Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Построение пластической формы




Чрезвычайно своеобразным в построении ребёнком пластического образа является путь создания формы. Построение пластической формы ребёнок осуществляет несколькими способами: 1) видоизменение, усложнение объёмной формы: сгибание валика и соединение его концов («баранка»): сгибание краёв лепёшки («кроватка», «диванчик», «лодка», «стул» и др.); 2) объединение нескольких однородных или разнородных форм в одно целое (два перпендикулярно соединённых валика — «самолёт», «аэроплан»; валики и шарик — «человек», «дяденька», «девочка»; валик и лепёшка — «гриб» и т. д.) и 3) комбинированный путь: объединение первого и второго способа. Последний способ даёт возможность значительного усложнения формы, он обычно появляется после накопления опыта работы.

Некоторые исследователи отмечают два пути построения детьми формы: путём соединения частей — «синтез» и путём видоизменения целой формы — вытягивание, выгибание, сгибание, отчленение.

Неверным в определении этих двух путей является то, что элементарное видоизменение формы в лепке раннего периода (вытягивание, сгибание) толкуется как работа из целого куска. Обычно этот способ видоизменения применяется позднее (6—7 лет), объединяясь со вторым способом (соединение отдельных форм). Данный комбинированный способ и является преобладающим в лепке детей дошкольного и младшего школьного возраста. Формирование же «из целого» должно пониматься весьма ограничительно.

Недостаточное уточнение данного вопроса вызывает предположение, что ребёнок может лепить из целого куска, и эти требования ставятся перед ребёнком. Между тем любая сложная форма (человек, животное, растение) никак не может быть вылеплена ребёнком из целого куска.

Основным принципом в детской лепке мы считаем конструктивный принцип: создание формы путём соединения отдельных частей в целое. Психологически и технически этот путь для ребёнка проще и доступнее, чем лепка из целого куска. Работа из целого куска требует: а) охвата и удержания детским вниманием воображаемой формы в целом; б) в процессе лепки из целого куска ребёнок должен идти в основном негативным методом — отщеплять и отбрасывать лишнее, которое должно как бы освобождать от материала ту форму, которая воображаемо заключена в данном куске глины. Таков путь скульптора, лепящего из глины, вырезающего из дерева, высекающего из мрамора, но он психологически совершенно чужд малышу: ребёнок создаёт форму предмета, а не высвобождает несуществующий ещё предмет от лишнего материала. Простая детская логика требует непосредственной работы над изображаемым предметом, его реального создания, что ребёнок и делает.

Как распределяется внимание ребёнка в процессе этой работы?

Путь анализа, столь необходимый для определения того, что лепить, из каких частей состоит фигура, какова должна быть форма каждой части и т. д., приводит ребёнка к тому, что он осуществляет создание предмета в соответствии с указанным анализом. Внимание ребёнка следует за каждой создаваемой частью, которая лепится самостоятельно. Затем ребёнок объединяет вылепленные им части человека, животного (процесс синтеза). Таким путём создаётся целое. При этом отдельные детали в соединённой (частично или в целом) форме ребёнок может обрабатывать не только новым наложением данных частей (глаз, носа, пуговицы), но и путём углубления и вытягивания основной формы.

В обработке ребёнком человеческого лица А. В. Бакушинский указывает один способ: углубление, протыкание глаз, носа, рта. В нашем материале преобладали случаи наложения этих частей из отдельных соответствующих комочков (круглых — для глаз, удлинённых — для рта и носа). Пуговицы во всех случаях ребёнок делал отдельно и затем прикреплял.

Обращаем внимание на очень важный психологический момент в создании объёмного образа — это путь реальной логики вещей: костюм и предметы оборудования ребёнок никогда не лепит одновременно с фигурой, человека и из единого куска глины, как единое целое, как общую группу. В технике лепки ребёнок как бы утверждает своё знание обособленности предметов. Логика техники и последовательности в такой лепке определяется логикой живого действия, о котором знает ребёнок, которое происходит во времени. Отсюда при создании формы, а также целой картины преобладает не столько зрительно-изобразительная техника и последовательность, сколько техника и логика реального действия.

Характерной является отдельная лепка костюма (юбки, пальто, шапки) и надевание их на фигуру. Кофту надеть не удаётся, так как руки фигуры мешают, но накладные тонкие лепёшки ребёнок пробует приладить: «Это такая кофточка», — поясняет он. Шапки, шляпы никогда не вызывают технических затруднений при надевании, а потому всегда лепятся отдельно.

Таковы все образцы лепки, отображающей группу, состоящую из нескольких предметов. Все они лепились, объединялись по признаку реально происходящего действия. Однако эта логика прямого действия вполне совмещается с заботой о форме каждого предмета и группы в целом, стремлением слепить лучше и правильнее.

Итак, отсутствие намерения в создании формы или наличие такового, случайная, непредвиденная ребёнком техника или намеренное, целенаправленное видоизменение формы не могут рассматриваться как однородные явления, так как их качественное, психологическое и техническое различия слишком очевидны. Те сознательные повторения отдельных элементов формы, которые мы наблюдаем в доизобразительном периоде, производятся из интереса к таковым и не имеют целью создать нечто определённое, выражающее тот или иной замысел. Путём непреднамеренных манипуляций с комочками, палочками, шариками глины ребёнок замечает, что они «прилепляются» друг к другу и «отлепляются». Повторяя много раз данные действия соединения и расчленения, ребёнок закрепляет их, а затем вполне осмысленно использует в работе над изображением по замыслу.

То же самое осмысливание случайного видоизменения формы {согнувшийся валик) даёт повод повторить это видоизменение намеренно и, таким образом, перейти к сознательному видоизменению отдельной формы, а далее — к использованию этого приёма в лепке по тематическому замыслу.

Драгоценный опыт и знания, накопленные ребёнком в доизобразительном периоде (в создании тех или иных форм, в их соединении и расчленении) используются им в лепке по замыслу. Это качественное изменение детского опыта, освещенное сознанием и творческим замыслом, изменяет и технику детской лепки. Базируясь на тех же элементах форм, ребёнок их объединяет и видоизменяет при помощи зрительного контроля и более диференцированных движений (пальцевая работа: прижимания, вытягивания, сдавливания, соединения деталей и т. д.). Таким путём новые психологические основы процесса лепки, рождённые замыслом (анализ образа, искание соответствующих форм для его выражения, объединение их в целое), определяют и новую технику лепки, которая в основном идёт в трёх направлениях:

а) видоизменение отдельных форм (но не лепка из целого куска);

б) соединение образа из частей как основной путь детского формования;

в) комбинирование того и другого способа.

Приведённый анализ психологических и технических основ детского формования в лепке показывает, что они связаны органически.

 

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных