Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ИСКУССТВО ДРЕВНЕЙ ГРЕЦИИ 12 страница




Древнерусское шитье называли «живо­писью иглой». Его успех принадлежал по большей части мастерицам-вышивалыци- цам. Эффект же вышитых изделий зависел от цвета ткани, служившей фоном для вы­шивки, удачного подбора разноцветных шелковых нитей, золота, жемчуга и драго­ценных камней, применения тех или иных швов, дающих разную игру света и тени.

Обычно «личное», т. е. лицо, обнаженное тело, руки и ноги вышивались шелком те­лесного цвета, «атласным швом» и швом «в раскол». Причем в XIV-XV вв. лица и тела шьются плоскостно, швами двух направле­ний — вертикальными и горизонтальными, а черты лица отмечаются тонким контуром коричневого цвета. К середине XVI в. появ­ляется стремление показать анатомическое строение тела, для чего употребляется при­ем шитья «по форме» (по направлению мус­кулов). Распространение получает более резкое выявление рельефа лица и тела шел­ком темного тона. В XVII в. эти приемы вырождаются в схематическую передачу лица и тела стилизованным рисунком с силь­но подчеркнутыми мускулами.

Произведения лицевого шитья предназ­начались для украшения церквей. Они име­ли самое разное применение, как, к приме­ру, своеобразные шитые иконы, которые вешались на алтарные преграды и стены церквей. К ним относятся так называемые «воздухи» с изображением Евхаристии, ве­шавшиеся на «горнем месте» в алтаре цер­кви, большие типа деисусных икон шитые изображения архангела Михаила и апосто­ла Петра и др. Шитые иконостасы, как пра­вило, составляли походные церкви. Шитыми были также подвесные пелены, помещавши­еся возле каждой иконы и соразмерные по величине этой иконе. На пеленах, спускав­шихся до земли, было вышито то же изоб­ражение, что и на иконе. Эти вышивки от­личало высокое мастерство исполнения. Вот что мы читаем по этому поводу у Пав­ла Аленнского: «Шитое на пеленах было исполнено так искусно, что казалось, что сверху донизу вся икона, изображение на доске и шитье на материи — одно и то же».

На гробы святых клались покровцы с изображением этих святых. Маленькие по­кровы и воздухи с «Агнцем в дискосе», «Знамением богоматери», «Христом во гро­бе» употреблялись для покрытия ритуальных сосудов во время богослужения, а большие воздухи или плащаницы с «Положением во гроб» участвовали в предпасхальной службе.

Шитье религиозного назначения, тесно связанное с иконописным искусством, как бы подчинялось ему, следовало его канонам и направлениям. Художники-знаменщики, делавшие рисунки для вышивок, сами были иконописцами и отражали ту школу и стиль, к которым принадлежали. Но в то же время шитье сохраняет известную самосто­ятельность и специфику. Это обусловлива­лось материалом, техникой шитья и цвето­вой гаммой.

Проникновение реалистических тенден­ций в иконописное искусство отразилось также и в шитье. Это сказывается как на изображениях отдельных лиц, так и много­фигурных композиций. Покров XV в. изоб­ражает преподобного Сергия. Шитье вы­полнено шелками темных и мягких тонов, гладким швом и «в раскол». Здесь переда­ны портретные черты и внутреннее настро­ение человека.

Подвесная пелена с изображением сцены посещения Богоматерью Сергия Радонеж­ского, шитая шелками и частично золотом по шелковой ткани желтого цвета, замеча­тельна не только передачей внутренних пе­реживаний изображенных лиц, но и не­обычным сочетанием красок — вишневых, коричневых, лазоревых на желтом фоне.

Шитье имело много общего с живопи­сью. В XVI в. лучшие мастерские шитья были сосредоточены в Москве при царском дворе, домах Евфросинии Старицкой и не­скольких крупных боярских семей. Из ма­стерской Старицких вышли две большие плащаницы (1561). Одна из них находится в Успенском соборе в Смоленске, другая в Загорском историко-художественном му- зее-заповеднике. Шитье этих плащаниц от­личается глубиной психологической харак­теристики персонажей и безупречной артистической техникой.

Одним из самых великолепных и харак­терных произведений художественного шитья XVI в. является плащаница, создан­ная в 1561 г. в знаменитой мастерской кня­зей Старицких. Здесь отразилось все, что было накоплено к этому времени в искусст­ве вышивания: масштабность задуманного изображения, ритмичная многофигурная композиция, необычайная драматическая экспрессия, переданная выражением лиц и жестами, реалистическая трактовка персо­нажей и, наконец, декоративные приемы шитья, обогащающие общее впечатление.

Часто престолы в церквях покрывали вышитой одеждой, на жертвенник надевали шитую «индитию». Особенно много произ­ведений лицевого шитья выставлялось на
обозрение в церквях в праздничные дни. Их рядами развешивали на веревках или устра­ивали с ними торжественные шествия.

«Доличное», т. е. одежды, а также окру­жающие предметы, пейзаж, архитектура вышивались или разноцветными шелками «атласным швом» и «в раскол» (XV- XVI вв.), или золотыми и серебряными ни­тями «в прикреп» (XVI-XVII вв.). В XVII в. орнаменты становятся более пышными, ус­ложняется рисунок, часто состоящий из широких завивающихся стеблей с разветв­лениями, заканчивающимися крупными цветами типа тюльпанов, листьями различ­ных форм, сложными розетками, иногда воспроизводятся рисунки восточных тка­ней, нередко в центр орнамента включены зубчатые короны, крупные плоды с симмет­рично отходящими орнаментальными мо­тивами. При этом применяется шитье золо­тыми нитями «пол аксамит» (подражание драгоценному итальянскому бархату с пе­тельчатыми золотыми нитями; шитье ис­полнялось при помощи спицы, которую подкладывали под нить для образования петель) или «высоким швом по настилу» (под некоторые детали орнамента подкла­дывали плотные материалы — сукно, холст и т. д. — для получения выпуклости).

Из рук русских женщин выходили про­изведения столь большого художественно­го достоинства, что потеря их во время по­жара отмечалась летописью. К концу XVI в. в шитье особенно усиливается тяготение к декоративности и роскоши, вводится боль­шое количество золотых нитей, жемчуга и драгоценных камней. Для этого времени характерны шитые произведения царской мастерской времени Годуновых, например, покровец с изображением «Богоматери Знамение» 1594 г.

В XVII в. после царских наиболее знаме­нитыми были художественные мастерские Строгановых — крупнейших купцов и про­мышленников из Сольвычегодска. Строга­новы возводили соборы, для которых созда­
вали иконы, многочисленные серебряные изделия, покрытые знаменитой усольской финифтью, произведения шитья. Расцветом в развитии Строгановского лицевого шитья считается период, когда руководила мастер­скими и сама принимала участие в создании прекрасных произведений жена Дмитрия Андреевича Строганова, Анна Ивановна.

Шитье изобразительного характера на­шло применение в церковном убранстве, особенно в торжественных службах и про­цессиях, когда храм украшался шитыми зо­лотом и шелками пеленами и завесами с изображениями святых, сложными много­фигурными композициями. Рисунки для композиций этих вышивок создавали в ос­новном художники «знаменщики», а твор­чество мастериц сказывалось в умелом вы­боре швов и подборе цветов нитей.

Орнаментальное шитье развивалось в более свободных условиях. Здесь художни- це-вышивалыцице, не связанной строгос­тью церковных канонов, представлялось больше возможностей проявить фантазию и художественный вкус. Для шитья более раннего времени (XII-XV вв.) характерны лаконичность композиции, удлиненные пропорции изображения и пластичность формы. Техника шитья ограничена немно­гими простыми швами — гладкий, косой, «в раскол», — которые применялись согласно требованиям рисунка. Выполнялась вышив­ка преимущественно цветными шелковыми, реже золотыми или серебряными нитями.

Фон, на котором располагалась вышивка, составляя с ней единое целое, должен был помогать ей, выделяться наиболее эффект­но. В шитых произведениях XII-XV вв. фо­ном служила гладкая безузорная тафта мяг­ких расцветок, судя по сохранившимся памятникам шитья, большей частью светло- малинового («червчатого») цвета. Реже при­менялась камка — одноцветная ткань с мато­выми узорами на блестящем фоне, которая в XVI-XVII вв. займет в качестве фона пре­обладающее место.

Шитых вещей раннего периода почти не сохранилось. Известны лишь единичные предметы, относящиеся к XII в. В декора­тивном искусстве того времени существова­ло несколько направлений. Одно из них — более официальное, грекофильское, вто­рое — чисто народное, продолжающее древ- неславянские традиции. В первом — в трак­товке орнамента и фигур чина, несколько приземистых и малоподвижных, сказывает­ся несомненная близость к византийским образцам.

Основными элементами шитого орна­мента, кроме геометрического, были расти­тельные мотивы — побеги, завитки, стили­зованные деревья, среди которых иногда были изображения сказочных птиц и жи­вотных.

Интереснейшими памятниками шитья с растительным орнаментом по праву счита­ются епитрахиль митрополита Петра и сак­кос митрополита Дионисия (1588), общую композицию которого оживляет шитый жемчугом орнамент древней плетенки. Своеобразие вышивки заключалось в отсут­ствии яркой красочности шелковых нитей, а ее строгая и благородная декоративность достигалась гармоничным сочетанием жем­чуга, золота и коричневого («гвоздичного») цвета фона.

В XVII в. получает распространение зо­лотое кружево с геометрическими сетчаты­ми мотивами либо растительными элемен­тами («фламандский» тип). Иногда в узоры вводят жемчуг, серебряные бляшки, цвет­ной просверленный камень. Некоторые узо­ры XVII в. дожили в нитяном льняном кру­жеве до XX в.


Глава VI

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОГО

СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

искусство ДОРОМАНСКОГО ПЕРИОДА


 

 


ачиная с конца II тысячелетия до н. э. в Западной и Центральной Европе происходят значительные по своим масштабам «переселе­ния народов». Одним из важных очагов этнической экспансии была обширная область, охватившая территорию современных Чехии, Словакии, Австрии, Венгрии и Южной Германии. Ее население составляли племена, которые греки называ­ли кельтами. Кельтская колонизация Фран­ции продолжалась более тысячи лет (1600 — 250-150 гг. до н. э.), наибольшей интенсив­ности достигла в VI-V вв. до н. э.

Кроме кельтов на ряде европейских тер­риторий проживали иберийские племена, родственные народам Пиренейского полу­острова, из которых позднее складывается кельто-иберийское население. Среди них находились небольшие колонии малоазий- ских греков, оказавших заметное влияние на материальную и духовную культуру это­го района.

Под властью Рима с середины II в. до н. э. оказалось все Средиземноморское побере­жье, благодаря чему кельтские и другие пле­мена распались, а вместо них появились многочисленные племенные союзы. Кельт­ские языки со временем были вытеснены латынью.

В римской Галлии наряду с античным продолжало существовать и полностью не­зависимое от римского влияния изобрази­тельное искусство. Художественное ремес­ло, процветавшее у кельтов, было наиболее значимым вкладом в европейское искусст­во. Искусство кельтов было отвлеченно-ор- наментальным, геометризирующим: формы людей, животных и растений превращались в кружево из треугольников, спиралей и то­чек, покрывающее поверхность изделия из металла или камня. Но изображения,
функционально связанные с заупокойным культом, отличались реалистичностью и конкретностью трактовки.

С V в. до н. э. кельтские ремесленники на­чинают видоизменять иноземные образцы применительно к местным вкусам. На этой основе вскоре вырабатывается своеобразный художественный «раннелатенский стиль».

Кельты заимствовали из Средиземномо­рья различные орнаментальные мотивы, такие как пальметты, цветы лотоса, которые трансформировались в их творчестве в S- и лирообразные формы. Со временем возника­ют очень сложные композиции, напоминаю­щие арабески. В середине IV в. до н. э. на кельтских изделиях появляются условно- стилизованные изображения птиц и зверей.

В середине III в. до н. э. кельты овладели некоторыми областями Англии. Вместе с ними пришло развитое латенское искусст­во, со временем переработанное местными ремесленниками в оригинальный «остров­ной стиль». Типичны были бронзовые дву­рогие шлемы, пластический орнамент комбинируется с местным гравированным, преобладают мотивы пальметт, завитков, спиралей, лиры, иногда оканчивающиеся сильно схематизированными птичьими го­ловами. В конце II в. до н. э. так называемый «островной стиль» проникает в Германию.

Во II в. до н. э. широко распространяется пластический «среднелатенский стиль». Место двухмерного орнамента занял рельеф­ный, часто обогащенный гравировкой. Появ­ляются литые браслеты с S- и улиткообраз­ными украшениями, пряжки и обручи с массивными выступами, бляхи с имитаци­ей филигранных украшений, распространя­ются мечи с ножнами, украшенными грави­ровкой (растительным или зооморфным орнаментом).

Общими для скульптуры кельтов были выступающие скулы, расширяющийся к низу прямой нос, полукруглый изгиб бро­вей, большие овалы глаз, густые волосы в виде шапочки, венчающие лоб, а сзади нис­падающие прядями на шею и плечи.

Под давлением германцев и Рима во II в. до н. э. прекращается экспансия кельтов. Романизация Галлии происходит в I в. до н. э. В это время широкий размах получило изготовление керамики, покрытой красным ангобом и, как правило, украшенной рель­ефным фигурным или растительным орна­ментом, который очень скоро распростра­нился по всей Галлии, а отсюда и по всей Европе. Римское влияние сказывается на производстве бронзовой утвари и стеклоде­лии. В I в. до н. э. с приходом «позднелатен- ского стиля» наступает значительный упа­док художественного ремесла.

Искусство кельтов являлось одним из ис­токов искусства народов Франции, Швейца­рии, Бельгии, отчасти Англии. В Ирландии и Шотландии в VII-IX вв. искусство кель­тов достигло нового расцвета, и возник «но­вокельтский стиль», представленный ювелир­ными изделиями и книжными украшениями.

В эпоху «великого переселения народов» и образования варварских государств в За­падной и Центральной Европе совершается процесс взаимопроникновения античной и примитивных культур варварских народов, находящихся в стадии разложения перво­бытнообщинного строя. В отличие от ан­тичной основы византийского искусства в искусстве Западной и Центральной Европы уже в V в. на первый план выступают «вар­варские» элементы: образы народной мифо­логии и фантастики, орнаментальные мотивы «звериного стиля», птиц, зверей, чудовищ, демонов. В их изображениях сплетались древние магические представления, страх перед стихией природы и христианские уче­ния о греховности мира, враждебности его человеку. Плодотворное воздействие на формирование искусства Западной Европы оказало прикладное искусство Востока. Однако интерес к античности не иссякал. Вместе с унаследованным от античности христианством средневековье воспринима­ет и многие художественные формы, воз­никшие под воздействием христианского культа в искусстве Древнего Рима. Евро­пейские народы более свободно претворяют классическое наследие, чем византийцы. В античном искусстве их привлекает объем­но-пластическая выразительность, в здани­ях романского стиля чувствуются ясная классическая композиция, благородная простота форм. Средневековое искусство Западной Европы в своем развитии (десять столетий) прошло три этапа: дороманский (VI-X вв.), когда только складывались чер­ты стиля, и основные — романский (XI- XII вв.) и готический (конец XII, XIII- XIV вв.). В некоторых государствах пережитки средневекового искусства про­должали жить в XV и XVI вв.

Искусство периода становления феода­лизма в Европе делится на три этапа: искус­ство периода «варварских королевств» (Ме- ровинги — VI-VIII вв.), Каролингская империя (конец VIII—IX вв.) и переход к зрелому феодализму (X в.). Опустошения, которыми сопровождались переселения на­родов и основание германских государств, не могли благотворно влиять на развитие нравов и общественной жизни.

До правления Каролингов крайний нрав­ственный упадок и дикая грубость состав­ляли отличительную черту западных наро­дов, исключая только некоторые области в Юго-Западной Галлии и вестготов в Испа­нии. Поэтому энергия Карла Великого в первое время могла благотворно подейство­вать на развитие только отдельных сторон народного быта. Все усилия Карла дать бо­лее здравое направление жизни германско­го народа, стараясь, с одной стороны, вос­кресить в нем древний дух, с другой — сберечь и распространить остатки римской образованности, мало кто оценил. След­ствием забот Карла было сильное недоволь­ство, обнаружившееся вскоре после его кон­чины и поддерживаемое раздорами, возник­шими между наследниками императора. Народ неохотно покорялся преобразовани­ям и под конец проникся пренебрежением ко всякому умственному прогрессу. В это смутное время, когда полнейший произвол заменил закон и гражданский порядок, мо­настыри, главным образом немецкие, стали единственным убежищем и хранилищем наук и искусств, отчего еще больше увели­чилось расстояние, отделявшее духовное сословие от мирян.

Смерть Карла Великого отрицательно повлияла на дальнейшее развитие и распро­странение художественных ремесел. Пре­кратилась и деятельность учрежденных им ремесленных заведений. Ремесленное твор­чество не угасло совсем, но, не имея внеш­ней поддержки и необходимых условий, сосредоточилось теперь только в монасты­рях и вскоре вовсе посвятило себя произ­водству предметов религиозного культа.

Ориентация на античность — характер­ная черта не только искусства, но и государ­ственного устройства, законодательства, философии, науки и литературы Каролинг­ской империи — отсюда термин «Каролинг­ское Возрождение».

С прекращением династии Каролингов и последовавшим окончательным разделени­ем народов на три государства — Германию, Францию и Италию — произошла коренная перемена в бытовых отношениях этих наро­дов. Первый значительный толчок к этому подало более тесное объединение германцев при саксонских императорах — Генрихе I и Оттоне I. Тогда как во Франции и Италии продолжались внутренние неурядицы, в Германской империи благодаря деятель­ности названных правителей подготавлива­лась почва для свободного развития народа. С восстановлением спокойствия и порядка в Германии и возобновлением отношений с Италией постепенно пробуждается любовь к искусству и наукам. В первую очередь это произошло в монастырях, поскольку толь­ко духовенство имело надлежащую подго­товку. В монастырях и учреждавшихся вновь монастырских училищах развивались обрядность и уставы римско-католической церкви. Личный пример Оттона I побуждал к занятиям науками и искусствами. Разви­тие ленной системы, сооружение надежных замков и учреждение епископств привели к укреплению гражданского и общественного порядка. Приблизительно в это же время в искусстве возник так называемый «роман­ский стиль».

Спокойствие и порядок, водворившиеся в Германской империи после династии Ка­ролингов в начале X в., а также общее ожив­ление общественной жизни после 1000 г. во многом способствовали развитию ремеслен­ной деятельности.

Все граждане, занимавшиеся одним и тем же промыслом, для лучшей защиты своих интересов стали объединяться и составлять особые товарищества — цехи, гильдии, арте­ли, послужившие прочным основанием их будущего благосостояния и организовав­шие городской быт по принципу общинно­го устройства.

Экспрессия — одна из характерных черт каролингского искусства. Искусство книги стояло на большой высоте. В оформлении каролингской рукописи декоративный принцип сочетается с иллюстративным. Образцами для каролингских иллюстрато­ров становятся раннехристианские и визан­тийские рукописи.

«Каролингское Возрождение» было при­дворной культурой. Многие произведения, выполненные в IX в., были еще близки к традициям «варварского» искусства. Ярким подтверждением может служить статуя св. Веры в Конке (конец IX в.). Вырезанный из дерева остов сидящей на троне фигуры святой с симметрично вытянутыми на под­локотниках руками и широко раскрытыми огромными инкрустированными глазам и обит листами золота и осыпан драгоценны­ми камнями.

Каролингская культура оказалась недол­говечной. Империя Каролингов распалась. Однако достижения искусства того време­ни были использованы художниками после­дующих столетий.

Германия возвысилась из империи Каро­лингов после ее распада в 843 г. В 962 г. ко­роль саксонской династии Оттон I по при­меру Карла Великого короновался в Риме императорской короной, положив начало «Священной Римской империи Германской нации».

В искусстве «оттоновского периода» ска­зываются влияние художественной визан­тийской культуры и проникновение в рели­гиозное искусство Германии народных традиций. Вместе с известным примитивиз­мом они привносят яркую сказочность и черты наивного реализма.

В период раннего средневековья декора­тивное искусство Германии обладало бога­тыми традициями в обработке дерева и ме­талла, чеканки, украшении изделий драго­ценными камнями и эмалью благодаря навыкам, накопленным варварскими гер­манскими племенами, а также многообраз­ными влияниями. В более развитых запад­ных и южных областях сказывались как культурное наследие Римской империи, так и влияние искусства Византии и меровин- гской Франции, орнаментальных компози­ций англосаксов и кельтов. Особое значение имели придворные и монастырские мастер­ские, возникшие в культурных каролингс­ких центрах. Среди памятников этого пери­ода реликварий из Энгера (около 790 г., Дворцовый музей, Берлин), медный позоло­ченный кубок св. Лутгеруса (788 г., Верден), бронзовая решетка капеллы в Ахене.

В оттоновский период мастерскими крупнейших монастырей на Рейхенау изго­товлялись различные культовые предметы: замечательный своей строгой гармонично­стью «Базельский антепендиум» — золотой алтарь в виде храма с фигурами святых (1019 г., музей Клюни, Париж), золотой ок­лад (Баварская государственная библиоте­ка, Мюнхен, начало II в.), вышитая «риза св. Кунигунды» (собор в Бамберге, начало II в.), серебряный «посох Бернварда» (со­бор в Хильдесхейме, начало II в.) — изде­лия, в которых уже наблюдается тонкое тех­ническое мастерство, виртуозное владение разнообразной орнаментикой, часто соче­тающееся с характерной для этой эпохи ус­ловностью фигур. Среди предметов светско­го обихода выделяют императорский трон во дворце в Госларе II в. с ажурной орнамен­тальной спинкой, отлитой из бронзы.

Варварскому искусству в целом было чуждо изображение человека. Излюбленны­ми мотивами искусства VI-VIII вв. являют­ся фигуры птиц, зверей, чудовищ и демонов, в образах которых причудливо сплелись древние магические верования и христиан­ское представление о греховном начале в мире.

В VI—VIII вв. для европейского искусст­ва этой поры более плодотворным было влияние прикладного искусства Востока — Сирии, Египта, Ирана.

Значительную часть дошедших до нас произведений европейского искусства VI- VIII вв. составляют различные металличес­кие ювелирные изделия, чаще выполненные из драгоценных металлов и украшенные вставками эмали, цветного стекла или дра­гоценными камнями — пряжки, фибулы, ожерелья, браслеты, чаши, кубки, ларцы, церковная утварь. Иногда отдельным пред­метам придавали форму стилизованной фигуры животного или птицы, как, напри­мер, известной фибуле из Чезены, сделан­ной в виде фигуры сидящего орла. Этот «полихромный стиль» был принесен в Ев­ропу с Востока в период «великого пересе­ления народов».

Дошедшие до нас редкие образцы заслу­живают особого внимания, так как способны дать хотя бы общее представление о стиле и формах ювелирных изделий, характерных для этого времени. Это 8 вотивных корон, исполненных во второй половине VII в., и несколько предметов, приписываемых руке св. Элигия (золотых дел мастера коро­лей Дагоберта I и Хлотаря II), наиболее ин­тересны тронное кресло и драгоценный на­престольный крест Дагоберта I.

Св. Элигий умер в 659 г. По свидетель­ству его ученика св. Уэна, он хорошо знал ювелирное дело. К тому же громкая слава,


 

 


 

приобретенная им в этом деле, и высокие почести, которыми его осыпали Дагоберт и Хлотарь, могут служить подтверждением, что в ту пору не многие ремесленники по­свящали себя этой отрасли. Во французских монастырях, основанных св. Элигием, он ввел занятие ремеслами и лично организо­вал ювелирные мастерские, из которых впоследствии вышло немало отличных ре­месленников и художников.

Восемь вотивных корон различной вели­чины выполнены из золота и богато укра­шены драгоценными камнями, четыре из них представляют собой широкий цельный обруч, у остальных обруч симметрично про­резан, на одной короне он имеет вид сквоз­ной колоннады с полукруглыми арками. Нижний край обруча всех корон унизан подвесками из драгоценных камней, напо­минающих украшения на древневизантий- ских царских коронах. У пяти из больших корон в качестве подвески имеется крест, украшенный камнями. Кроме того, у самой большой короны в промежутках между под­весками изящно вставлены слова, состав­ленные из золотых букв и дающие возмож­ность предположить, что все эти короны являются даром, принесенным церкви по обету королем Росцевинтом (649-672).

Приписываемый св. Элигию напрестоль­ный крест отличается от корон более тон­кой и художественно совершенной работой. Золотой шестиконечный крест богато укра­шен камнями и напоминает аналогичные произведения греческой работы приблизи­тельно XII в.

В отделке эти изделия имеют сходство с золотым дискосом, создание которого отно­сится к тому же времени, по форме напоми­нающим четырехугольное, несколько углуб­ленное блюдце с широким загнутым краем. Посередине в углублении помещен крест, обложенный гранатами, каждый из четырех углов креста украшен сердцевидным орна­ментом, оправленным бирюзой. По самому краю дискос выложен двумя рядами мелких гранатов в сквозной оправе, а между ними — сплошной ряд более крупных кам­ней, плоско ограненных в виде розеток. Эта вещь напоминает византийские изделия, изготовлявшиеся греческими художниками в более позднее время.

Любовь к ярким краскам и драгоценным материалам — характерная черта художе­ственной культуры раннего средневековья. Так называемый «звериный орнамент» за­владевает страницами рукописей. В рукопи­сях раннего средневековья в отличие от ан­тичных художник не поясняет текст, а украшает им страницу. На ее полях появ­ляются плетения орнаментов, стилизован­ные изображения животных и растений, разного рода розетки, точки и т. п. Этот де­кор распространяется и на текст — окружа­ет буквы, вклинивается между строками. Большое внимание уделяется заглавной букве — инициалу. Рукопись заключалась в роскошный оклад из слоновой кости или металла со вставками цветной эмали и дра­гоценных камней.

Франки, не желая расставаться с грубо­стью нравов, дольше других народов не ов­ладевали высшими ремеслами и продолжа­ли жить на сокровища, доставшиеся им в качестве добычи.

Все изделия ремесел имели прямое отно­шение к церкви и богослужению. Среди этих предметов главное место занимали священные сосуды. К ним принадлежали прежде всего потиры, дарохранительницы, различные блюда, кружки, купели и водо- святные чаши, кропильницы, кадила и мелкие коробочки для хранения ладана, склянки для мира и елея и множество разнообразных форм ковчежцев для мощей.

Особенно роскошной отделкой отлича­лись потиры, в первую очередь большие парадные, выставляемые для украшения на престолах. К числу литургических сосудов принадлежали и те, которые императоры, князья и папы жертвовали в различные цер­кви. Поскольку подобные сосуды, препод­несенные по обету, предназначались только для украшения престола, то в их отделке художники могли позволить себе больше свободы. Это заметно в форме и способе от­делки потиров XI-XII вв. Встречаются сосу­ды, либо сплошь покрытые рельефными ук­рашениями из листвы и цветов, либо украшенные искусной филигранной рабо­той с симметрично расположенными по ней цветными камнями. Украшали потиры вплоть до XII в. лентовидными и лиственны­ми орнаментами и разными изображениями на сюжеты из Священного Писания, а на нож­ке и яблоке помещали лики евангелистов в круглых медальонах, либо гравированные, либо немного выпуклые.

Дискос — сосуд, в котором на престоле для евхаристии приготовляется жертвен­ный агнец, был выдержан в более строгом стиле. Назначением дискоса обусловлива­лись его плоская форма и незначительное углубление, поэтому роскошь могла здесь проявляться только в выборе материала и отделке внешнего края дискоса. Несмотря на эти ограничения и церковные постанов­ления, дискосу стали придавать такой же роскошный внешний вид, каким отлича­лись потиры.

Если производство потиров и дискосов было подчинено определенным нормам в отношении формы и способа украшения, то при изготовлении других предметов, упот­ребляемых при богослужении: кувшинов, сосудов, в которых хранились вода и вино, и т. п. — художникам предоставлялась боль­шая свобода. В результате были изобретены весьма причудливые формы сосудов, чаще всего изготовленных из золота и серебра. Многим из них, в особенности умывальным кувшинам, употребляемым священниками при омовении рук, придавали формы раз­личных животных — львов, драконов, птиц, грифонов и даже всадников.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных