Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 24. Неудачный день






Гарри всегда был твердо уверен в том, что, если с утра ты встал не с той ноги, то день у тебя пройдет ужаснейшим образом. Собственно, возможно, благодаря самовнушению, а, возможно, и потому что утверждение было действительно истинным, это правило в жизни Гарри никогда не нарушалось. Стоило только ему неудачно проснуться с утра или потерять что-нибудь с утра, день непременно протекал наихудшим для него образом. Стоило, возможно, не обращать на это внимания и смириться с этим – все-таки не так уж часто и случались такие странные дни в жизни Агостини – но Гарри неизменно в такие дни нервничал больше обычного, в свете чего и начинались остальные проблемы…
Но суть заключалась в том, что по независящим от него обстоятельствам первое сентября этого года стало для Гарри, и не только для него, именно таким днем.
Началось все, конечно, с пробуждения. С вынужденного пробуждения, поскольку проснулся Гарри не по своему желанию и даже не по будильнику. Его разбудил ужасный шум внизу. Спросонья подумав о том, что какая-то зараза, вероятно, сняла с двери в его комнату заглушающие чары, он уже приготовился эту заразу убить, но, открыв глаза и вместе привычного звездного потолка увидев местами обсыпавшуюся белую штукатурку, он, наконец, вспомнил, что ночевал сегодня не дома.
Откуда-то справа раздался громкий измученный стон Дэна. Гарри с трудом повернул голову в его сторону и увидел, что брат, морщась, закрыл голову мягкой подушкой. Усмехнувшись, Гарри поднял с рядом стоящей тумбочки свои наручные чары, которые снял с вечера, а посмотрев на время, ужаснулся: часы показывали только семь утра! Мальчики собирались спать еще, как минимум, полтора часа.
- Они издеваются, да? – злым шепотом спросил он, метнув в сторону двери яростный взгляд, словно это она была виновата во всех смертных грехах.
Достав из-под подушки волшебную палочку, Гарри быстро метнул в дверь сложное заглушающее заклятье и мысленно порадовался наступившей тишине. Дэн пробормотал что-то одобрительное и вновь блаженно засопел. Гарри тоже погрузился в легкую дремоту, но заснуть все-таки не успел…
Дверь их комнаты стремительно открылась, а на пороге появилась та самая говорливая Молли Уизли, которая с широкой улыбкой на лице прошествовала к кроватям мальчиков. Растолкав Гарри, который неохотно открыл глаза и тут же зажмурился, подумав, что ему просто приснился дурной сон в виде широкого лица этой женщины. Но, нет. Открыв глаза во второй раз, Гарри увидел то же самое – вероятно, в Англии людей не учат манерам, раз уж даже взрослая женщина имеет наглость без стука зайти в комнату к совершенно незнакомому человеку.
- Доброе утро! – громким голосом воскликнула она, едва только Гарри поморщился от слишком близкого нахождения ее лица. – Пора вставать, мальчики! Нам еще нужно собраться!
- Еще семь утра, - грубовато буркнул Дэн, не поднимая головы. – Вы хотите, чтобы мы два с половиной часа собирались?
- Ну, как же, - она, казалось, слегка растерялась от его слов. – Вам нужно собрать вещи, позавтракать, а потом мы еще будем ехать до вокзала!
- А трансгрессии, якобы, уже не существует? – осведомился Гарри. – Или на крайний случай портала?
- Мальчики, вы должны понимать, что портал нельзя создавать без разрешения Министерства магии, - поучительным тоном заговорила женщина, раскрывая шторы на окнах и впуская в комнату еще пока слабый свет. Словно бы ребята не знали таких простых истин. – А вы еще не настолько богаты, чтобы ради простой поездки на вокзал заказывать портал.
- Мы-то как раз можем себе это позволить, - нахально заявил Дэн, поднимая голову. – Синьора, наши вещи собраны, а позавтракать мы сможем за пять минут. Не могли бы вы выйти?
- Нет, мальчики, - командным голосом заявила женщина, уперев руки в бока. – Все ребята уже встали, значит, и вы должны!
- Какие ребята? – спросил Дэн.
- Кому это мы должны? – одновременно с ним нахмурился Гарри.
- Наши дети, - пояснила женщина для Дэна, вновь широко улыбнувшись. – Они уже внизу сидят за столом, а потом все вместе будем собираться.
Гарри пробормотал на итальянском нечто нецензурное и, дождавшись, пока умная женщина покинет комнату, принялся неспешно натягивать джинсы. Дэн напротив него презрительно скривился и, отбросив одеяло, подошел к стулу, на котором с вечера оставил свою одежду.
- Она меня раздражает, - буркнул он, застегивая часы на руке. – Если ее дети встали и собираются собираться с утра, то при чем тут вообще мы?
- Понятия не имею, - пробормотал Гарри. – Такая противная! Слов нет!
Дэн молчаливо кивнул.
- Пошли за Катрин, - улыбнулся Гарри, моментально просветлев лицом. – Ее уже тоже, наверняка, разбудили.
Дэн ухмыльнулся и подкинул в руке синий уменьшенный и облегченный чемодан. Вместе мальчишки вышли из своей комнаты и направились направо, где ночевала сегодня Катрин. Дверь комнаты была чуть приоткрыта, но Гарри все же постучался – мало ли что.
- Да? – послышался раздраженный голос девушки.
Толкнув дверь, Дэн первым вошел в комнату. Это помещение было точно таким же, как и комната, доставшаяся мальчикам. Вероятно, хозяева дома были минималистами – ничего кроме кровати, тумбочки и покосившейся табуретки здесь не было.
- Скромненько, - ухмыльнулся Дэн, с размаху падая на кровать. – Они, видно, небогаты.
- Да дом, по-моему, вообще нежилой, - поморщилась Катрин, поворачиваясь к мальчикам от наколдованного ею зеркала в полный рост. – Нормально?
Она покрутилась перед ними, демонстрируя темные джинсы, тонкую белую водолазку с высоким горлом и яркий фиолетовый кардиган. На ногах у нее были туфли на высоком каблуке.
- И как ты на этом ходишь? – Дэн непонимающе покачал головой. – С них же только падать!
- Это несложно, - отмахнулась девушка. – Еще расчесаться надо. Вы пока подождите меня, ладно?
- Конечно, - Гарри улыбнулся, присаживаясь рядом с братом.
Катрин тем временем взяла в руки щетку для волос и тонкую фиолетовую ленту, которой позднее и закрепила красивую голландскую косу, перекинутую через плечо. Довольно кивнув своему отражению, девушка легким движением палочки испарила зеркало, и еще раз покрутилась вокруг своей оси.
- Когда ты меньше за всем этим следила, ты собиралась за пять минут, - прокомментировал Дэн, быстро глянув на серебряный циферблат часов. – А сейчас у тебя на сборы уходит едва ли не полчаса.
- Это еще мало, - обиженно заметила девушка. – В школе я Анж целый час ждала. Она такая копуша.
- Это да, - согласились парни в один голос, и Гарри добавил: - Ладно, пойдем, что ли. А то опять прибежит эта тетка и начнет нас торопить.
- Она такая наглая, - возмущенно заявила Катрин, спускаясь по лестнице на первый этаж. – «Милая, пора просыпаться! Милая, собирайся быстрее! Милая, не хочешь помочь нам на кухне?» Да чтобы я на кухне работала! Это же надо такое придумать!
Щеки девушки окрасились гневным румянцем, и она недовольно дернула себя за кончик косы. Весь ее вид говорил о глубоком недовольстве ситуацией. Впрочем, едва ли Агостини не были с ней согласны. Не пробыв в этом доме и суток, они начали понимать, что год в Англии будет для них необычайно сложным, если уже с порога их активно начали доставать люди Дамблдора.
Весь необычайно громкий и назойливый шум, какого никогда не услышишь в доме Агостини, благодаря тому, что там все предпочитали выражать свои эмоции чуть тише и чуть менее навязчиво для других, как оказалось, доносился их кухни. Небольшое помещение наполнялось запахом вкусной еды, а кроме того бесконечной, непрекращающейся болтовней младшего поколения.
К слову сказать, младшее поколение было исключительно рыжим и веснушчатым. Только одна русоволосая девушка выделялась среди этой огненной оравы, от которой поначалу начинало рябить в глазах. Девушка выделялась не только цветом волос и некоторой излишней бледностью по сравнению с остальными, но и высокомерным выражением лица. Создавалось ощущение, что она считает себя королевой этого мира. Впрочем, на примере Гуидо и Мэнди зная, что первое впечатление может быть весьма обманчивым, ребята решили пока не судить о ней лишь по этой мелкой детали. В конце концов, Катрин и за мальчишками частенько замечала, что они относятся к тем, кто ниже их, с изрядной долей пренебрежения.
- Ах, доброе утро, ребята! – миссис Уизли, отвернувшись от плиты, расплылась в улыбке и приглашающим жестом указала на широкий стол, за которым расположились, вероятно, ее отпрыски.
Гарри помог сесть Катрин, а потом и сам опустился на стул. Перед ним тут же появилась тарелка яичницы с беконом и помидорами, опущенная заботливой Молли Уизли. Катрин, которой досталось то же блюдо, уставилась на тарелку дикими глазами – конечно, жирно, калорийно, но чертовски вкусно. Обижать даже так непонравившуюся ей женщину девушка не решилась – все же та очень старалась, судя по всему – поэтому, скрепя сердцем, неохотно принялась жевать.
Гарри же первым делом решил осмотреть окружающих его рыжих. За пятнадцать лет своей жизни он думал, что привык к обилию этого цвета в окружающих его людях, но, как оказалось, двух человек было недостаточно – за столом сидело шестеро Уизли. Двое были Гарри знакомы еще со вчерашнего вечера – долговязый Билл и крепкий Чарли – остальных же он видел впервые. Двое идентичных близнецов лет семнадцати, которые были больше похожи на своего старшего брата, с широкими улыбками на лицах тихо переговаривались между собой, иногда бросая веселые взгляды в сторону самого Гарри и его друзей. Рядом с ними сидел другой парень, примерно ровесник Гарри. Он хмуро глядел в тарелку и иногда тихо шипел что-то своей высокомерной подруге с копной каштановых кудрей. Последней была девушка лет четырнадцати с гладкими волосами до лопаток и темно-карими глазами, гораздо светлее и бледнее, чем у Катрин. У этой девушки глаза были практически прозрачными и очень светлыми.
- Что ж, думаю, вам надо познакомиться! – жизнерадостно заявила Молли Уизли, осматривая своих детей.
Гарри скептически приподнял бровь и опустил взгляд в тарелку. Никто, по всей видимости, не горел желанием ни с кем знакомиться.
- Это наши гости из Италии, - заговорил впервые за утро Артур Уизли, добродушно улыбаясь. – Гарри, Дэн и Катрин.
Катрин улыбнулась, Гарри кивнул, Дэн шмыгнул носом.
- А это наши дети, - продолжил мужчина. – Билла и Чарли вы уже знаете. Близнецы – это Фред и Джордж. Это Рон и Джинни. А Гермиона их лучшая подруга.
- Приятно познакомиться, - выдавила Катрин, несколько стушевавшись от неприязненного взгляда Гермионы.
- Нам тоже, - радостно воскликнул один из близнецов. – Вы правильно сделали, что приехали в Англию – Хогвартс лучшая школа на свете.
- Посмотрим, - кивнул Дэн. – Мы поэтому и приехали.
- А как там в Италии? – спросил другой близнец. – Тепло?
- Жарко, - поправила Катрин, блаженно зажмурившись. – Очень. Не то что здесь. Тут почти все время дожди.
Когда не о чем говорить, говори о погоде.
- Ну, это преувеличение, - хмыкнул первый. – У нас тоже бывает солнце и тепло.
Катрин кивнула и замолчала, не зная, что еще на это ответить. Разговор определенно не клеился. Возможно, просто потому что сходу невозможно было найти общих тем, интересных всем, а, может быть, просто никто действительно не горел желанием общаться. Особенно ярко это выражалось в глазах шатенки.
- А как в вашу школу отправляются? – задумчиво спросил Гарри, прикидывая вероятность того, что здесь тоже можно будет полюбоваться морской гладью.
- На поезде, - ответил второй близнец. – А вы как раньше ездили?
- На корабле, - ответил Гарри. – А долго ехать на поезде-то? Школа же где-то в Шотландии?
- Мы обычно приезжаем только к ужину.
- Юпитер, - простонал Дэн, опустив голову на руки. – Это весь день трястись?.. Да, перспективы лучше явно не придумаешь.
- Почитаешь, - «утешила» его Катрин. – Ты как раз обещал мне отдать уже книгу по Высшей Магии. Ты ее месяц уже мучаешь.
- Да-да, помню, ты бы за день справилась, - Дэн закатил глаза. – Просто там таким сложным языком все написано, Гайдн все гораздо понятнее объяснял.
- На то он и преподаватель, - Гарри широко зевнул, прикрыв рот ладонью. – Везет Никки, она еще спит, наверное.
- Ну, правильно, - недовольно кивнул Дэн. – Им-то только к часу на корабль. Это мы тут ни свет, ни заря подскочили. Кстати, кто-нибудь объяснит мне, зачем нужны мантии в вашей школе?
- Представляешь, это форма, - впервые ухмыльнулась Гермиона. – Если тебе что-то не нравится, выскажи это директору.
- Обязательно, - Дэн скривил губы. – Нормальные люди уже давно выкинули мантии, а у вас в Англии никто не может выйти из средневековья. Может, еще и инквизицию возобновим, а?
- Дэн, перестань, - осадила его Катрин, дернув себя за косу. – Ты сегодня слишком…
- Не в себе, - кивнул тот. – Это все потому что я не выспался, представляешь, Катрин?
Девушка закатила глаза и отмахнулась от него – иногда он становился таким невыносимым со всей своей ироничностью и язвительностью. Видно, сегодня он действительно совсем не выспался, раз так реагирует даже на самые безобидные фразы.
- Какие предметы дополнительные будете изучать? – заинтересованно вступила в разговор младшая Уизли, очаровательно стреляя глазками в сторону Дэна.
- В смысле: дополнительные? – нахмурился Гарри.
- Ну, Руны, Нумерология, Прорицания, Уход за Магическими существами, - недоуменно пояснила девушка. – У вас их что не было?
- Были, конечно, - возмущенно ответила Катрин. – Но у нас это были обязательные предметы, и изучали мы их с первого курса. А после третьего курса решали, какие предметы нам нужны и по результатам экзаменов определяли, что будем изучать дальше. У вас по-другому?
- Да, - задумчиво кивнул один из близнецов. – Мы эти предметы начинаем изучать с третьего курса и только по выбору – максимум три предмета можно выбрать. А после пятого курса уже определяем, что нам и дальше нужно изучать.
- Странно, - протянул Гарри. – То есть у вас одни из главных экзаменов в конце пятого года обучения?
- Ну да, - кивнул он.
- Шикарно! – буркнул Дэн. – Этого только не хватало.
- Мы только выпускные сдали, - расстроенно вздохнула Катрин, аккуратно отодвинув от себя пустую тарелку. – Я надеялась хоть немного отдохнуть.
- Как это выпускные? – тупо удивился Рон Уизли. – Они же в конце седьмого курса.
- В нашей школе учиться начинают в восемь лет, поэтому и учиться мы заканчиваем раньше, - пояснил Гарри. – Мы в этом году получили аттестаты.
- Ничего себе, - удивился Билл Уизли, прерывая разговор с отцом. – А потом что делать до восемнадцати лет? Не сразу же в Высшую Академию.
- Ну, два года мы где-нибудь практикуемся обычно, - заметила Катрин. – В школах при Аврорате, на целительских курсах или санитарами в госпиталях. А потом при поступлении это засчитывается как гарант хорошего обучения в будущем. С практикой в пару лет поступить обычно гораздо легче.
- Это интересно, - задумчиво кивнул Билл. – В Египте, кажется, такая же система обучения. Во всяком случае, однажды у меня был, так сказать, помощник лет шестнадцати. Ходил все время со мной и помогал по мелочам в пирамидах.
- А ты кем работаешь? – спросил Гарри, хмурясь и пытаясь вспомнить этот факт, который ускользал от него в просторах памяти.
- Ликвидатором проклятий при Гринготтсе.
- Ах, точно! – воскликнул Дэн и, кажется, впервые заинтересовался, уважительно посмотрев на него. – Должно быть, непросто тебе. С гоблинами тяжело работать. Они весьма…
- Опасны и хитры, - продолжил Гарри. – На самом деле они обведут вокруг пальца и глазом не моргнут. Да еще и с их частотными восстаниями… Нет гарантии стабильности.
- Ага, - Дэн кивнул. – Только недавно было на Сиракузах очередное восстание. Там сотни людей остались вмиг без работы. Гоблины на этот раз не только бастовали, но и снова пролили много крови.
- Там мой дядя погиб, - пробормотала Катрин, опустив голову. – Гоблины слишком опасны.
- Но я люблю свою работу, - Билл улыбнулся. – Этого мне достаточно.
- Так, ладно, собираемся! – распорядилась миссис Уизли, забирая опустошенные тарелки. – Давайте, не задерживайтесь!

Собирались Уизли невероятно долго. Еще около полутора часов в доме не стихали громкие крики, вроде: «Где мои носки?», «Кто взял мои учебники?», «Почему у меня в чемодане твои вещи, Рональд?». Благо поездка до вокзала оказалась не такой уж и долгой, хотя и показалась ребятам таковой из-за непрекращающегося дождя, который все моросил и моросил, барабаня по стеклам автомобиля, в котором все ехали на вокзал.
Дождь стал еще одним отвратительным событием сегодняшнего дня. Итальянцы привыкли к быстрым сильным ливням, от которых не оставалось и следа уже спустя несколько часов, но уж точно не к этой отвратительной мороси, которая мало того, что никак не заканчивалась, заставляя ребят идти по вокзалу под зонтиком, но еще и изрядно действовала на нервы. Катрин со злостью смотрела на широкие грязные лужи, которые ей приходилось обходить, чтобы спасти свои дорогие туфли, Дэн с ненавистью смотрел на тучи, покручивая в руках раскрытый черный зонт, а Гарри, чувствуя себя настоящим англичанином, по-джентльменски держал над Катрин ее сиреневый с красивыми разводами зонтик и помогал ей переступать через лужи.
- Отвратный день, - со злостью выплюнул Дэн. – Как люди здесь вообще живут, а?
- Не представляю, - фыркнул Гарри, подавая руку Катрин, чтобы она смогла нормально переступить грязный овражек на асфальте. – Мы здесь первый день, а меня уже тошнит от этого.
- Ужас! – эмоционально высказалась Катрин, глаза ее сверкнули. – Теперь понятно, зачем им мантии нужны! Нормальную одежду пачкать жалко.
- Это точно, - кивнул Дэн, поглядев на свои когда-то белоснежные, а теперь грязно-серые кроссовки. – А им всего две недели. Надо будет, что ли, магией почистить.

Алый поезд, который ребята увидели, едва пройдя через толстую кирпичную стену на магическую платформу, зачарованную так, чтобы магглы не могли на нее попасть, не произвел на них хоть сколько-нибудь положительного впечатления. Возможно, потому что ужасный запах дыма только усиливался из-за влажного воздуха, а возможно, просто потому что поезд был столь непривычным для ребят явлением – куда больше они были бы рады увидеть огромный корабль с синими парусами и величественным белым фениксом на них. Да и платформа была столь же неприятной, грязной, пыльной, а ко всему прочему здесь царил невероятный шум от многочисленных людей, болтающих между собой, кричащих во всю глотку и толкающихся, от ужасно громких животных, мяукающих, шипящих и ухающих. И мало всего этого, так еще и поезд то и дело выдавал предупреждающие гудки.
Ребята не стали задерживаться на шумной платформе, поэтому, попрощавшись с не менее шумными Уизли, которые очень подходили под местный контингент, зашли в вагоны и заняли одно из дальних купе, где пока было не так много народу. Только несколько человек со старших курсов что-то бурно обсуждали между собой. Они показывали друг другу какие-то фотографии и, вероятно, сувениры из разных стран, смеясь и то и дело обнимаясь.
- Знаете, - начала внезапно Катрин, магически запечатав дверь купе, чтобы никто не смог побеспокоить их, - я тут подумала: хочу кошку.
- Кошку? – удивленно переспросил Дэн, нахмурившись и отводя палочку от кроссовок, вновь чистых и белых. – Зачем?
- Просто так, - она пожала плечами. – Надо будет как-нибудь купить. Тут же тоже можно их держать. Помню, Бекка все время привозила с собой Графа.
- А-а, классный кошак! – Гарри моментально улыбнулся, вспомнив гордого и очень наглого дымчатого кота, который почему-то невероятно любил колени парня, считая их лучшей в мире подушкой. – Наглый только очень. Но Бект его очень любит.
- Ага, - кивнула Катрин и невпопад добавила: – Чувствую, здесь будет очень скучно.
- Ну, если уж совсем нечего делать будет, будем магию крови учить, - Дэн ухмыльнулся, вытянувшись на мягком диванчике и положив руки под голову. – Мэй мне немного рассказывала об этом – вроде в целом интересно.
- И полезно, - кивнул Гарри. – Особенно, с моим шрамом. Что все-таки тогда произошло?..
- Это уже неважно, - Катрин мягко сжала его руку и тепло улыбнулась, положив голову ему на плечо. – Все в прошлом, правда? И вообще что это мы сегодня раскисли?! Давайте о чем-нибудь более позитивном поговорим.
- О чем? – кисло спросил Дэн, повернув к ней голову и одарив ее скептическим взглядом. – Например, о том, что здесь мокро, сыро и холодно.
- Дэн, - укоряюще протянула Катрин, закатив глаза. – Вот что ты за человек?
- Мне все не нравится, и я этого не скрываю, - хмыкнул тот, а потом на его губах появилась лукавая улыбочка. – И, раз уж нас заставляют быть в Хогвартсе, то лично я собираюсь устроить им шикарную жизнь.
- Правда? – хмыкнул Гарри, чуть подавшись вперед. – Знаешь, брат, у нас ведь столько идей неосуществленных…
- Вот и я о том же.
- О, - мученически протянула Катрин. – Опять за свое возьметесь?
Агостини дружно кивнули.
Катрин собиралась что-то сказать, но ее прервал стук в дверь. Она несколько удивленно перевела взгляд на трясущуюся дверь и легким взмахом палочки сняла свое заклятье. Дверь моментально отъехала в сторону, и на пороге перед ребятами появилось трое совершенно разных ребят, двое парней и девушка. Первый был высоким бледным блондином в черной мантии из явно дорогого материала. На лице у него был написан легкий интерес, когда он осматривал сидящих в купе итальянцев своими серыми глазами. Надменность, проскальзывающая в каждом его движении, явно говорила о высоком происхождении. Рядом с ним, скучающе оглядываясь по сторонам и не уделяя никакого внимания ни своим друзьям, ни новеньким, стоял высокий несколько долговязый смуглый брюнет с высоким лбом, прямым носом и глубоко посаженными темными глазами. Он был полной противоположностью первого гостя не только внешне, но и в манере держать себя. Он вел себя просто, показывая полное безразличие к окружающему миру, и главное – он явно не считал себя самой важной в мире персоной. Ну, а девушка, стоящая между ними, моментально вызывала к себе неприязнь. Она была невысокой – едва доставала своим друзьям до плеч, с короткими черными волосами до плеч, широким круглым лицом, из-за которого она слегка смахивала на мопса, и круглыми глазами грязно-голубого цвета. Но более всего ребятам не понравилось выражение ее лица – она так сморщилась, увидев сидящих в купе, словно у нее под носом кто-то сдох и уже воняет.
- Добрый день, - манерно растягивая слова, произнес бледный блондин. – Вы новенькие, верно?
- Абсолютно, - кивнул Дэн, неохотно принимая сидячее положение. – Что-то хотели?
- Мы услышали, что к нам в школу перевелись иностранцы, - все тем же тоном говорил блондин. – Решили познакомиться. Я Драко Малфой, - свою фамилию блондин произнес с каким-то особым выражением гордости в голосе, какое, впрочем, нередко услышишь из уст чистокровного аристократа, который превозносит свою семью над всеми остальными. – А это мои друзья: Блейз Забини и Пэнси Паркинсон.
- Я его невеста, - вставила девушка, бросив быстрый взгляд в сторону Катрин, которая в этот момент с интересом рассматривала гостей.
- Приятно познакомится, - кивнул Гарри. – Я Гарри Агостини, а это Дэн и Катрин.
- Агостини? – чуть задумчиво протянул Блейз, внезапно улыбнувшись. – Помню-помню. Рождественский бал в Итальянском Министерстве Магии девяностого первого года.
- Что новости и сюда долетают? – хмуро спросил Дэн. – Неужели мы настолько популярны, брат?
Гарри усмехнулся и жестом предложил новым знакомым зайти в купе. Малфой благодарно кивнул и чинно уселся на диван рядом с Гарри, Блейз и Пэнси расположились напротив них.
- Просто я был там с дядей, - Блейз усмехнулся. – Вы тогда заставили снег падать с потолка, а еще елка начала плясать. Было весело. Только вас быстро домой отправили.
- Ага, - Дэн впервые за всю поездку улыбнулся. – Лили нам тогда здорово мозги промыла. А потом нас вообще туда больше не брали. Да, в общем-то, и не жалко, не больно-то там весело.
Катрин весело улыбнулась, поглядев на развеселившегося друга, и одарила осматривающего ее Малфоя обжигающе-холодным взглядом. Гарри, пока, к счастью, не замечая столь вопиюще наглого поведения блондина – иначе не жить ему – продолжал болтать с улыбающимся Забини, в подробностях вспоминая тот знаменательный вечер в Министерстве, после которого мальчишек запомнили все приглашенные на тот бал волшебники. Блондин от взгляда как-то странно вздрогнул и поспешно отвернулся к своей невесте, словно бы действительно испугался.
- Почему сюда решили приехать? – спросил Блейз. – Англия не лучшее место для солнцелюбивых людей, а люди из Италии солнце обычно обожают, я прав?
- Обстоятельства вынуждают, - Дэн пожал плечами. – Мы и сами не в восторге, но… Так скажем, надо, так надо. Хотя жаловаться нам никто не запрещал. А сам ты как здесь?
- Мать англичанка, - Блейз пожал плечами. – Наверняка, о ней слышали. Семь раз была замужем, и семь раз стала вдовой. Правда, вот я ее единственный облом – недосмотрела, видно. Я лет до восьми с семьей отца во Флоренции жил, а потом она заявила свои права и забрала меня. Потом я к ним только на Рождество, да летом ездил. Меня дядя вообще хотел в какую-то итальянскую школу в Палермо зачислить, мать вроде даже не против была, но мест не хватило.
- Жаль, - протянул Гарри. – Учился бы с нами.
- Да ладно, мне, если честно, и здесь неплохо, - улыбнулся Блейз. – Мокро и холодно, конечно, но Хогвартс замечательная школа.
- Посмотрим, - кивнула Катрин, разглядывая однотипный пейзаж полей и лесов, проносящийся за окном.
- А ты их сестра?
- Нет, - Катрин качнула головой. – Просто лучшая подруга.
- И девушка Гарри, - ехидно добавил Дэн.
- И девушка Гарри, - эхом отозвалась Катрин.
- На какой факультет собираетесь поступать? – задумчиво спросил Малфой, все так же растягивая слова. – Советую Слизерин.
- Нам уже что только не советовали! – рассмеялся Гарри. – Сначала родители говорили, что идеальный вариант некий Когтевран, потом странная особа по имени Молли Уизли, - при упоминании этого имени все трое англичан как по команде скривились, - пропагандировала идеи Гриффиндора, а теперь вот вы добавили в копилку Слизерин.
- Слизерин – лучший факультет в школе, - напыщенно заявила Пэнси. – Только тут учатся истинно чистокровные люди. Грязнокровок вообще в школу пускать нельзя. А вы, кстати, чистокровны?
Дэн подавил смешок и закатил глаза, Гарри ответил ему взглядом, полным веселья.
- В Итальянскую школу грязнокровок не принимают, - Блейз закатил глаза, также мысленно сетуя на глупость своей подруги. – Там учатся исключительно чистокровные и богатые люди.
- Ох, это хорошо, - поощрительно кивнула Пэнси. – Тогда вам тем более нужно поступать на Слизерин.
- Насколько мы знаем, распределяет всех шляпа, - заметила Катрин, бросив в ее сторону быстрый взгляд. – Так что зависит это не от нашего выбора.
- И все же лично я считаю, что мне больше подойдет Гриффиндор, - весело заявил Дэн, явно больше желая задеть новых знакомых, чем действительно придерживаясь этого мнения. – Я вспыльчивый, веселый, резкий, храбрый и умный.
- И скромный, - покивала Катрин.
- Разумеется, милая Катрин. Так что, раз уж меня распределяют первым, то вам, ребята, придется подтягиваться за мной. Желательно побольше думайте об этих качествах.
Гарри усмехнулся брату, и тот откинулся на спинку дивана, закинув руки за голову.
- Слизеринцы обычно не общаются с гриффиндорцами, - Пэнси вскинула подбородок.
Дэн притворно удивленно выпучил глаза.
- Что ж ты сразу не сказала?! – придав голосу возмущение, воскликнул он, резким движением открывая дверь купе. – Мы бы с самого начала заявили тебе об этом! Прошу, Пэнси, дверь открыта.
Пэнси покрылась возмущенным румянцем, став похожей на спелый помидор, и резко поднялась с места, задев рукой небольшой столик.
- Замечательно! – бросила она. – Я ухожу.
- Какая досада, - лениво вздохнула Катрин.
Слизеринка возмутилась еще больше, казалось, еще чуть-чуть и у нее из ушей пар повалит. Остановившись на пороге купе, она повернулась к своим друзьям и окинула их выжидающим взглядом. Малфой поморщился, что-то прикидывая в голове, и с явной неохотой поднялся со своего места.
- Еще увидимся, - бросил он итальянцам, уходя вслед за Пэнси.
Блейз же, помахав другу, остался сидеть на месте.
- Что тебя моя грубость не возмущает? – ехидно спросил Дэн.
- Пэнси – дура, - Блейз закатил глаза. – Не понимаю, куда смотрит отец Драко, раз выбрал ему ее в невесты. Это будет полный провал для семейства Малфоев. Драко и сам не в восторге, но ему с ней конфликтовать нельзя – она непременно нажалуется, и мистер Малфой точно сына порешит.
Дэн усмехнулся.
- Меня Мэнди так не раздражала, - фыркнул он.
- Мэнди нормальная, - заявила Катрин. – Ну, во всяком случае, ближе курсу к четвертому мы даже подружились немного. Когда она перестала доставать Хорхе и Бекку и стала с ними нормально общаться. И вообще ты с ней сам встречался.
- Да, но с ней скучно было, - он пожал плечами. – А как тут в Хогвартсе, Блейз, сложно учиться?
Оставшееся время пути ребята просто разговаривали между собой. Блейз рассказывал о факультетах, об уроках и немного о преподавателях, в числе которых, как оказалось, был и небезызвестный уже ребятам Снейп. Ребята в свою очередь рассказывали ему о своей школе, о своих строгих, но таких уже любимых, учителях, да и просто о своих веселых похождениях и проделках. Катрин уткнулась в книгу какого-то русского писателя, лишь изредка отзываясь на реплики друзей или улыбаясь каким-то строчкам рассказа.
Так незаметно за окнами поезда стемнело, так что перестал различаться весьма живописный пейзаж, стало чуть холоднее, и ребятам все-таки пришлось надеть поверх обычной одежды черные мантии, которые непривычно оттягивали плечи своей тяжестью. Закончившийся было днем дождь вновь набирал силу, теперь превратившись в настоящий ливень, из-за которого Катрин погрузилась просто в отвратительное настроение.
До карет, которые должны были отвезти ребят к возвышавшемуся чуть в отдалении замку, разглядеть который не представлялось возможным из-за толстой пелены дождя и кромешной темноты, пришлось практически бежать. Едва только Блейз последним уселся в маленькую карету, как дверь сама собой захлопнулась, и, неприятно дернувшись, карета понеслась по ухабам к замку.
- Это что за великан? – поинтересовалась Катрин, обращаясь к Блейзу. – Ну, который кричал: «Первокурсники, все ко мне!»
- А-а, это Хагрид, - ухмыльнулся Забини. – Он у нас тут и лесник, и учитель по Уходу за Магическими Существами. Полувеликан.
- Прикольно, - отозвался Дэн, недовольно поежившись от холода. – И как ведет?
- Плохо, - ответил Блейз. – Так себе из него учитель получился. В прошлом году вообще каких-то страшилищ проходили, да и мало того – они еще и опасные были. Огнем плевались, и жалили.
Карета рывком остановилась на месте, и ребята конвульсивно дернулись вперед, ухватившись за края сидений, чтобы не упасть.
- Прекрасно, - выдавил Дэн сквозь зубы.
Двери вновь раскрылись сами собой, и ребята, быстро выйдя из кареты, бегом отправились к замку, прикрывая головы руками, что, правда, мало помогало от тяжелых и холодных капель дождя. Уже только в холле величественного замка ребята смогли вытащить волшебные палочки и нормально высушить одежду и волосы. Катрин особенно долго мучилась со своей толстой косой.
- Бедные первокурсники, - выдал Блейз, покачав головой. – Они вообще на лодках плывут.
- Зачем? – ужаснулся Гарри, убирая палочку в кобуру на правой руке. – Они же и заболеть так могут.
- Это традиция, - Блейз пожал плечами. – Вид с озера на Хогвартс действительно гораздо красивее. Поэтому все хотят, чтобы первое впечатление у первокурсников было просто волшебным.
- Бред, - фыркнул Дэн. – Если замок действительно красивый, то он с любого ракурса покажется волшебным.
- Вы новенькие, - послышался позади них строгий голос, скорее, не спрашивающий, а утверждающий.
Ребята синхронно обернулись и увидели перед собой высокую даму со скрученными в аккуратный узел темными и местами седыми волосами, строгим выражением узкого и вытянутого лица и прямым твердым взглядом маленьких глаз, скрытых за стеклами прямоугольных очков. С первого взгляда женщина производила очень яркое впечатление – такой точно не станешь перечить. Твердость и принципиальность очень четко проглядывались только в ее облике.
- Да, синьора, - Дэн кивнул.
- Я профессор МакГонагалл, - представилась женщина, окинув ребят неодобрительным взглядом. – Вы должны были надеть форму, молодые люди… Ждите меня здесь. Вас распределят после первокурсников.
Развернувшись, она отправилась куда-то в боковой коридор, а ребята, попрощавшись с уходящим в широкий зал Блейзом, остались стоять на месте. Мимо проходили самые разные студенты, со второго по седьмой курс, многие изумленно посматривали на застывших на месте ребят. Вероятно, они представляли собой для местных студентов весьма странную картину – в маггловской одежде лишь с накинутыми поверх черными мантиями стоят посреди коридора, никуда не двигаясь, да и лица они здесь все-таки новые, раньше никто не видел.
Миневра МакГонагалл вернулась спустя несколько минут, когда все старшекурсники уже расселись в зале за четырьмя длинными столами, над которыми висели знамена разных цветов с изображенными на них животными: змеей, львом, орлом и барсуком. За женщиной двумя стройными колоннами семенили маленькие мальчики и девочки, несколько пугливо озирающиеся вокруг и тихонько между собой перешептывающиеся.
- Войдете в зал, как я назову ваши фамилии, - бросила МакГонагалл ребятам и повела первокурсников в зал.
Распределение прошло довольно быстро. Правда, из-за закрытых дверей ребята слышали только громкие крики распределяющей шляпы и затем не менее громкие аплодисменты. Только когда последний первокурсник был распределен, широкие резные двери приглашающе распахнулись, и на весь зал прозвучал громкий голос профессора МакГонагалл:
- А также к нам на пятый курс поступили трое новых студентов из Италии. Сейчас они также пройдут распределение. Агостини, Дэниэл!
Дэн с усмешкой отсалютовал друзьям и твердым шагом направился к невысокому трехногому табурету, на котором лежала старая потрепанная шляпа с огромным количеством разнотонных заплаток и широкой расщелиной, видимо, являющейся ртом. МакГонагалл подняла это чудо текстиля и, когда Дэн чинно уселся на табурет, всем своим видом показывая, что делает миру огромное одолжение, опустила шляпу на голову парня.
Прошло около минуты, прежде чем шляпа во весь голос закричала:
- ГРИФФИНДОР!
Дэн хмыкнул и, небрежным жестом стянув шляпу с головы, отправился к аплодирующему столу, над которым висели ярко-алые знамена с величественным золотым львом на них.
- Агостини, Гарольд!
Улыбнувшись Катрин и быстро сжав ее руку напоследок, Гарри устремился к табурету легким прогулочным шагом, попутно оглядываясь по сторонам и разглядывая своих новых однокашников, взгляды которых были поголовно прикованы к нему, как к особо ценному экспонату дорогой музейной коллекции.
Гарри присел на табурет, и на глаза ему опустилась темная грубая ткань шляпы, а в голове тут же раздался чужой скрипучий голос:
- Так-так-так… Столь же интересный случай, сколь и ваш брат. Редко встретишь таких людей. Вы одинаково храбры, умны, хитры и преданны своим близким. Куда же отправитесь вы? Ваш брат сам выбрал тот факультет, полагаю, вы отправитесь за ним?
«Разумеется», - подумал Гарри, понадеявшись, что шляпа услышит его
- Что ж, тогда… ГРИФФИНДОР!
Под громкие аплодисменты Гарри присоединился к брату и тут же услышал в свой адрес тысячи вопросов от новых сокурсников, которые смотрели на них с невероятным возбуждением и интересом.
- Лестрейндж… - голос профессора МакГонагалл вдруг дрогнул. – Катарина.
Наступила полная тишина, словно бы разом выключили все звуки в зале. Катрин шла к табурету, гордо глядя только перед собой и не оборачиваясь ни на кого. Некоторые студенты перешептывались между собой, явно не понимая, в чем причина такой острой реакции на новенькую девушку, кто-то уже прожигал ее злым взглядом, а кто-то смотрел с невероятным изумлением и недоверием.
Тем временем, шляпа в третий раз закричала:
- ГРИФФИНДОР!
Катрин передала шляпу шокированной МакГонагалл и отправилась к друзьям. Она выглядела все такой же невозмутимой, но и Гарри, и Дэн без особого труда поняли по ее глазам, что она все же несколько расстроена и раздосадована таким холодным приемом. Ей здесь явно были не рады – это было заметно только по взглядам некоторых гриффиндорцев, которые все никак не могли отвернуться от нее.
- Тупой день, - заключил Дэн, лениво ковыряя толстый кусок мяса вилкой. – С самого начала все хреново было. Катрин, не расстраивайся из-за этих дебилов, они же ничего не знают о нас.
- Я и не расстраиваюсь, - улыбнулась девушка, отталкивая от себя серебряный кубок с тыквенным соком. – Все хорошо, мальчики.
- Да-да, мы видим, - иронично хмыкнул Гарри, слушая бодрую, но слегка странную речь директора о каком-то Запретном лесе, некоем Филче, который, судя по всему, был здесь рьяным стражем порядка, а затем и о новом преподавателе Защиты от Темных Искусств.
- Защита от Темных Искусств? – поперхнулся Дэн.
- Она? – шепотом удивился Гарри, поглядев на невысокую полную дамочку в розовом, которая сильно смахивала на жабу не только внешним видом, но и своим глупым покашливанием, которым прервала директорскую речь. – Они издеваются, что ли? Какой из нее преподаватель? Особенно Боевой Магии?
- Защита, мой друг, Защита, - с ухмылкой поправил его Дэн. – Видно, тут учат только защищаться от мифической Темной магии, а нападать, вероятно, нам не следует. Будем только щиты учить.
- Это образно, Дэн, - Катрин закатила глаза. – Но, если честно, мне тоже слабо верится, что она сможет чем-то нас научить. Я, конечно, понимаю, что порой внешность обманчива, но… Она ведь явно не может быть аврором или хотя бы даже просто бойцом… Это же видно!
Тем временем дамочка, Долорес Амбридж, как ее представили, слащавым голоском читала всем лекцию, в которой нахваливала Министерство Магии и Министра Фаджа, который с ее слов представал перед всеми каким-то рыцарем в сияющих доспехах, который защитит от всех бед и напастей.
- Она с ним спит, - спокойно заключил Дэн, и Катрин поперхнулась чаем. – Что?! Вон как нахваливает! И должность, видно, по блату получила.
Гарри прокашлялся, пытаясь скрыть широкую улыбку от возмущенной этими словами Катрин.
- Циник, - заявила она Дэну.
- Да, ты об этом просто подумала, а я высказался, - он пожал плечами. – Да Юпитер с ней, с этой жабой. Какая разница? Может, она хотя бы теорию нормально будет преподавать. Посмотрим.
Ужин медленно подходил к концу, и сытых студентов, совсем разморенных приятной атмосферой, вкусной едой и веселой болтовней, уже начинало клонить в сон. Директор еще раз пожелал всем удачного года, добавил что-то про хорошее поведение, и объявил ужин оконченным. Со столов сами собой исчезли все блюда, поднялись со своих мест старосты, созывающие к себе новоявленных первокурсников, и студенты поплелись в свои гостиные. Гарри, Дэн и Катрин, не зная еще, где находится башня Гриффиндора, пошли вместе со всеми, стараясь не отставать от болтающих ребят.
С первого раза запомнить дорогу, конечно, не удалось, особенно с учетом того, что сумасшедшие лестницы постоянно крутились, меняя свое направление и еще больше путая их. Портретом, скрывающим вход в их новую гостиную, была полная женщина в пышном светло-розовом платье. Она с радостью поприветствовала всех студентов и, приняв пароль, пропустила их в просторную гостиную, оформленную в алых и золотистых тонах, что несколько давило своей яркостью.
Гарри поморщился, поглядев на это обилие красных цветов, и подошел к камину, в котором весело плясали оранжевые языки горячего пламени.
- Тут… мило, - хмыкнул Дэн. – Раньше всегда любил красный… Теперь нужно это обдумать. Где тут спальни?
- Мальчикам направо, - недружелюбно заявил рыжий Рон Уизли, на груди у которого блестел золотой значок старосты. – На дверях таблички с номером курса. Девочки налево.
- Логично, правда? – усмехнулась Катрин. – Спокойной ночи, ребята. Я сегодня устала.
Быстро поцеловав Гарри, она устремилась к женским спальням.
- Тебе того же! – отсалютовал Дэн, оглядываясь и неприятно морщась в ответ на изучающие взгляды сокурсников. – Что? Я невероятно красив, но это не повод препарировать меня взглядами.
С этими словами он, засунув руки в карманы джинсов, отправился наверх. Гарри пошел следом. В спальне мальчиков пятого курса было шесть кроватей, у каждой из которых стоял чей-то чемодан. Дэну досталась кровать у окна, но он, не удовлетворенный таким положением дел, легко поменял местами свой чемодан и какую-то черную сумку, которая, как оказалось позже, принадлежала некоему Невиллу Долгопупсу.
Спать мальчишки легли в не самом приятном расположении духа. Все-таки слишком тяжелым выдался этот долгий день.

Глава 25. Хогвартс



Проснулся Гарри, как ни странно, сам, без чьей-либо посторонней помощи и даже не от привычного звона колокола, которого он, честно признаться, подсознательно ожидал. Часы, оставленные с вечера не как всегда – на тумбочке, а в боковом кармане чемодана в целях сохранности от неизвестных еще пока соседей, показывали ровно семь утра. Видимо, за долгие семь лет организм Гарри настолько привык именно к этому времени пробуждения, что теперь будильник ему был точно не нужен. Довольно потянувшись, парень быстро сделал руками несколько упражнений, заставив кости приятно хрустнуть, и спокойно одернул алый полог своей кровати. Напротив Дэн уже спокойно натягивал белую идеально выглаженную рубашку. Остальные пока еще преспокойно посапывали, досматривая свои сны, с одной кровати даже слышался довольно громкий храп – Гарри очень порадовался мысленно, что додумался вечером защитить кровать заглушающими чарами.
- Как раз собирался тебя будить, братишка, - ухмыльнулся Дэн, лениво застегивая пуговицы. – Интересно, а эти сами проснуться? Что-то не слышно у них общего будильника.
- Может, они как бы сами? – Гарри пожал плечами и неохотно достал из чемодана классическую черную мантию. – Как они в этих балахонах ходят?
- В такой холодине это на самом деле неудивительно, - заметил Дэн. – Но, честно, не стану носить это из принципа. Хотя форма у них тут тоже не ахти какая. Все черное и скучное.
- Никакого разнообразия, - ухмыльнулся Гарри, подворачивая рукава до локтей и натягивая сверху темно-серую жилетку с нашивкой Гриффиндора на груди. – Галстуки у них веселенькие. Красно-золотые.
- Единственный плюс, - он поморщился. – Вот нельзя было нормально сделать и расписания вчера раздать? Как мы сегодня вещи должны собирать?
- Потом вернемся, - отмахнулся Гарри. – Только вот запомнить дорогу от зала до башни у меня пока не получилось.
- Катрин вчера то веселенькое заклинание запоминания пути использовала, - улыбнулся Дэн. – Так что теперь ее палочка нам все покажет. Шикарная вещь. Хорошо, что мы с Чепи знакомы – у нее вообще здорово выходит придумывать заклятья.
- Талант Вебстеров. Пошли пока вниз.
В гостиной уже с самого утра ярко горел камин, отбрасывая причудливые тени на мебель, темно-золотые портьеры были плотно задернуты, не пропуская в комнату ни лучика солнца, которое уже медленно окрашивало темное небо в яркие цвета. Дэн быстро дернул шторы, и комната залилась светом. Гарри с размаху упал в глубокое кресло, вытянув ноги на маленький столик, где лежали какие-то странные брошюрки. Дэн фыркнул, бегло проглядев один из листочков, и небрежно бросил его обратно, сев прямо на краешек стола.
- Интересно, что у нас сегодня первым? – задумчиво спросил он, покручивая в руках волшебную палочку. – Хочу посмотреть, как это дамочка будет преподавать нам «Защиту».
- Да, это интересно, - усмехнулся Гарри. – Надеюсь, хоть что-то полезное мы от нее узнаем.
- От кого? – раздался веселый голос позади ребят.
Катрин медленно спускалась с лестницы из спален девочек. Удивительно, но даже в банальной школьной форме она умудрялась выглядеть потрясающе. В идеально белой блузке с маленькой золотой брошкой на воротничке в виде стрекозы, в аккуратном приталенном пиджачке, плиссированной юбке чуть выше колен, темных капроновых колготках и неизменных туфлях на каблуке. Как они вообще ходят на этом, мальчишки понять никогда не могли.
- Шикарно выглядишь, - искренне сказал Гарри.
- Спасибо, - Катрин очаровательно улыбнулась и, подойдя к ним, быстро поцеловала Гарри в щеку, пощекотав ему лицо своими распущенными кудрями. – Так от кого?
- От этой дамочки в розовом, - ответил Дэн, ехидно на них поглядывая. – Не помню, как ее зовут. Мы просто думали, что нам поставят первым уроком. Потом медленно вышли на нее. Ладно, Юпитер с ней! У вас еще тоже все спят?
- Когда я уходила, проснулась та девочка, ну, с которой мы познакомились там, - Катрин чуть поморщилась, вероятно, мысленно проклиная английский язык, на котором сейчас говорила довольно ломано. Вообще между собой они могли бы говорить и на итальянском, как раньше, но Катрин сама попросила их использовать только английский, чтобы у нее было чуть больше практики в этом языке. – Она окатила меня холодным презрением и очень красноречиво фыркнула. Как же она меня раздражает!
- Пошли, - Дэн поднялся на ноги и отряхнул с брюк несуществующие пылинки. – Есть хочу.
- Ага, - Катрин с улыбкой достала палочку и тихонько шепнула короткое заклятье на латыни, после чего палочка, зависнув в воздухе, тут же закрутилась вокруг своей оси и, чуть дрогнув, остановилась, указывая на портретный проем.
- Это и так было понятно, - вставил Дэн, ногой бесцеремонно открывая им выход и пропуская друзей вперед.
Женщина на портрете что-то возмущенно пробурчала им вслед, вероятно, недовольная таким к себе отношением, но ребята не обратили на это внимания, продолжая идти к постоянно передвигающимся лестницам. Но благодаря палочке Катрин, постоянно указывающей им правильный путь, ребята быстро добрались до Большого Зала, где еще практически никого не было. За каждым столом сидело по несколько человек. Четверо когтевранцев оживленно что-то между собой обсуждали, окружив себя толстыми книгами, десять слизеринцев с безразличными лицами просматривали газеты или вяло ковырялись в тарелках. Трое пуффендуйцев, положив головы на освобожденное от тарелок пространство на столах, досматривали свои сны, а всего четверо гриффиндорцев курса со второго создавали вокруг невероятно много ненужного шума.
Усевшись в центре стола, Гарри бросил быстрый взгляд в сторону преподавательского стола, за которым, собственно, присутствовали абсолютно все.
- Что у нас на завтрак, Бэрримор? – иронично усмехнулся Дэн, брезгливо отодвигая от себя тарелку.
- Овсянка, сэр, и это очень печально, - заявил Гарри. – Интересно, тут умеют питаться чем-то более приятным на вкус, чем эта каша и тыквенный сок?
- Мама его любит, - не к месту заметил Дэн. – И Лили с Джеймсом тоже. А папа ненавидит. О! Тут есть омлет!
- Жизнь все-таки имеет положительные стороны, - усмехнулась Катрин, наливая себе чай. – Жаль, здесь нет кофе.
- Доброе утро, молодые люди, - сухо поздоровалась с ними подошедшая к столу МакГонагалл. – Я хочу уточнить, какие дополнительные предметы вы собираетесь брать?
- Что входит в понятие «дополнительные»? – лениво поинтересовался Дэн, не поднимая взгляда от своего тоста, на который он методично намазывал масло.
- Древние Руны, Нумерология, Уход за магическими существами, Маггловедение и Прорицания. К пятому курсу пора бы уже запомнить это, мистер Агостини, - сурово высказалась женщина.
- Я отучился семь курсов, мадам, да будет вам известно, и в нашей школе эти предметы являлись основными, а пространственного понятия «дополнительные» не существовало вовсе, - предельно вежливым тоном выдал Дэн, заставив Гарри прятать улыбку в кулаке.
- Не хамите мне, мистер Агостини.
- Я был предельно вежлив, синьора, а в моих словах не было ни капли грубости.
- Мы выбираем Уход за магическими существами и Прорицания, - прервала его Катрин.
- Весьма странный выбор, - несколько удивленно заметила МакГонагалл.
- Весь курс Рун и Нумерологии, что здесь изучаются на последних трех курсах вашей школы, мы охватили на третьем-четвертом курсах нашей школы, - Катрин позволила себе закатить глаза. – Поэтому мы не видим смысла в повторении, а вот изучить что-то новое будет интересно.
- Знаешь, после рассказов Блейза я не очень уверен в том, что Уход – это интересно, - заметил Гарри, пока строгая дама водила палочкой над листочками с расписаниями. – Как-то не вдохновляет меня эта любвеобильность местного лесника к опасным тварям.
- Терпи, брат, лучше уж на свежем воздухе болтаться, чем сидеть в классе, - поморщился Дэн, принимая из рук своего нового декана расписание. – О-о-о! Сегодня, безусловно, замечательный день. Пара зельеварения для бодрости, да? Гарри, а давай, ты сварганишь что-нибудь веселенькое, и профессор сразу поставит тебе «отлично» за энтузиазм и рвение.
- А давай ты сам что-нибудь сварганишь? – хмыкнул Гарри. – Что-то я не думаю, что после летнего происшествия этот Снейп поставит мне что-то выше «Отвратительно». А еще запомни, друг мой, - наши предки доставали его, а теперь он будет доставать нас. Весело, правда?
- Если он нормальный преподаватель, то, я думаю, он не должен вспоминать о каких-то глупых обидах, - заявила Катрин. – Профессионализм прежде всего.
- Как бы тебе помягче сказать, Катрин, - с усмешкой протянул Гарри. – Мой папа прилюдно снял с него подштанники на пятом курсе… Это был позор, милая, так что, сомневаюсь, что он сможет что-нибудь им простить.
- А мой папа ежедневно упражнялся на нем в сарказме, - добавил Дэн. – Ты знаешь, у него это хорошо получается.
- Ты весь в него, - покивала Катрин. – Ты, даже вежливо разговаривая, нахамить умудряешься.
Дэн ухмыльнулся и развел руками, как бы говоря: «В этом весь я».
Потихоньку подтягивались на завтрак и остальные студенты, зевая и потирая слипающиеся глаза. И чем больше их становилось, тем ужаснее становилась атмосфера в зале, все что-то говорили, кричали, смеялись – в общем, создавали невообразимый шум. К такому никто из ребят не привык – в Академии они сами всегда были центром внимания, и именно от них в основном исходил весь шум, но там все слушали только их, в связи с чем не создавалось излишнее многоголосье, которое и действовало на нервы более всего.
- Пойдем, - поторопила их Катрин. – Нам еще вещи собирать и искать кабинет зельеварения.
- Наверное, в какой-нибудь башне, - Дэн прокашлялся. – Идем.
Опять же благодаря замечательному заклятью до башни ребята дошли в считанные минуты, а, собрав вещи, отправились, так сказать, на поиски нужного кабинета. Опаздывать в первый же день не хотел даже Дэн, поэтому, поймав за шкирку какого-то младшекурсника с Пуффендуя, «попросил» его провести их к нужному кабинету. Проблеяв что-то испуганное, мальчишка быстро повел их вниз. И каково же было их удивление, когда он привел их в подземелья! Гарри бы даже подумал, что это он отомстил им так за излишнюю грубость Дэна, но около кирпичной стены действительно толпилось уже несколько гриффиндорцев, напротив которых спокойно разговаривали слизеринцы пятого курса.
Две стороны изредка обменивались между собой презрительными и злыми взглядами, но молчали. Гарри почему-то невольно подумалось, что это явление временное и даже неестественное – уж больно недружелюбными они выглядели по отношению друг к другу.
- У вас всегда так напряженно? – хмыкнул Дэн, останавливаясь рядом с Блейзом, который медленно перечитывал какой-то конспект.
- Да, - он усмехнулся. – Обоюдосторонняя вражда. Больше всех у нас Малфой и Уизли с Грейнджер выделяются.
- Заткнись, Забини, - раздраженно бросил блондин, поморщившись. – Они меня из себя выводят.
- А что это вы здесь встали? – вдруг высокомерно спросила Паркинсон, и Драко тут же закатил глаза за ее спиной.
- Ах, прости! – Гарри преувеличенно быстро сделал шаг назад и всмотрелся в камень, на котором стоял. – Как я мог не заметить?! Тут ведь отчетливо написано: «Место Пэнси Паркинсон». Прошу-прошу.
Блейз усмехнулся, посмотрев на покрасневшее лицо подруги – этих Агостини стоило уважать хотя бы за то, что они, не прилагая абсолютно никаких усилий, выводили ее из себя одним только словом.
- Вы теперь на Гриффиндоре, вам туда! – она ткнула пальцем в соответствующую сторону и выжидающе уставилась на ребят.
- Ты что серьезно думаешь, что мы сейчас отойдем? – Дэн иронично приподнял брови. – Это было бы… по меньшей мере странно для нас. Если уж мы видим, что кто-то раздражается от одного нашего вида, то, поверь, милая Пэнси, мы будем мозолить ему глаза каждую свободную минуту. Это весело.
Девушка возмущенно что-то пробормотала и высокомерно отвернулась от них, видно, решив не связываться с ними – противопоставить красноречию и самолюбию Дэна ей все равно было нечего.
- Так ты, значит, моя сестра? – задумчиво спросил Малфой, осмотрев Катрин с ног до головы. – То-то мне твой взгляд знакомым показался.
- В каком смысле сестра? – удивилась девушка, неосознанно сделав шаг к Гарри. – У меня вроде как нет ни братьев, ни сестер.
- Кузина, - поморщившись, поправился Драко. – Наши матери сестры. Ты ведь дочь Беллатриссы?
- Верно, - кивнула Катрин. – Интересное стечение обстоятельств. Ты знал Беллатриссу?
- Ни разу не видел при жизни, - хмыкнул Драко. – Она ведь…
- В Азкабане, я знаю, - спокойно кивнула девушка. – Я росла с дальними родственниками отца.
- Что ты о ней знаешь? – внезапно нахмурившись, спросил Блейз. – Знаешь, за что она… в Азкабане?
- Знаю, - ответила Катрин, прямо глядя ему в глаза. – И за это презираю еще больше. Она виновата сама.
- Может быть, - хмыкнул Драко, опустив голову. – Значит, ее идеи вы не поддерживаете?
- Насколько мы знаем, в вашей стране об этом не стоит говорить столь открыто, - ухмыльнулся Дэн, желая перевести тему – Катрин совсем расстроилась. – Можно и…
- Авадой между глаз получить, - продолжил Гарри, чуть наклонив голову.
- За неправильный-то ответ, - Дэн покрутил в руках волшебную палочку и чуть вздрогнул, когда по школе разнесся громогласный звон колокола, оповещающий о начале урока.
- Сейчас этого больше нет, - поморщился Драко. – Мы относительно свободны от гнета Того-Кого-Нельзя-Называть.
- Какая прикольная кличка, - развеселился Дэн, подняв на него взгляд. – Мне казалось, его зовут Том Реддл? Или я в чем-то ошибся?
- Нет, но…
Блейза прервал удар открывшейся двери о стену. Это, видно, было приглашением войти.
- В плохом настроении, - моментально заключил Драко. – Сегодня ваш факультет потеряет очень много баллов.
Баллы, по мнению Гарри, еще одно глупое изобретение этой школы наряду с отдельными факультетами, которые сеяли между детьми вражду, и паролями в гостиные, которые, собственно, мешали им общаться.
- Успокойтесь, - раздался холодный голос Снейпа, когда все ученики, громко шурша тетрадями и книгами, рассаживались за столами в кабинете.
Тишина отчего-то наступила мгновенно, Гарри даже удивленно поднял голову от новенького учебника, в котором за лето не нашел для себя ни одного нового зелья, о котором бы не слышал ранее от Шварца. Видно, Снейпа здесь уважали. Или боялись. Скорее, второе, судя по чрезвычайно испуганному лицу одного полного пятикурсника с Гриффиндора, имя которого было Гарри пока неизвестно.
- Что ж, - Снейп быстро подошел к своему столу и обвел весь класс цепким взглядом, задержав его на Гарри и Дэне. – Я считаю уместным напомнить вам, что в конце этого года вас ждет серьезный экзамен, который покажет, насколько хорошо вы усвоили базовую программу по Зельеварению. И хотя изрядная доля присутствующих ничего из себя не представляет, я все же надеюсь, что на экзамене вы сможете получить хотя бы «Удовлетворительно». Иначе… вам придется испытать на себе мое недовольство.
Тут его взгляд уперся прямо в Гарри, на что сам Агостини, впрочем, предпочел не обращать внимания, продолжая безучастно рассматривать таблицу простейших ингредиентов, растянутую на стене справа от него.
- По окончании пятого курса многие из вас перестанут отягощать меня своим присутствием в этом классе, чему я бесконечно рад. По результатам экзаменов в моем классе будут учиться только лучшие из лучших. Но до приятной минуты расставания мне придется терпеть вас еще год, и поэтому, независимо от того собираетесь вы в последствии сдавать ЖАБА или же нет, я всем настоятельно советую собраться с силами и постараться получить на СОВ приличные баллы, которые не опозорят вас. Сегодня мы будем варить Умиротворяющий бальзам, он помогает снимать беспокойство. Это зелье часто встречается в экзаменационных заданиях, поэтому постарайтесь разобраться в нем. Рецепт на доске, - он взмахнул палочкой, и по черной поверхности побежали белые строчки, - ингредиенты в шкафу, - еще один взмах, и дверцы высокого шкафа в углу комнаты стремительно распахнулись. – У вас полтора часа. Приступайте.
Гарри легко установил котел, закрепив под ним горелку и, бегло прочитав рецепт, чтобы освежить в памяти нужные действия, подошел к шкафу с ингредиентами. Взяв сразу на три зелья, Гарри вернулся на место, положив все это на середину стола, чтобы и Дэну с Катрин было удобно тянуться.
- Помнится мне, мой друг, ты как-то быстрее умудрился это зелье приготовить, - заметил Дэн, просматривая рецепт. – У него тут, кажется, одного действия не хватает, нет?
- Нет, Дэн, просто Шварц давал нам усовершенствованную версию, которая имеет более сильный эффект, - пояснил Гарри, кидая в кипящий котел необходимое количество листьев кореопсиса и чуть убавляя огонь. – Вари, как написано. Я уже не помню, что я там изменил, если честно. Да, и результат получился немного хуже.
- Да, - задумчиво протянула Катрин. – Я помню, у тебя там пар темнее нужного шел.
- Все-то ты помнишь, - пробормотал Гарри.
- Просто это был единственный раз, когда Шварц не похвалил тебя, - усмехнулась она, методично помешивая начинающее темнеть зелье. – Фу, я и забыла, какой у него… успокаивающий запах.
- Это еще что, - Дэн усмехнулся. – Помните, мы Настойку Спокойствия варили? Там Прю у нас что-то переборщила и мы все чуть не уснули.
- Было-было, - улыбнулся Гарри.
За вспоминанием веселых случаев из прошлых уроков зельеварения ребята и не заметили, как урок подошел к концу. От их зелий, как и положено, шел легкий серебристый пар, который являлся на самом деле довольно необычным, как оказалось, явлением в этом классе. У полного мальчика, на лице которого Гарри в самом начале урока заметил почти панический ужас, из котла шел густой насыщенно-фиолетовый пар. Даже присмотревшись, Гарри не смог определить точную ошибку, ибо их, вероятно, было настолько много, что зелье получилось не просто неправильным, а совершенно… Это была обычная вода, в целом, или же новый самостоятельный яд – вряд ли кто-то возьмется проверять. Зато некоторые допустили вполне очевидные и распространенные ошибки – Пэнси и ее подруга с темно-каштановыми волосами, видимо, забыли о сиропе чемерицы: из их котлов шел темно-серый пар. А двое гриффиндорцев, соседей по комнате Гарри и Дэна, добавили больше, чем нужно порошка лунного камня – это можно было бы исправить, если чуть уравновесить все это еще одной маленькой каплей сиропа чемерицы, но Снейп уже прошелся по ним и снял какое-то количество баллов с факультета, хотя гораздо худший результат огромного парня со Слизерина не удостоился никакого внимания. Мимо котла девочки с пышными волосами он прошел с таким видом, словно она вообще ничего не сделала, хотя ее зелье, надо сказать, было практически идеальным. Зато Малфою и Забини он начислил с два десятка баллов за точно такой же результат. А вот зелья Гарри, Дэна и Катрин были удостоены только беглого взгляда и сморщенного лица зельевара – ни баллов, ни похвалы они не дождались.
Исходя всего из одного урока, Гарри доподлинно понял, что Снейп учитель невероятно несправедливый. За одни и те же результаты гриффиндорцы баллы теряли, а слизеринцы, напротив, их приобретали. И что тут скажешь про то, что Гарри и Дэна он вообще ненавидел всеми фибрами своей души? Это было видно с первого взгляда. Взять только то, с каким отвращением и презрением он смотрит на них, как подчеркнуто не смотрит на их идеальные результаты.
- Мы были правы, - зевнув, заключил Дэн после урока. – Он нас ненавидит. И учитель из него слабоватый – хоть бы объяснил им, где у них ошибки. Это только Гарри у нас такой гений, что сам нам все растолковал, я бы вот ни за что не понял, почему у него пар совсем белый, а не серебристый.
- Надо было учебники читать, Дэн, - усмехнулась Катрин, закатив глаза. – Если честно, я просто не представляю, как ты экзамены сдал?
- Ну, к экзаменам-то я готовился! Ладно, что там у нас дальше?
- История магии, - отрапортовала девушка. – Вот это интересно. Тут обязательно будет что-то новое: здесь все-таки упор именно на английскую историю.
Не передать словами, какое в итоге ребят постигло разочарование. На уроке Истории Магии не просто не приходилось думать о чем-то новом и интересном, но и было невозможно вообще сосредоточиться на чем-то. Преподавателем оказался… призрак. Говорил он монотонно и сухо, просто излагая факты, но не давая никакому событию оценочной точки зрения. В итоге в какой-то степени интересная война с великанами в XVII веке превратилась во что-то скучное и нудное. Война была довольно известной и частично они затрагивали ее еще в Италии, но сейчас, когда была возможность узнать все в подробностях, Гарри со скукой вырисовывал на краешке пергамента смешные рожицы, подперев голову другой рукой, и пытался бороться с подступающим сном. Дэн уже давно забросил это занятие и, заколдовав свою ручку так, чтобы она сама записывала лекцию под диктовку, спокойно посапывал, подложив под голову свою кожаную сумку. Катрин полностью погрузилась в рисование, совершенно не обращая внимания на Бинса. Остальные студенты тоже преспокойно занимались своими делами – кто-то читал, кто-то спал.
- Невероятно увлекательный предмет, - сонно протянул Дэн после урока. – Я прямо весь загорелся бодростью и желанием жить после рассказа о войне!
- Да-да, как знакомо, - хмыкнул Гарри. – У нас даже на Астрономии так скучно не было. Там я хотя бы что-то понимал и улавливал.
- Так, где у нас прорицания? – задумчиво протянула Катрин и, заметив в толпе гриву блондинистых волос, тут же крикнула: - Эй, Браун! Лаванда!
Девушка обернулась, а, увидев, кто ее зовет, чуть заметно переменилась в лице, словно испугавшись чего-то.
- Что? – настороженно спросила она, не двигаясь с места и поглядывая на свою черноволосую подругу индийской наружности.
- Где у вас тут кабинет Прорицаний? – спросил Дэн, очаровательно улыбаясь девушкам, в связи с чем они вдруг резко оттаяли, начав улыбаться и кокетливо хлопать глазками.
- В Северной башне, - опустив ресницы, ответила Лаванда.
- Отлично, а башня где? – настойчиво продолжал спрашивать Дэн, начиная немного раздражаться, судя по его взгляду.
- Мы можем вас проводить, - мило улыбнулась девушка. – Нам туда же.
- Отлично, вперед.
Кабинет Прорицаний оказался весьма своеобразным. При всем холоде на улице здесь царила ужасная духота, от еле теплящегося камина тянулся тяжелый приторный запах, а из-за того, что все лампы были замотаны шарфами, в классе царил неприятный полумрак, из-за которого сложно было нормально что-либо рассмотреть. Профессор Трелони и вовсе оказалась весьма странной личностью – высокая, очень худая, обмотанная несколькими шалями, поверх которых переливались разноцветные бусы и подвески, пересчитать которые не представлялось возможным, с огромными очками, многократно увеличивающими ее и так немаленькие глаза.
- Вот стрекоза, - высказался Дэн. – Тут прямо какой-то зоопарк: летучая мышь, жаба, стрекоза… Подождем еще, и увидим медведя в виде их лесника, а может и еще кто попадется…
- Да уж, - пробормотала Катрин, раскладывая учебники на маленьком круглом столике в углу кабинета, где их будет невидно. – А еще тут есть призрак и карлик. Отличная набралась компания, знаете ли.
- Да, весело, - согласился Гарри.
Стрекоза пока весьма пространственно размышляла о сновидениях и их значении. А Гарри с усмешкой подумал о том, что его сон о черной кошке, бегающей по тонким тропинкам с красной травой, вряд ли может что-то значить – разве что то, что фантазия Гарри решила разыграться. Но явно не больше того. А вот скучные строчки учебника рассказывали о том, что он, оказывается, скоро узнает что-то новое и невероятно интересное, а потом его будет преследовать какое-то несчастье, которое не будет давать ему покоя.
- Содержательно, - покивала Катрин. – Странные сны тебя снятся, Гарри.
- Ага, - хмыкнул Дэн. – Брат, пора бы провериться у психотерапевта.
- Иди ты, - отмахнулся тот со смехом.
Закончив урок трагическим предсказанием смерти несчастному пареньку с гриффиндора, которого Гарри уже приметил ранее на зельеварении, Трелони задала ребятам месяц вести дневник свои




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных