “Ты что! От страха все убегут, ходить в храм никто не будет... Рано мне выходить. Что думаешь, если я выйду, мне легче будет? А как бить меня будут другие бесы, душить! Не так, как я Н. душу, хуже”.

Н. бес: “Как мне твои кресты надоели! Ты что, не понимаешь? Что Н. плохо, хоть бы ее, дуру, пожалел, безмозглую. Что она тебя, дура, слушается? Совсем дурой стала: молится, кланяется, плачет о грехах, тьфу (сплевывает) дура! Ненавижу вас, тебя с нею. Если выйду, я с тобою такое сделаю... ты даже не представляешь...”.

Вышел Православный календарь за 1997 г. с моею статьей “Кто, кто в тереме живет?”

Реакция бесов устами болящих:

— Я тебя с N разорвал бы за этот календарь. Все о наших кознях... все раскрываете!

— Куда архиерей смотрел? Он что, с ума сошел? Да мы ему такое устроим... Как он смел пропустить такое?

— Я поражен, как можно такое пропустить? Да кто это печатал?

На молебне в лагере строгого режима:

Бес женским голосом из мужчины: “Кто тебя сюда звал? Что тебе здесь надо? Жила спокойно, так явился... зачем тебе нужен этот уголовник?

— Я вошла в него... он пришел приворожить девочку, захотел молоденькую. Я и вошла: он такой красивенький был, стройненький, мне понравился, я и вошла...

Помазываю маслом больного, орет на весь лагерь:

— Жжет, жжет! Горю вся! Отпусти, хватит, ты что?! Один бес устами болящей говорил:

— Все, выхожу, к А-ке (колдунье) не пойду, нашел девицу, в нее войду: красивая, беленькая, курит и пьет.

Я: — А Господь, попустит?

Раздался визг и вопли: врагу ненавистно слышать о своей слабости и что без воли Божией ничего не может сделать.

Суббота совпала с Праздником Рождества Христова. Служили ночью, а в 14 часов молебен по болящим. Среди других была новенькая, я подошел к ней, чтобы проверить ее мощевиками. Бес заговорил:

— Отойди, и так устал.

— Что же ты делал?

— Всю ночь трудился и устал очень, отойди! Весь город обошел, даже в соборе был...

— Зачем?

— Всех настроил там друг против друга: в алтаре все переругались.

— Я думал, что ночью вы спите.

— Ты что?! Ночью самая у нас работа: драки, пьянки, убийства, разврат... Без нас ничего не бывает. И входим ночью: когда заснут без креста, молитвы, пьяные...

Бес, устами болящей, расхвастался:

— Никого не боюсь, никто меня не выгонит!

Я: — А, что же в К-о не съездишь?

Женщина замолчала, смутилась и как бы нехотя отвечала:

— Да некогда и что-то не хочется...

Мне пришлось привести много различных примеров, чтобы как-то отразить многогранность проблемы, которая перед нами стоит: беснование. Враг овладевает человеком по-разному, и мы сталкиваемся с различными проявлениями этого: агрессивность и развязность, сексуальная распущенность и половые развращения, всевозможные болезни и недомогания и т.д. Ведь это не единственные случаи, а сотни тысяч различных вариантов. Каждый человек — индивидуальность, и духи злобы различны между собою. У каждого из них свои привычки, опыт общения с людьми, свои любимые “пакости” и методы воздействия на душу и тело наше. Иногда клиническая картина заболевания навязчиво ясна, в других случаях совершенно не понятна и не поддается определению. Позволю себе привести такие примеры:

У одной из наших больных была аллергия на зелень укропа, петрушки и т.д. Она совершенно не могла кушать салаты, т.к. начиналась сыпь и отеки, и трапеза кончалась госпитализацией. Врачи, впрочем, не могли понять, почему именно на это реакция организма, а не на что-то другое. После нескольких месяцев хождения в наш храм она спокойно вкушала любой салат. Бес же ее устами часто говаривал: “Ненавижу эту хряпу, мяса хочу!” Таким образом враг подталкивал больную на нарушение поста, но после воздействия святыни и заклинательных молебнов не мог проявлять себя так, как хотел.

Второй пример. Женщина тридцати пяти лет прошла все отделения больницы. В каждом из них при обследовании не могли выявить ничего, относящегося к их профилю, но замечали симптоматику другого отделения и переводили ее туда.

Когда она попала к нам в храм, то стало понятно, что бес в ней далеко не один, и они по очереди проявлялись, заставляя больную впадать в апатию и уныние и подталкивая ее к самоубийству (медицине непонятно, сделано на смерть, никто помочь не может, значит...)

После отчиток она многое поняла и избрала духовные методы борьбы с врагом.

Вот так же становятся понятны поступки и действия многих окружающих нас людей, если рассматривать их с духовной точки зрения. Только одно “но”: позиция наша должна быть глубоко православной. Если мы попытаемся разобраться в своих проблемах при помощи оккультизма, йоги, гадалок и целителей, то не только не достигнем ясности, но приведем себя в худшее состояние. А православная точка зрения начнет раскрывать вам глаза, когда вы будете стоять именно на ней. И поверьте мне, работа над собою принесет вам духовную радость, счастье общения с Богом!

Аминь.

Нужны ли молебны о болящих?

Есть один странный вопрос, который очень часто задают мне: “Много ли пользы от ваших молебнов по болящим?” Я не знаю как, в каких единицах измерять молитвенное общение с Господом, Божией Матерью, святыми, но я понимаю, что от меня ждут: конкретного ответа — стоит “овчина выделки” или нет? Нужно или нет проводить эти молебны?

Да! Я и братия нашего храма постоянно становятся свидетелями любви и помощи Господа к людям Своим. Помощи многообразной и удивительной. “Господи, как милостив Ты к нам грешным!” — более не могу порою ничего сказать, только душу охватывает трепет, и все застилают слезы счастья.

Первое чудо — это, конечно, приход ко Господу. Человека, который порою даже не думал о Боге до того, как переступил порог нашего храма, или имел весьма смутное представление о вере. Часто они могут сказать с уверенностью только одно: “Я крещен”. Приведу несколько примеров.

Мужчина, лет сорока пяти, приехал издалека к нам, с Урала. Смущенно просит: “Проверьте меня, батюшка, болею очень, сохну, а вы, говорят, можете сказать — нужно мне отчитываться или нет”.

— А вы как считаете?

— Не знаю. А что такое отчитка?

Прикладываю к нему мощевики и вдруг живот его страшно раздувается и начинает “ходить ходуном”, как будто бьется в нем кто-то. Он смотрит удивленно на меня и, показывая на живот пальцем, спрашивает:

— Что это?

— Бес. Вот это святыня, а вот тут — он.

— Какой? — мужчина в изумлении.

— Завтра узнаем. И что такое отчитка, и кто сидит...

После субботнего молебна, на котором ему очень было плохо: все кишки выворачивало рвотой, многое для него прояснилось и стало понятно. Он уезжал другим, не таким, каким приехал: то, что пришлось испытать и пережить, изменило его понятия о жизни, придало “духовный объем”. А бес у него был “бегемот” и сидел давно.

Часто враг обнаруживает себя в болящих во время освящения “неспокойных” квартир. И хозяева понимают, что не только жилище, но и они сами полны бесов и что самим надо менять жизнь, приводить себя в порядок. К ним приходят понятия: пост, молитвенное правило, исповедь, причастие... Осознают, что в храм ходят не только для того, чтобы поставить свечку. Первая исповедь, первые очистительные слезы... “и радость, что ты теперь тоже Божья” — как выразилась одна женщина.

Как ни странно, но меня не очень радуют быстрые исцеления. Часто приходят люди и благодарят за то “что прошла рука или нога” — как они выражаются, т.е. после окропления святой водой, помазывания освященным маслом, прикладывания к больному месту мощей угодников Божиих прошла болезнь, то, что мучило, причиняло страдания. В тоне благодарности этих людей звучит удивление, даже восхищение, но это редко меняет их жизнь, исправляет к лучшему. И уж о Боге они редко вспоминают, а благодарность достается батюшке.

Другое дело, когда упорным трудом больные добиваются, с Божией помощью, каких-либо результатов. Сколько тут бывает радости! Однажды, я ругал за что-то одну болящую, а она удивленно меня спрашивает: “Вы что, батюшка, серьезно не видите, как мы изменились? Да нас никто не узнает!” Вот эта соработа человека и Бога над грешною душою так интересна!

Бывает, что происходят случаи, которые прочищают головы закоренелым материалистам. Одна женщина после смерти мужа вела образ жизни совсем не христианский: выпивала приводила домой мужичков. И вот начали они замечать, что кто-то по квартире ходит, что-то есть...

— Кто у тебя по прихожей ходит и кухне?..

— Да это сосед — отвечала она.

— Что у него — ключи?

— Когда-то давала, остались...

Однажды, выпив, она заснула на кухне за столом. Очнулась от того, что кто-то ее будит, тряся за плечо. Проснувшись, увидела перед собой незнакомого мужчину, который, сильно ударив рукою по столу, закричал: “Когда кончишь пить?”

Вскочив, она хотела вытолкнуть его из кухни, но он в ее руках... исчез!

Сразу протрезвев, она бросилась в храм, в сторожке уговорила старушек дать ей трехлитровую банку Крещенской воды и, прибежав домой, обильно полила все жилье.

А в это время в соседней квартире, на кухне, засиделись за бутылочкой и грибочками два пенсионера-отставника. Беседа протекала мирно, пока легкий шум под потолком не привлек их внимания.

— Коля, смотри...

Из вытяжного отверстия на них смотрела ...голова.

— Ты кто? — только и смог выдавить из себя хозяин.

— Я? Из соседней квартиры. Она там все водою облила, выгнала меня. Хотел у Надьки жить, да у нее такая грязища, можно я у вас останусь?

— Что? Убирайся вон, — завопил Николай.

Это невыдуманная история. Ее я услышал на освящении этой квартиры. На всех действующих лиц случившееся произвело сильное впечатление.

То же самое и молебны. Кто побывал на них, долго не может их забыть. Впечатление бывает настолько сильное, что некоторые батюшки не советуют бывать у меня в храме, боятся за своих духовных чад. Только, думаю, это они зря. Время у нас сейчас очень суровое, и мы обязаны готовить мужественных духовных бойцов. От них требуются знания и большой опыт в духовной брани, которая в наши последние времена приобретает бесовский зловещий оттенок.

Очень хорошие результаты от молебнов у детей. Жаль только, что родители не всегда понимают, что детям потребна в семье особая духовная обстановка, да и особое православное воспитание в твердом убеждении правоты веры нашей, ее красоты и истинности.

В храм бабушка и дедушка принесли ребенка четырех лет. Девочка не спала ночами, беспокойна до крайности, плохо кушает... измотала стариков, которые ее воспитывают: мама — в лагере строгого режима, а папа нашел себе другую жену. По моему совету девочку стали часто причащать, смазывать освященным елеем, поить водичкой, которую мы специально освящаем для болящих, прекратили включать телевизор, дважды она была на молебнах. Ребенка после этого просто не узнать: сон, аппетит нормализовались, перестала капризничать.

Не так давно, я разговаривал с женщиной, которая стала посещать наши молебны после того, как отец Адриан перестал отчитывать в Псково-Печерском монастыре по состоянию своего здоровья.

— Помогают молебны?

Она посмотрела на меня так, как будто я “сморозил” какую-то чушь:

— А, как же! Вы бы меня видели несколько лет тому назад! Я же не могла в храме стоять, падала и большую часть службы проводила на полу. Помог бы Господь полностью исцелиться! Дал бы терпения и смирения.

Вот об этих качествах болящие часто забывают, не думают работать над собой, полностью уповая на молебны или “отчитки”, как они это называют. Доходит до курьезов. Один пожилой священник рассказывал мне: “Вы знаете, что я перестал отчитывать по старости: молебны требуют большого напряжения сил. Приезжает к нам украинка с больным сыном, вызвала меня из кельи, сует в руки пачку денег: “На, читай!” Я ей объясняю, а она опять за свое: “Читай да читай! Совсем ничего не понимает и все сует деньги”.

И, последнее, на что я хотел бы обратить внимание вопрошающих меня о пользе молебнов.

Первое. Качественно и количественно изменился больной. Раньше это были единицы, сейчас — сотни и тысячи очень серьезно одержимых и не одними какими-то бесами, а многими.

Второе. Если вы посмотрите в чин молебна в требнике, то обратите внимание, что там, где надо называть имя болящего (или болящей), все стоит в единственном числе! Бесный был один, с ним были его родные или близкие, которые держали его, помогая священнику на молебне. Его специально готовили к этому постом и молитвою. Сейчас, увы и ах, совсем не так! В храме одержимых более сотни, родные, если они есть, сами больны не менее его и помочь бессильны. А о подготовке к отчитке и говорить не приходится. Являются, покушав, покурив, часто с похмелья, накрашены... Молебны из молитвенного обращения к Богу превращаются ... я даже не найду слов к определению.

И третье. Сама среда, в которой жил одержимый человек, была в старину совсем не та. Уклад жизни простого народа был глубоко православным. Больной был окружен пониманием, любовью. Сейчас это наоборот: все заполнено злорадством, глумлением, страхом.

Тем более мы обязаны помочь им, сделать все, что в наших силах.

Перед нами огромное дерево с прекрасными корнями. Нам нужно его удалить. Как это сделать? Любой из вас ответит мне:

Первое. Потребно время и терпение. Затратить придется много сил и на помощь позвать столько людей, сколько потребно.

Второе. Нужен инструмент: лопаты, ломы, веревки, лаги, возможно и трактор.

Третье. Надо обкопать дерево, освободить корни, перерубить их и начать выворачивать его из ямы, раскачивая и внимательно смотря, что еще держит.

Так же и в духовной жизни в борьбе со страстями. Потребно какое средство? Выбирай! Многое есть у Церкви для излечения души. Не только молебны служат для исцеления.

Аминь.

Ответы на вопросы прихожан




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных