Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 20. Выпускной






Май выдался для семикурсников очень сложным и напряженным. Несмотря на то что все уроки уже закончились и ребята смогли попрощаться с многочисленными домашними заданиями, экзамены и подготовку к ним никто не отменял. Помимо прочего были еще и различные консультации, на которых преподаватели старались разобрать самые распространенные ошибки прошлых лет, помочь студентам с непонятными им моментами и предупредить о возможных вопросах в заданиях. Не сказать, чтобы ребята были против такой помощи, но консультации порой были еще сложнее самих уроков, особенно у Шварца, который растягивал все это на добрых три часа, надеясь, видимо, впихнуть в ребят как можно больше информации – впрочем, большинство студентов и без этого помнили вызубренные наизусть составы зелий и их действие.
Кроме того продолжались и уроки танцев под чутким взором четы Байер. Здесь, надо сказать, наметились значительные успехи. Ребята уже вполне прилично танцевали вальс, кружась по огромному танцевальному залу, который располагался на седьмом этаже Академии, и уже совсем не ошибаясь в шагах. Поэтому, все, наконец, смогли вздохнуть с облегчением, не боясь больше за свои ноги. Но проблем не убавилось – теперь ребятам нужно было точно выучить круг своих движений, чтобы, танцуя в зале первый танец, не наткнуться в итоге на другую пару. Они будут кружиться по залу, четко описывая свои круги и образовывая вместе общий рисунок. И научиться этому было куда сложнее, чем общим движениям танца.
А тем временем среди девочек началась активная подготовка к балу. На выходных они дружными стайками отправлялись в Палермо. Гуляли они совершенно свободно, посещая не только магазины одежды, но также и замечательные, поражающие своей красотой места, вроде широких просторных площадей с искусными фонтанами или же древними сооружениями. Мальчишки тоже, не слишком желая просиживать все время в замке, отправлялись на выходных в город. Правда, по магазинам они не ходили, не только выпроваживаемые девочками, но и сами не имеющие на это никакого желания, вместо этого проводя время на улице.
Вот и в последнее воскресенье мая, за два дня до своего первого экзамена, всем курсом ребята отправились в город. На этот раз они, пугая прохожих своим оглушительным хохотом и резкими движениями из стороны в сторону, просто бесцельно бродили по улицам. Практически каждый из ребят уже бывал здесь, и не раз – жаль только что самостоятельно гулять здесь разрешают только шестым и седьмым курсам. А Гарри и Дэн и вовсе проводили здесь по нескольку недель каждым летом, отдыхая в небольшом коттедже, расположившимся прямо на берегу моря. А Джакомо все жизнь жил в Палермо, правда, на окраине, с другой стороны от города, нежели Академия.
Ребята бегали по улицам, танцевали на широкой площади с огромным высоким фонтаном, в котором потом же и искупались все до единого мальчишки – девочки не пожелали портить одежду, да и мокрые волосы их тоже не прельщали. А после этого, высушившись с помощью магии в одной из подворотен, где не было людей, ребята дружной толпой завалились в ближайшее кафе и, сдвинув несколько столиков и стульев на террасе, заказали себе шикарный обед в виде мороженого и коктейлей. Они громко хохотали на все кафе, рассказывали друг другу веселые истории, а потом и танцевали под заводную латинскую музыку. В школу они в тот день вернулись очень поздно и даже нарвались на строгий выговор Гайдна, который дежурил в коридорах вечером, благо директор Беллуччи только снисходительно улыбнулась, глядя на все еще возбужденных и ничуть не пристыженных речью профессора по Боевой магии ребят, и отправила всех в гостиную.
А потом… Потом начались экзамены. Сложнейшие за все время обучения экзамены. Сначала практика на несколько минут один на один с комиссией из Отдела магического образования Министерства Магии, которые и давали задания. А после минут восьми изнуряющей практики, когда ребятам приходилось вспоминать все самые разные заклятья, начиная с тех, что они изучали на первом курсе и заканчивая сложнейшими многоступенчатыми формулами, которые они изучили только в этом году, ребята шли в другой кабинет, делать письменные задания. На это отводилось от трех до четырех часов, в зависимости от сложности предмета, хотя практически все ребята уходили раньше положенного срока, только дотошные Моника и Чепи сидели до победного конца, по двести раз перепроверяя свои работы. Катрин и та уходила раньше, хотя уж она-то всегда старалась удостовериться, что ни в единой мелочи не допустила ошибки.
Чары, Трансфигурация, Боевые Искусства, История магии, Ментальная магия… Экзамен за экзаменом. Практически через день ребятам приходилось до трех часов томиться в душных кабинетах и под чутким наблюдением комиссии строчить ответы на сложные вопросы или демонстрировать искуснейшие чары. Ребята никогда еще так не выматывались, как за эти долгие недели… ада. Это было ужасно, и именно поэтому последний экзамен, оказавшийся для ребят Древними Рунами, которые, к слову сказать, из их компании сдавали только Гарри, Дэн, Катрин, Хорхе и Бекка, ребята встретили громкими радостными криками.
Выпускные экзамены остались позади, и, оглядываясь назад, Гарри, признаться, поражался тому, насколько быстро все закончилось. Насколько быстро пролетели все эти семь лет, насколько быстро они сдали все эти экзамены, хотя порой казалось, что время тянулось вечно. Не верилось в то, что все… закончилось. Просто закончилось.
Но после изнурительных экзаменов, в течение которых все ребята постарались выложиться по полной, чтобы получить наивысшие баллы, они вполне заслужили немного отдыха.
Все вместе семикурсники купались в море и загорали на пляже, усыпанном мелким белым песочком. Ребята радостно кричали и поздравляли друг друга с окончанием… с окончанием не просто очередного учебного года, а с окончанием последнего в их жизни года в этой Академии. Никому из этих четырнадцатилетних мальчишек и девчонок совершенно не верилось в это! Не верилось в то, что не будет больше длинных уроков, что не будет больше сложных домашних заданий, что не будет больше грозных и вместе с тем снисходительных взглядов учителей, что не будет больше веселых трапез в Главном Зале, что не будет больше их совместных посиделок в гостиной. Это было так… странно и необычно!
Двадцатого числа, получив свои табели с оценками, уехали из школы все студенты, кроме седьмого курса. Ребятам предстоял выпускной бал, на котором они и получат свои аттестаты, на котором они окончательно попрощаются со школой. До этого момента ребята только на словах знали свои оценки, но и этого хватало, чтобы радоваться. Неразлучная троица, а также Лей Фу и Хорхе со своей девушкой Настей получили высшие баллы по всем предметам, поэтому на выпускном их аттестаты будут сиять красными корочками. А Гуидо Бьянки удалось набрать по Зельеварению самый высший бал за последние сто лет, за что он удостоился теплых слов от Шварца, а также пометки в аттестате – теперь ему будут рады в любой Академии Зельеварения.
Подготовка к балу началась прямо с утра, когда все студенты только сели на корабль. Организационными вопросами, конечно, занималась директор Беллуччи. Музыка будет живая – директор пригласила в школу хор нимф, а за шведский стол отвечали, конечно же, домовики. Но вот оформление Главного зала, где и будет проходить основное действие, повесили на старост. Анжелика, глядя на совершенно нерешительных коллег, у которых наблюдалось полное отсутствие энтузиазма и хоть каких-нибудь идей, припахала к этому делу лучших друзей. Вот уж кто-кто, а Агостини-то точно не могли похвастаться отсутствием энтузиазма! Мальчишки взялись за дело с огромным воодушевлением и практически фонтанировали новыми идеями, по двести раз за час меняя свои решения. Хотя играло свою роль и то, что мальчишки никак не могли сойтись во взглядах, постоянно ссорясь и препираясь. При всем при том, что думали они большей частью совершенно одинаково, в мелочах они готовы были спорить друг с другом до посинения. Многим порой казалось, что они готовы убить друг друга, решая, куда повернуть, направо или налево.
Но, в конце концов, они пришли-таки к компромиссу, и зал был чертовски красиво украшен, за что ребята получили горячую благодарность Анжелики. Кроме них троих в подготовке никто не участвовал, и более того – Гарри и Дэн категорически запретили кому бы то ни было подходить близко к залу. Они хотели сделать всем сюрприз, поэтому до вечера двадцатого числа все ребята изнывали от любопытства – уж с фантазией мальчишек там, наверняка, было что-то феерическое!

Бал начинался только в девять, поэтому, пока парни спокойно загорали под солнцем на песчаном пляже, девушки уже в шесть часов ушли в замок, чтобы приготовиться к танцам. Катрин, Анжелика, Мэй и Ребекка собрались в одной комнате и расселись перед широким тройным зеркалом. На столике перед ними лежали многочисленные заколки, щетки, расчески и резинки. На двух кроватях позади них покоились четыре новеньких чехла с платьями, на которых переливались бренды известных дизайнеров. В длительных походах по магазинам девочки так и не нашли подходящих платьев, которые бы их полностью удовлетворили, поэтому платья шили на заказ.
Катрин весело приподнимала волосы и так, и так, а Анжелика, стоящая позади нее, закатывала глаза и смеялась. На другом стуле сидела Бекка, позади которой стояла Мэй. Девочки уже полностью продумали свои прически, и теперь оставалось только припомнить все нужные косметические чары и несколькими взмахами палочки сделать нужное сооружение на голове.
Пока Катрин и Бекка весело болтали о новой коллекции летних платьев, одно из которых уже заказала себе француженка, Анж и Мэй занимались их волосами, с помощью палочек накручивая им крупные кудри. Отношения между девочками установились совсем дружеские, поскольку Бекка все больше времени проводила в компании Ланса, да и на Гарри смотрела по-дружески, как когда-то сама Катрин. Так что оснований ревновать к ней у брюнетки больше не было, поэтому она, присмотревшись хорошенько к новой подруге, нашла в ней тучу положительных качеств, и теперь даже думать не могла о том, чтобы испытывать к ней хоть сколько-нибудь отрицательные эмоции. Кроме, может быть, раздражения, когда Бекка особенно настойчиво выпытывала у подруги подробности свиданий с Гарри. В упрямстве она могла посоревноваться и с Анжеликой.
После того как прически девочек были закончены, они, с довольными улыбками осмотрев себя в зеркале, принялись за волосы подруг. Катрин ежесекундно вздыхала, поскольку Анжелика то и дело поправляла ее и говорила, что и как укладывать, будто сама Лестрейндж не знала этого. Бекка только бросала на нее сочувствующие взгляды, но веселая улыбка все же так и просилась на ее губы. Сама блондинка пока только удлиняла волосы Мэй различными заклинаниями.
Закончили со всем девочки как раз к половине девятого и, аккуратно надев длинные разноцветные платья, а затем и яркие сверкающие украшения с драгоценными камнями, они все вместе отправились вниз, в гостиную, где их уже ждали их кавалеры. Лестница казалась Катрин необычайно длинной – ей уже так не терпелось увидеть глаза Гарри! Она хотела знать, что не зря так старалась! Целых пятьдесят ступенек! Зачем так много?! Но, наконец, оказавшись в гостиной вслед за сияющей Ребеккой, уже вложившей свою маленькую ладошку в руку Ланса, девушка встретила полный восхищения взгляд Гарри и широко улыбнулась ему.

- Все-таки мы все такие одинаковые, - недовольно заметил Дэн, оглядывая всех парней, столпившихся в гостиной, одетых практически в одинаковые дорогие костюмы, только немного различающиеся по цвету.
Гарри фыркнул и уже потянулся рукой к волосам, но тут же, чертыхнувшись, сжал ее в кулак и стремительно убрал в карман. Уже в пятый раз ему хотелось привычно растрепать шевелюру, но Дэн угробил на укладку его волос целых пятнадцать минут, и сейчас они не напоминали привычное воронье гнездо, послушными волнами укрывая голову, поэтому Гарри постоянно одергивал себя, не желая, чтобы труды брата пропали даром.
Дэн усмехнулся, заметив порыв брата, а тот в ответ закатил глаза и поправил рукава белой рубашки с серебряными запонками. Он был одет в темно-коричневый костюм, который ему выбирала Катрин, не оставив даже шанса возразить. «Он подходит к моему платью» - единственный ее аргумент. Серо-голубой галстук с крестовыми узорами светло-коричневого цвета тоже выбирала Катрин. Да и черный костюм Дэна тоже был выбран не им – опять же Катрин с улыбкой заявляла, что они с Мэй будут выглядеть идеально.
- Юпитер, ну что они так долго, - раздраженно буркнул Дэн, глянув на золотые часы, показывающие уже сорок минут. – Девушки!
- Хэй-хэй! – фыркнула спустившаяся с лестницы Сильвия в длинном белом платье с разрезом с правой стороны, создающим резкий контраст с ее угольно-черными волосами, собранными в высокую прическу – только один кокетливый локон плавно огибал шею. – Я вот, например, уже здесь!
- Ты как всегда пунктуальна, - улыбнулся Дэн, имеющий представление о характерах, наверное, всех девушек шестых-седьмых курсов этого года.
Кавалер Сильвии, араб Саид, тут же бросил в сторону Дэна недовольный взгляд и, прихватив девушку под локоток отвел ее подальше от слишком широко улыбающегося Агостини. Дэн только усмехнулся, и Саид, чуть обернувшись к ним, закатил глаза. В любом случае оба прекрасно знали, что Дэну сейчас очень нравится Мэй, поэтому он не станет смотреть в сторону других девушек. Уж точно не на этом вечере.
Следом за Сильвией в гостиную под ручку спустились Мэнди и Прю. Обе девушки широко улыбались, их глаза сияли радостью. Светленькая Мэнди была одета в платье нежно-розового цвета, плавно струящееся до пола легкими волнами, а на черноволосой Прю было платье темно-зеленого цвета с легкими серебристыми вставками. Девушки подошли к своим кавалерам, уже протянувшим им руки, Лею и Гаю.
К слову, близнецов Гая и Ланса сегодня как и всегда легко можно было различить – вновь они надели разные костюмы, вероятно, тоже идеально подходящие под платья их девушек. Во всяком случае, Гай и Прю смотрелись вместе очень красиво.
Следом с лестницы стали спускаться и остальные девушки. Вот Чепи в платье персикового цвета с глубоким вырезом и открытой спиной, а следом за ней показалась и сияющая Анжелика, еще более красивая, чем всегда. Ее платье, держащееся на цветочной лямке, обхватывающей шею, переливалось всеми оттенками розового. От темного лифа шла легкая летящая юбка, начинающаяся светлым, почти белым оттенком и заканчивающаяся темным. Светло-розовые туфли на ремешке отбивали четкий ритм по мраморной лестнице. На шее у Анжелики, открытой из-за высокой прически-корзинки, от которой волосы спадали на спину крупными завитыми локонами, сияло золотое колье с изящными переплетениями цветов, а на руке такой же браслет. На правой руке блестел еще и тонкий ободок кольца. Анжелика улыбнулась друзьям и подошла к Алексу, который выделялся среди всех белым костюмом.
Следом за Анжеликой спускалась Бекка. Вот уж она была в этот день очень яркой и выделяющейся среди всех! Ярко-оранжевое платье с облегающим лифом без бретелей и словно бы рваной юбкой, которая расходилась лоскутами разной длины. На талии был толстый темно-фиолетовый пояс с пышной имитацией цветка фиолетово-оранжевых оттенков. На ногах были темно-фиолетовые туфли с розочками, а волосы были убраны в интересную прическу. Закрученными спиралями локоны шли по затылку, а затем, собираясь в хвост, расходились толстыми локонами с крупными кудрями. Бекка поправила золотые украшения на шее и обеих руках, а потом уверенным шагом подошла к Лансу, в глазах которого застыло восхищение.
Впрочем, Гарри и сам скоро застыл, пораженный красотой спускающейся Катрин. Она была прекрасна! Просто невероятно красива! Косая челка, убранная прямой волной набок, чуть прикрывала правую бровь, а темные завитые локоны, убранные назад несколькими заколками, волной спускались до середины спины. Нежно-голубое платье со светло-коричневыми оттенками в некоторых местах плавно струилось к ее серебристым туфелькам. Толстая лямка и пояс были украшены большими серебристыми брошами. Из украшений Катрин надела только серебристую подвеску, подаренную ей Гарри на этот день рождения, и небольшие сережки-висюльки, которые подарил Дэн.
Катрин уверенно улыбнулась и приняла его руку. Гарри все еще не мог оторвать от нее взгляда, а тысячи комплиментов, вертящихся в голове, никак не могли сорваться с языка – Агостини действительно потерял дар речи, что с ним случалось очень редко. В реальность его вернул довольно сильный тычок Дэна под ребра, который уже со скоростью снитча отвешивал Мэй один за другим комплименты.
- Потрясающе выглядишь, - на выдохе выдал Гарри и мысленно дал себе тумака – банально! Но все еще красноречие внезапно исчезло куда-то, не оставив после себя и следа. Зато Дэн все не уставал сыпать красивыми и изысканными фразами. Гарри даже чуть позавидовал ему – брат, кажется, в любой ситуации остается уверенным в себе.
Но Катрин, кажется, осталась очень довольна.
- Спасибо, - улыбнулась она. – Я рада, что удалось произвести впечатление.
- Еще как! – вновь восхитился Гарри. – Ты сегодня ослепляешь своей красотой!
- Идем? – улыбнулся Дэн. – Уже пора.
Под руку с ним шла сияющая Мэй. На девушке было платье с черным верхом и белой плиссированной юбкой, прекрасно открывающее вид на ее красивые татуировки. Вообще невысокая ростом, на каблуках она была всего на полголовы ниже Дэна. Лебединую шею подчеркивала красивая подвеска с фениксом из белого золота, на тонких запястьях блестели широкие серебряные браслеты, в ушах сверкали сережки-висюльки с алмазами. Ее удлиненные магией волосы были собраны в изящную прическу. Челка прямыми прядями огибала лицо с двух сторон, а остальные пряди, собранные в пучок, расходились крупной спиралью. Еще несколько прядок были закручены и лежали в центре основной спирали, прикрывая черную резинку, держащую волосы. Прическа была украшена несколькими белыми цветочками.
Друг за другом ребята медленно двинулись на первый этаж, в Главный Зал, где семикурсников уже ждали все преподаватели, двадцать красавиц-нимф, которые столпились у стены, ожидая пока им дадут сигнал петь, и родители некоторых выпускников, которые смогли присутствовать – они были приглашены на официальную часть, которая продлиться до полуночи, а вот потом ребята будут предоставлены самим себе, и они собирались встретить вместе рассвет.
Высокие двери Главного Зала были гостеприимно распахнуты, и довольные семикурсники гордо вошли внутрь. Некоторые на несколько секунд восхищенно замирали, пораженные красотой зала, и только потом вновь двигались вперед, чтобы занять свои позиции для открытия бала. А поразиться было от чего!
Гарри, Дэн и Анжелика постарались на славу – зал был украшен просто великолепно. Высокие мраморные стены были задрапированы разноцветными тканями, которые то и дело переливались, а иногда на полотнищах показывались… колдографии! Это были все ребята в самых различных ситуациях. Вот Гарри и Дэн, уже семикурсники, весело сражаются на дуэли, а вот девочки-первокурсницы, Бекка и Настя, задумчиво хмурятся, сидя за учебниками. Тут же и преподаватели, то строго глядящие на учеников, а то напротив чуть улыбающиеся, когда видели успехи своих практически родных детей. Были колдографии с уроков танцев в этом году, когда ребята хохотали над своими неудачами, а были и колдографии с третьего курса, когда они загорали все вместе на пляже, празднуя начало нового учебного года. Глядя на себя, таких маленьких и, кажется, таких далеких уже, ребята невольно улыбались и вспоминали о тех временах.
Стыки между различными тканями ребята украсили разноцветными гирляндами, которые сияли тысячами ярких огоньков. Потолок мальчишки и вовсе заколдовали так, чтобы на нем отображалось звездное небо – ненастоящее, конечно, но чертовски красивое и завораживающее. В воздухе летали настоящие бабочки самых разных расцветок, которые больше всего тяготели в сторону нимф, а те только весело смеялись, отмахиваясь от них тонкими, как веточки, руками. В воздухе висели яркие шары, в которых были заключены шарики света, так что зал заполнялся разноцветными огнями. По бокам от широкой танцплощадки расположились довольно большие круглые столики, накрытые белыми и синими скатертями, наложенными друг на друга, так что белый только чуть выглядывал из-под синего. Над ними невысоко парили длинные восковые свечи, которые чуть плавали вверх-вниз. Столики были рассчитаны на одну семью, поэтому и сервированы были на троих, а где-то на четверых человек. Только для себя мальчишки оставили побольше места, поскольку точно знали, что их-то семья очень большая.
По мраморному полу ползли тонкие лучики света, источаемого свечами и шариками в воздухе, они чуть дрожали, разукрашивая темные камни всеми цветами радуги. Все было так красиво и ярко, что невозможно было не улыбаться, оглядываясь вокруг.
Ребята замерли на положенных местах и приготовились делать нужные шаги. Зазвучали первые ноты традиционного вальса, и ребята, улыбнувшись друг другу, закружились а танце. Они медленными плавными движениями двигались по окружности, лишь мимолетно замечая проплывающих мимо друзей. Двенадцать пар кружились по залу, четко и размеренно повторяя круг своих движений, как их учили Байеры.
Наконец, прозвучали последние ноты мелодии, создаваемой прекрасными голосами красавиц-нимф, и ребята замерли в четких позициях, сорвав громкие аплодисменты своих учителей и родителей. Семикурсники радостно улыбались и тоже хлопали друг другу.
Обняв Катрин за талию, Гарри повел ее к столику, за которым расположились все Агостини. Дэн с сожалением отпустил Мэй к ее деду, который со счастливой улыбкой и безграничным восхищением в узких карих глазах, вокруг которых скопились мелкие морщинки, смотрел на красавицу-внучку. Сам парень присел на кресло рядом с радостной Марлин, которая тут же поцеловала его в щеку, вызвав этим его улыбку.
- Вы уже такие взрослые, - все же вздохнул Сириус, покачав головой. – Даже не верится!
За столом собралась вся семья, кроме Никки, Селены и Бьянки, разумеется, - их оставили дома вместе с Пьетро и его девушкой Эвой. А вот Эмма пришла на праздник вместе с Ремусом. Оба были в странно приподнятом даже для такого события настроении – на их лицах царили широкие улыбки, они радостно оглядывали детей, а иногда все же бросали друг на друга полные любви взгляды. Лили с восхищением и гордостью смотрела на своих таких уже взрослых и красивых детей – она и мечтать не могла, что в ее жизни может быть такое счастье. Безграничное, неописуемое!
- Вы у нас такие молодцы, ребята, - рассмеялся Джеймс, оглядев троицу, а потом, бросив лукавый взгляд на Гарри, насмешливо добавил: - Меня Лили тоже заставила и на выпускной, и на свадьбу делать что-нибудь с моими волосами! Это была пытка! Так и хотелось растрепать все к Юпитеру!
Гарри понимающе кивнул и закатил глаза.
- Ладно, признаю, По… - Лили чуть осеклась, - то есть с вороньим гнездом на голове вам обоим, и правда, лучше! Но это не значит, что на праздниках не нужно выглядеть по-особенному!
- Можно было растрепаться еще больше, - ухмыльнулся Сириус и схлопотал подзатыльник от жены.
- А теперь минуточку внимания, - раздался в зале теплый голос синьоры Беллуччи, которая поднялась со своего места и теперь с улыбкой оглядывала все столики. – Я хотела бы сказать несколько слов, перед тем как мы начнем церемонию вручения аттестатов. Я… Я помню всех учеников, входящих в эти двери, помню все детские лица, светящиеся восторгом, и помню совсем еще подростков со взрослыми взглядами, которые покидают эти стены. Но вы, ребята, наверное, запомнились мне более всего. Чего стоит только то, что именно ваш курс устраивал в школе столько веселья, сколько еще никогда, кажется, не было! – все рассмеялись, дружно посмотрев на братьев Агостини, которые состроили невинные выражения на лицах. – И, стоит признать, что вы лишь только десятый мой выпуск! Юбилей, можно сказать. Но сейчас о другом! Я поздравляю вас! Поздравляю с тем, что один этап жизни, возможно, и самый веселый, остался позади! Но поздравляю и с тем, что впереди вас ждет еще множество приключений, еще множество радостей, еще множество новых загадок и тайн! И… Я хочу пожелать вам, ребята, всем вам, чтобы вы никогда не забывали о том, что везде и всегда есть место для радости и счастья, для любви и дружбы, для надежды и веры! Всегда помните о том, что эти чувства имеют невероятную силу! Учитесь, любите, радуйтесь и мечтайте! Пусть ваши мечты, большие и маленькие, великие и незначительные, всегда сбываются, а на их место приходят новые и новые. Никогда не переставайте мечтать. Знайте – в мире магии не бывает ничего невозможного! И делайте все возможное для того, чтобы раз за разом покорять новые вершины! Никогда не останавливайтесь – двигайтесь вперед! Всегда! Non progredi est regredi ,* - она улыбнулась. – Надеюсь, что вы всегда будете помнить эту школу, эти стены, надеюсь, что вы никогда не забудете друг друга и всегда будете дружны. Я рада, что каждый из вас выбрал нашу Академию, я рада, что каждый из вас окончил ее! Поздравляю вас, ребята! Будьте счастливы!
Зал потрясли громкие аплодисменты счастливых студентов и их родителей. А потом из-за столов синхронными движениями поднялись несколько парней и девушек. Легкими жестами они провели в воздухе правыми руками, и у каждого появился шикарный букет роз, хризантем, лилий или тюльпанов, которые были предусмотрительно спрятаны ребятами под нужными столиками. Гарри с улыбкой направился к синьоре Беллуччи, которая была искренне восхищена таким жестом со стороны ребят. Дэн подошел к профессору Ригони, а Хорхе к синьоре Буске. Даже на ее обычно строгом и сдержанном лице появилась искренняя улыбка, и она радостно поблагодарила испанца за такой подарок. Девушки же подходили к преподавателям-мужчинам. Катрин обнял сам Гайдн, а Бекке улыбнулся Шварц.
Наконец, когда все букеты были подарены, а поздравления приняты, ребята вновь заняли свои места за столиками. Родители только весело качали головами, увидев жест ребят, это было так трогательно, по их мнению.
- Вы такие молодцы, - радостно улыбнулась Лили, по очереди обнимая ребят. – Это очень мило.
- Да ладно тебе мам, - смущенно улыбнулся Гарри. – Это была идея Анж. Они с Беккой еще вчера прогулялись по Палермо и заказали несколько букетов, а сегодня Хорхе с Алексом забрали их.
- На самом деле, это все заботы старост, - фыркнул Дэн, - но они у нас не слишком ответственные, поэтому занимались всем мы.
- Молодцы, - рассмеялась Марлин. – Мы вами так гордимся!
- А сейчас, пожалуй, вручим, наконец, нашим ребятам их заслуженные аттестаты! – рассмеялась синьора Беллуччи. – Начнем, я думаю?
Рядом с ней с негромким хлопком появился домовик, на подносе которого лежала стопочка тонких книжек в красных и синих обложках.
- Дэниэл Агостини! – громко объявила профессор.
Один за другим ребята поднимались на небольшое возвышение, где разместился стол преподавателей, и получали тонкие книжечки со своими оценками. Некоторые удостаивались особых знаков внимания. В частности Дэну и Гарри пожал руки сам Гайдн и грубым голосом, полным гордости за подопечных, поздравил их с окончанием школы. Катрин обнял старикашка Ксенакис, который в этот вечер был необычайно добрым ко всем ребятам – даже улыбался! Девушка Хорхе Настя получила теплые объятия от преподавательницы по Древним Рунам, а Бекка – от профессора Магии Крови, невысокой, но крепкой женщины лет пятидесяти с первыми седыми прядями в рыжих волосах и загорелым, но до сих пор веснушчатым лицом. Гарри вместе с Гуидо получил пожатие руки еще и от Шварца, который шутливо («Куда катится мир?» – подумал в тот момент Агостини) предложил им в последний раз продегустировать его зелья.
А потом, когда ребята вновь сидели за своими столиками вместе с родителями, вновь радостно запели нимфы, и по залу разлилась заводная мелодия, призывающая танцевать. Кто-то тут же бросился на танцпол, а кто-то предпочел пока посидеть за столиками и поужинать, заказывая своим тарелкам разнообразные блюда, приготовленные домовиками. Здесь были и традиционные итальянские блюда, и французские, и испанские и даже японские суши.
Гарри и Катрин практически весь вечер не уходили с танцплощадки, танцуя под все мелодии подряд, начиная от медленных плавных движений и заканчивая резкими и быстрыми выпадами. Музыка грохотала, повинуясь веселым голосам нимф, которые тоже пританцовывали на месте, делая этим музыку еще более яркой и запоминающейся.
Гарри успел потанцевать и с Беккой, которая, впрочем, мимолетно поцеловав его в щеку после танца и поздравив его, тут же умчалась к Лансу – он собирался познакомить ее со своими родителями – и с Мэй, которая потом вновь упорхнула к Дэну, не желая оставлять его с другими девушками дольше нескольких минут, и с Анжеликой, и с Настей, и с Арлин, и даже с Мэнди, которая в этот вечер была необычайно весела и радостна. Впрочем, что уж… Отношения с ней у ребят давно уже наладились!
Вокруг сновали несколько фотографов, которые останавливали самые замечательные и красивые моменты праздника. Они запечатлели и танцующих ребят, и их родителей, и преподавателей, которые в этот вечер необычайно много улыбались. Каждый из ребят уже завтра получит все получившиеся колдографии, а пока они вновь отдавались танцам.
Ближе к одиннадцати часам Анжелика, как одна из старост, произнесла перед всеми благодарственную речь учителям и поздравила всех своих однокурсников. После этого поздравить всех вызвались Джеймс и Сириус. Их речь была длинной, яркой и очень веселой. Ребята не только порадовались теплым словам, но и здорово посмеялись. Несколько теплых слов сказала Лили, поднимался на постамент отец Ребекки, потом ее брат, который со смехом агитировал всех становиться аврорами. После на постамент вышел дедушка Мэй – по-итальянски он не говорил, но специально ради него синьора Беллуччи использовала заклятье перевода – и сказал несколько приятных слов, стараясь убедить ребят, что нужно всегда следовать своему сердцу и делать в жизни только то, что нравится, он утверждал, что нельзя растрачивать жизнь на нелюбимое дело, нельзя проводить жизнь, стоя на месте, не пробуя что-то новое. Мэй до того растрогалась, что расплакалась перед всеми и тут же бросилась обнимать любимого дедушку.
Вечер были полным музыки, танцев и безграничного веселья! Казалось, сейчас не существует никаких преград, казалось, сейчас могут осуществиться все мечты!

- Не засиживайтесь допоздна, - обеспокоенно вздохнула Лили, оглядывая детей и одновременно поправляя край своего платья насыщенно-фиолетового цвета. – И не хулиганьте!
- Мам! – Гарри закатил глаза. – Мы уже не маленькие!
Дэн подтверждающе кивнул. Катрин улыбнулась.
В холле царило радостное возбуждение. Дети прощались с родителями, которые сейчас же собирались трансгрессировать домой, выйдя за барьеры замка. А ребята собирались продолжить свой праздник – вот только бы побыстрее попрощаться, а то взрослые никак не желают оставлять их!
- Да брось ты, Лилс, - небрежно бросил Сириус, лукаво улыбаясь. – Мы и сами не спали до рассвета! Помню вот мы с Сохатым притащили…
- Не подавай им идей! – предупреждающе воскликнула Марлин, подняв руки, а Дэн разочарованно насупился – он-то надеялся на длинный захватывающий рассказ о бурной молодости.
- Нам было восемнадцать, - вздохнув, добавил Ремус. – Мы были старше.
- И, конечно, вдрызг, да? – ехидно спросил Дэн и получил подзатыльник от матери.
- Только попробуйте мне что-нибудь выпить! – сердито сказала она. – Я точно вас… Не знаю, что я с вами сделаю! Только попробуйте!
- Мы и хотели: только попробовать, - обиженно прошептал Дэн, сдерживая улыбку, в то время как Катрин громко заявила:
- Ничего такого мы делать и не собирались! – голос ее звенел уверенностью и твердостью.
Не поверить ей было невозможно, но знали бы взрослые, как мастерски она врет! Сама-то она, конечно, не собиралась, но вот Астор уже притащил ящик обычного маггловского пива, которое ему незнамо как удалось добыть, а Ланс и Гай стащили из дома две бутылки английского огневиски, про которые их отец совсем уже забыл. Все это добро торжественно собирались откупорить ночью – все же мальчишкам не терпелось почувствовать себя еще более взрослыми!
- Ладно, - вздохнула Марлин. – Но только…
- Не попробуем, - уверенно улыбнулся Гарри, сверкая глазами. – Честно, Марлин.
- Смотрите мне, - строго сказала Лили.
- Ладно, идемте уже, - рассмеялась Эмма, прижимаясь к Ремусу. – Дадим детям отдохнуть. С праздником вас, ребята!
- Спасибо, Эмма, - хором ответили они.
- Пока.
Агостини дружно двинулись к выходу, а Гарри и Дэн облегченно перевели дух. Катрин закатила глаза и потянула их в сторону лестницы – им еще нужно было переодеться. Дальнейший праздник будет проходить совсем в другой обстановке. Ребята облачились в обычные джинсы, футболки, кроссовки и теплые олимпийки – ночью на улице все же было довольно прохладно. Девочки распустили свои сложные прически и собрали свободные волосы в легкие хвостики или косы, так чтобы они и не мешались, но и не сдавливались больше резинками и заколками.
Все вместе семикурсники, весело смеясь и шутя, прошли к опушке хвойного леса, расположившегося рядом с замком. Невдалеке шумело море, слышались всплески волн и их удары о небольшие каменные валуны, расположившиеся чуть дальше песчаного пляжа. Слабый прохладный ветерок трепал деревья и мягкую зеленую траву, создавая приятный шелест. Рядом с лесом приятно пахло хвоей, а чуть дальше из лиственного леса доносился чуть заметный аромат трав и цветов.
Ребята чуть зашли в лес, чтобы ели и сосны прочно скрывали их от окон замка. Алекс и Дэн синхронными жестами выбросили из палочек струи огня, которые моментально разожгли огромный костер из хвороста, собранного ребятами заранее. Широкая поляна осветилась яркими бликами огня, появились причудливые тени, весело пляшущие вокруг. Бекка создала для фона веселую, но ненавязчивую музыку. Астор опустил рядом ящик с обычными маггловскими банками, Ланс и Гай довольно вытянули бутылки с янтарной жидкостью, а Джакомо поставил рядом небольшую корзинку с сэндвичами, которые он собрал у домовиков на кухне.
- Все-таки здорово тут, - Катрин улыбнулась и прижалась головой к плечу Гарри, тот чуть приобнял ее и устремил взгляд куда-то вдаль. – Жаль, что в последний раз.
- Да ну! – жизнерадостно воскликнул Алекс. – Здесь, может быть, и в последний, но на свете еще куча невероятных мест, где мы сможем отдохнуть все вместе!
- А давайте хотя бы раз в год встречаться! – предложила Прю, азартно сверкая глазами. – Где угодно! На пару дней или можно даже на один день! Но главное, что мы будем встречаться!
- Да! – тут же поддержала ее Сильвия, бодро покивав головой, отчего ее кудри весело подпрыгнули. – Это будет замечательно.
- Давайте на Рождественских каникулах, - предложил Ланс. – У нас с Гаем такой замечательный подарок есть…
Парни состроили совершенно одинаковые лукавые выражения лиц.
- Ну, - поторопила их Бекка, тряхнув своего парня за руку.
- Нам яхту подарили на день рождения! – улыбнулся Гай. – Она огромная! Сейчас она в Рио, у нас там небольшая вилла. Так что ждите приглашений. Обязательно нужно собраться.
- Ну, вот и отлично, - Чепи улыбнулась. – Это будет здорово.
- А кто куда собирается поступать? – улыбнувшись, спросила Анжелика. – Надо же знать, какие в будущем связи будут!
Ребята громко рассмеялись.
- Я целителем буду, - улыбнулась Мэй, крепче прижавшись к Дэну. – В Токио лучшая Высшая Академия…
- Да, я тоже хочу туда поехать, - улыбнулся ей Лей, разливая по наколдованным бокалам янтарный огневиски и раздавая их друзьям. – Хотя сначала, конечно, два года буду стажироваться у нас в Китае при Академии в Шанхае.
- А я эти два года буду отдыхать, - блаженно сказала Прю, чуть зажмурившись. – А потом поступлю в Канадскую Академию Права.
- Уверена, что без стажировки перед этим примут? – насмешливо спросил Гуидо.
- Уверена, - отозвалась та, усмехнувшись. – У меня там тетя работает.
- По блату, - протянул Алекс с ехидной улыбочкой. – Ая-яй!
- Я и сама не глупая, так что и без этого поступлю, - обиженно заметила девушка. – Это просто подстраховка. На всякий случай. Сами-то вы куда?
- Меня Шварц пригласил здесь два года перекантоваться, - усмехнулся Гуидо. – Он один из лучших алхимиков нашего времени, поэтому, если я скажу, что был его помощником, меня куда угодно с распростертыми объятиями примут.
- Тебя и так примут, - фыркнула Мину. – С твоими-то баллами!
- Это да, - довольно протянул тот. – И все же это хорошая практика. А потом поеду в Берлин, у меня там дядя живет, так что жить есть где. Там шикарная Алхимическая Академия.
- Я в Россию вернусь, конечно, - довольно заметил Алекс. – Пойду в нашу Академию Боевых Искусств. Как раз в Питере живу. А сначала… не знаю. Не хочется ничего делать, но, наверное, все равно пойду в их подготовительную школу. Буду там рядом с аврорами тренироваться и готовиться к поступлению.
- Эй, Гуидо, - тихо позвал его Гарри, чуть улыбнувшись, пока остальные продолжали разбирать свое будущее место учебы. Итальянец развернулся к нему и вопросительно приподнял брови. – Присмотришь за нашими сестричками? А то мало ли…
- Ладно, - кивнул тот, усмехнувшись. – Мне несложно. К тому же мы с Николь вроде неплохо общались.
- Спасибо.
- Да ладно.
- К слову, у нас с Катрин есть небольшое предложение, - Бекка хитро улыбнулась и вытащила из кармана какие-то небольшие аккуратные листочки, которые тут же принялась раздавать удивленным ребятам. – Мы с Катрин придумали это пару дней назад. Объясняй, подруга!
Катрин улыбнулась и вытащила из нагрудного кармана несколько ручек, которые тоже раздала некоторым ребятам.
- В общем, мы хотели предложить вам, - заговорила девушка, - написать на листочках небольшие… ну, памятки, что ли, или обращения к самим себе в будущем. Напишите, кем хотите стать, кого вы любите, с кем бы хотели быть или… да что угодно! Напишите то, что вы думаете… а потом мы сложим все это в бутылку и закопаем где-нибудь на памятном месте, чтобы потом найти.
- Да, - кивнула Бекка. – Например, соберемся как-нибудь все вместе лет через… двадцать или тридцать и откопаем эту бутылку. Прочитаем, что мы там себе писали, о чем мечтали, о чем думали, на что надеялись… Как вам такая идея?
- Мне кажется, восхитительно! – весело воскликнул Дэн, уже начиная строчить что-то на своем листочке. – Надеюсь, что я не разочаруюсь лет в тридцать в себе пятнадцатилетнем.
- По-моему, здорово, - улыбнулась Мэнди, взяв у Катрин ручку. – Это будет здорово!
Ребята возбужденно загалдели, разбирая ручки и листочки, и тут же оживленно принялись писать обращения к самим себе. Вокруг царило настоящее веселье и радость. Ребята переговаривались, советовались друг с другом и думали, что бы написать, иногда смеялись, шутливо толкались или что-то зачеркивали. Некоторые колдовали над своими листочками, в их числе были братья Агостини, некоторые тщательно раздумывали над каждым словом, кто-то ограничился несколькими словами, кто-то сочинял целые опусы. А закончив, ребята дружно свернули свои листочки и по очереди засунули их в узкое горлышко вычищенной и высушенной бутылки. Они закопали бутылку здесь же, у ближайшего дерева, а потом по очереди выжгли с помощью магии свои инициалы на стволе – на всякий случай.
Закончив с этим нехитрым делом, ребята снова расселись вокруг костра и занялись своими делами и разговорами.
- Эй, Гарри, - Дэн тихонько пихнул его в бок и указал взглядом на выход из леса. – Когда?
Гарри бегло глянул на Катрин, сидящую рядом, и, убедившись, что она увлеченно слушает, кажется, захмелевшего немного Гая, рассказывающего о том, что он собирается становиться юристом, кивнул Дэну. Мальчишки синхронно поднялись со своих мест и тихонько двинулись к выходу – кто-то заметил их маневр, но промолчал, а кто-то был просто слишком увлечен разговором, поэтому ребятам быстро удалось выбраться обратно на опушку.
Дэн вытянул из-под небольшого маскирующего покрывала несколько ящиков, в которых лежали разноцветные хлопушки и фейерверки. Дэн достал первую петарду и с помощью палочки поджег фитиль, чтобы затем бросить ее обратно в ящик. Появились яркие сверкающие искры, а затем все взвилось высоко вверх, и в небе засверкали разноцветные двигающиеся картинки и переливающиеся надписи поздравлений. Таким же образом мальчишки подожгли оставшиеся ящики, а затем побежали обратно к друзьям, которые уже с удивлением следили за огромным сверкающим драконом в небе, что, расправив широкие крылья, летел над макушками деревьев. Вот он выдохнул пламя, казалось, самое настоящее, а из него появилось несколько больших тигров, которые принялись резвиться в небе вокруг дракона. Каждый их рык порождал новых зверей, самых разных, каких только можно представить. Все они были такими объемными и яркими, что казались совсем настоящими. А потом, поднявшись на дыбы, тигры образовали между собой огромную надпись:

ВЫПУСК ‘95
ПРОЩАЙ, ШКОЛА!

Рассыпавшись тысячью искр, надпись исчезла, а вместо нее в небе снова появились различные животные, которые затмевали собой даже звезды.
- УРА!!! – хором закричали ребята, весело подпрыгивая и размахивая руками.
Фотоаппарат, заколдованный Моникой, летал вокруг них и беспрерывно делал все новые и новые фотографии – конечно, в итоге окажется, что большинство из них смазанные и темные, но проявленные в специальном растворе, они начнут двигаться, поэтому не слишком хорошее качество не будет заметно.
- Нравится? – тихо спросил Гарри, обняв Катрин сзади за талию.
Она весело рассмеялась и откинула голову ему на плечо. В больших карамельно-карих глазах светилось безграничное счастье, полные губы были изогнуты в широкой улыбке. Гарри любовался таким родным лицом и поражался тому, насколько она красивая. Катрин чуть вывернулась в кольце его рук и аккуратно прижалась своими губами, мягкими со вкусом горького шоколада, к его губам, суховатым и чуть обветренным. Ее руки плавно обвили его шею, а он чуть ближе притянул ее к себе.
Такие разные, но одновременно такие похожие, они стояли все вместе, радуясь новой начинающейся жизни. Но, какими бы разными они ни были, сколько бы противоречий ни было раньше в их жизни, они всегда будут рядом друг с другом, готовые помочь друг другу в любой ситуации, готовые уже сейчас пойти друг ради друга на все. Они были молоды, они верили в будущее, они верили в себя и свои силы, они много мечтали и строили много планов – и главное, они знали: что бы ни случилось, они будут счастливы, они добьются всего, о чем мечтают. Они просто будут жить.
Вокруг царил веселый шум, громкий смех, а в воздухе практически осязаемое витало счастье.

Дэн и Мэй под шумок отошли чуть дальше в лес, чтобы побыть вдвоем. Узкие вьющиеся дорожки прекрасно освещались все еще сверкающими в темном небе яркими салютами, поэтому пара спокойно шла, не опасаясь наткнуться на что-нибудь. Дэн чуть улыбался, но был непривычно молчалив. Он шел рядом с Мэй, засунув руки в карманы джинсов, и смотрел вверх на фейерверки. Мэй задумчиво смотрела на него и теребила свой длинный серо-зеленый палантин, укрывающий шею.
- Значит, ты обратно в Японию возвращаешься? – наконец, спросил Агостини.
- Да, - тихо ответила девушка, уже понимая, к чему он клонит. – А ты остаешься здесь.
- Да. И… что? – Дэн впервые в жизни не знал, что сказать. Как сейчас нужно поступить?
- Ничего, Дэн, - Мэй остановилась, и Дэн тоже замер напротив нее. Девушка нежно провела рукой по его напряженной щеке. – Ты не из той категории парней, которые смогут… хм-м, вести переписку и, скажем, хранить верность, - она чуть засмеялась. – На самом деле такие отношения меня тоже не радуют.
- И?
- Впереди еще целая ночь, Дэн, - Мэй весело улыбнулась и закружилась вокруг своей оси, вызывая этим невольную улыбку и у Дэна – все же она была необыкновенной девушкой. – Мы можем целоваться и просто быть вместе. А завтра в Риме… А завтра в Риме мы будем уже просто друзьями, да?
Дэн усмехнулся – как же не хотелось расставаться с ней, такой живой и настоящей. Сейчас казалось, будто кроме нее больше не существует никаких девушек, будто кроме нее в этом мире вообще никого не осталось. И почему он так поздно обратил на нее внимание? Ведь у них могло быть гораздо больше времени. Стало грустно от того, что им предстоит расставание. Хотелось продлить эту ночь, чтобы она никогда-никогда не заканчивалась. Чтобы всегда в небе сверкали салюты, чтобы всегда слышался громкий и радостный смех таких любимых друзей, чтобы всегда быть рядом с ними, такими родными и близкими, чтобы всегда смотреть в ее карие глаза, в которых застыли одновременно грусть и счастье.
Дэн грустно улыбнулся своим желаниям и подумал, что все же не все возможно осуществить. Есть что-то, что неподвластно магии.
- Не будем грустить! – рассмеялась Мэй и прижалась к нему всем телом. – В конце концов, осталось так мало времени.
И Дэн наслаждался отведенным ему временем, слушая ее переливчатый смех, словно пение птичек, срывая долгие поцелуи со вкусом земляники и заглядывая в ее темные глаза, в которых плясали яркие блики от не смолкающего до самого рассвета салюта. Они вернулись к уже затухающему костру только с наступлением утра.

А остальные семикурсники наслаждались вечером все вместе. Они допивали остатки алкоголя, кто больше, кто меньше – смотря, сколько было безрассудства – они травили веселые байки из жизни, вспоминали смешные случаи в школе, вспоминали сложные уроки строгих учителей, словно уже скучали по всему этому. Они громко смеялись, и ни на секунду с их лиц не сходили счастливые улыбки. В глазах застыла легкая грусть по старым временам, как будто все это было так давно… И никому не хотелось заканчивать эту ночь.
Ближе к пяти часам ребята поддали костру огонька, стали танцевать под заводную музыку и прыгать через огонь, который так и не смог лизнуть никого из ребят, хотя и поднимался все выше и выше.
Отсутствие Дэна и Мэй заметили только Гарри и Катрин, но они прекрасно понимали, что те хотят побыть одни перед расставанием, поэтому даже не стали искать их, вместо этого наслаждаясь последними часами в кругу лучших друзей. В кругу второй семьи. Ведь все они стали настолько близки друг другу, настолько хорошо они знали друг друга, настолько легко понимали друг друга, настолько любили друг друга… Расставаться ни с кем из них совершенно не хотелось – хотелось только, чтобы не заканчивалось это время. Чтобы навсегда застыли эти мгновения. Мгновения, которые помогают тебе создать лучшего в мире Патронуса.
Но… Из-за горизонта показались первые лучи летнего солнца, такие яркие и нежные. А потом небо медленно окрасилось во все оттенки желтого и оранжевого. Поднимающийся диск солнца оставлял на гладкой поверхности моря потрясающей красоты дорогу, что доходила до песчаного берега, на котором, прижавшись друг к другу, стояли двадцать четыре мальчишки и девчонки. Они с улыбками встречали рассвет и верили в то, что впереди вся жизнь. Жизнь, полная приключений, радости и счастья.
Они будут счастливыми.
Обязательно.
__________________________________________________________

* Non progredi, est regredi – Не идти вперед, значит идти назад


http://sirena-de-mar.tumblr.com/post/96182502811/20
http://sirena-de-mar.tumblr.com/post/96182672376




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных