Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 15. Пятый курс






Снова на огромном корабле ребята прибыли к своей родной и любимой школе. За лето здесь, конечно же, ничего не изменилось – все тот же исполинских размеров белый замок с высокими башнями и резными фигурами, украшающими главные двери, все те же зеленые звери, весело встречающие студентов, все то же бушующее море, волны, поднимающиеся навстречу песчаному пляжу. Все было так привычно и любимо, что ребята почувствовали, что вернулись не просто в школу, не просто в далекий замок, а домой. Они вернулись домой. Для каждого вошедшего сюда студента эта Академия становилась вторым домом.
Анжелика в этом году выглядела довольно кисло, ибо вместе с ней первого сентября в школу прибыл еще и ее младший брат Рауль. Она не слишком этому радовалась, поскольку они не особо ладили, и видеть его каждый день еще и в замке ей совсем не улыбалось. Впрочем, Рауль, судя по всему, тоже не стремился лишний раз пересекаться с сестрой, ибо даже на первом ужине этого учебного года он сел за другой стол вместе со своим новым другом.
Этот год для ребят начался несколько легче предыдущего, во многом потому, что привыкшие к быстрому и тяжелому темпу обучения ребята уже не так сильно уставали, посещая уроки и выполняя многочисленные домашние задания. Хотя, конечно, Шварц, Гайдн и Буске останавливаться на достигнутом не собирались и продолжали усиливать напор на ребят.
На Боевой магии стали больше наседать на практические дуэли, в ходе которых ребята еще и успевали рассказывать Гайдну о пунктах Кодекса. Все это длилось буквально несколько минут, поскольку и одновременно сражаться, используя невербальные заклятья, а также отвечать на вопросы профессора, который щадить ребят совсем не стремился, было чертовски сложно.
- Юпитер! – Гарри с силой шмякнулся о мраморный пол, сраженный, к счастью, обычным отталкивающим заклятьем Дэна.
- Результат: десять минут, - сухо кивнул Гайдн, глянув на свои часы. – Отлично, Агостини. Садитесь.
Дэн усмехнулся и помог брату подняться с пола. Гарри отряхнул черные брюки и поправил рубашку, а потом они с Дэном сели на свои места рядом с Катрин. Анжелика тихо поздравила ребят с отличным выступлением, Хорхе со всей своей медвежьей силой стукнул Гарри по плечу, отчего тот поперхнулся воздухом. Катрин усмехнулась, поглядев на искаженное лицо друга, и толкнула его в бок, когда Гайдн начал медленно говорить.
- Десять минут это, как вы все видите, ваш потолок, - холодно говорил он. – Никто не может лучше, верно? Вам нужно тренироваться серьезнее и дольше. Считайте это вашим вторым домашним заданием.
- Вторым? – тихонько застонала Анжелика, глянув на учителя из-под ресниц.
- Именно вторым, синьорина Дюбуа, - ответил тот, кивнув. – Первым будет эссе минимум на двести слов. Тема: Командный и одиночный бой, что выгоднее. И, пожалуйста, помните о том, что ваш мнение для меня важно в последнюю очередь. Если не будет аргументации, ваше эссе пойдет разве что для растопки костра. Всем ясно?
- Да, профессор Гайдн, - раздался стройный хор голосов.
- Отлично, - кивнул тот. – На следующем занятии будем в подробностях разбирать командный бой. Все плюсы, минусы, что вы, кстати, обязаны отразить в своем эссе, а также, я думаю, успеем провести хотя бы один бой. Два на два. Позже будем увеличивать количество участников. Имейте в виду, что на этот раз я не дам вам самим разбиваться на группы. Вы должны уметь работать в команде с любым человеком, а не только с другом или подругой, - тут он бросил выразительный взгляд в сторону Гарри и Дэна.
Катрин слегка нахмурилась и подняла руку.
- Да, синьорина Лестрейндж, - кивнул Гайдн.
- Но, профессор, ведь может же быть и такое, что сработаться людям совершенно невозможно, - заметила она, встав со своего места. – То есть, если люди очень разные, они ведь просто не смогут подстроиться друг под друга. Один не сможет уловить темп битвы другого, не сможет предугадать его действия. В конце концов, если между ними плохие отношения, то…
- То они должны забыть об этом, - холодно заявил Гайдн. – Если же не смогут, то им нечего делать в группе. Боец должен, прежде всего, думать не о себе, а о том, за что он борется. Если нет цели, не может быть и борьбы. Если желание достичь этой цели сильно, если эта цель стоит того, то он преодолеет себя и сработается с кем угодно, только бы справиться. Если это война, если ты защищаешь Родину, то о разногласиях в отряде не может быть и речи. Вы можете не быть друзьями, но вы обязаны быть союзниками. Враг по другую сторону баррикад. Чтобы защитить родных и близких, вы обязаны сделать все, что потребуется, - он обвел притихший класс острым взглядом своих зеленых глаз. – А подстраиваться под разные типы бойцов вас научу я. Это вполне возможно, если очень постараться, синьорина Лестрейндж. Вы с синьором Агостини, любым из них, достойный тому пример. Вы совершенно разные типы бойцов. Они предпочитают нападать, причем делают это довольно резво, не оставляя противнику и шанса ответить. От заклятий противника они уклоняются, щитами практически не пользуются. Ко всему прочему их бой – это бой в движении. Они не стоят на месте, они двигаются, и, поверьте, это лучшая тактика из всего, что я увидел в вашем классе. Вы же, Катарина, боец довольно типичный, хотя и с большим уровнем магии. Вы редко уклоняетесь, предпочитая парировать все щитами, что мешает вам быстро отвечать противнику своим заклятьем. В связи с этим вы практически не двигаетесь с места, из-за чего становитесь легкой мишенью. Хотя вы довольно ловко посылаете в противников свои заклятья, то есть вы, в общем-то, успеваете им отвечать. У вас хорошая база знаний, вы не боитесь использовать самые разные заклятья, и, что мне очень нравится, вы редко повторяетесь. Сложно предугадать ваше следующее действие. И, несмотря на то что вы столь разные, с любым их братьев Агостини вы составляете отличную боевую двойку. Вас сложно победить. И это именно из-за того что вы можете подстроиться друг под друга. В нужный момент вы поставите перед Агостини щит, а они в ответ оттолкнут вас с линии огня или атакуют вашего противника, когда он будет слишком увлечен вами.
- Но мы друзья, - возразил Гарри, подняв руку. – Мы хорошо знаем друг друга.
- Это не совсем то, синьор Агостини, - хмыкнул Гайдн. – Не спорю, что вы отлично знаете синьорину Лестрейндж, но каким образом на поле боя вам поможет знание ее любимого цвета? Помимо того, что вы знаете ее, вы знаете еще и типаж ее бойца. Вы знаете, как она сражается. И этого, поверьте, достаточно, чтобы успешно вести бой. Поймите, что, для того чтобы понимать стратегию боя вашего напарника, не обязательно быть его близким другом – достаточно понаблюдать за несколькими его боями, чтобы определить его типаж. Но…
В этот момент громко прозвенел колокол, оповещающий об окончании занятия.
- … об этом мы поговорим на следующем занятии, когда я увижу на своем столе все ваши работы, - хмыкнул Гайдн. – Можете быть свободны. Не забывайте про тренировки. На улице все еще замечательная погода, и вы вполне можете устраивать дуэли и там.
- До свидания, профессор, - раздавались голоса студентов, покидающих аудиторию.
Гарри закинул в сумку конспект и ручки и вместе с друзьями отправился к Главному Залу – сейчас должен был быть обед.
- Потом у нас что? – спросила Катрин, по-кошачьи потягиваясь.
Пошла всего лишь вторая неделя обучения, и к занятиям ребята все еще просыпались с большим трудом. Не хотелось не то что идти куда-то и слушать лекции, но даже разлеплять глаза было довольно сложно. Хотя огромный колокол, заменяющий для всех будильник, не давал больше заснуть, продолжая трезвонить по всему замку, как минимум, семь минут, чтобы с постелей встали точно все.
- У тебя другое расписание, - недовольно буркнул Дэн, вытаскивая из отдельного кармашка сумки, в которой у него, к слову сказать, все было разложено по местам, небольшой листочек бумаги и заглядывая в него. – Но судя по тому, что стоят у нас сейчас Зелья, то…
- То я тоже на них иду, - хмыкнула Катрин.
- В отличие от меня, - хмуро добавила Анжелика, первой заходя в просторный зал и уже направляясь к правому столу, где ребята уже выделили для себя отдельное место, прямо в центре – и Гарри, и Дэн даже за трапезами любили привлекать к себе внимания, а здесь их все могли увидеть.
- Перестань уже расстраиваться, - добродушно улыбнулся Хорхе, с размаху падая на скамью рядом с Николь. – Ты и так будешь отличным целителем. Профессор Ригони говорит, что ты лучшая в таких Чарах. Это что-то, да значит.
- Зелья тоже важны, - пробормотала Анж, пододвигая к себе тарелку с запеченной рыбой. – Ладно, все, проехали. Лучше расскажите, чем вы сейчас на Чарах занимаетесь?
С четвертого курса на Чары ребята ходили разными группами. Те, кто собирался стать целителем, изучали в основном лечебные заклятья и способы нейтрализации самых тяжелых проклятий, а те, кто собирался участвовать в битвах и разнообразных сражениях, изучали различные способы маскировки, снятия охранных чар или же наоборот их наложения.
- Сейчас плотно занялись охранными чарами, - заметил Гарри, с наслаждением накладывая к себе на тарелку сытный кусок свиных отбивных. – Учимся обезвреживать ловушки.
- Точнее, пока только обнаруживать их, - хмыкнул Дэн. – Довольно сложно… Где у нас чай?
Мальчик бегло осмотрел стол и, заметив большой белый чайник, попросил Хорхе его передать.
- Эх, у твоей мамы чай лучше получается, - Хорхе насупился, попробовав зеленый ароматный напиток, и покосился на Гарри. – В следующем году опять к вам поедем. У вас веселее всего было.
- Мама там какие-то травки добавляет, - мечтательно вздохнул Гарри. – Он у нее еще и успокаивающий получается.
- Ага, - кивнул Дэн. – Но Лили дома, а мы здесь. И чай нам тоже придется пить здесь. А жаль.
- Почта, - оповестила всех Николь, первой заметив скопище ястребов, орлов и соколов, влетающих в Главный Зал через верхнее окно.
Перед Гарри приземлился его Пирос, который, довольно клюнув хозяина в ухо, протянул ему лапку с привязанным письмом. У Дэна тоже был собственный сокол-сапсан песочного цвета по имени Грин, но обычно с письмами в школу к ребятам летал только Пирос, поскольку он был гораздо выносливее, а путь от Рима до Палермо был довольно неблизким.
Рядом с Хорхе приземлился коршун Крит, который тут же принялся недовольно чистить перья, а Анжелика письмо получила только вчера. Катрин со вздохом поправила волосы, собранные в хвост, явно сожалея о том, что ей никто не пишет, а потом, почувствовав чувствительный тычок от Дэна, спешно принялась читать письмо от Агостини вместе с друзьями.
Письмо для ребят было исписано самыми разными почерками: мелким каллиграфическим Лили, размашистым, но аккуратным Марлин, беглым с прыгающими буквами Джеймса, ровным прямым Сириуса и крупным чуть неразборчивым Ремуса. Каждый из них писал что-то теплое ребятам, каждый рассказывал об их жизни и спрашивал о том, как дела у ребят. Обращались они не только к своим детям, но также и к Катрин, от чего девочка всегда расцветала буквально на глазах. По мере прочтения письма на лицах ребят появлялись все более широкие и счастливые улыбки. Когда все дочитали разные строки письма, от которых на душе становилось теплее, Гарри передал его Селене, которая сидела недалеко о них.
Но, если ребятам письмо принесло только хорошие эмоции, то вот Хорхе по прочтении недовольно нахмурился и скомкал свое письмо.
- Что такое? – участливо поинтересовалась Анжелика, намазывая блинчики клубничным вареньем.
- Мама и Гаспар женятся в начале ноября, - вздохнул Хорхе. – Она сказала, что заберет меня в этот день домой.
- Что-то они долго собирались, - заметила Катрин. – А чего ты так расстраиваешься? Ты же вроде и сам говорил, что Гаспар неплохой.
- Просто… - испанец покачал головой. – Не знаю, просто он до сих пор пытается заменить мне отца. Это раздражает.
- Ты видишь-то его всего ничего, - резонно сказала Николь. – Практически все время в школе, а летом у отца гостишь.
- Да все равно…
Катрин быстро глянула на часы.
- Пошли на занятие, - пробормотала она. – Скоро звонок. Еще опоздаем.
- Ага, - кивнул Гарри, подхватывая свою сумку. – Пошли.
Попрощавшись с Анжеликой, ребята дружным строем отправились в сторону северной башни, где располагался кабинет Зельеварения. Как и в поместье Агостини столь высокое место было выбрано чисто из соображений безопасности – никому не хотелось, чтобы неудачливый студент взорвал какую-нибудь из несущих стен в замке, поэтому под растерзание и отдали одну из башен. Окна там были не предусмотрены с самого начала, поскольку башня изначально строилась именно для лаборатории.

Впрочем, до ноября на Зельях не было ничего мало-мальски интересного – яды и противоядия уже настолько приелись и стали настолько похожими и однообразными, что изучать их было уже невыносимо скучно. Радовало хотя бы то, что Зелья теперь тоже изучали в разных классах, целители отдельно от бойцов, и Гарри не приходилось терпеть еще и многочисленные целительные зелья. Хотя несколько особо важных Шварц включил и в программу ребят. Но вот, в середине ноября, уже после того как недовольный Хорхе вернулся с довольно пышной и шикарной свадьбы своей матери и Гаспара, все-таки выдавив из себя какую-то радость за них, Гарри вновь начал ходить на уроки с удовольствием.
Шварц начал рассказывать ребятам о способах обмана Сыворотки правды.
- Кто знает, как можно обмануть Сыворотку правды? – с такого вопроса он начал свой очередной урок.
Ребята тут же оживились и подвинули к себе тетради в ожидании познавательной лекции. Глаза Гарри весело заблестели – он уже предвкушал, как Шварц будет со свойственным ему увлечением рассказывать им обо всех известных ему способах.
- Но разве это возможно, профессор? – изумилась светловолосая Ребекка, подняв руку.
- Естественно, - ответил профессор, кажется, едва не фыркнув от той, по его мнению, глупости, что сказала девочка. – Так кто мне ответит?
Руку поднял только Бьянки, даже Гарри был не слишком уверен в том, что может правильно ответить. Он думал о стандартном антидоте, но это ведь не обман Сыворотки, а полная ее нейтрализация.
- Бьянки, - буркнул Шварц.
Гуидо поднялся на ноги и не слишком тоже уверенно ответил:
- Стандартный антидот против Сыворотки правды. Он полностью нейтрализует ее действие.
- Это не то, - отмахнулся профессор. – Допустим, вы в плену. Вам нужно, чтобы все подумали, что вы говорите правду именно под действием Сыворотки. Для этого нужно, чтобы вы приняли эту Сыворотку, и она отчасти на вас подействовала - иначе вас легко раскусят. Сымитировать поведение при принятии этого зелья очень сложно. Расфокусированный взгляд, легкая дымка в глазах, заторможенное поведение. Больше нет вариантов?
Гай поднял руку, на его лице отразилось легкое замешательство.
- Да, Дюпре?
- Ну, вероятно есть такое зелье, - с сомнением начал тот, - которое ослабляет действие Сыворотки.
- Верно, - кивнул Шварц. – Не совсем ослабляет, конечно, но несколько меняет. Вы можете по-своему трактовать заданный вам вопрос. Вы можете трезво размышлять над ним. То есть, например, вас спрашивают: кто ваш напарник? Вы можете подумать о прошлом напарнике, который уже погиб или же находится в отставке. Например, поддерживаете ли вы ту или иную сторону в войне. Например, когда-то в детстве вы, конечно, ничего не поддерживали, поэтому легко можете ответить, что нет. И на подразумеваемый конкретно вами вопрос ответ будет честным.
- Ого, - тихо пробормотал Гарри.
- Сегодня будем в деталях разбирать действие, минусы, плюсы и побочные эффекты, - сказал Шварц, присаживаясь за свой дубовый стол, заваленный сочинениями студентов. – Приготовьтесь, писать будем очень много. На следующем уроке будем варить основу к этому зелью. Очень сложный состав, да и на приготовление уходит два-три месяца, как повезет с погодой и ингредиентами… - он задумчиво потер подбородок, покрытый легкой щетиной. – Что ж, приступим…

Интереснее стали и уроки ментальной магии. Теперь ребята не просто отражали прямые атаки на свои воспоминания, но еще и учились хитрить, создавая у себя в голове ложные воспоминания или запутывая свои мысли в сложные лабиринты, запирающие противника в сознании.
Выдумывать новые воспоминания или же изменять старые оказалось не так уж сложно, особенно если есть фантазия. Сложно было выдавать эти воспоминания за настоящие. Помимо обычной картинки нужно было прибавить к этому свои вымышленные чувства и эмоции, создавать которые было делом очень муторным и долгим. Только поначалу, конечно. Например, профессор Буске за долгие годы практики могла создавать ложные воспоминания, которые действительно казались настоящими, всего за несколько секунд. Ребятам определенно было к чему стремиться.
Гораздо интереснее стала и Нумерология. Ребята наконец-то стали изобретать свои собственные заклятья. Точнее, пока они, конечно, только пытались что-то придумать, ибо с первого раза полностью продумать всю структуру будущего заклятья было просто невозможно. Хотя особенно отличалась Чепи Вебстер – девочка буквально ощущало, что нужно сделать, чтобы создать новое заклятье, и получалось у нее это поразительно хорошо. Но через несколько уроков, в течение которых профессор только лишь проверял путаные формулы, составленные учениками для будущих заклятий, у Катрин уже получилось создать новый щит. Довольно сильный, но энергозатратный. Судя по формуле, он смог бы отклонить большинство оглушающих заклятий любой степени, слабые парализующие и, разумеется, мелкие чары первой степени. Профессор был доволен своей талантливой ученицей и готов был едва ли не петь ей дифирамбы.
Впрочем, Гарри и Дэн ненадолго отстали от подруги и уже спустя пару уроков тоже смогли придумать собственные заклятья. Правда, они решили, что щиты им ни к чему, и придумали боевые заклятья. Дэн – парализующее, позволяющее лишать человека способности двигаться не полностью, а лишь частично, а Гарри что-то среднее между оглушающим и отталкивающим. Его серо-зеленый луч одновременно и оглушал противника, и отталкивал его в противоположную сторону.
Вскоре и остальные студенты, продолжившие изучать Нумерологию, тоже создали что-то свое. Конечно, в большинстве случаев новые заклятья практически повторяли уже изобретенные, различаясь лишь в некоторых составляющих формулы, за счет чего лишь только действовали чуть дольше, наоборот чуть меньше, или имели немного отличную силу. Но, тем не менее, даже это было для всех ребят огромным достижением. Они по-детски радовались, воспроизводя свои заклятья и весело смеялись, когда все получалось. Профессор Раваэлли снисходительно глядел на них своими маленькими черными глазами и подкручивал свои густые усы, явно довольный тем, что его уроки так радуют ребят.

***
Рождество как и всегда принесло одни только радости. Ребята увиделись с любимыми родителями, которые встретили их привычным теплом в глазах, мягкими объятиями и светлыми улыбками, способными озарить, казалось, весь мир.
Ребята в этот раз прибыли прямо в Австрию с помощью Летучего Пороха, который хоть и не был самым приятным видом передвижения, все же значительно облегчал жизнь людям не способным к трансгрессии.
Обычно ребята прибывали в коттедж вместе с родителями и только из своего поместья в Риме, поэтому первый день на курорте они всегда посвящали исключительно уборке – за год, когда здесь никого не было, все успевало зарасти слоем пыли и приобрести нежилой вид. В это же раз коттедж в Австрии имел довольно уютный вид, ибо каждый из семейства Агостини уже успел оставить тут свой отпечаток.
На кухне было разбросано множество кастрюль, сковородок и прочих предметов для готовки, значения которых ребята в действительности мало понимали. Лили и Марлин, в связи с довольно тяжелой работой, отнимающей все силы, позволяли в поместье работать дюжине верных и преданных домовиков, раболепно взирающих на них своими огромными глазами-шарами, но здесь, свободные от вечной суеты города, бодрые и свежие, женщины предпочитали собственноручно готовить и завтраки, и обеды, и ужины.
В малой гостиной царил полнейший беспорядок. Здесь в основном обитали только мужчины, а Джеймс не был слишком аккуратным человеком, как ни пытались его долгие годы изменить Сириус и Лили. Впрочем, и Бродяга за другом был убирать не намерен, полагая, что и в бардаке можно вполне спокойно обитать. А вот Ремус поначалу довольно упорно пытался привести все в порядок, но ему это так и не удалось, поэтому, тяжело вздохнув, он плюнул на это бессмысленное занятие и принялся наравне с друзьями наслаждаться относительно спокойной жизнью.
Полуторагодовалая Бьянка же оставляла свои следы не только в детской, но и по всему дому. Малышка практически все время находилась в движении, что очень сильно осложняло жизнь ее родителям, которым теперь постоянно приходилось следить, чтобы она не схватила чего опасного. Впрочем, девочка пару раз все же успела схватить волшебную палочку любимого дяди Сириуса, который был так неосторожен, что оставил ее на диване в гостиной, спешно отправившись в спальню по зову Марлин. В результате небольшого приключения пострадало несколько дорогих ваз, одна картина и персидский ковер, которым так дорожил Ремус. Малышка же только весело хохотала, глядя, как медленно рушится уютная гостиная. Восстановить все не составило труда, но впредь каждый из них постоянно проверял не оставил ли он где свою палочку.
В спальне Лили и Джеймса малышка успела оставить свои художества, изрисовав все светло-голубые обои некогда с цветочным узором. Мягкая и пружинистая кровать же подверглась ее прыжкам. Точнее, девочка, громко хохоча, подпрыгивала на кровати и тут же падала на попу.
В общем, коттедж встретил уставших от учебы ребят весельем, теплом и счастьем. Даже не разбирая вещей, дети забросили чемоданы в комнаты и, быстро одев теплую верхнюю одежду, отправились гулять на улицу, руками ловя падающий с неба снег и катаясь в сугробах. Весь день на улице стоял необычайно громкий хохот, слышный, наверное, всей Австрии.
Рождественскую ночь встретили как всегда с размахом. Стол ломился от угощений, вокруг все время взрывались фейерверки и хлопушки, осыпая детей и взрослых разноцветными конфетти, а на улице свободно разгуливали снежные звери, весело играя с детьми, если они подходили к ним достаточно близко.
Бьянка от такого пришла в настоящий восторг и, счастливо хохоча, тыкала пальцами то в того, то в другого зверя. В конце концов, Джеймс и Сириус решили посадить малышку на спину могучему оленю с ветвистыми рогами, так похожему на отца девочки в его анимагической ипостаси. Довольные своей идеей, мародеры радостно бегали рядом с оленем, страхуя Бьянку, пока тот бережно катал девочку. Продлилось все это недолго, до того момента, пока на улицу не вышла возмущенная Лили с раскрасневшимися от мороза щеками и встрепанными рыжими волосами, ярким пламенем горящими на фоне белого снега. Женщина стремительно подбежала к друзьям и громко объявила им, что они самые настоящие ослы, а потом, гордо вздернув подбородок, забрала расстроившуюся Бьянку, которая тут же залилась слезами, и скрылась в доме. Марлин тяжело вздохнула, с упреком поглядев на мужа и его брата, и покачала головой, явно подразумевая этим, что они дураки, и никогда не изменятся. Джеймс старым, как мир жестом взлохматил свою и так растрепанную шевелюру и побежал вслед за женой – вымаливать прощение. И, судя по тому, что несколько минут спустя на улицу на руках с уже вновь веселой Бьянкой вышел смущенный Ремус, с таким видом, словно уже в сотый раз смотрит на одну и ту же картину, Джеймсу успешно удалось это примирение.
Сириус подхватил девочку на руки, получив при этом весьма ощутимый тычок в лицо от нее, бросил быстрый взгляд в сторону спальни Лили и Джеймса, в окнах которой не горел свет, и вновь посадил малышку на оленя. Марлин закатила глаза, но ничего не сказала, а Ремус только усмехнулся и сел на снег рядом с Гарри и Дэном, которые с улыбкой наблюдали за маленькой сестренкой.
Оставшееся время каникул прошло в таком же темпе. Ребята большую часть времени проводили на улице, играя в снегу, который им приходилось видеть так нечасто, катаясь на коньках и сноубордах, а также строя невероятные снежные сооружения. Сириус и Джеймс продолжали развлекать маленькую Бьянку порой довольно опасными способами, за что и получали яркие и довольно изысканные тирады от Лили, к которой в особо, так сказать, тяжелых случаях присоединялась и Марлин. Но справедливости ради стоит сказать, что Бьянка своими развлечениями была очень довольна, да и ни разу не пострадала под чутким наблюдением мародеров. Ремус же даже на заслуженном отдыхе продолжал заниматься работой. Постоянно читал какие-то научные трактаты, не забывая, впрочем, и писать что-то свое.
- Ему нужна девушка, - тихо усмехнулся однажды Сириус, когда вся мужская компания, за исключением Лунатика, отправилась гулять по окрестностям.
- А почему у него нет девушки? – тут же недоуменно заметил Гарри, поправляя шапку, которая сбилась набок, когда Дэн со смешком толкнул его в сугроб, за что, впрочем, и сам тут же упал следом.
- Рем у нас любит заниматься самобичеванием и до сих пор считает, что никакая девушка оборотня не полюбит, - хмыкнул Джеймс.
- Да нет, сейчас он больше из-за работы ни с кем не встречается, - тут же поправил Сириус. – Все время пытается что-то улучшить и помочь как можно большему количеству людей.
- Это же хорошо, - Дэн выплюнул снег, забившийся ему в рот, и отряхнул джинсы.
- Для всех – да, но для него – нет, - не согласился Гарри. – Он же даже сейчас почти все время со своей работой сидит.
- Надо бы его с кем-нибудь свести, - тихо шепнул Джеймс Сириусу, когда мальчишки уже побежали по лесной тропинке вперед, толкаясь и смеясь.
- Точно.
Мужчины совершенно одинаково улыбнулись друг другу и дали друг другу «пять».

***
Закончились каникулы, и ребята снова вернулись в родную школу, где их ждали строгие учителя, изнурительные уроки и тяжелые домашние задания. Но и снова ребята быстро приспособились к темпу обучения. Вновь научились рано просыпаться, вновь научились правильно распределять свое время, чтобы все успевать, и вновь совсем забыли о своих шалостях, которые так часто устраивали на каникулах к огромному счастью первых мародеров и к вящему неудовольствию Лили, которой приходилось устранять последствия.
Тем не менее, третьего февраля ребята нашли время, чтобы в очередной раз устроить Катрин шикарный праздник. Каждый ее день рождения в стенах школы отмечался с шиком и помпой. Вся школа уже хорошо усвоила, что третье февраля – это день Катрин Лестрейндж. Уж мальчики позаботились об этом, из года в год устраивая ей все более и более яркие и запоминающиеся сюрпризы. Этот год исключением не стал, и с самого утра в стенах Академии вновь начали происходить чудеса.
Катрин излишнее внимание к собственной персоне не слишком любила, но не в этот день. Каждый новый сюрприз, каждый новый подарок, каждое новое поздравление порою даже от незнакомых ей студентов Катрин принимала со счастливой улыбкой и искрами в глазах. Глядя на то, что устраивали специально для нее мальчишки, Катрин невольно чувствовала себя самым счастливым человеком в мире, ей начинало казаться, что она может сейчас сделать все, что угодно. В груди у нее от этого разливалось тепло…
О лучших друзьях и мечтать было нельзя. Катрин знала это. Гарри, Дэн и Николь всегда были для нее опорой, они всегда поддерживали, всегда помогали ей. Они самые близкие ее люди. И она все сделает для них, все сделает ради них.

- Вы самые замечательные друзья на свете! – радостно воскликнула Катрин, обнимая каждого из них.
Николь, Анжелика и Селена накрыли замечательный столик на всю их компанию в одной из замечательных комнат замка, которые нашли мальчишки еще на первом курсе. Хорхе украсил комнату сверкающими гирляндами, волшебными светлячками, разноцветными шариками и прочими яркими мелочами. А Дэн и Гарри весь день только и делали, что устраивали все новые и новые сюрпризы, подстерегающие Катрин в самых, казалось бы, неожиданных местах.
На Чарах мальчишки, вместо того чтобы отрабатывать заклятье полного растворения, позволяющее проходить сквозь твердые предметы, засыпали весь кабинет разнообразными цветами. Буквально на каждом свободном сантиметре помещения были цветы. Белые и красные, желтые и розовые, сиреневые и пурпурные. Розы, гвоздики, хризантемы, колокольчики, ландыши, лютики, каллы, лилии… По кабинету моментально разлился прекрасный аромат от смешавшихся вместе цветов. Профессор Ригони тяжело вздохнула, увидев такое безобразие, и покачала головой, а потом, взмахом палочки собрав все цветы в красивые букеты и разложив их перед всеми девочками в классе, строго приказала всем заниматься дальше. Правда, после такого представления все то и дело бросали взгляды на довольных Гарри и Дэна, а Бьянки и вовсе через каждые пять минут вставлял что-то саркастичное и язвительное. Агостини отвечали ему тем же. Впрочем, даже в этом случае они не переставали улыбаться.
На Боевой магии ребята, к счастью, воздержались от активных поздравлений, ибо Гайдн предупредил их перед уроком о том, что, если они посмеют что-нибудь сделать, то он сотрет их в порошок. Зато на Нумерологии они устроили шикарный фейерверк, приведший профессора Раваэлли в полный ужас. Полный мужчина смотрел на яркие искры, врезающиеся в потолок, с непередаваемым выражением на лице и держался за свой плотно обтянутый белой рубашкой живот. Его явно не вдохновляло такое поздравление. Агостини поплатились за такое выступление строгим выговором и удвоенным домашним заданием. Но и этому мальчишки не расстроились.
А уже вечером они привели Катрин на небольшой праздник только в кругу друзей.
- А ты самая классная подруга, - рассмеялся Гарри, покружив ее на руках. – И слишком легкая.
Катрин усмехнулась.
- Спасибо вам, ребята, - она вновь обняла друзей. – Вы даже не представляете, как я рада сейчас.
- Да ну, - Дэн легко отмахнулся. – Если бы Анжелика не родилась во время каникул мы бы и ей что-нибудь устраивали. Да и Хорхе тоже летом родился, так что ты у нас единственная, кого можно так порадовать!
Она снова улыбнулась.

***
Студенты-пятикурсники сидели в просторной аудитории, в которой обычно проходили занятия по Истории Магии. На стенах висели портреты разных известных личностей, которые в течение уроков частенько вставляли в рассказы профессора Ди Стефано свое веское слово, исправляя ее или дополняя ее рассказы веселыми деталями. Иногда они, спасибо им огромное, шутливо помогали ребятам на контрольных и проверочных работах, весело отвлекали профессора или подсказывали правильные ответы, а иногда, правда, не лезли вообще, предпочитая посапывать себе тихонько и отдыхать от шумных и резвых детей. На данный момент большинство из них именно этим и занимались. Только синьор Арчибальд дель Торрес – веселый сухопарый старикашка с добрым нравом и хитрой улыбкой – преспокойно читал что-то в своем учебнике, да синьора Кристалл Ферье – молодая волшебница, прославившаяся изобретением тысячи полезных бытовых и косметических заклятий, - пристально изучала свои длинные ногти.
Ребята же, не обращая на портреты никакого внимания, ожидали начала занятий. Мэнди, Прю и Ребекка, весело шушукаясь, смотрели что-то в каком-то журнале, Лей и Астор играли в шахматы, причем Гарри мог судить, что китаец уже заочно проиграл, Джакомо и Саид играли в карты, а Гуидо и Алекс обсуждали какое-то зелье, которое хотели сварить для Шварца, как зачетную работу, которую они делали в конце каждой зимы. Гарри с Дэном баловались чарами, пытаясь придумать какую-нибудь новую шутку, на которые у них снова стало хватать сил и времени, а Катрин с Анжеликой делали домашнюю работу по Древним Рунам. Хорхе преспокойно дрых на парте, подложив под голову свою мягкую кожаную сумку.
- Кто-нибудь знает вообще, что у нас сегодня будет? – громко спросила Арлин, чуть приподнявшись со своего места.
- В каком это смысле? – удивилась Сильвия, откинув назад роскошные черные волосы. – Я думала, урок Истории Магии как всегда.
- Ди Стефано лежит в госпитале, - заметил Гарри, приподняв голову. – Рем сказал, как минимум, неделю там будет прохлаждаться. Так что у нас должна быть какая-нибудь замена.
- Вот бы нам просто так разрешили посидеть, - блаженно пробормотала Мина, уложив голову на руки. – Я была бы счастлива… Надо сделать домашку для Гайдна, а то он меня живьем съест и все косточки выплюнет.
- Не бойся, Мина, тебя он есть не станет, - Хорхе лениво поправил сумку под головой и приоткрыл один глаз. – В тебе мало мяса. Одни кости.
- Обнадеживает, - Мина криво улыбнулась, поправив кудряшки.
- А что там с Ди Стефано? – спросила Настя, спрыгнув с подоконника и присев прямо на парту рядом с Хорхе. – Что-нибудь серьезное?
- Да нет, - Гарри пожал плечами. – Какая-то нехорошая инфекция. Чтобы организм очистить надо зелья пить, вот ее из госпиталя и не выпустят пока. Так что неделю будем кантоваться без нее.
- Так что нам все-таки на замену влепили? – вздохнул Гай, подперев голову рукой, и лениво уставился в потолок. – Кто-нибудь что-нибудь знает?
- Ну, всяко не обычный урок, раз тут всех собрали, - Бьянки пожал плечами. – Я мог бы сейчас, между прочим, сидеть в гостиной и нормально работать над зельем.
- Говорят, что какой-то лектор из Египта приехал, - Ребекка пожала плечами. – Не знаю, о чем он тут распинаться будет.
- Надеюсь, интереснее, чем История Магии, - фыркнул Дэн, откинувшись на спинку стула. – Гарри, как думаешь, лектор обрадуется таким веселым студентам, как мы?
- Думаю, да, - тот весело улыбнулся в ответ. – Что придумал?
Дэн хитро улыбнулся, покрутив в руке волшебную палочку, и направил ее на огромную доску. Катрин тяжело вздохнула, поглядев на мальчишек, и покачала головой.
- Не перемудрите, - пробормотала она напоследок. – А то мало ли какой там лектор будет.
- Последи за коридором, - негромко прошептал Гарри, поднимаясь на ноги. – Предупредишь, если что. Мы быстро.
- Ладно, давайте, - Катрин вздохнула и вытащила из сумки карту. – Клянусь, что замышляю шалость и только шалость.
Гарри с Дэном тем временем спустились к доске. Дэн с улыбкой огляделся и, сделав несколько пассов волшебной палочкой, зашептал заклинания. Гарри хмыкнул и тоже шепнул пару слов, сделав несколько движений волшебной палочкой. Шутки в этот раз, признаться, были довольно детские, но, тем не менее, они надеялись, что хотя бы так смогут выбить из колеи неподготовленного лектора, который придет рассказывать им о чем-нибудь, воодушевленный и бодрый. Вот только уйдет он отсюда, наверняка, малость расстроенный.
- Идут! – громко оповестила всех Катрин спустя пару минут. – Давайте на места.
- Кто там? – Гарри быстро скользнул на скамейку рядом с подругой и заглянул в карту. – Уизли. Что-то знакомое. Я где-то слышал эту фамилию.
- Откуда он интересно? – задумчиво спросил Дэн, присаживаясь прямо на парту. – И о чем рассказывать будет?
- Да кто его знает, - фыркнул Хорхе, не поднимая головы. – Какая разница. Лишь бы болтал не слишком громко, хоть отоспаться можно будет.
- Кому что, - усмехнулась Сильвия, вытянув ноги. – А я, может, хочу послушать заморского препо…
Договорить она не успела, поскольку резко открылась дверь и внутрь вошла синьора Беллуччи. Ее темные волосы как всегда были собраны в высокую элегантную прическу, а хрупкую женственную фигуру плавно очерчивало легкое белое платье. На лице как всегда мягкая, добрая улыбка. Она прошла вперед и остановилась перед ребятами. Следом за ней в аудиторию вошел долговязый, несколько худощавый парень со светло-рыжими волосами, стянутыми сзади в низкий хвост. В ухе у него поблескивала серебряная серьга, одет он был в кожаную куртку, высокие армейского типа ботинки из драконьей кожи и штаны из грубой ткани. Выглядел он весьма… интересно. А рядом с синьорой Беллуччи смотрелся и вовсе как-то странно и неуместно.
- Добрый день, ребята, - женщина обвела всех взглядом и слегка облокотилась о край учительского стола, заваленного бумажками, учебниками и тетрадками. – Как настроение?
- Хорошо, - наперебой заявили студенты.
- Просто замечательно! – воскликнул Дэн, чуть приподнявшись с места.
- Я рада, Дэниэл, - женщина ему кивнула. – Я так понимаю, настроение такое замечательное после фейерверка в северной башне?
- Возможно, - Дэн нахально улыбнулся. – Там было весело, хотя я совершенно не представляю, кто мог бы это устроить.
- Правда? – женщина улыбнулась. – Я тоже, Дэниэл, я тоже. Но если будут какие-то новости, непременно сообщите мне об этом, договорились?
- Разумеется, синьора Беллуччи, - Дэн уверенно кивнул.
- Гарри? – директор, улыбнувшись, посмотрела на второго брата.
- Естественно, синьора, - Гарри сделал мину посерьезнее. – Вы же знаете, что мы главные блюстители порядка.
- О да, в этом я уверена, - рассмеялась синьора Беллуччи. – Хорошо. Я здесь, собственно, всего на пару минут. Пришла представить вам нашего гостя, который любезно согласился рассказать вам о прелестях работы в роли ликвидатора проклятий. Знакомьтесь, это Уильям Уизли, - женщина с улыбкой указала на рыжеволосого парня, и тот весело кивнул ребятам. – Он работает ликвидатором проклятий при египетском филиале банка «Гринготтс».
- Довольно интересно, - негромко прошептала Анжелика, отклонившись чуть назад. – Кто у нас хочет работать в «Гринготтсе»?
- Сомневаюсь, что кто-то хочет, - фыркнула Катрин, покрутив ручку между пальцами. – С гоблинами работать себе дороже. Кинут и глазом не моргнут.
- Моника вроде учит гоблинский, - заметил Гарри, бросив быстрый взгляд на девочку. – Но она собиралась работать в Министерстве, а не в «Гринготтсе», так что вряд ли ее это заинтересует. Ликвидаторов проклятий среди нас вряд ли найдешь, мы все больше их насылать учимся, ребятки.
- Ага, - фыркнул Хорхе, даже не взглянув на пришедшего к ним гостя. – Я как раз придумал, чем нам заняться на этом уроке. Мы будем насылать проклятья, он будет их снимать, так и время пролетит.
- Что ж, надеюсь, урок пройдет хорошо и вы узнаете что-нибудь новое, - синьора Беллуччи улыбнулась и, подхватив подол белого платья, направилась к выходу. – Доброго дня вам, ребята.
- Доброго дня, синьора Беллуччи, - хором ответили бодрствующие дети.
- Ну, что… добрый день, дети, - Уильям Уизли вышел вперед и широко улыбнулся. – Давайте с вами знакомиться. Меня зовут мистер Уизли, я из Англии, хотя последние пару лет работал в Египте. Практика там естественно гораздо лучше. Гоблины часто организуют экспедиции в древние пирамиды, пытаясь найти там сокровища, а мы, ликвидаторы проклятий, соответственно, расчищаем им путь, снимая различные каверзные проклятья. Работа, признаться, весьма интересная. Разумеется, если работаешь, так сказать, на выездах. В таких пирамидах или других древних местах. Кроме того в наши обязанности входит проверять некоторые предметы, которые были найдены гоблинами или перешли в их владение каким-то иным образом. Собственно, в этом и заключаются наши обязанности… Иногда по случаю приходится делать что-то еще, но в основном мы только проверяем различные вещи на наличие каверзных проклятий. Ну, в общем и целом я вам все расписал, так что теперь… есть вопросы?
Катрин тут же вскинула руку вверх.
- Вы знакомы с египетскими проклятьями? – спросила она, поднявшись с места.
- Да, немного, - мистер Уизли улыбнулся и кивнул. – Мисс…
- Агостини, - фыркнул со своего места Гуидо Бьянки, выразительно покосившись в их сторону. – Только в нашей стране принято обращаться немного по-другому, синьор Уизли.
- Разумеется, прошу прощения, что не учел эту маленькую особенность, - Уизли спокойно кивнул и вновь обернулся к Катрин, которая хотела было осведомить преподавателя о своей настоящей фамилии, но не успела. – Синьорина Агостини. Я немного знаком с египетскими заклятьями, вас они интересуют? Если говорить честно, то ничего особенного в них нет, они столь же сильны и разнообразны, как и любые другие. А специфика этих проклятий заключается только в произношении.
- Не согласен с вами, - с места поднялся Гарри. – Предвосхищая ваш вопрос, я тоже Агостини. Но дело в том, что специфика любых заклятий заключается не только в произношении, но и в том, что предугадать, а тем более отразить их может далеко не каждый. Согласитесь, неподготовленный человек даже не поймет, что в него кинули из египетских проклятий и как это нечто отражать, верно? Вот, например, сомневаюсь, что я смогу отразить специфические проклятья моего египетского друга Саида.
Саид хмыкнул и закатил глаза.
- Согласен, синьор Агостини, - задумчиво кивнул Уизли. – Но дело в том, что это слишком сложно запоминать различные аналоги проклятий разных стран, чтобы использовать это где-то. Кроме того не думаю, что вам это пригодится. В конце концов, с кем вы собираетесь сражаться, чтобы не суметь одолеть их обычными классическими заклятьями?
- Ну, сражаться есть с кем, - улыбнулся Дэн, поднимаясь на ноги. – Обитатели Мертвого Холма, например, не станут церемониться. Боюсь, что обойтись классикой тут не получится.
- Ну, это дело мнения, как мне кажется, - вздохнул Уизли. – Как кажется мне, в любой ситуации достаточно и классических заклятий, главное иметь хорошую тактику и уметь сражаться, синьор…
- Агостини, - Дэн усмехнулся, присаживаясь на место.
- А не могли бы вы написать на доске несколько особенно изощренных египетских проклятий? – спросила Ребекка, чуть приподнявшись с места. – Нам было бы интересно посмотреть. Возможно, кому-то это поможет. Во всяком случае, мое мнение полностью совпадает с мнением моих товарищей: в работе аврора специфические заклятья никогда не помешают.
- Да, разумеется, синьорина…
- Агостини, - Ребекка очаровательно улыбнулась и присела на место, закинув ногу на ногу.
В классе раздались смешки, а Уильям Уизли с широкой улыбкой протянул:
- Да что вы говорите! – он усмехнулся.
- Мы все тут одна большая семья, синьор Уизли, - Алекс отсалютовал ему. – Побудете с нами годика два и тоже заслужите право носить эту замечательную фамилию.
- Боюсь, родители не слишком обрадуются, - хмыкнул Гарри. – Чистокровность направо и налево не раздают.
Некоторые ребята посмеялись, Катрин хмыкнула, а Уильям Уизли продолжал улыбаться.
- Я слышал, что здесь учатся только чистокровные, верно? – произнес он спокойно.
- Абсолютно, - кивнула Мэнди. – Я тоже Агостини, если вас интересует. И судя по вашей фамилии, синьор Уизли, я могу заключить, что вы один из так называемых предателей крови, так что, пожалуйста, не нужно говорить нам о ваших английских традициях.
- Могу уверить вас, синьорина Агостини, что я и не собирался, - синьор Уизли улыбнулся, как будто его нисколько не задело такое откровенное пренебрежение и даже презрение Мэнди. – Но насколько могу видеть, слава моей фамилии бежит впереди меня.
- Слава предателей крови всегда бежит впереди них, - улыбнулся Бьянки. – В какой бы стране вы ни находились, чистокровные узнают вашу фамилию. Тем более что на данный момент, как мне известно, Уизли считаются достаточно большим кланом. Быть может, мы вернемся к нашим египетским проклятьям, синьор Уизли?
- Разумеется, синьор… Агостини, я полагаю.
- Правильно полагаете, - кивнул Гуидо.
- С легкой руки лучшего зельевара современности наша фамилия растиражировалась на весь курс, - усмехнулся Дэн, откидываясь на спинку стула. – Братья и сестры! – патетически обратился он к ребятам. – Мы с вами будем поболее клана Уизли, да Гуидо?
- Вне всякого сомнения, - ответил тот. – И все же… египетские проклятья. Дружище Саид, следи, чтобы все было верно!
Араб усмехнулся и вылез из-за парты, присаживаясь прямо на столешницу.
Уильям Уизли, не обращая на их кривляния ровно никакого внимания, подошел к доске, еще не понимая, что ждет его впереди. Он поднял мел и принялся что-то писать. Он успел написать два каких-то заклятья, как вдруг строчки резко испарились, оставив после себя только чистую грифельную доску. Не заметив этого, Уильям Уизли продолжал писать дальше. Но все строчки бесследно исчезали. По классу начинали раздаваться первые смешки. Шутка, на первый взгляд довольно детская, но преподаватель не знал, что его ждет дальше.
Закончив, как он думал писать, синьор Уизли отошел от доски, вероятно чтобы проверить, нет и каких ошибок, и удивленно застыл на месте. Он хмыкнул, повернувшись к классу, и заметил:
- Очень смешно, дети, - он кивнул улыбающимся ребятам, которые прикрывали рты руками. – Браво.
Не успел он, впрочем, закончить, как по доске сзади него побежали новые буквы – в тех местах, где он писал раньше. У Хорхе всегда неплохо получалось сочинять веселые шутливые стишки, которыми он любил высмеивать что-нибудь. Дэн позаимствовал у друга парочку стишков про преподавателей и, заменив пару слов, так чтобы они соответствовали их новому знакомому, выписывал их сейчас в своей тетради, переводя на доску с помощью протеевых чар. Класс взорвался хохотом.
Гарри в своей тетради нарисовал карикатуру на преподавателя, и та тоже появилась на доске. Он шепнул парочку слов, и карикатура начала расхаживать туда-сюда, с умным видом разглагольствуя о чем-то. Потом сзади появился миниатюрный дракончик, который принялся жарить карикатурного Уизли залпами огонька, отчего тот кричал и смешно хватался за задницу, пытаясь убежать от дракончика. Ребята уже не сдерживались, хохоча во весь голос.
И пусть шутки были совсем детскими и несерьезными, но в последнее время любые развлечения были в радость ребятам. Уроки к концу февраля совсем уже достали их, учиться хотелось все меньше, и несмотря на то что они уже давно привыкли к такому темпу, они все равно оставались детьми, которым нужно было хоть немного отдыха. И пусть этим они явно доводили несчастного Уильяма Уизли до белого каления, но им действительно хотелось немного посмеяться. В конце концов, когда еще они могут так поиздеваться над преподавателем?.. Профессора Ригони они слишком любили, старикашка Ксенакис завалил бы всех невыполнимыми переводами, Шварц, не церемонясь, влил бы каждому в глотку что-нибудь ядовитое, а Гайдн, наверняка, не моргнув и глазом, отправил бы в них сильное проклятье. С местными профессорами шутки плохи, да и не хотелось с ними портить отношения: сколько бы строгими они ни были, они давно уже стали близкими и даже любимыми.
- Профессор, вы любите драконов? – нахально улыбнулся Дэн, приподнимаясь с места. – Мне кажется, они невероятно милые существа.
Уильям Уизли тяжело покачал головой, поглядев на него, и опустился на стул, видимо, решив, что урока теперь точно не получится. Но едва его пятая точка коснулась стула, как тот резко взмыл в воздух едва ли не под самый потолок, а потолки в замке были ой какие высокие! Аудиторию сотряс новый приступ смеха. А самое главное, синьор Уизли никак не мог снять чары.
- Вот вам и вся польза специфических проклятий, - рассмеялся Гарри. – Моя подруга Мэй Фукухара поделилась со мной весьма интересными японскими заклятьями.
Девочка, сидящая на две парты впереди, обернулась и закатила глаза. Несмотря на то что она чуть улыбалась, ей явно не нравилось то, что они так откровенно издеваются над преподавателем. Поэтому не успел синьор Уизли еще и повозмущаться толком, как она уже взмахнула палочкой, и стул плавно опустился на пол.
- Ну, Фукухара! – возмутился Дэн. – Не порть весь кайф.
- Я так понимаю, зачинщик всего безобразия это вы? – холодно спросил Уильям Уизли, уставившись на Дэна недовольным взглядом, и тот довольно кивнул, даже не думая скрывать свою причастность – все равно все и так понимали, кто за этим стоит.
- Заграбастал себе всю славу, - усмехнулся Гарри, поднимаясь на ноги. – Мы вместе, профессор. Как вам?
- Вы мне кое-кого напоминаете, - раздраженно ответил Уильям Уизли. – Такие же шутники.
- Мы не шутники, профессор, - Катрин очаровательно улыбнулась.
- Они мародеры, - на весь класс просипел Хорхе, все также не поднимая головы от своей сумки. – Хотя никого пока не грабили.
Уильям Уизли вновь тяжело вздохнул и покачал головой.
- У меня братья есть, - заметил он. – Младшие. Такие же балагуры, как и вы. Хотя, признаться, они никогда не позволяли себе подшучивать над своими преподавателями.
- Над своими мы бы и не подшутили, - фыркнул Алекс с первой парты. – Боюсь, вы недооцениваете всю мощь их возможной мести. А вы, к счастью, здесь на один день, так что нам особенно нечего бояться.
- Значит, все считают, что издеваться над преподавателем – это нормально? – спросил синьор Уизли.
- Ну, более-менее, - Гуидо передернул плечами.
- Чистокровность не делает вас особенными, ребята, - Уильям Уизли вдруг улыбнулся и присел на край парты. – Вы не лучше и не хуже магглорожденных. Вы точно такие же. А идеи о том, что магглорожденных и магглов нужно истреблять не приведут ни к чему хорошему. Был один такой черный маг у нас в Англии, его все боялись и даже не могли подчас назвать по имени. Его звали Тот-Кого-Нельзя-Называть.
Гарри усмехнулся.
- Что имя такое страшное? – спросил он. – Или люди такие тупые?
- Вы еще не понимаете этого, но страх порой очень сильно влияет на нас, - спокойно ответил синьор Уизли. – Он пытал и убивал людей, устаивал массовый террор… Люди стали бояться и его имени. И это не казалось странным, потому что было действительно страшно. Волан-де-Морт, так он называл себя сам, в итоге потерпел сокрушительное поражение, а все его сторонники оказались заключены в Азкабан.
- Единственное место, где до сих пор продолжают жить дементоры, - поморщилась Арлин. – Ужасные твари.
- Именно, - Уизли кивнул. – И во время той войны, которую затеял Волан-де-Морт, дементоры встали на его сторону. И от этого людям становилось еще страшнее.
- Теоритически дементоры не могут встать ни на чью сторону, - Гарри пожал плечами. – Они не наделены разумом, как мы: их интересует лишь страх людей. Когда закончились бы противники этого вашего мага, дементоры принялись бы за его сторонников, потому что жрать-то им что-то все равно надо. И вообще с чего вы взяли, синьор Уизли, что у нас есть какие-то идеи об истреблении грязнокровок и магглов?
- Магглы классные изобретатели! – заметила со своего места Ребекка. – А грязнокровки, в общем-то, никому не мешают.
- И вообще-то мы действительно особенные, - добавил Гуидо, лениво откинувшись на спинку стула. – Согласитесь мало какие грязнокровки способны воспроизвести какие-либо кровные заклинания или использовать поддержку Рода. Если быть точнее, то таких просто нет.
- Большинство кровных заклятий запрещены, - синьор Уизли нахмурился. – А поддержку Рода использовать слишком сложно, в большинстве случаев попросту невозможно, поскольку не хватает сил.
- Я бы назвал это мифом, - не согласился Бьянки. – Мой Род очень древний. У меня тысячи предков. И я уже использовал силу своего Рода. К вашему сведению, профессор, дело не в том, чтобы тратить силы на вызов предков, дело в том, чтобы они давали тебе силу на новые заклятья, давали поддержку. За каждым из нас стоят огромные семьи, уже мертвые предки, и стоит нам только пожелать, они окажут нам помощь. Лучшие изобретатели заклятий Вебстеры, - Чепи коротко улыбнулась – она уже и в этом возрасте умудрилась изобрести парочку своих заклинаний, - лучшие заклинатели Лахута, - а вот семья Мины славилась качественным зачарованием различных артефактов, - несравненные изобретатели Монти, на счету которых огромное количество облегчающих нашу жизнь вещей, - Сильвия усмехнулась и уверенно кивнула. – Замечательные целители Фукухара и Фу, известнейшие дуэлянты Бьянки. А уж о неповторимых и единственных в своем роде Агостини и говорить нечего!.. – Гарри и Дэн синхронно улыбнулись. – Сколько на их счету знаменитых личностей. Достаточно взять последние годы, не говоря уже о более древних временах. Агостини когда-то были почти королями в магическом мире Италии.
- Слышишь, брат, мы с тобой коронованные, - усмехнулся Дэн, толкнув Гарри плечом.
- Признаю, я весьма наслышан об этих фамилиях, - кивнул Уизли, - и тем не менее это не отменяет того, что и среди магглорожденных – я бы попросил при мне называть их именно так – тоже есть очень много известных и достойных магов. В нашей стране, например, однажды магглорожденный маг стал Министром магии.
- Это не показатель, - Гарри пожал плечами. – Бывают вот такие удачные выстрелы, никто и не отрицает, но это редкость. Но что я могу вам точно сказать: вы никогда не найдете грязнокровку, который мог бы изготавливать, например, волшебные палочки. Для этого нужно обладать не просто совершенными знаниями, а внутренней магией, которая передается в семьях Грегоровичей или Олливандеров из поколения в поколение.
- Тем не менее, когда-то они возможно начинали магглорожденными, - улыбнулся Уильям Уизли.
- Нет, - Дэн покачал головой. – Никогда такого не было.
- В любом случае, как мне кажется, дискуссия бессмысленна, - Гай пожал плечами. – Потому что мы останемся при своем мнении, а вы при своем. Согласитесь, чистокровные вряд ли когда-то вообще могут согласиться в чем-то с предателями крови. Не обижайтесь, профессор, но называть вещи своими именами нам никто не запретит. Кроме того насколько я понимаю, вы хотели исключительно убедить нас в том, что не нужно принимать никаких террористических мер в отношении грязнокровок. Позвольте заметить, что ничего подобного мы делать и не собиралась. Крови в Италии хватает и без того.
- Тебе-то откуда знать? – усмехнулся Гуидо, чуть повернувшись к нему. – Ты во Франции живешь, мой друг.
- Как ни прискорбно, но здесь я провел почти столько же времени, сколько в родной стране, - улыбнулся Гай. – Так что, можно сказать, Италия тоже моя родина. Но не в этом суть. А в том, что поводов пролить крови тут достаточно и без грязнокровок. К слову говоря, Агостини, ваши предки были не последними зачинщиками в войнах.
- А то мы не знаем, - Дэн закатил глаза. – Будь уверен, мы-то готовы стоять на страже порядка.
- Да-да, элитные отряды будут рады принять вас с распростертыми объятиями, - улыбнулась Ребекка.
- Вы уже решили, кем хотите стать в будущем? – спросил синьор Уизли. – Кого-нибудь привлекает профессия ликвидатора проклятий?
- Меня, - Катрин подняла руку, и Гарри слегка изумленно глянул в ее сторону. – Я собиралась поступать в Московскую Академию Дешифровки. Она считается лучшей в мире в этой области. Единственное, что меня мало привлекает работа с гоблинами, поэтому, скорее всего, если я и буду ликвидатором проклятий, то точно не при «Гринготтсе».
- Работа с гоблинами не так плоха, - Уизли пожал плечами. – Да, это, возможно, несколько опасно, поскольку гоблины существа коварные и кровожадные, а обмануть человека для них не считается чем-то неправильным. Поэтому это определенный риск. Вместе с тем это довольно интересно, потому что порою работа с гоблинами открывает много перспектив, а кроме того иногда можно узнать что-то действительно новое и необычное. Так что советую вам не отсекать сразу этот вариант.
- Я подумаю, - Катрин улыбнулась и пожала плечами. – Тем не менее, меня начинает привлекать другой вариант работы. Хотя до конца я еще не определилась, но в любом случае времени подумать у меня еще предостаточно.
- Это верно, - Уильям Уизли кивнул. – Как мне кажется, вы вообще начинаете обучаться слишком рано, - он вздохнул. – Признаться, это странно… Вам сейчас максимум тринадцать, а вы уже выбираете работу.
- А что мы должны делать, по-вашему? – фыркнул Ланс. – К тому же в детстве контролировать магию учишься гораздо легче, пока она еще полностью наполняет нас. А с профессиями долго думать не приходится. Большинство из нас так или иначе следуют по стопам родителей.
- Я нет, - Анжелика очаровательно улыбнулась, и Гарри поспешил отвернуться. Вейловские чары действовали на него все меньше и меньше, но все равно действовали. – Мой папа начальник Аврората во Франции, а мама работает в Департаменте Магического Правопорядка. Ни туда, ни туда мне не хочется.
- Я сказал «большинство», - Ланс улыбнулся. – Бывают и исключения. А ты будешь отличным целителем.
- Я знаю, - Анж подмигнула ему и накрутила на пальчик локон волос. – Синьор Уизли, не могли бы вы ответить еще на один вопрос. Меня весьма интересует, как у вас в Англии относятся к вейлам? Я имею в виду, что вампиры и оборотни у вас очень ущемлены в правах, что же с вейлами? Мы тоже считаемся «существами с разумом близким к человеческому»?
- Нет, синьорина… Дюбуа, если я не ошибаюсь, - Уизли улыбнулся. – Имел честь видеть вашего отца пару недель назад. Он лично прибыл на встречу представителей филиалов египетского и французского банков.
- Да, отец говорил, что им пришло несколько угроз, - поделилась Анжелика. – Поэтому охрана была утроенной. Об этом уже написали в газетах. Так что там с вейлами?
- У вейл в Англии есть все права, - Уизли чуть склонил голову. – А теперь позвольте мне полюбопытствовать. Синьора Беллуччи поделилась со мной, что в вашем классе есть представители магических рас. Позвольте мне спросить, каких именно?
- Я оборотень, - Ребекка решительно встала с места и, откинув за спину, длинную золотистую косу, сверкнула янтарными глазами, в которых явственно застыл вызов. – И позвольте заметить, что при должном ко мне отношении я не собираюсь никого кусать.
- Я полувампир, - Хорхе лениво поднял руку и, чуть посопев, повернул голову на другой бок. – Не бойтесь, крови я почти не пью.
- Я не боюсь, - Уильям улыбнулся. – Хотя, признаюсь, вампира вижу впервые в жизни. А вот с оборотнями дело уже имел. Правда, жизнь у них была значительно менее приятна.
- Не сомневаюсь, - Бекка хмыкнула. – Вряд ли у вас в Англии оборотни имеют хоть какие-то права, и уж точно вряд ли у них есть в «Гринготтсе» такие сейфы, как у моей семьи.
- Все-таки высокомерия у вас не отнять, - усмехнулся Уильям, покачав головой. – Впрочем… Со временем вы поймете, что достижения вашей семьи – это не ваши достижения.
- Мы надеемся, что у нас и свои достижения появятся, - Мэнди широко улыбнулась. – А достижениями своих предков гордиться тоже не вредно. Мы должны гордиться своими предками.
- Да, но не в том ключе, в котором это делаете вы, - улыбнулся Уильям Уизли. – Хвастаться уж точно не нужно.
Мэнди безразлично пожала плечами. Все явно остались при своем мнении.
Сильвия уже вновь подняла руку, чтобы задать еще какой-то вопрос, как по всей школе разнесся громкий звон колокола, оповещающий об окончании занятия.
- Что ж… довольно приятно было с вами познакомиться, - усмехнулся Уизли. – Надеюсь, над другими преподавателями вы так издеваться не будут. Не все такие же терпеливые, как я. Надеюсь, как-нибудь еще увидимся. До свидания.
Он махнул им рукой и поскорее вышел из аудитории. Несколько мгновений стояла тишина, а потом послышались первые смешки. Переговариваясь и усмехаясь, ребята поднимались со своих мест, собирали вещи в сумки и покидали аудиторию одним за другим. Катрин растолкала окончательно задремавшего Хорхе, который недовольно что-то ворчал на испанском, закидывая сумку за спину, а Гарри с Дэном шутливо обсуждали внезапного преподавателя, который привнес в их жизнь немного разнообразия.
- Прикольный оказался чувак, - усмехнулся Дэн. – Хотя бы посмеялись.
- А ты, значит, в Москву собралась? – улыбнулся Гарри, когда они с Катрин последними выходили из класса.
- Не знаю пока, - Катрин широкой улыбнулась и пожала плечами. – Может быть. А может быть, останусь в Италии. Скорее, второе. В любом случае, я не решила еще даже, кем именно собираюсь стать, так что еще рано говорить.
- Определяйся поскорее, - улыбнулся Алекс, услышавший окончание их разговора. – Тебе еще русский язык придется учить!
Катрин усмехнулась.

***
Весна пролетела для ребят, словно одно мгновение. С самого начала марта вновь началась активная подготовка к экзаменам, которой, к сожалению, не способствовала замечательная погода: яркое солнце, освещающее все окрестности, теплый ветерок, приятный аромат распускающихся цветов. Впрочем, уже привычные к такому положению дел ребята легко заставили себя сесть за учебники и конспекты. Правда, и занимались они как всегда либо на пляже, либо под тенью деревьев на зеленой лужайке.
Ребята вновь повторяли все, что успели выучить за год, усерднее тренировались в сложных заклятьях, все чаще начиная использовать невербальные формулы. И вместе с этим их бои становились все более и более длительными и интересными.
На очередной тренировке в середине мая Гарри и Дэн так ни разу и не произнесли слова заклятий, хотя между ними со скоростью света мелькали разноцветные лучи, так и не угодившие ни в одного из мальчишек. Хотя в результате Дэн все же упал на траву, сраженный отталкивающим заклятьем Гарри.
- Ох, Юпитер! – пробормотал он, потирая ушибленную спину. – Гарри…
- Извини, брат, - Гарри сочувствующе посмотрел на него и подал руку, чтобы помочь подняться. – Случайно.
- Да ладно, - Дэн принял помощь, и мальчишки вместе подошли к наблюдавшим за их поединком друзьям, удобно расположившимся под высоким раскатистым дубом.
- Как всегда здорово, - улыбнулась Катрин мальчишкам, чуть щурясь от слепящего глаза солнца. – Но ты, Дэн, успел бы поставить щит, а решил почему-то уклоняться.
- Не люблю щиты, - поморщился брюнет и поправил свои кудри, спадающие ему на глаза. – Но, наверное, да… Я бы мог успеть… Только вот думал, что и уйти от луча успею… Хорошо хоть это было обычное отталкивающее, а не чего похлеще…
- Вообще-то сначала я хотел в тебя Iactare кинуть, - ухмыльнулся Гарри. – И взмыл бы ты, братец, высоко-высоко в воздух… И шмякнулся бы об землю.
- Я бы успела его поймать, - возмутилась Катрин, которая во время их поединков всегда страховала мальчишек, чтобы они не покалечились.
- Или кто-нибудь из нас, - улыбнулась Анжелика, поправляя свою толстую косу с заплетенными в нее сиреневыми цветами, которые только сегодня сорвала в лесу, где они гуляли до обеда, наслаждаясь отсутствием занятий – все же суббота отличный день.
- Ага, - Николь зевнула и продолжила зарисовывать окружающий ее пейзаж. – День сегодня замечательный.
- Как и вся прошедшая неделя, - буркнул Хорхе. – Ни одного дождя. На лето обещают аномальную жару и засуху. Не только здесь, у нас в Испании тоже. Все гореть, наверное, будет. Ужас.
- А мы опять на Эквадор собираемся, - вздохнула Анжелика. – Точнее, мама с папой собираются все лето работать, а нас оставить на вилле с какими-то нянями… Не представляю, как это будет скучно.
- Снова приезжай к нам, - Дэн с улыбкой пожал плечами.
- Лучше вы ко мне, - Анж тут же мило улыбнулась. – Там, в ближайшей деревне, на самом деле, весело. К тому же когда нет родителей. Можно будет сходить на танцы, и танцевать всю ночь напролет! Это будет невероятно!
- Да, - задумчиво согласился Гарри. – Это было бы здорово.
- Вот и приезжайте, - усмехнулась полувейла. – А Рауль в доме почти и не появляется, все время с друзьями гуляет. У нас там гиппогриф Летун есть. Он уже, правда, довольно старый, старше меня, но летает все еще хорошо. А еще в Гуаякиле располагается крупное поселение драконов, которое защищают около двух сотен драконоводов. Наша вилла недалеко от города, а поселение располагается как раз на окраине. Теоритически можно дойти даже пешком, долго, правда, но все же это возможно. Туда пускают туристов группами по десять человек, и их сопровождают двое драконоводов. Там не слишком большое разнообразие драконов, но есть и Венгерская Хвосторога, и Украинский Железобрюх – они самые опасные в мире.
- Это здорово! – загорелся Дэн. – Надо будет обязательно сходить!
- Тогда договорились, - улыбнулась Анжелика. – Это лето снова проводим у меня.
Никки улыбнулась, на секунду отвлекшись от своего почти законченного пейзажа, а потом вновь огляделась вокруг и полной грудью вдохнула свежий воздух с отчетливым цветочным ароматом, кружащимся вокруг.
- Кстати, у вас уже вывесили расписание экзаменов? – спросила она внезапно. – А то у нас еще вчера повесили. Первый экзамен третьего июня, Трансфигурация.
- Да, у нас тоже вчера повесили, - поморщился Хорхе. – Мы, судя по всему, в этом году открываем эстафету. У нас уже двадцать шестого мая Чары стоят. Ладно, хоть не Гайдн, как у шестого курса… Они на два дня позже нас пишут.
- Чары это просто, - легкомысленно бросил Дэн. – Быстро сдадим.
Гарри, кивнул, соглашаясь.
- Ты, кстати, не передумала насчет предметов? – хмуро спросил он, быстро глянув на сестру.
- Нет, - раздраженно ответила Николь, сдув упавший ей на глаза ярко-рыжий локон. – Я оставлю все так же, как у вас.
- Но это много, - вздохнула Катрин, заранее понимая, что переубедить эту упрямицу никто не сможет – они с Гарри были, наверное, самыми упрямыми и непрошибаемыми людьми на свете.
- Мальчики справились, я тоже смогу.
- Мы в начале прошлого года очень уставали, - возразил Дэн. – Зачем тебе так мучиться?
- Я не буду мучиться, - буркнула девочка. – И все: тема закрыта. Никто не сможет переубедить меня. Вам ясно?
Гарри отвернулся от нее и стал буравить взглядом лужайку – владей он в совершенстве беспалочковой магией, трава бы уже сгорела.
- Хорошо, - наконец, вздохнул он. – Только, если станет совсем сложно, попроси все-таки помощи. Я всегда помогу, ладно?
- Мы, - вставила Катрин, и все пятикурсники синхронно кивнули.
- Обещаю, - Николь лучезарно улыбнулась и встр







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2020 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных