Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 30. Тысяча и одна неприятность






А пока дети спокойно отдыхали в Рио-де-Жанейро, плавая на яхте, выпивая самые разные алкогольные напитки и теряя девственность, ничего не знающие об их подвигах родители спокойно занимались своими делами в разных концах света. К слову, семейство Агостини, собиравшееся этот день провести с оставшимися в поместье детьми, которые никуда не собирались, было вынуждено прервать свои планы. То есть днем они успели, конечно, поиграть в снежки и даже покататься с горы, кто на сноубордах, а кто на лыжах, но вот вечером совместный просмотр не так давно купленного телевизора пришлось отложить…
Пришло срочное послание от Дамблдора, который буквально требовал от всех незамедлительного сбора в штаб-квартире. И как бы им это ни не нравилось, все же пришлось собираться и с неохотой активировать портал, чтобы вновь оказаться на пустынной улочке, по обеим сторонам которой собрались ровные ряды однотипных домиков, которые хорошо если хотя бы цветом занавесок на окнах различались между собой.
Лили поплотнее запахнула кремовое пальто и поежилась от лютого ветра, гуляющего по улицам Юэлла. Джеймс тут же приобнял ее за плечи и скорее повел к чуть покосившейся калитке, которая вела во двор нужного им дома. Магглы его не видели, да и волшебникам он открывался только посвященным в тайну, но тем не менее ни один из прибывших гостей не считал даже это достаточной мерой защиты. Вспомнить только, сколько различных заклятий висит теперь на их доме! Туда не то что Пожиратель Смерти, туда даже муха незамеченной не пролетит! А штаб-квартиру здесь решили защитить всего лишь заклятьем Хранителя и антитрансгрессионным барьером. Конечно, наверняка они смогут защититься! – что уж говорить, все великие волшебники.
Сириус пинком ноги раскрыл входную дверь, которая была не заперта, и с брезгливым выражением на лице прошел вперед, обнимая Марлин за талию. Ремус тяжело вздохнул, поглядев на неухоженные цветы в горшках, на оборванные, отслоившиеся и пожелтевшие обои, на покосившуюся раму портрета, и непонимающе покачал головой. А вот Лили уже обрадовалась хотя бы тому, что кто-то соизволил-таки немного прибраться здесь – не было хотя бы пыли, да и полы, казалось, стали чище. Впрочем, это малое улучшение.
- Все в сборе, - презрительно прокомментировал Бродяга, едва оказавшись в гостиной. – Дамблдор, при всем уважении, которого у меня осталось уже чрезвычайно мало, я боюсь, что все же хотя бы на наших законных выходных, которые, к слову, выдаются у нас не так часто, вы просто обязаны оставить нас в покое.
- Мы отдыхаем в Австрии, и тут нам приходит ваше письмо! – возмущенно высказался Джеймс. – Не то чтобы мне жаль денег на портал, который весьма недешев, но, скорее, мне жаль времени, которое я мог бы провести со своей семьей, но вместо этого вынужден мчаться куда-то за тридевять земель. Это было не очень вежливо с вашей стороны.
- Мой милый мальчик! – дружелюбно улыбнулся Дамблдор – казалось, ничего его не сможет ни разозлить, ни расстроить, ни смутить. – Повод необычайно важен! У нас случилось очередное несчастье, только лишь подтверждающее возрождение Волан-де-Морта, которое вы, как я вижу, до сих пор не до конца осознаете.
- Нет, все мы осознаем, - предельно вежливо и холодно процедила Марлин, присаживаясь в мягкое кресло. – И даже более того – мы прекрасно осведомлены о том, насколько опасен может быть этот ваш Темный Лорд, и насколько опасен он может быть конкретно для наших детей. Так что не думаю, что вам стоит упрекать нас в «недостаточном осознании проблемы».
- Что вы, Марлин, я ни в коем случае не упрекаю никого из вас, - директор вновь добродушно улыбнулся и обвел комнату полную разношерстных людей любящим взглядом, словно здесь собрались его дети. – Все здесь собравшиеся должны быть осведомлены о случившемся.
- Думаешь, кому-то интересно, что Отдел Тайн едва не обокрали, Альбус, - скривилась Эммелина, разглядывая идеально отполированные ноготки. – Кажется, это пророчество не волнует никого, кроме тебя.
- Что? – Лили постаралась максимально подавить удивление, но все же ей не до конца это удалось. – Он смог пробраться в Отдел Тайн?
- Прочисти уши, Эванс, - вздохнула Гестия Джонс. – Да, смог. Точнее не совсем он.
- Тебе бы, Джонс, рот с мылом помыть, - не остался в долгу Джеймс. – И да, фамилия у нее поменялась уже трижды, так что, пожалуй, должны бы помнить, что никакой Эванс уже точно нет.
Джонс состроила гримасу. У нее явно было чертовски плохое настроение – обычно она была куда более вежлива и сдержанна с людьми, даже с теми, кто ей совсем не нравился.
- Мы говорим сегодня не только об этом, - заметил Дамблдор, склонив голову. – Также произошло еще одно чрезвычайно неприятное событие. Артур Уизли был очень серьезно ранен в Министерстве незадолго до Рождества. Все это, разумеется, связано.
Только тут Лили заметила, что ни одного из Уизли не было сегодня на собрании. Вероятно, они проводили сейчас все время у постели больного.
- С кем это он там умудрился подраться? – усмехнулся Сириус. – С летающими записками, что ли?
- Сириус, это не повод для шуток, - укоряюще сказал Дамблдор. – Артур выполнял наше важное задание – он охранял в ту ночь пророчество, когда на него, судя по всему, напала змея, необычайно большая, если рассматривать ее укусы. Артур серьезно пострадал, и это огромное счастье, что вообще выжил. Но пророчество, к счастью, тоже не пропало.
- Отлично, - фыркнул Джеймс. – Теперь еще и за стекляшки умирают.
- Это пророчество очень важно, - твердо сказал Дамблдор, сверкнув глазами, прикрытыми знаменитыми очками-половинками. – Если Том узнает его полное содержание, то он вновь начнет охоту на Гарри.
- И что он найдет? – фыркнул Сириус. – Гарри Поттер считается официально мертвым вот уже больше четырнадцати лет. Так и что он сможет найти?.. Сомнительно, что у него есть те же связи, что у вас, и то же бесспорное знание нашего поведения. Так что найти нас он не сможет. А конкретно мы не имеем никакой связи с Поттерами.
- С нами, даже в самом крайнем случае, все будет в порядке, - уверенно продолжил Джеймс. – Наш особняк защищен едва ли не лучше Хогвартса. И если уж на то пошло, то Реддлу даже границы Италии преступить не удастся. Его сразу же арестуют, а когда он окажет сопротивление – убьют.
По лицу Дамблдора проскользнула горькая улыбка, но он промолчал и лишь покачал головой.
- К слову, где же Гарри? – заметил он. – Кажется, я просил пригласить и его тоже. Мальчику нужно узнать о том, что опасность все растет.
- Об этом он узнает и позже, - спокойно отметила Лили, - а пока мы не хотим портить ему каникулы. Пусть немного отдохнет с друзьями.
- К слову на кого повесили нападение и попытку ограбления? – вдруг спросил Ремус. – Об этом же явно узнали, и сомневаюсь, что они так скоро признали возвращение Волан-де-Морта, не так ли?
- Верно, - Дамблдор кивнул. – К сожалению, даже это их не убедило. И, как ни прискорбно признавать, всю вину вновь положили на тебя, Сириус.
- На меня? – он изумленно вскинул брови. – Я тут вообще причем? Ну, разумеется, четырнадцать с лишним лет не показывался здесь, и вдруг на тебе! – решил, а почему бы мне не напасть на кого-то идиота? Что-то мне скучно стало, да?
- У них просто абсолютно нет логики, - Джеймс закатил глаза. – Не думай об этом, все равно мы не сможем понять.
- Нужно же на кого-то свалить вину, - Марлин пожала плечами. – Да, пусть делают, что хотят. Все равно в итоге Фаджа либо с позором сместят, либо убьют, либо он сам повесится, если кишка не тонка. Хотя лично я ставлю на второе.
- Почему бы вам не попробовать разоблачить Реддла? – вдруг предложил Ремус, чуть наклонив голову. – Вы ведь прекрасно понимаете – пока он в тени, шансов ни у кого из вас нет. Вы все будете только лишь опальными сторонниками Альбуса Дамблдора, который уже не всеми уважаемый волшебник, а лишь сплетник и смутьян. Почему вы ничего не делаете?
- Каким образом, Люпин? – неприязненно буркнул Грюм, повертев своим волшебным глазом в разные стороны.
- Если ты такой умный, оборотень, предложи варианты, - вдруг, ко всеобщему изумлению, высказался Снейп. – Что же ты молчишь?
- Можно вызвать Лорда на конфликт, - Марлин спокойно пожала плечами.
- Нет, лучше пусть Нюнчик явится с повинной и, продемонстрировав всем свое предплечье, заявит, что его хозяин вернулся, - ядовито высказался Сириус. – Как тебе идея? Или боишься наших обожающих поцелуи друзей?
- Ты что, Бродяга! – словно бы укоряюще высказался Джеймс. – Он отлично подойдет под контингент. В Азкабане как раз никто не соблюдает личную гигиену – он впишется в коллектив. Да и друзей старых, думаю, найдет, правда?
- Джеймс, - тихо пробормотала Лили, отводя взгляд от перекосившегося лица Снейпа. – Пожалуйста, хватит.
Мужчина с недовольством передернул плечами, но все же покорно замолчал, чуть сжав ее руку. Лили в ответ мягко улыбнулась ему.
- Так что, Нюниус, как тебе идея? – настойчиво продолжал гнуть свою линию Сириус. – Ты просил варианты, вот они.
- Сириус, - пробормотала Лили, но тот только отмахнулся от нее.
- Блэк, тебе-то, наверное, туда страсть как хочется, - отбил Снейп, зло прищурившись. – Вся семейка в сборе! Не соскучился?
Сириус презрительно скривился и сжал кулаки – кажется, руки у него так и чесались хорошенько врезать своему оппоненту.
- Брось, Сириус, - устало пробормотала Марлин. – Он того не стоит, помнишь?
- Разумеется, помню, - фыркнул тот. – Букашки у моих ног уж точно не стоят моего внимания.
- Ну, вы еще подеритесь! – не выдержала Лили, зло сверкнув глазами. – Давайте, как в старые добрые времена! Кто первый? Ты, Сириус? Или ты, Снейп? Давайте, что же вы расселись!
Как ни странно возмущенная тирада женщины вдруг приструнила обоих спорщиков: мужчины окончательно замолчали и отвели друг от друга раздраженно-презрительные взгляды. Как бы каждому из них ни хотелось ударить другого, времена далекой юности остались позади, и уже не стоило так опрометчиво проявлять столь несдержанное поведение.
- Я спокоен, - заметил Сириус, пожав плечами. – Но с Ремусом все же согласен – если вы хотите хоть как-то реабилитироваться, то нужно вызвать его на конфликт, чтобы он показал себя миру.
- Пока это технически невозможно, вам не кажется? – хмуро усмехнулся Дедалус Дингл. – Он прекрасно понимает, что ему сейчас куда выгоднее скрываться.
- Разумеется, - фыркнула Марлин, цокнув языком. – Но ведь вы не думаете, что это нереально? Можно устроить несколько массовых акций, можно найти, в конце концов, его убежище и устроить там хотя бы небольшой саботаж… Это, по крайней мере, привлечет внимание и вызовет новые вопросы. Но единственное, чего делать точно не нужно, так это сидеть сложа руки и ждать у моря погоды! Охраной какого-то пророчества вы точно ничего не добьетесь.
- Марлин всегда умеет находить слова, - улыбнулся Джеймс. – И как всегда она бесспорно права. Сделайте то, что взбесит его, то, что заставит его действовать, то, что он просто не сможет проигнорировать.
- Таких вариантов нет, Поттер, - раздраженно ответил Грюм. – Как вы уже верно заметили, он понимает всю выгодность своего нынешнего положения и ни за что не захочет его менять.
- Реддл вспыльчив, - пожав плечами, заметил Сириус. – Сколько раз я участвовал с ним в схватках – он никогда еще, ни разу не сумел устоять против прямых издевок. Его гордыня его сгубит.
- Кто бы говорил, Блэк, - буркнул Снейп неодобрительно. – Кажется, твоя гордыня превышает все на свете.
- Лучше быть гордым, - Сириус пожал плечами. – Чем такой тряпкой, как ты, Нюнчик.
Лили вновь протестующе нахмурилась, но пока не заговорила.
- Брось, Нюниус, ты же даже девушку любимую упустил, - Сириус определенно умел бить по больному, судя по тому, как искривилось на долю секунды лицо Северуса. – Не то чтобы тебе что-то светило, конечно, учитывая насколько ты замахнулся, но… Тем не менее, ты даже не боролся, Снейп. Ты слабый. Ты убогий.
- Сириус! – воскликнула Лили, резко поднимаясь на ноги. – Перестань. Умоляю.
Но Блэк на этот раз слишком разошелся. Закусив удила, он уже не мог остановиться, не втоптав своего соперника в грязь. Ему нравилось наблюдать за мучениями врагов и неприятелей, за страхом в их глазах, за тем, как их трясет от его слов. Как собака, он чувствовал, что его боятся, что боятся его слов, и от этого только более разгонялся, демонстрируя свою силу еще больше.
- Так что, Снейп, это был лучший твой выбор? – продолжал издеваться Сириус. – Пойти в ряды его прихвостней? О, наверное, она очень обрадовалась твоему выбору… Правда ведь, Лили? Ты же так и плясала от счастья, прочитав, что у него на руке красуется новая красивая татуировка! А, впрочем, какая разница?.. Сомневаюсь, что даже вступи ты с самого начала в Орден Феникса, она бы додумалась тебя выбрать, не так ли?
- Сириус, - чуть не плача, пробормотала Лили и беспомощно оглянулась к мужу. – Джеймс…
- Сириус, хватит, - с нажимом протянул Агостини, массируя виски. – Достаточно, понимаешь?
- Пожалуй, мы задержались, - резюмировал Ремус, поморщившись. – Прошу прощения, но, думаю, что нам пора возвращаться.
- Вот это верно, - кивнул Грюм. – Вам уже пора.
- Отлично, - буркнул Снейп, поднимаясь на ноги. Его черные глаза метали молнии сейчас. – Не противно МакКиннон? Спать с тем, в чьей постели побывала половина всех девушек Хогвартса? Уверена, что сейчас все спокойно?.. Вдруг…
- Заткни пасть, - опасно спокойным голосом процедил Сириус сквозь зубы, и в руке его, наконец, появилась волшебная палочка. Марлин дернулась, как от пощечины, но сохранила бесстрастное выражение лица. – Или я отрежу тебе язык, слизняк.
- Мы уходим, - с нажимом повторил Ремус, схватив друга за плечо.
Дамблдор с грустью смотрел на перепалку бывших учеников, но все никак не вмешивался. Ему было больно видеть препирательства между теми, за чьими успехами, за чьим развитием он наблюдал, еще когда они были совсем детьми.
Ремус достал из кармана пальто небольшое колечко.
- До свидания, - бросил он на прощание, когда все спокойно схватились за портал.

Родной пригород Рима встретил их легким теплым ветерком, сияющим на небе зимним солнышком и белоснежными сугробами вокруг, которые, наверняка, скоро растают. Дорожки к дому, благо, регулярно расчищались услужливыми домовиками, поэтому они спокойно могли идти по твердым и совсем не скользким камням, которыми была устлана неширокая тропинка к дому. Сириус с раздражением взмахнул палочкой перед воротами, и те моментально распахнулись перед ними. Защитные чары с одного только взмаха угадывали магический почерк хозяев – а будь на их месте кто другой, то этих кого-то давно бы уже хорошенько приложило о холодную заледенелую землю.
Лили, отделившись от друзей, моментально направилась к широкому крыльцу. В ее быстрой походке, в том, как она чеканила шаг, ясно чувствовалось ее раздражение и ее злость. Джеймс устало вздохнул, глядя ей вслед, но не предпринял попытки ни догнать ее, ни даже крикнуть что-нибудь вслед. Все равно это не возымеет никакого эффекта. Уж кто-то, а он свою жену знал превосходно.
В холле особняка было тепло и уютно, откуда-то с кухни, где орудовали домовики, доносился приятный аромат выпечки, а растущие в огромных горшках лимонные деревья, стоящие около лестницы, также издавали приятный цитрусовый запах, который всем очень нравился.
Когда все, наконец, зашли в холл и уже сняли верхнюю одежду, по лестнице буквально скатилась Селена, которая тут же бросилась в объятия родителей.
- Вы дома! – радостно улыбнулась она, но, вдруг заметив хмурые лица взрослых, удивленно отошла назад и недоуменно оглядела всех. – Что вы так долго?
- Что-то случилось? – обеспокоенно вглядываясь в лицо Ремуса, спросила стремительно спускающаяся по лестнице Эмма, хотя уже заметно округлившийся животик немного мешал ей двигаться быстро. – Ремус? Что произошло?
- Ничего, - он покачал головой, не желая волновать жену, и как-то криво улыбнулся. – Ничего, милая, все в порядке. Поищите Николь вместе с Селеной, пожалуйста, скоро сядем за стол.
Селена протестующе замычала, но Эмма, напоследок бросив еще один взгляд на Ремуса, потянула девочку наверх. Она еще раз быстро обернулась, тряхнув каштановыми кудряшками, но все же покорно последовала вслед за тетей, не желая спорить. Сейчас она ясно видела, что родители не в настроении, и лучше с ними не пререкаться.
- Идиотизм, - пробурчал Ремус, едва они скрылись на первом пролете лестницы.
- Что вы устроили?! – недовольно воскликнула Лили, как только все они собрались в гостиной. Пряди рыжих волос по-настоящему горели пламенем, а глаза зло сверкали. – Вот что вас опять сегодня дернуло? Он вас как-то задел?
Сириус скривился и щедро плеснул себе в стакан дорогого виски. Джеймс отрицательно покачал головой, когда друг предложил бокал и ему, зато Марлин на удивление согласилась, хмуро приняв от него тяжелое стекло.
- Брось, Лилс, - безразлично отмахнулся Бродяга, не воспринимая всерьез все ее протесты. – Снейп нарывался, я поставил его на место.
- Да, конечно! – пуще прежнего разозлилась Лили. – Давай, скажи еще, что он первый начал, опять вспомните про сам факт его существования!..
Она устало прикрыла глаза и без сил упала обратно на диван, кажется, готовая едва ли не расплакаться от досады. Джеймс устало потер виски, а после рискнул даже приобнять ее за плечи, и, к его удивлению, она не стала сопротивляться.
- Что он тебе сделал, Сириус? – устало спросила она, не поднимая головы. – Зачем ты бьешь по самому больному? Зачем ты так жесток?
- Я? – удивленно спросил он, вскинув брови. – Да что ты, Лили! Если пожелаешь, считай это моей местью за всех тех несчастных, что он убил, что он пытал, что он насиловал, будучи Пожирателем Смерти.
Лили вздрогнула от этих слов, и ее плечи вдруг совсем поникли.
- Это в прошлом, - хрипло пробормотала она. – Пожалуйста, перестань. Он не был таким… Он был хорошим человеком, и вдруг он вновь исправился?..
- Что за глупости?! – вскинулся Сириус, резко обернувшись к ней. – Такие, как он, никогда не меняются. Он ублюдок.
- Перестань! – рявкнула Лили, подскочив на ноги. – Перестань!
- Хватит! – устало пробормотал Ремус, потерев виски. – Не будем ссориться по такому глупому поводу! Вы слышите себя? Вы сами себя слышите? Что мы тут устроили?
- Действительно, - согласился Джеймс, поднимаясь на ноги. – Хватит говорить об этом. Та жизнь должна остаться в прошлом, мы все это понимаем? Сейчас нам нужно идти на ужин, где нас ждут наши дети!
Марлин залпом выпила свой виски и раздраженно вытянула тонкую заколку из своих волос, отчего каштановые кудри свободно рассыпались по плечам, огибая округлое лицо с горящими щеками.
- Я пошла спать, - пробормотала она, поднимаясь на ноги. – Мне сегодня не очень хорошо.
- Стой, Марлин, - Сириус с улыбкой попытался удержать ее, но она только раздраженно выдернула свою руку и двинулась дальше, недовольно пробормотав:
- Просто не трогай меня, хорошо?.. Просто не трогай.
- Что с тобой? – удивленно спросил он ей вслед, а когда она вновь отмахнулась и вышла из гостиной, недоуменно вопросил, ни к кому конкретно не обращаясь: - И что это? Я не понял.
- Снейп не только Лили вновь растормошил, - недовольно ответил Джеймс, стараясь сдерживать раздражение. – И то, что ты Марлин изменял до вашей свадьбы, а может быть, и не только до, тоже играет не в твою пользу, друг.
- Это было давно и неправда, - раздраженно отмахнулся он, устало присев в кресло. – Ну, гребаный Нюниус!..
- Вот только не нужно снова во всем винить его, хорошо? – зло буркнула Лили, поднимаясь на ноги. – Это не он тебя в кровати к тем девкам толкал.
Она гордо развернулась и направилась вон из гостиной.
- Я тоже не голодна, - бросила она напоследок. – Так что я тоже иду спать.
- Мне занимать диван? – спросил Джеймс, вскинув брови.
- Я не настолько зла, - донеслось уже из холла, и в голосе ее, наконец, послышалось некоторое веселье.
- Ну, конечно! – со злостью воскликнул Сириус. – Во всем виноват Сириус! Ну, естественно! Кто же еще!
- И правда, ты виноват, - пробурчал Ремус чуть слышно, но тут же вздохнул и снисходительно поглядел на друзей. – Ну, что… раз уж женщины гордо отказались от ужина, то, пожалуй, нам тоже стоит заменить это чем-нибудь более интересным, правда? Как насчет выпить и партии в покер?
- Я за, - усмехнулся Джеймс, устало вздохнув. – Правда, пьяного Лили меня точно в постель не пустит… А, ладно!..
Сириус пожал плечами и поднял вверх кулак, как бы показывая, что он тоже в деле.
- Ну, тогда в кабинет? – усмехнулся Ремус, первым устремившись к выходу.

***
В Лондоне сегодня выдался на удивление теплый и солнечный день, так что было приятно даже погулять по прохладным и заснеженным улочкам. Лили и Джеймс медленно шли по Косому Переулку, где все здания все еще были украшены красивыми Рождественскими атрибутами, что создавало приятную и очень спокойную атмосферу. Людей здесь было немного – видимо, немногие еще решили покинуть теплую домашнюю атмосферу и погулять по улочкам. Джеймс мягко обнимал жену за плечи и любовался окружающим пейзажем вокруг. Все же минус Рима был в том, что там такая красота выдавалась чрезвычайно редко – даже если снег и выпадал, что бывало не так уж часто, то он очень быстро превращался в хлюпающую талую кашу, что было уже далеко не красиво, а скорее даже, напротив, отталкивающе и неприятно. Поэтому зима в Италии не самое приятное время года, как ни грустно было признавать.
Джеймс, улыбнулся, заметив, как в ярко-рыжих локонах жены растаяли маленькие снежинки, но тут же поправил ее шарф, который был слишком, по его мнению, слабо завязан. Лили солнечно улыбнулась и быстро поцеловала его в щеку.
Они как раз дошли до кафе-мороженого Фортескью, которое зимой было не слишком популярно по вполне объективным причинам, хотя некоторые детишки даже сейчас нетерпеливо дергали родителей за руки, чтобы те купили им мороженое – неважно, что зима, для них оно в любое время вкусно.
- Может быть, вы с Никки посидите здесь? – закусив губу, спросила Лили, быстро глянув на него. – Когда она, конечно, соизволит выйти из аптеки и догнать нас.
- Хорошо хоть Гарри не пошел, - усмехнулся Джеймс. – А то они бы там вообще навечно застряли. К слову, ты действительно думаешь, что я позволю тебе остаться с ним наедине?
- Не ревнуй, - улыбнулась она, сверкнув глазами.
- Дело же не в том, - нахмурился он, хотя и эта причина весьма его волновала. – Мало ли что он может сделать, Лили. Правда, одну я тебя не отпущу.
- Джим, пожалуйста, - пробормотала она. – Мне он ничего не сделает. Я знаю. Ты можешь не беспокоиться.
- Беспокоиться я буду в любом случае.
- Ну, ты же будешь поблизости, - заметила Лили. – И в любом случае, на моей шее висит кулон, заколдованный лично тобой – ты правда, не доверяешь даже себе?
- Себе я доверяю, - хмыкнул он. – Но от Снейпа можно ожидать чего угодно… Ладно, мы будем ждать тебя у Фортескью, но… Но, Лили, если ты будешь сидеть там больше получаса, как мы договаривались, то мы идем за тобой.
- Отлично, - закатив глаза, ответила она. – Я пойду.
Она быстро поцеловала мужа, не дав ему даже обнять себя и прижать ближе, и устремилась вперед к Дырявому Котлу, где обещала встретиться с Северусом. Точнее это она ему написала с просьбой о встрече только накануне. Она сама не понимала почему, но после той короткой пикировки Северуса и Сириуса ей хотелось расставить все точки над «i». Не хотелось больше причинять ему боль, но и давать какую-то ложную надежду тоже не хотелось – а пока она видела эту надежду в его глазах, и она давила, угнетала ее…
Лили распахнула дверь грязного бара и, натянув шарф повыше, чтобы никто ненароком не узнал ее, огляделась. Знакомая темная шевелюра приглянулась сразу. Наверное, потому что народу здесь и так практически не было, а Северус выбрал свое любимое место – в дальнем углу зала, где он никак не привлекал внимание. Перед Снейпом стояла кружка с пивом, к которой он еще не притронулся, и он смотрел сейчас только на нее, покручивая в руках.
- Привет, - улыбнулась она, останавливаясь рядом с его столиком.
Северус вздрогнул и поднял на нее несколько удивленный взгляд. Он хотел, кажется, подняться на ноги, но не успел – Лили первая опустилась на свой стул, повесив пальто на спинку стула и стянув с себя шапку.
- Рад тебя видеть, - хрипло пробормотал он и тут же поспешил прочистить горло. – Извини.
- Ничего, - она улыбнулась уголками губ и покачала головой. – Как ты?
- Нормально… неплохо, - вздохнул он, прикрыв глаза. – Если не учитывать того факта, что на протяжении четырнадцати лет я думал, что ты мертва.
Лили пристыженно опустила глаза к столу и покачала головой.
- Прости. Но эта жизнь, что есть у меня сейчас… Я бы отдала все, чтобы не потерять ее, и если бы мне вновь представился выбор… я бы выбрала то же, Сев. Эта жизнь – лучшее, что я могла бы пожелать. У меня есть любимая семья, дети, работа, которой я наслаждаюсь, и дом, в который возвращаюсь с огромной радостью.
Он хмыкнул.
- Не представляю себе хорошей жизни рядом с Поттером и Блэком… Ты вроде тоже считала их заносчивыми идиотами, что изменилось в тот год, когда ты пошла с ним на свидание, Лили?
- Я изменилась, - просто ответила Лили, пожав плечами. – Я повзрослела, поняла, наконец, чего точно хочу от жизни, Джеймс повзрослел… Я смогла разглядеть в нем главное за масками и напускной бравадой, - она чуть улыбнулась. – И Сириус… Он тоже скрывается за напускным. Они другие, Северус, ты бы понял, если бы захотел узнать их.
Он презрительно хмыкнул и покачал головой.
- Разумеется, - буркнул он. – Как же на них не повестись! Почему даже ты попала в их сети?.. Этого не могло быть…
- Я люблю его, - вздохнув, высказалась Лили, прикрыв глаза, чтобы не видеть боли в глазах Северуса. – И я люблю тебя. Но совсем иначе, понимаешь? Просто ты всегда был мне хорошим другом, тем, на кого я могу положиться в любой ситуации, и ты же понимаешь, что хотя бы даже поэтому я не могу о тебе просто забыть. Я тебя люблю, но… Не так, как тебе бы того хотелось, понимаешь?.. Прости меня. Прости.
- Никогда? – вдруг спросил он, не открывая глаз. – Никогда?.. И почему он, Лили? Почему именно Поттер?.. Чем он тебя заслужил?
Лили закусила губу и нахмурилась.
- Когда речь идет о любви, вопрос не может стоять так, ты же понимаешь? – спросила она с надеждой. – Не может быть речи о том, кто что заслужил. Мы можем ссориться раз за разом, мы можем ругаться и кричать друг на друга, но неизменно мы будем мириться и возвращаться друг к другу, и я не могу объяснить этого чувства иначе. Прости меня, Северус. Пожалуйста, прости. Я так виновата перед тобой… Но я никогда бы не смогла дать тебе тех чувств, что ты от меня хочешь…
- Даже если бы я не стал Пожирателем?.. Даже если бы не обидел тебя тогда?.. В тот проклятый день после экзамена?
- Я не знаю, Северус, - Лили пожала плечами и закусила губу. – Я не знаю, как бы все вышло тогда… Все, что я знаю сейчас, это то… будто бы я любила Джеймса всегда, с самого первого момента, как мы познакомились. И я с ним счастлива. Это все, что я знаю. И это все, что мне сейчас нужно.
Он криво усмехнулся, и в глазах его отразилась невыносимая боль, за которую Лили по-настоящему ненавидела себя.
- Прости, Сев, мне пора идти, - пробормотала она, поднимаясь с места. – И еще кое-что… - она поджала губы, а потом чуть улыбнулась. – Я хочу, чтобы ты знал, что несмотря ни на что я никогда тебя по-настоящему не ненавидела. Я всегда помнила того мальчишку, который открыл мне мир полный волшебства. Просто те времена давно ушли. Мы другие, мир вокруг другой. А воспоминаниями жить нельзя… Они затягивают и не отпускают.
Женщина накинула пальто на плечи и натянула шапку, прижав чуть растрепавшиеся темно-рыжие волосы. Она секунду постояла в нерешительности рядом с его столиком, пока он не делал никаких движений, а потом, быстро поцеловав его в щеку, быстрым шагом направилась к выходу.
- И я горжусь тобой! – она весело улыбнулась, уже открывая дверь. – В конце концов, ты сделал правильный выбор. Несмотря ни на что.
Северус опомнился только когда звякнул колокольчик на двери. Он резко вскинул голову и, несколько секунд посомневавшись, подскочил с места. Он быстро бросил на столик несколько серебряных монет и, натянув теплую зимнюю мантию, кинулся к выходу, понадеявшись, что еще успеет догнать ее.
Дверь громко хлопнула, закрываясь за ним, и Снейп нетерпеливо огляделся вокруг, надеясь выхватить из толпы яркие рыжие волосы. Получилось. Он заметил даже два всполоха пламени. Они стояли недалеко. Лили широко улыбалась, говоря что-то своей дочери, похожей на нее, как две капли воды, а та живо и задорно отвечала, пританцовывая на месте. Рядом с ними стоял ненавистный Поттер с растрепанной шевелюрой, в расстегнутом нараспашку пальто, с дебильной ухмылкой на лице – такой же, как всегда, не хватало только очков. Вот он задорно встрепал и без того лохматые волосы и наклонился к Лили. Женщина шутливо отклонилась, но он все же сумел сорвать с ее губ поцелуй… Поцелуй, за который Снейп готов был бы отдать жизнь, он, проклятый Поттер, сумел получить всего за пару секунд…
Снейп вздрогнул от холодного порыва ветра и, словно очнувшись, плотнее запахнул мантию, и быстрым шагом направился в противоположную от них сторону. Ветер хлестал его в лицо, а проклятые снежинки таяли в волосах, но все это внешнее было совершенно несущественно по сравнению с тем, что творилось у Снейпа в душе.

***
Марлин очень любила своего мужа. Она любила его, кажется, еще с далеких четырнадцати лет, когда он, популярный во всей школе Сириус Блэк, считал ее никак не кем-то большим, чем младшей сестренкой, своим парнем в юбке. Она тогда не понимала: то ли это очень хорошо, учитывая, что с ней он обращался в разы лучше, чем с другими девушками, то ли это было плохо, потому что как на девушку он на нее не смотрел. Изменилось все на ее шестом курсе, когда она совсем этого не ждала… Тогда Джеймс, наконец, сумел добиться взаимности от Лили, и они вдвоем летали где-то в облаках и скакали по радуге на розовых единорогах, Ремус постоянно пропадал на прогулках с Кристин Томпс с Когтеврана, а с Питером ни Марлин, ни тем более Сириусу интересно не было. Потому-то, в общем, они и стали проводить время вдвоем – поначалу, как друзья, а потом Марлин, сама от себя этого не ожидая, взяла и поцеловала его…
Тогда прошло всего пару дней, в течение которых она старалась избегать Сириуса, а потом тем триумфальным утром тринадцатого октября, которое Марлин помнила так хорошо, словно это было вчера, они с Сириусом вошли на завтрак в Большой Зал вместе, держась за руки и улыбаясь только друг другу. Тот день был для Марлин просто невероятным. Они провели его вместе, наслаждаясь обществом друг друга и не обращая внимания ни на кого постороннего.
Потом были месяцы наслаждения. Он был рядом. Они любили друг друга. У них было море свободного времени, которое они проводили наедине друг с другом. У них были друзья, которые всегда готовы были разделить с ними счастье. А впереди было море перспектив… Впереди было море времени… море надежд и море желаний.
Первый раз он изменил ей чуть позже Рождества, когда они только приехали в Хогвартс после каникул. Об измене Блэка узнала вся школа – истеричка, с которой он переспал, очень отчетливо дала понять всем это, устроив в Большом Зале разборки. Это было очень больно. Марлин помнила это чувство невероятно отчетливо. Женщина отлично помнила те долгие две недели, когда она игнорировала Сириуса, стараясь сдерживать себя и не реветь днями напролет, когда Джеймс метался между лучшим другом и любимой девушкой, которая в свою очередь тоже не могла окончательно оттолкнуть Сириуса, почти брата, даже из солидарности с подругой. Блэк тогда из кожи вон лез, только чтобы заслужить ее прощение, клялся в том, что такого больше не повторится, клялся в том, что все получилось случайно, и он этого совершенно не хотел. Марлин видела, что говорил он искренне, что он тоже страдал, и… все же сдалась. Она простила его в первый раз.
Второй раз все произошло позже. Тогда она все еще училась в Хогвартсе, а Сириус дни напролет проводил в школе Авроров, где их с Джеймсом гоняли куда больше, чем в школьные времена. Они, можно сказать, и не могли себе даже позволить передохнуть – все время были тренировки, нужно было учиться, учиться, и ни минуты на передышку… Вот только Сириус все же нашел время на эту самую передышку. Одна ночь с какой-то очередной девкой, которую Марлин даже не знала. Об этой измене она узнала совсем случайно – Сириус неосторожно соврал, а удивленная Лили не сумела подтвердить его алиби, тогда заподозрившая неладное Марлин нашла у Сириуса письмо, в полной мере все объяснявшее… Второй раз было еще больнее. Потому что второй раз это было уже дважды преданное доверие. Она не могла поверить в то, что это вновь происходило с ней, что вновь ей приходилось проходить через это.
И вновь были подарки, цветы, извинения, и на этот раз признания в любви, которых она так долго ждала от него, которые могли растопить ее сердце…
К слову, Марлин ни разу еще не пожалела о том, что простила его во второй раз. Даже подозревая о том, что, возможно, этих измен было далеко не две, она нашла в себе силы жить рядом с ним дальше, любить его. Марлин невероятно любила его. И не жалела об этом. Благодаря этой любви они смогли через столькое пройти, они смогли столькое достичь, они построили замечательную семью, родили замечательных детей – и ради этого стоило простить его тогда.
Марлин думала, что больше ей не придется вспоминать о тех событиях, которые, казалось бы, остались далеко в прошлом, куда никто и никогда не собирался больше заглядывать. Но проклятый Снейп вновь напомнил ей обо всем, вновь он растормошил самые отвратительные воспоминания. Вновь Марлин думала об этих вещах, вспоминала и мучилась…
Никаких оснований к подозрениям у нее точно не было, и даже если бы она хотела что-то найти, она бы не смогла – она точно знала это, как и точно была уверена в том, что Сириус с того далекого времени изменился и, наверное, даже понял всю важность не мимолетной страсти, а семьи и окружающих тебя близких. И, тем не менее, сомнения продолжали мучить женщину, не давая ей желанного спокойствия. Она хотела бы просто забыть о глупых словах Снейпа, просто поверить в своего мужа, но… не могла. Она не могла забыть этих глупых, дурацких слов, так больно впивающихся острыми ледяными стрелами глубоко в сердце. И она не знала, что ей делать.
Сириус, кажется, искренне не понимал причину ее плохого настроения, не отпускающего ее уже который день, Джеймс не желал вмешиваться в их отношения, и за это Марлин была ему благодарна, а Лили и Ремус временами пытались как-то убедить Марлин в том, что обо всех этих глупостях пора давно забыть, но она не могла и не хотела слушать их, словно сомнения, поселившиеся в ее сердце, была куда предпочтительнее…

Сириус не выдержал на пятый день. Она вновь лишь отвернулась от него, когда уже поздно вечером, нагулявшись на улице с детьми, а после согревшись горячим чаем, они легли вместе в постель. Сириус тяжело вздохнул и мягко провел рукой тонкую линию по ее оголенному плечу, легко поцеловал в шею, отведя в сторону тяжелые волосы, рассыпающиеся по подушке веселыми кудрями. Но Марлин не ответила ему, и лишь повыше натянула легкое одеяло, поджав ноги повыше к груди.
- Что происходит? – тяжело спросил он, убрав руку и откинувшись на подушки. – Марлин? Ответь мне, в конце концов. Наверное, я имею право знать, чем вызвал твое такое острое недовольство.
- Дело не в… - Марлин закусила губу. Она сама не знала, в чем, собственно, дело, и что заставляет ее вновь мучиться раз за разом, мучить себя и его, думать об этом.
- Дело не в чем? – хмыкнул он и раздраженно поднялся к постели, подходя к окну и открывая его. Марлин молча присела на кровати и смотрела, как он достает из кармана висящего на спинке стула пиджака пачку сигарет. Он закурил и причудливыми кольцами выпустил дым из окна на улицу. Подул холодный ветер, острыми лезвиями резанувший по голой коже Марлин, и женщина вдруг нахмурилась.
- Не кури здесь, Сириус, - пробормотала она с недовольством. – Ты же бросил.
- Ну, я думал, раз уж тебе можно ненадолго погрузиться в прошлое, то и мне не помешает, - он передернул плечами и фыркнул. Он продолжил курить и вглядываться в темное небо. Сегодня даже не было видно луны. – Я думал, мы забыли о том, что было. С чего же теперь слова этого мерзкого ублюдка вызывают в тебе такую бурю эмоций?
- Не нужно валить все на него, - неожиданно разозлилась Марлин, сощурив свои большие глаза. – В конце концов, кто виноват в том, что ты мне изменял?
- Заметь, мы говорим о давно прошедшем времени, - Марлин отчетливо видела, как он поморщился, хотя он все так же не поворачивался к ней. – Это было давно. И я не думаю, что стоит вспоминать об этом. Ты должна мне доверять.
- Должна? – переспросила она сухо, а потом вдруг смягчилась. – Да. Мы должны доверять друг другу, Сириус. И все эти годы я доверяла тебе, но… Я не могу забыть.
- И зачем же вспоминать? – хмуро спросил он, наконец, выкинув эту проклятую сигарету и прикрыв окно. – Ты же не думаешь, что это как-то развеселит тебя, верно?
- Сириус, прости, - она сама не знала, должна ли сейчас извиняться, когда ей, напротив, хотелось указать ему на его ошибки. – Я… Я запуталась. И я… не знаю, что мне думать сейчас. Я боюсь.
Да… Понимание пришло внезапно. Марлин именно боялась. Она боялась того, что все повторится вновь, что вновь ей придется испытать ту боль, что будет этот дурацкийтретий раз. Она боялась этого, потому и не могла успокоиться, потому и не могла выкинуть все это из головы.
- Я клянусь тебе, Марлин, - он присел возле нее на корточки и сжал ее хрупкие ладошки в своих. – Ты слышишь?.. Я клянусь тебе. Ты подарила мне то, что я никогда бы не решился потерять. Ты подарила мне замечательного сына. Ты подарила мне красавицу дочку. Ты подарила мне настоящую семью. И я никогда не предам тебя, слышишь?
Марлин несмело кивнула, и на глазах у нее показались маленькие капельки первых слез. Марлин редко плакала, практически никогда не плакала, и сейчас это были только слезы какой-то странной радости, которых она сама от себя не ожидала.
- Ты знаешь, у меня есть замечательное предложение, - улыбнулся он, проведя рукой по ее щеке. – Как тебе идея отдохнуть где-нибудь только вдвоем?.. Где никто не будет нам мешать, где будем только ты и я… Да?..
- Да, - она улыбнулась, наклонившись к нему. – Да.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных