Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 31. Отряд Дамблдора






Предупреждение: добавлено сразу две главы!

После долгих каникул, на которых ребята успели развлечься самыми разными способами, вновь пришлось собираться в далекую школу. Николь и Селена с помощью летучего пороха переместились в Академию еще несколько дней назад, и тогда же вместе с ними прошлогодние выпускники и сами решили навестить родные пенаты. Захотелось, впрочем, навестить не только школу и родные места, но и полюбившихся за долгие годы преподавателей.
Вместе с троицей итальянцев школу решили посетить и другие ребята их выпуска. Веселая, жизнерадостная Бекка, в которой вечно кипела невесть откуда берущаяся энергия, Анжелика, довольная и счастливая от своей увлекательной жизни, Хорхе и Настя, которые, кажется, ни на секунду не забывали смотреть друг на друга, и неугомонный Алекс.
Видеть вновь родную школу было чем-то поистине невероятным. Гарри, например, и представить себе не мог, что так соскучится по этому величественному белому замку, где, наверное, стоит признать, прошли одни из лучших моментов его еще пока недолгой, но очень насыщенной жизни.
Ребята закупились букетами цветов и первым делом раздарили их всем преподавателям, забегая в кабинеты, где шли уже уроки у студентов различных курсов. И даже Гайдн, увидев, что говорить, выдающихся и очень полюбившихся ему учеников, не смог не улыбнуться, глядя на них. Он даже прервал на несколько минут урок, к радости сидящих в кабинете четверокурсников, и принялся с энтузиазмом, ему несвойственным, расспрашивать выпускников о том, как складывается их молодая жизнь.
Больше всех говорил, как всегда, Алекс, и слушали его все с широкими веселыми улыбками. Иногда, перебивая его, подключались к рассказам и Гарри с Дэном, и уж тогда-то остановить эту трехголовую болтающую без умолку машину не представлялось возможным.
Позже они зашли к Шварцу. Довольный старикашка, у которого шестикурсники варили какой-то архисложный яд, уделил ребятам все время этого урока, наказав Гуидо следить за тем, чтобы никто ничего не взорвал, и никто никого не отравил, случайно или нет. Парень уселся на его место и бдительным взглядом, словно строгий надзиратель, коим он, в сущности, не являлся, принялся оглядывать класс, где сидели Николь и Селена.
А тем временем в личном кабинете Шварца ребята дружно пили ароматный травяной чай с какими-то конфетами и наперебой отвечали на в кои-то веки добродушные вопросы Шварца.
В самом конце дня, навестив уже и прочих преподавателей, ребята, наконец, отправились в кабинет к профессору Беллуччи. Женщина была невероятно рада встретить их вновь и поприветствовала их сияющей улыбкой и теплыми объятиями.
После такого теплого приема и такого насыщенного светлыми воспоминаниями дня уезжать куда-либо совсем не хотелось, но и остаться, к сожалению, тоже было нельзя. Так что Анжелика с грустью активировала портал в Париж, Бекки дождалась у ворот пока к ней трансгрессирует брат, и вместе они вернулись обратно в Лион. Троица из России тоже воспользовалась порталом, а Гарри, Дэн и Катрин вернулись в поместье в Риме с помощью летучего пороха.
А уже через пару дней пришлось вновь активировать портал и возвращаться в нелюбимую Англию, где все было совсем не так, как дома, совсем не так, как им нравилось.
Ребята появились втроем прямо перед воротами замка, где заканчивался защитный барьер школы. Ворота приглашающе распахнулись перед ними, и друзья неспешно двинулись вперед к огромному красивому замку. Все вокруг усыпал мягкий белый снег, который хлопьями продолжал падать с неба. Здесь он смотрелся куда уместнее и красивее, чем в той же Италии.
Катрин с веселой улыбкой слепила небольшой снежок и кинула его Дэну в спину. Тот с боевым кличем: «Ах так!» тут же бросился лепить свои снежки. Он повалил подругу в сугроб, и та попыталась отбиться от него с веселым смехом. Тут на помощь своей девушке пришел Гарри, с громким хохотом столкнув брата в сугроб и засыпав ему за шиворот изрядную пригоршню снега. Завязалась шуточная перепалка – мальчишки катались по снегу, засыпая друг друга снегом, а Катрин то и дело помогала кому-нибудь из них. Все трое весело хохотали и никак не могли остановиться.
Они даже не знали, сколько прошло времени, когда, наконец, поднялись на ноги, все мокрые и в снегу. Катрин поправляла задравшуюся юбку, а потом, опершись о плечо Гарри, вытряхивала снег из замшевых сапог. Дэну пришлось искать в сугробе свою шапку, которую он потерял в пылу их сражения, а Гарри, ежась, пытался избавиться от остатков снега, пролезших ему на спину под теплый свитер.
- Я вся мокрая, - с улыбкой жаловалась Катрин, пока они втроем шли в сторону замка. Девушка обняла друзей за плечи и пружинистым шагом шагала между ними. – Даже колготки к ногам прилипли! Надо переодеться.
Они шли в сторону замка, глядя на высокие башни, упирающиеся в небо, на снежные шапки, укрывающие крыши, на домик лесника Хагрида, который напоминал сейчас ледяную избушку, на Запретный Лес, на Черное Озеро и просто на укрытые белыми покрывалами просторы школьной территории. Все трое внезапно подумали, что… черт побери, несмотря ни на что, они были рады сюда вернуться!

***
Первый день после каникул выдался для ребят легким и достаточно спокойным, если не считать, конечно, того, что самым первым уроком у пятого курса Гриффиндора стояли спаренные зелья, а Снейп находился в не самом лучшем расположении духа. В результате гриффиндорцы потеряли достаточно баллов за этот урок, хотя, на удивление, даже Невилл Долгопупс не совершил серьезных ошибок – по крайней мере, котел его остался цел и невредим, что уже было подвигом с его стороны.
- Видно, кто-то изрядно попортил ему настроение, - заметил Дэн, когда пятикурсники поднимались из подземелий наверх.
- Или Санта просто обделил кого-то подарком, - ухмыльнулся Гарри. – Не сомневаюсь, что ему стоит ждать только угольков.
- Бросьте, - Катрин весело закатила глаза, пока остальные гриффиндорцы, шедшие неподалеку, посмеивались. – Его надо пожалеть! Давайте скинемся и подарим ему шампунь – видно же, что он в нем так остро нуждается!
Хохотали уже все ребята, кажется, даже на лице неприступной Грейнджер показалась легкая улыбка.
- Ладно, шутки шутками, но лично меня он уже достал, - поморщился Дэн. – Столько идеальных зелий, и ни одного начисленного за них балла! Он издевается!
- Кого-то не волновали баллы, - язвительно заметила Гермиона, поравнявшись с ними.
Дэн одарил ее неприязненным взглядом и холодно ответил:
- И они продолжают меня не волновать, Грейнджер, - он фыркнул. – Меня волнует его предвзятое отношение. Он, мантикора его раздери, к тебе лучше относится!.. А это учитывая то, что ты в зельях куда хуже, да еще и гр… магглорожденная, - привычное в Италии слово Дэн все же проглотил, решив, что не следует вновь поднимать ссоры внутри своего факультета. – Я же, гребаные лукотрусы, не виноват, что он не мог дать отпор моему отцу!
Грейнджер явно обиделась на его слова, хотя и определенно понимала, что он прав, а потому, гордо вскинув голову, быстрым шагом пошла вперед, не оборачиваясь и не глядя ни на кого.
- Ну, наконец-то, хоть кто-то заучку на место поставил, - громогласно рассмеялся Симус Финниган.
Спина удаляющейся от них Грейнджер напряглась, и плечи вдруг вздрогнули, но она так и не обернулась к ним. Дэн фыркнул, поглядев ей вслед несколько секунд, и тут же вновь отвернулся к друзьям, с улыбкой рассказывая всем вокруг о потрясающих каникулах в Австрии.
Всей дружной толпой гриффиндорцы устремились на Чары, куда Грейнджер так и не явилась, что было чертовски странным и удивительным, ибо ни один еще урок за всю свою жизнь в замке она не пропустила. Вот только даже Рон Уизли, лучший друг и приятель, не обратил на ее отсутствие никакого внимания, полностью поглощенный рассказами веселых итальянцев, которые начинали казаться ему неплохими ребятами.

Вечером, пока Дэн, сидя в гостиной, пытался собраться с мыслями и написать сочинение по зельям, Гарри и Катрин весело гуляли по коридорам замка, по которым, что невероятно, оба очень соскучились. Здесь было прохладно, а свет от факелов плясал причудливыми пугающими тенями, но здесь было так уютно и приятно, как будто бы они были… дома. Странно, но они словно бы действительно вернулись домой.
Гарри в тот вечер мучился головной болью, шрам и вовсе как будто раскалывался, но, списав все это на первый день учебы и раздражающего Снейпа, он вместо беспокойства о пустяках полностью посвятил этот вечер веселым прогулкам с любимой девушкой. Они устроили небольшой ужин с танцами в Выручай-комнате, которая по их желанию стала похожа на комнату для влюбленных в их родной Академии, а потом практически до трех часов гуляли по замку, останавливаясь буквально на каждом шагу, чтобы поцеловаться.
Не удивительно, что на следующее утро оба проснулись сонными и не выспавшимися, но, тем не менее, очень довольными. И даже на завтрак они явились практически вовремя. Дэн уже ждал их за столом, весело болтая о чем-то с Финниганом. Впрочем, увидев друзей, он тут же отвлекся от разговора и уставился на Гарри с веселым интересом. Тот раздраженно дернул головой, ясно давая понять, что обсуждать ничего не намерен и более того – обсуждать и вовсе нечего, и Дэн, расстроенно цокнув языком, передернул плечами.
Катрин широко зевнула, присев за стол, и устало положила голову на плечо сидящему рядом Гарри. Парень усмехнулся и постарался замереть на месте, тем более что для этого не нужно было прикладывать никаких усилий – двигаться ему, уставшему, совсем не хотелось. Девушка прикрыла глаза и глубоко вздохнула.
- И что это вы делали ночью? – ехидно осведомился Дэн, спокойно попивая кофе.
- Иди ты, - беззлобно буркнула Катрин, в то время как Гарри закатил глаза и послал брату очередной многозначительный взгляд. – Уф, чтоб я еще хоть раз согласилась на такую долгую прогулку, Гарри, - сонно пробормотала девушка и, подняв голову, несильно стукнула его кулачком по плечу.
Поймав ее ладонь, Гарри с веселой улыбкой поцеловал каждый пальчик, и Катрин, не выдержав, растаяла и чуть улыбнулась ему. Поцеловав его в щеку, она снова положила голову ему на плечо и устало принялась рассматривать Большой Зал.
- А ты когда свою Луну куда поведешь? – осведомился Гарри, скосив глаза на мгновенно погрустневшего Дэна. – Вы с ней вчера даже не виделись, верно?..
Дэн нахмурился и расстроенно отвел взгляд, как-то вяло поковырявшись ложкой в каше. Катрин красноречиво фыркнула и с внезапным оживлением накинулась на него.
- Ну, так я и думала! – воскликнула она, раздраженно сверкнув глазами. – Опять у тебя это начинается! Или просто в глаза ей посмотреть стыдно?
- Да я же не виноват, - рассерженно откинув в сторону ложку, буркнул он. – Луна, правда, очень хорошая, с ней весело и поначалу было даже интересно, а теперь я только ищу в ней недостатки, и, Юпитер, нахожу! Мне не хочется ее обижать, она мне, правда, нравится, но теперь, скорее, как сестра. Я теперь смотрю на нее, как на тебя, Катрин.
Катрин поджала губы и тяжело вздохнула.
- Чего еще от тебя было ждать, - пробормотала она, впрочем, на этот раз в ее голосе не было обвиняющих ноток. – Тогда уж лучше не тяни резину, и расстанься с ней, только постарайся не как всегда, а мягко.
- Разумеется, - пробормотал он, отводя взгляд. – Ей я не хочу делать больно.
- Почта, - заметил Гарри, кашлянув.
В зал влетали самые разные совы, которые выискивали в толпе студентов своих хозяев и относили им посылки из дома, какие-то газеты, и прочую ерунду. Ребятам сегодня ничего не пришло, чему впрочем, никто из них и не расстроился – все-таки только-только из дома, о чем пока писать. Грейнджер, которая, к слову, выглядела подозрительно удрученной и расстроенной, развернув свой «Ежедневный Пророк», так громко вскрикнула, что к ней развернулась, кажется, добрая половина зала.
- Что там? – ухмыльнулся Дэн. – Очередной закон от мадам жабы?
Грейнджер даже не обратила на него внимания, а только положила на стол перед собой газету, так что все сидящие рядом сумели рассмотреть на первой полосе десять черно-белых фотографий, которые пугали одним своим видом. Гарри выпучил глаза, прочтя заголовок, и выхватил из рук какого-то второкурсника такую же газету, подвинув ее поближе к друзьям. Нет, глаза его нисколько не обманывали.
«Массовый побег из Азкабана» - гласил заголовок, под которым растянулись фотографии девяти волшебников и одной ведьмы. Они выглядели настолько страшными и злыми, что внушали ужас одним своим видом. Они злобно скалились, сумасшедше хохотали и стучали пальцами по рамке фотографии, словно бы надеясь выбраться.
- Юпитер, - Катрин смертельно побледнела, прикрыв рот ладошкой.
В то время как Дэн и Гарри просматривали преступников с самого начала, читая об Августе Руквуде, Антонине Долохове и прочих, взгляд Катрин уже был прикован к двум последним фотографиям.
«Беллатриса Лестрейндж, осуждена за пытки, нанесшие непоправимый вред здоровью Френка и Алисы Долгопупс»
«Рудольфус Лестрейндж, осужден за пытки, нанесшие непоправимый вред здоровью Френка и Алисы Долгопупс»

Гарри сглотнул ком в горле и вперился взглядом в некогда явно очень красивую ведьму. Черные кудри были спутанными и грязными, лицо осунулось, веки потяжелели, но на тонких губах все еще плясала надменная улыбка. Нет, ей все же удалось сохранить ту необычайную Блэковскую красоту, которую унаследовала от матери и Катрин. Девушка смотрела сейчас только на эту фотографию. Как же она была похожа на мать – много моложе, красивее и свежее, но все же так похожа!
Закрыв глаза, Катрин вытерла повлажневшие глаза рукавом мантии и, помотав головой, резко вскочила с места и бросилась вон из зала. Гарри привстал с места и громко позвал ее по имени несколько раз, но она так и не обернулась к нему.
- Пойду за ней, - пробормотал он Дэну, быстрым шагом направившись к выходу.
Дэн кивнул и хмуро уставился в газету. В отличие от друзей он заметил и еще кое-что весьма немаловажное. В побеге обвиняли не кого-то, а Сириуса Блэка. Мотивировали это тем, что он якобы решил вытащить из-за решетки своих родственников. Четырнадцать лет, значит, сидел и что-то не хотел, а сейчас вдруг раз и решил. Странная логика была у здешнего министра. Точнее, странным было, скорее, отсутствие этой логики вообще.
Злобно фыркнув, Дэн отшвырнул газету в сторону и раздраженно оглядел зал. Говорили, кажется, абсолютно все. Студенты со страхом переговаривались между собой во весь голос, делясь своими опасениями и страхами, и даже преподаватели не считали нужным сдерживать себя. Хмуро о чем-то переговаривались Дамблдор и МакГонагалл, сосредоточенно читала газету Спраут, а на Амбридж и вовсе было весело смотреть: с безосновательной злостью она ложка за ложкой поглощала кашу и иногда кидала раздраженные взгляды в сторону беседующих директора и профессора трансфигурации.
- Вот это уже определенно проблема, - пробормотал себе под нос Дэн, и вдруг оглянулся к столу Когтеврана.
Луна в отличие от всех была занята исключительно своим завтраком и нисколько не обращала внимания на царящую вокруг суматоху и практически панику. Словно почувствовав его взгляд, она подняла голову и встретилась с ним глазами. Дэн ободряюще улыбнулся ей, Луна тоже улыбнулась, но как-то странно и необычно для нее, а потом тут же отвернулась, вернувшись к своему завтраку. Дэн тоже повернулся обратно к гриффиндорцам.
- Чего все такие кислые? – нарочито весело спросил он, стараясь разрядить обстановку.
- А то ты не знаешь, - холодно ответила Грейнджер, видимо, приняв его реплику всерьез. – Сбежали самые опасные преступники, и все мы теперь находимся в опасности.
- Да брось, - он закатил глаза. – Тебе-то что волноваться. Больно ты им нужна.
Грейнджер поджала губы, но Дэн продолжил.
- Тут надо другим волноваться, - добавил он с ухмылкой. – Всяким Краучам, которые их в тюрьму упекли, каким-нибудь Пруэттам и Долгопупсам, если таковые остались – вряд ли они решат оставить дело незаконченным, правда? И вообще кончайте панику: вы в Хогвартсе, самом надежном месте в Англии, не забыли? Им надо будет сильно постараться, чтобы пробраться сюда, не так ли?
Кажется, после его слов некоторые все же успокоились и вздохнули спокойно. Действительно, что им беспокоиться, если они в Хогвартсе, да еще и под защитой самого сильного волшебника всех времен и народов? Дэн лишь не упомянул о том, что Азкабан до этого дня считался столь же неприступным, как и Хогвартс. Но лучше пусть они пребывают в уверенности относительно своей безопасности.

***
Гарри нагнал Катрин только на улице. Точнее, там она уже даже не пыталась от него убегать. Она стояла на расчищенной от снега дорожке и глядела куда-то вверх, на падающие с неба снежинки, которые тут же таили, едва касаясь чего-то теплого. Черная мантия Катрин, которая нисколько не согревала, развевалась от холодного ветра, пробирающегося под легкую белую блузку. Катрин обхватила себя руками, но явно не собиралась никуда двигаться, несмотря на то, что было очень холодно.
Гарри остановился рядом с ней и, накинув ей на плечи свою мантию, приобнял ее за плечи. Он всегда знал, что нужно сказать, всегда умел подобрать нужные слова, но только не сейчас. Сегодня он даже не мог представить, что в такой ситуации нужно сказать. В конце концов, он даже не мог поставить себя на ее место – представить своих родителей… такими. Нет, он не мог даже представить, что она сейчас чувствует.
- Они тебе не родители, - наконец, заявил Гарри уверенным тоном. – Эти люди не твои родители, Катрин, и тебе совершенно не нужно беспокоиться об этом.
Катрин вдруг странно всхлипнула и, развернувшись, уткнулась лицом ему в плечо, крепко обняв его за шею. Она рыдала и не могла себя сдерживать – никогда раньше не случалось у нее таких срывов, никогда раньше она не позволяла себе так беспомощно рыдать. Слезы оставляли мокрые соленые дорожки на ее щеках, тушь потекла, оставляя безобразные черные разводы, а плечи ее все подрагивали. Гарри крепко обнял ее и прижал к себе так сильно, словно не собирался отпускать ее никуда на свете.
- Понимаешь… - хрипло прошептала она сквозь всхлипывания, - понимаешь… они же будут… она меня найдет?.. Вдруг она меня… найдет?.. Что будет?.. Они не оставят меня, а я не хочу! Я не хочу! Я не хочу даже видеть их!.. Этих… монстров… Не хочу на них смотреть…
- Они не смогут тебя найти, - успокаивающе прошептал Гарри. – Клянусь, Катрин. Слышишь? Они не смогут. Они не знают, где ты будешь летом. А в Хогвартсе им тебя не достать. Ты все время будешь с нами в поместье, а там тебя никто даже не найдет. Мы все защитим тебя, слышишь? И я, и Дэн, и наши родители! Ты член нашей семьи, Катрин, а своих мы в обиду не дадим.
Катрин подняла к нему испуганный и тяжелый взгляд и, несмело улыбнувшись, кивнула.
- Спасибо, Гарри, - прошептала она. – Спасибо.
Гарри улыбнулся.
- Не смотри на меня, - тут же отстранившись, пробормотала она с наигранной строгостью, видимо, пытаясь прогнать остатки страха. – Я, наверное, ужасно выгляжу. Да, нет, почему, наверное? – точно.
Вздохнув, она отвернулась от него.
- Мне надо умыться.
Гарри улыбнулся и, вновь приобняв ее за плечи, притянул к себе. Он немного замерз на таком холоде, но не подавал виду, решительно шагая рядом с ней к замку. Катрин, оказавшись в замке, тут же упорхнула в сторону ближайшего женского туалета, а Гарри, решив дать ей некоторое время уединения, вернулся обратно в Большой зал. Народ уже разошелся к кабинетам, и только несколько человек продолжали сидеть за столами. В их числе был Дэн, который дожидался друзей рядом с их сумками.
- Быстро, - оценил он, увидев Гарри. – Все в порядке?
- Вроде да, - кивнул тот, закидывая свою сумку на плечи и подбирая сумку Катрин. – Идем?
- Ага, - кивнул Дэн, поднимаясь. – Вот это переполох поднялся, конечно.
- А что ты хотел? – фыркнул Гарри. – Вряд ли здесь часто такие новости всплывают. Побег из Азкабана – интересно, когда они смогут поймать преступников?
- Не знаю, - Дэн пожал плечами. – Если тут Аврорат такой же сильный, как у нас, то, думаю, должны скоро разобраться. Вряд ли беглым преступникам удастся скрываться долго. Рано или поздно их все равно заметят.
- Наверное, - кивнул Гарри. – Ладно, идем.

***
Гермиона закинула сумку на плечо и, раздраженно вздохнув, толкнула дверь туалета. Дэниэл Агостини жутко ее раздражал – и как ему только удавалось? Всего пара фраз, и Гермиона готова была уже плеваться ядом и изо всех сил колотить его по наглой физиономии, чтобы стереть с его лица эту идиотскую ухмылку. Фыркнув сквозь зубы, Грейнджер вошла внутрь и тут же заметила рядом с раковинами высокую девушку. Оно стояла, низко склонившись над раковиной, а ее черные кудри рассыпались по плечам, скрывая лицо. Рядом с ней лежала черная мантия с гриффиндорским гербом, явно больше по размеру, чем ее собственная. Она тяжело вздохнула и подняла лицо к зеркалу.
Только тут Гермиона узнала ее. Катрин Лестрейндж выглядела сейчас не лучшим образом. Тушь растеклась по щекам, глаза покраснели и опухли, а волосы чуть растрепались. Она усмехнулась, заметив в дверях Гермиону, и от этой улыбки гриффиндорка немного содрогнулась – некстати ей вспомнилась почти такая же улыбка на губах единственной женщины-осужденной, которая сбежала сегодня ночью.
- Прекрасно выгляжу, правда? – иронично осведомилась Катрин, доставая палочку из наручной кобуры.
- Все не так плохо, - выдавила Гермиона, останавливаясь рядом с ней и открывая кран с водой.
- Да, брось, - отмахнулась девушка. – Все ужасно.
Она неспешно взмахнула палочкой, проводя ее вокруг своего лица, и тут же следы туши стали исчезать, а кожа разгладилась, после следующего взмаха, на этот раз более резкого, глаза вновь стаи нормальными, и не осталось ни намека на то, что она плакала.
- Вот теперь нормально, - она удовлетворенно кивнула, оглядев себя в зеркале, и достала из кармана мантии резинку. Она собрала волосы в высокий хвост, разгладила складки на мантии, поправила короткую, по мнению Грейнджер, юбку и высушила волшебной палочкой белые колготки, которые непонятно как промокли. – Отлично. Не знаешь, Дэн еще в зале?
- Когда я уходила, был в зале, - ответила Гермиона. – Почему ты плакала?
Катрин удивленно вскинула брови и обернулась к ней с явным изумлением на лице.
- Я плакала? – спокойно спросила она. – Почему я такого не помню, Грейнджер?
- Видимо, потому что этого не было, - вздохнула Гермиона, и Катрин удовлетворенно кивнула. – Но, наверное, за такую услугу я заслуживаю знать, что все же у тебя произошло. Вдруг я могу помочь?
- Сомнительно, - хмыкнула Лестрейндж, пока Гермиона тихо удивлялась своей собственной наглости. – Боюсь, ты не сможешь поймать троих особо опасных преступников и засадить их обратно в Азкабан.
- Тебе-то чего бояться? – фыркнула Гермиона.
- Мне чего бояться?! – изумилась Катрин, резко оборачиваясь к ней. – Мне?.. Боюсь, ты не до конца осознаешь всю серьезность моего незавидного положения, Грейнджер. Я гриффиндорка, я дружу с теми, кого, скорее всего, больше всего на свете хочет убить Волан-де-Морт, я спокойно разговариваю с тобой, я ненавижу пытки и я люблю магглов. И это без более мелких причин. Мамочка с папочкой не обрадуются такой дочке.
- Определенно, - пробормотала Гермиона в смущении. – Давно хотела тебя спросить. Как вы познакомились с друзьями?.. И… Черт, как ты терпишь его?
Катрин звонко рассмеялась, запрокинув голову. Гермионе вдруг подумалось, что она, и правда, очень красивая, и не зря добрая половина парней в школе засматриваются на нее.
- Дэн отличный друг, - заметила она, сверкнув глазами. – Просто, чтобы дождаться от него хорошего отношения, нужно быть его другом. Мальчишки просто на самом деле немного эгоисты, да и… они не любят чужих, как и я. У нас есть свой круг друзей, в который мы никого больше не хотим впускать. И не нужно винить нас за это. Мы в Англии всего на пару лет. А потом вернемся обратно в Италию. У нас есть большие планы на будущее, и зачем завязывать что-то здесь, если все равно с этой страной у нас точно ничего не будет.
Громко зазвонил колокол, и девушки синхронно вздрогнули.
- Черт, - пробормотала Катрин. – Ребята, наверное, потеряли.
- Мы опоздали! – одновременно с ней воскликнула Гермиона.
- Брось, Грейнджер, вчера ты прогуляла урок, сегодня опаздываешь, пора становиться плохой девочкой, - Катрин весело подмигнула ей, хорошее настроение стремительно возвращалось. – Что у нас, кстати?
- Чары, - буркнула та.
- Вот и отлично, - Катрин улыбнулась своему отражению, поправив хвостик, и двинулась к выходу. – Идем, чего встала.
- Катрин… - неуверенно позвала Гермиона, пока они вдвоем шли к кабинету Чар. – Насколько я поняла, вы очень хороши в Защите от Темных Искусств?
- В Боевой магии, - поправила Катрин. – Гарри и Дэн отличные дуэлянты. А что?
- Просто… Приходите завтра к… на восьмой этаж к портрету танцующих троллей, - она замялась. – В шесть вечера. Думаю, вам будет это интересно.
Катрин хмыкнула.
- Посмотрим, - она пожала плечами. – Хотя, думаю, они, и правда, заинтересуются.
Она остановилась перед дверью в кабинет Чар, и на лице ее вдруг появилась широкая улыбка, в которой Гермиона, к своему удивлению, сумела прочесть и капельку смущения, и капельку кротости и изрядную долю уверенности в себе. Катрин легко постучала костяшками пальцев по дереву и толкнула дверь.
- Прошу прощения, профессор Флитвик, - спокойно сказала она все с той же улыбкой. – Мы немного задержались. Разрешите войти?
- Да-да, милая, конечно, заходите, - профессор радушно провел рукой, словно бы приглашая их, и Катрин, более не обращая на Гермиону никакого внимания, быстрым шагом устремилась к последним партам, где разместились Гарри и Дэн.
Гермиона неспешно пошла следом и присела рядом с Роном, все еще наблюдая краем глаза за Лестрейндж. Та теперь уже весело и открыто улыбалась. Она вручила Гарри его мантию, которое все это время несла в руках, и, быстро поцеловав его в щеку, так что Флитвик даже не обратил на них внимания, забрала у него свою сумку. Дэн, развязно сидящий за партой прямо за ними, широко зевнул и тут же что-то шепнул на ухо Катрин. Она поморщилась и раздраженно покачала головой, а потом, быстро настрочив что-то на кусочке пергамента, размножила его и отдала обоим Агостини.
Рон в этот момент ткнул подругу в бок, и Гермиона была вынуждена отвернуться к нему.

***
- Ладно, мы что, правда, пришли сюда? – хмуро спросил Дэн, скептически поглядев на портрет Варнавы Вздрюченного, которого лупили тролли, одетые в балетные пачки. – Плохая была затея, друг, неужели ты думал, они тебя поблагодарят?
Варнава сжался в комочек, избегая очередного удара дубиной от особенно крупного экземпляра тролля, и с силой помотал головой, но не заговорил. Дэн хмыкнул.
- Серьезно, Катрин, зачем мы приперлись? И откуда она вообще знает про Выручай-комнату? – спросил Дэн мученическим тоном.
- Не мы же одни такие умные, - Гарри пожал плечами и облокотился о стену, скучающе глядя по сторонам. – Да ладно, может, хотя бы поржем.
Катрин цокнула языком и закатила глаза. Она одернула край своей клетчатой рубашки и тут же, чтобы занять чем-то руки, принялась крутить нижнюю пуговицу, то расстегивая ее, то застегивая.
- Привет! – раздался бодрый голос на другом конце коридора.
Гарри лениво повернул голову, и увидел, что к ним идут Грейнджер, Уизли и прочие гриффиндорцы их курса.
- А чего не весь факультет? – буркнул он недовольно. – Или тут что собрание пятикурсников?
- Это кое-что получше, Агостини, - Дин Томас довольно улыбнулся, словно бы предвкушая их реакцию на что-то. Как будто они должны были удивиться.
- Не удивляйтесь, что сейчас будет, - предупредила Грейнджер, становясь перед стеной напротив портрета.
Дэн сделал страшные глаза.
- Брось, Грейнджер, - фыркнула Катрин. – Вы что всем составом просто решили удивить нас Выручай-Комнатой?
- Вы знаете? – громко воскликнул Рон, резко развернувшись к девушке.
Гарри передернул плечами.
- Разумеется, - хмыкнул он. – Смею уверить вас, что об этой школе каждый из нас знает больше, чем все вы вместе взятые. Так что мы пришли полюбоваться на комнату?
В этот момент в стене появилась широкая дверь, которую Грейнджер тут же решительно толкнула.
- Нет, не только, - ответила она спокойно. – Заходите.
- К слову, мадам Амбридж разве не запрещала студентам такие сборы? – поинтересовался Дэн, заходя в широкий просторный зал, который весьма походил на место для тренировок, но несколько отличался от привычного ребятам хотя бы даже наличием книжных полок.
- Да, но ей необязательно об этом знать, - заявила Гермиона, усаживаясь на мягкую подушку на полу.
- О, да послушная Грейнджер нарушает все больше и больше правил! – развеселился Дэн. – Такими темпами ты начнешь мне нравиться!
Грейнджер фыркнула, а ее щеки залил густой румянец. Катрин вдруг лукаво улыбнулась – все понятно с этой правильной гриффиндоркой!
- Так что мы тут забыли? – спросила она. – Ты мне обещала, что будет весьма интересно! Я жду этого «интересно».
Катрин присела на пол, вытянув левую ногу и подтянув к себе правую, и уложила голову на колено, крепко обняв ногу руками. Гарри присел рядом с ней, согнув ноги.
- В связи с тем, что из Амбридж преподаватель никакой, - заговорила Грейнджер твердым и нудным голосом, как будто читала им какую-то лекцию, - мы решили взять свое обучение на себя. Мы собираемся здесь и учим разные заклинания для защиты. Некоторые просто готовятся к сдаче СОВ, чтобы не попасть впросак на практике, другие же – готовятся к войне. Нам нужно уметь защищать себя в будущем.
- Да, - хмыкнул Гарри, - Волан-де-Морт не будет ждать, пока вы сможете вспомнить теорию и заколдовать его.
Некоторые вздрогнули при звучании этого имени, но Гарри не обратил на это никакого внимания – ребята давно уже привыкли к тому, что имена здесь дело особенное.
- И вас так мало? – изумился Дэн, обведя пятикурсников взглядом. – Никому больше не доверяете?.. Или как?
- Нас куда больше, - Грейнджер помотала головой. – Мы приняли всех от четвертых до седьмых курсов.
- И стопроцентно ни одного слизеринца, - проницательно заметила Катрин, услышав, как неуверенно прозвучало это ее «всех».
- Радуйся, что тебя пригласили, - недовольно буркнула Браун.
- Мне-то что радоваться? – хмыкнула Катрин. – Мне ваш кружок даром не нужен. Если кто забыл, то я уже окончила одну школу.
- Я пригласила их по другому поводу, - вновь заговорила Гермиона. – Я объявлю, когда соберутся все. И, Лаванда, убавь свое недовольство. Мы все здесь собрались для одной цели.
Девушка презрительно фыркнула. Дэн, глянув на нее, шепнул что-то Гарри на ухо, и оба весело захохотали. Браун обиженно отвернулась. Знала бы она, что на самом деле о ней Дэн не сказал ни слова.
Прошло не меньше пятнадцати минут, прежде чем собрались, по словам Грейнджер, все. Тут были гриффиндорцы, когтевранцы и пуффендуйцы самых разных возрастов, но, как верно отметила Катрин, ни одного слизеринца, что явно не способствовало укреплению дружбы между факультетами.
- Это дискриминация, - сквозь зубы пробормотала Катрин.
- Ага, по цвету нашивки на мантии, - хмыкнув, добавил Дэн. – Им бы в учителя как раз кого-нибудь из слизеринцев. Драко говорит, их всех с детства дуэльному искусству учат.
Он осекся внезапно, когда заметил среди пришедших Луну. Девушка как всегда была в своем репертуаре – на ней была блестящая кофта, яркие салатовые колготки и синяя юбка, на шее было заметно ожерелье из пробок, а в ушах болтались сережки-редиски. Волосы она тоже убрала наверх весьма экстравагантно – закрепила пучок волшебной палочкой, словно обычной заколкой.
- Так вот, - Грейнджер поднялась на ноги и встала перед всеми, чтобы произнести, видимо, вступительную речь, - сегодняшнее наше собрание начнется немного необычно. Я думаю, всем кажется, что я далеко не самый подходящий учитель. Я хорошо знаю теорию, но в практике я куда хуже многих, так что, я подумала, будет неплохо, если мы найдем кого-то более подходящего, кто действительно сможет научить нас, показать нам что-то новое.
- Ох, ты ж, черт! – шепотом возмутился Дэн, уже прекрасно поняв, куда клонила гриффиндорка. – Да она совсем обнаглела.
- Это точно, - пробормотала Катрин.
- И я сегодня пригласила ребят, - продолжила Грейнджер, посмотрев на троицу итальянцев. – Они очень хороши в Защите, и, я думаю, смогут многому нас научить.
- Придержи фестралов, милая! – громко сказал Дэн. – Почему мы сами не знаем, что, оказывается, заделались преподавателями?
- Так бы вы не пришли, - смутилась девушка. – А мне…
- Ну, естественно! – фыркнул Гарри. – Делать нам больше нечего.
- Я хочу, чтобы вы хотя бы посмотрели на наши занятия, - упорно продолжала гриффиндорка. – Вдруг вам и самим здесь понравится?.. Ну, то есть… у нас все проходит в дружеской атмосфере, и это совсем не обычные уроки. Я имею в виду, вдруг вам тоже понравятся такие встречи?
- Ну да, ну да, - покивал Дэн с ухмылкой.
- Я, кажется, уже говорила тебе вчера о дружбе, - заметила Катрин, выразительно поглядев на однокурсницу.
- Проведите хотя бы один урок, - на этот раз в голосе Гермионы отчетливо прозвучала просьба. – Пожалуйста. Вы все равно пришли, и, я сомневаюсь, что вам есть здесь, чем заняться. Я же вижу, что вам скучно, так почему бы вам не занять свое время?
- Она умеет находить аргументы, - хмыкнул Гарри.
- Дэн, пожалуйста, - улыбнулась Луна. – Вам же это совсем несложно.
Дэн вздрогнул и удивленно перевел на нее взгляд. Его ухмылка медленно погасла. Отказать, вероятно, значило обидеть ее, но и соглашаться он совсем не хотел – скорее, даже не потому что не хотел выглядеть подкаблучником, а просто потому что не хотел вести эти дебильные уроки, которые нужны ему, как собаке пятая нога. Гарри хмыкнул, глянув на брата.
- Ну, допустим, - вздохнул он, и Грейнджер радостно улыбнулась, словно бы он уже согласился. – Допустим. Но, черт, что нам-то с этого будет? Я, конечно, понимаю, что мы изрядно поднимем себе настроение, глядя на ваши жалкие потуги, но, Юпитер, этого мало! Не зря же мы должны тратить свое время.
- Ну, и что вы хотите? – хмуро спросил один из близнецов Уизли.
- В том-то и дело, что мы люди вполне самодостаточные, - хмыкнула Катрин. – И нам от вас точно ничего не надо…
- Допустим, мы оставим за собой право на любую услугу, - заметил Дэн, наклонив голову. – От любого из вас.
- Хорошо, - кивнула Грейнджер, прежде чем кто-либо успел что-то вставить. – Так с чего мы начнем?
- Нет, вот это ты нам скажи, - решительно заметил Гарри. – Мы будем показывать вам заклятья, которые вам нужны, которые вы хотите изучить, или которые пригодятся вам для СОВ. Составьте список, говорите сейчас или делайте, как хотите, но сами мы программу придумывать не намерены.
- Ну, так с чего начнем? – спросил Дэн, ухмыльнувшись.
- С оглушающих, - ответила Грейнджер. – Они часто входят в СОВ, разные виды, а кроме того, очень полезны в защите.
- Отлично, - Гарри пожал плечами и сосредоточился, что-то припоминая. – Ну, кто что знает?
- Ступефай, - неуверенно предположил Долгопупс, многие бросили на него удивленные взгляды.
Гарри кивнул, поощряя его продолжать, но мало того, что Долгопупс не продолжил, так и другие молчали, не высказывая никаких идей.
- Что все? – изумленно спросил Дэн. – Нет, серьезно?
- Замечательно, - простонала Катрин. – Ладно, кто вообще может выполнить этот Ступефай?
Руки подняли больше половины.
- Ну, демонстрируйте, - хмыкнула она. – Разделитесь по парам и… А хотя вообще-то лучше сначала просто посмотреть, получается или нет.
Она закусила губу, и в тот же миг перед сидящими ребятами появился высокий манекен с мишенью на груди.
- Ну, что встали? – хмыкнул Дэн, поднимаясь на ноги. – Встаете, посылаете заклятье. Кто еще не знает, как, стоит в стороне, ждет и запоминает, как это делают другие. Запоминаете движение палочкой, слова и пытаемся вычленить принцип действия.
Первыми поднялись Фред и Джордж Уизли. Заклятье у обоих получилось с первого раза, довольно сильное, а кроме того попали они точно в цель. Следующей пробовала какая-то семикурсница с Гриффиндора, и у нее тоже все вышло прекрасно. Следом за ней еще шестеро выполнили все прекрасно, а вот потом пошли небольшие промахи.
- Эм-м, наверное, стоит добавить, - прокашлялся Гарри, поднимаясь на ноги. – Оглушающие не кидают в область сердца, если не хотят убить. Не касается, конечно, Ступефая, он довольно слабенький, но лучше тренироваться сразу правильно. Оглушающие высшего уровня вполне способны убить при попадании в сердце.
На самом деле, урок прошел не так плохо. Конечно же, они совсем не знали того, что знают сами ребята, они сражались определенно куда хуже, и не могли похвастаться таким большим багажом знаний и дуэльным опытом. Но, тем не менее, смотреть на их попытки и поправлять их, как сразу заметил Гарри, было довольно весело. Они выбрали еще несколько несложных оглушающих, которые Дэн показал всем, Катрин объяснила движения и слова, поскольку ребята уже настолько привыкли делать все невербально, что даже на «уроке» забыли, что нужно произносить все вслух.
В конце урока сияющая Грейнджер с веселой улыбкой вручила каждому из них по золотому галеону.
- Эм-м, - скептически протянул Дэн, повертев в руках монету. – Грейнджер, мы, кажется, далеко не бедные, чтобы принимать плату за уроки… Да и…
- Все равно это фальшивка, - закончил Гарри, пристально поглядев на монету. – Не золото даже, не говоря уже о том, что гоблины монеты делают по-другому.
- Это не плата, - раздраженно пробормотала Грейнджер. – Это зачарованные монеты, через которые я сообщаю всем дату и время следующего собрания.
- Протеевы чары? – спросила Катрин.
- Да, - гордо кивнула гриффиндорка.
- Помните, Бекки делала что-то подобное курсе на четвертом? – ностальгически улыбнулась Лестрейндж, а Гермиона тут же растеряла весь свой гордый вид и изумленно раскрыла рот. – Когда вы все никак не могли написать контрольную у Буске и решили сделать это совместными усилиями?
- Ага, - невесело хмыкнул Гарри.
- И получилось? – вдруг заинтересованно спросила Грейнджер.
- Нет, конечно, - фыркнул Дэн. – На то она и отличный легиллимент, чтобы узнать все наши мысли. Единственная хреновая оценка за всю мою жизнь…
Катрин весело улыбнулась и, обняв мальчишек за плечи, повела их к выходу из комнаты. Дэн весело рассмеялся в ответ на какую-то реплику брата, а потом заметил в стороне Луну, которая в одиночестве шла по коридору в сторону лестниц. Вздохнув, он отвернулся и вернулся к оживленному спору с Гарри. Катрин широко улыбалась и с весельем пыталась их остановить, хотя у нее и ничего не получалось.
По крайней мере, теперь у них было чем занять себя
______________________________________________________

http://sirena-de-mar.tumblr.com/




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных