Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 28. Полумна Лавгуд






Хрупкий нейтралитет между представителями Гриффиндора, яро ратующими за правила, и новенькими итальянцами позволил последним хотя бы некоторое время свободно заниматься своими делами, когда никто в гостиной не мешал им и не прерывал их своими глупыми нотациями. Гермиона Грейнджер выбрала для себя тактику полного игнорирования – что бы ребята ни делали, она теперь просто не обращала на них внимания, гордо вздергивая подбородок, каждый раз, стоило им только пройти мимо. Даже если Гарри и Дэн дружно веселили всю гостиную, когда даже Рон Уизли, тоже их особо не жалующий, хохотал над веселыми шутками, Гермиона предпочитала в их сторону не смотреть или же вовсе уходила в девичьи комнаты, прихватив с собой все учебники и тетради, с которыми, кажется, никогда не расставалась.
В остальном мало что изменилось. Точнее, можно сказать, что кроме внутренних отношений факультета Гриффиндор не поменялось совершенно ничего. Троица итальянцев, которых все еще упорно считали новенькими, продолжала игнорировать Амбридж, игнорировать любые отработки и любое снятие баллов. Гарри и Катрин продолжали проводить львиную долю свободного времени вместе, ссорясь и ругаясь из-за пустяков, правда, после этого следовало бурное примирение, о котором обычно узнавал весь Хогвартс – яркие фейерверки, обилие разных цветов и чудесные сюрпризы, поджидающие Катрин на каждом шагу. Извиняться Гарри умел. Хотя чаще все же дело обходилось лишь мирным разговором по душам и очередным поцелуем.
Гарри с Дэном продолжали раз за разом придумывать все новые шалости – непонятно даже, откуда они черпали все свои идеи, которые, казалось, никогда не заканчивались. Создавалось ощущение, что в головах у мальчишек непрерывно идет какой-то странный процесс генерирования этих шуток. Они могли не подумать об уроках, о занятиях, о письмах или еще о тысяче разных вещей, но они всегда помнили про свои шутки и всегда продолжали выдумывать что-то новое.
И даже несмотря на это Дэн все равно откровенно скучал. У Гарри была Катрин, а у Катрин был Гарри, и несмотря на все усилия, прикладываемые ими, чтобы Дэн не чувствовал себя одиноким, Дэн все равно чувствовал. Эта парочка, глядящая друг на друга влюбленными глазами, всегда и везде была вместе, и даже если они с весельем разговаривали с Дэном, шутили с ним, и вовлекали его в различные шутливые перепалки, тот все равно чувствовал себя лишним, словно он мешал им своим присутствием почувствовать себя свободно.
Поэтому Дэн пустился, так сказать, во все тяжкие. Девушек в Хогвартсе было много, очень много, поэтому и простор для выбора у парня был. Блондинки, брюнетки, рыжие, шатенки, высокие, низкие, голубоглазые, кареглазые – здесь, наверное, можно было бы подобрать идеальную девушку. Вот только ни одна из них Дэну не нравилась. Он мог провести с какой-нибудь красавицей неделю, может быть, две, после чего они неизменно ему надоедали – они были другие, не такие, каких хотелось бы видеть здесь Дэну. Причем здесь он даже не утруждал себя тем, чтобы объяснить девушке, почему они расходятся, он просто бросал их. Наверное, просто потому что подруг в Италии он, как минимум, уважал, чтобы не позволить себе внаглую бросить хоть одну из них. Да и… Не сказать чтобы любая из девушек действительно не подходила ему там – ему нравилась компания каждой из них, не надоело общество ни одной из них, с каждой он мог о чем-то поговорить, с каждой мог повеселиться, с каждой мог улыбаться и грустить, каждую ему хотелось оберегать, и каждая в свою очередь была вполне способна удержать Дэна рядом с собой. Но дело было в том, что ему хотелось перепробовать тогда все… Ему казалось, что рано зацикливаться на одной, что нужно перебрать как можно больше вариантов.
А теперь… А теперь все это походило на то, как будто ему это аукалось. Теперь, когда хотелось найти такую девушку, с которой было бы интересно, с которой действительно можно было бы встречаться, ни одна из них не была ему по-настоящему интересна. Тут со скуки и к Грейнджер подойдешь! Она хотя бы какая-то… необычная, загадочная, что ли. Но к Грейнджер Дэн испытывал очень стойкую антипатию, поэтому подходить к ней совсем не собирался, и каждый раз, стоило этой мысли хоть на секунду проскользнуть в его голове, он тут же отгонял ее от себя. Благо, мысль эта нечасто забиралась в его больную голову.
Ближе к середине декабря, когда Дэн стал уставать от тупости очередной своей подружки Лаванды Браун, с которой не встречался и трех дней, он решил-таки воспользоваться давним советом Катрин. Нужно было познакомиться с некоей Полумной Лавгуд, которая, по словам многих учеников, была личностью интересной, многогранной и… во всяком случае, она, судя по всему, была неординарным человеком.
Полумна училась на курс младше Дэна, поэтому на уроках он с ней ни разу не пересекался, а в коридорах, если и видел, то точно не знал, что это она, потому что попросту не знал в точности, как она выглядит. Он знал только, что она блондинка с четвертого курса Когтеврана и то, что о ней отзывались с изрядным весельем. Пожалуй, этого хватило, чтобы всерьез заинтересовать его. Может быть, хоть с ней ему повезет.
Дэн решил подкараулить девушку в пятницу у кабинета Чар, когда у нее заканчивался последний урок. Расписание четвертого курса он узнал из достоверных источников, поэтому, нагло прогуляв последние прорицания, как, впрочем, и Гарри с Катрин, уже где-то гуляющие и наслаждающиеся мягким белым снегом, укрывшим все вокруг замка, стоял рядом с кабинетом и то и дело поглядывал на часы. Дэн не любил ждать, да и особого терпения за ним никогда не наблюдалось, поэтому эти десять минут, что он ждал Полумну, он успел несколько раз вдоль и поперек обойти коридор, не желая просто стоять без дела.
Наконец, прозвенел долгожданный колокол, и чертова дверь кабинета распахнулась, выпуская веселых четверокурсников, довольных тем, что впереди два дня выходных, наружу. Первыми вышли трое громко говорящих парней, за ними две девушки, но обе брюнетки, так что на них Дэн даже не посмотрел, хотя они в его сторону заинтересованные взгляды таки бросили. После вышли еще две девушки, на этот раз рыжая и шатенка – удивительно, как Дэну повезло. На курсе было всего пять девушек, и блондинка среди них всего одна, так что понять, кто такая Полумна не составило труда.
Девушка вышла из кабинета последней. Она была одета в обычную школьную форму, а сверху на ней бесформенным балахоном висела мантия – Дэн в очередной раз поморщился, оглядев этот кошмар дизайнера, который даже сам никогда не надевал, предпочитая злить преподавателей своим поведением. Полумна выглядела весьма… своеобразно, как и предсказывали ему многие ученики. Ее светлые кудри были собраны в небрежный хвостик, перевязанный лимонно-желтой лентой, в ушах болтались большие сережки, похожие на редис, а на шее, поверх жилетки, явственно виднелось странного вида ожерелье – из пробок от бутылок.
- Вау, - тихонько усмехнулся Дэн, подходя ближе к ней. – Привет, ты Полумна?
Девушка подняла на него удивленный взгляд больших голубых глаз чуть навыкате, которые, казалось, смотрели вовсе не на него, а куда-то сквозь него. Она наклонила голову на бок, словно изучая особый экземпляр какого-то редкого растения или животного.
- А ты Дэниэл Агостини, - произнесла она тихим немного потусторонним голосом. – Не думала, что познакомлюсь с тобой.
- Что так? – усмехнулся Дэн, заглядывая в ее светлые глаза.
- Не знаю. Ты странный, - заметила она, заставив Дэна удивленно выпучить глаза.
- Я странный? – хмыкнул он. – Да, такого мне еще никто не говорил. Не хочешь прогуляться вокруг замка?
- Ты приглашаешь меня? – осведомилась она, и в голосе ее на долю секунды показалось удивление. – Ты точно очень странный.
Дэн рассмеялся.
- А ты – весьма интересная. Так как насчет погулять?
- Мне как раз нечего делать, - Полумна пожала плечами и поудобнее перехватила в руках сумку, но Дэн тут же забрал ее у девушки из рук, чтобы она не таскала сама такие тяжелые учебники.
Полумна оказалась чертовски интересным и совершенно неординарным человеком. Она с весельем рассказывала Дэну о каких-то нарглах и морщерогих кизляках, о которых сам Агостини, человек, в общем-то, начитанный и хорошо образованный, в жизни не слышал. Луна, как быстро начал называть ее Дэн, что девушке, к слову, понравилось, была веселой и жизнерадостной, что невероятно притягивало в ней. Она постоянно улыбалась, а ее большие глаза, придававшие ей немного удивленный вид, светились детским восторгом и наивностью – неважно, куда и на что она смотрела. Было в ней что-то особенное, что Дэн определенно оценил – то ли детская жизнерадостность, как у Мэй, то ли непосредственность, то ли просто ее неуемное веселье. Во всяком случае, проведя с ней всего несколько часов, пока они весело гуляли вокруг замка, делая из податливого снега снежки или любуясь высокими исполинами-деревьями, одетыми в белоснежные шубы, Дэн сделал для себя твердый вывод – эта девушка, со всеми своими странностями и причудами, определенно стоила внимания. А кроме того сама она не старалась хоть как-то привлечь внимание Дэна, не хлопала ресницами, не глядела на него многозначительными взглядами – это в нынешних условия тоже было определенным плюсом, особенно учитывая то, что некоторые девушки здесь на первом же свидании пытались всеми возможными способами заинтересовать Дэна в себе. Луне не пришлось прикладывать для этого никаких усилий.
Проводив ближе к вечеру, когда стало темнеть, девушку до башни Когтеврана, Дэн отправился в Большой Зал, где уже должен был проходить ужин. Парень стянул мокрую от снега куртку, но решил не заносить ее в башню Гриффиндора – слишком далеко было идти. В Большом Зале, где уже, к слову, стояла шикарная высокая елка, разукрашенная разноцветными шариками и мишурой, царили шум и гам. Как всегда.
Даже не поморщившись уже, Дэн стремительным шагом направился к центру стола, где уже сидели веселые Гарри и Катрин, с улыбками о чем-то болтающие. Завидев брата, Гарри моментально подвинулся и с интересом уставился на него, приподняв брови.
- Мисс Браун только что проклинала тебя, заливаясь горючими слезами, - усмехнулась Катрин, пододвинув к себе кубок с апельсиновым соком. – А ее подруга Патил говорила, что ты променял ее на какую-то сумасшедшую, с которой тебя видели после уроков.
Дэн усмехнулся. Как быстро, однако, здесь разлетаются сплетни!
- Не думал, что ты такая сплетница, милая Кэт, - хмыкнул он, наливая себе чай.
Катрин скривилась и закатила глаза.
- Дэн, еще раз меня так назовешь, я точно прокляну тебя, - пробормотала она с недовольством. – Сколько раз тебе говорить, ненавижу любые сокращения от своего имени.
- Формально, Катрин – это тоже сокращение, - хмыкнул Гарри и тут же ухмыльнулся под ее испепеляющим взглядом. – Ладно-ладно, проехали. Братишка, колись, кто новая счастливица?
- Я решил последовать совету Катрин и пригласил погулять Лавгуд, - заявил Дэн. – Она прикольная. По крайней мере, единственная девушка здесь, которая выделяется из толпы. Весьма интересная личность.
- Дэн увидел в девушке личность! – наигранно удивленно воскликнула Катрин, картинно приложив ладошку ко рту. – Да ты, право, шутишь.
- Катрин, - протянул Дэн, закатив глаза, и откусил приличный кусок сэндвича. Дожевав, он запил сэндвич соком и, задумчиво нахмурившись, спросил: - Кстати, кто-нибудь знает что-нибудь про нарглов или мозгошмыгов?
- Кого? – поперхнулся Гарри. – Брат, ты стукнулся?
- Вообще-то нет, но Луна всерьез убеждала меня в том, что они существуют, - хмыкнул Дэн, оглядываясь по сторонам. – Она была так серьезна, что я даже спорить не стал – подумал, вдруг это я чего не знаю.
Катрин скептически приподняла брови.
- Дэн, ты шутишь?
- Нет, а что похоже на то? – усмехнулся он. – Еще она посоветовала почитать мне нечто под названием «Придира».
- Это, по-моему, какой-то журнал, - нахмурилась Катрин. – Я слышала от какой-то когтевранки.
- Ладно, не суть, потом поищу, - тут же отмахнулся Дэн, поглядев на часы. – Все же, правда, интересно, кто такие эти мозгошмыги, которые, судя по ее рассказам, в большом количестве обитают в моей дурной голове.
Катрин весело засмеялась, запрокинув голову, отчего темные прядки, выбившиеся из толстой голландской косы, упали ей на глаза. Дэн чуть улыбнулся, поглядев на нее. Все же нельзя было не заметить, насколько подруга стала красива. Как дивная роза она, наконец, расцвела. А вот шипы у нее всегда были… Иногда Дэн мимолетно думал о том, что было бы, если бы он первым пригласил Катрин погулять. Но эти мысли ненадолго задерживались в его голове – он понимал, такая девушка точно не для него, в конце концов, ему нужна, наверное, больше мягкая и спокойная, нежели тот ураган, что представляла собой подруга детства.
- О чем задумался? – весело спросил Гарри, искоса поглядев на нахмурившегося брата. – Редко увидишь тебя таким сосредоточенным.
- Скорее, Дэн просто редко думает, - ехидно ввернула Катрин.
Парень закатил глаза.
- Друзья, - хмыкнул он. – Как же я вас люблю.
- Тебя сегодня понесло, - Катрин с усмешкой покачала головой.
- Ага, - согласился тот, поглядев на стол Когтеврана, где в одиночестве, не окруженная ни друзьями, ни знакомыми, сидела Луна. Сама она, впрочем, не выглядела расстроенной или грустной – девушка с улыбкой рассматривала что-то, лежащее перед ней на освобожденном от тарелок и кубков пространстве столешницы.
Словно почувствовав его взгляд, девушка тут же неспешно обернулась, и на ее лице показалась легкая улыбка. Дэн улыбнулся в ответ.

***
Следующее утро выдалось не слишком приятным. На улице вместо привычного за последние дни солнышка сегодня было хмуро и неприветливо. Небо затянулось темным куполом облаков, пугающих своей серостью и унылостью, а вокруг постоянно кружились мокрые снежинки, прилипающие к одежде. Начиналась почти что снежная буря, поэтому даже отменили занятие по Уходу, которое должно было состояться сегодня у пятых курсов.
За завтраком студенты могли только со скукой наблюдать за даже здесь хмурым небом, под которым парили высокие длинные свечи. Сквозь открытые отверстия сверху для приносящих почту птиц проносились мокрые снежинки, падающие на факультетские столы.
Катрин раздраженно глянула вверх, откинув назад чуть влажные от растаявшего в них снега волосы. Девушка поглядела вверх и с силой сжала вилку.
- Ну, неужели было так сложно предусмотреть такую ситуацию? – раздраженно спросила она с шипением. – Так сложно? Ужасно!
- Да ладно тебе, - хмыкнул Дэн, дернув ее за кудряшку. – Зато они у тебя смешно вьются.
- Вот в том-то и дело, - рассерженно пробормотала девушка. – Мне и так кудрей хватает, еще и этот снег проклятый.
- Почта, - быстро сказал Гарри, глянув вверх, откуда влетали мокрые птицы со встрепанными перьями. – Хватит причитать, сейчас высушим, все равно первого урока нет.
- У Луны тоже, - довольно заметил Дэн, усмехнувшись. – У них должна была быть травология, так что теперь мы сможем целых два урока погулять по замку. Удивлю ее своими знаниями местности.
Гарри фыркнул.
- Ну-ну, - покивал он, - с тем, что ты вчера о ней рассказал, сомневаюсь, что ее вообще способно хоть что-то удивить. Мне вообще кажется, что в вашей паре удивлять будет она тебя.
Катрин, наконец, улыбнувшись, согласно кивнула.
- Но я хочу с ней познакомиться, - заметила она, наклонив голову набок. – Может быть, хоть одна подруга у меня здесь появится, а то, право слово, с Гринграсс ни о чем кроме моды и чистокровности поговорить нельзя. Они обе, конечно, интересные, но… все равно не совсем то.
Среди всей массы птиц, скопом влетающих в зал и рассаживающихся перед своими хозяевами, особенно выделялись две: большой сокол Гарри с серо-стальным оперением, который выглядел чрезвычайно недовольным своим положением между мелкими совами, и крупный красновато-коричневый ястреб, в котором ребята быстро признали почтальона Ребекки, Тороса. Обе птицы плавно приземлились рядом с гриффиндорцами, распугав своим видом остальных птиц, и тут же с недовольством принялись чистить перья.
- Ответ ждать будешь? – спросил Гарри у Тороса.
Птица гордо кивнула и ткнулась носом в кубок с апельсиновым соком.
- Тебе бы мышек, - сочувственно пробормотала Катрин, погладив его по шее. – Отнесем их в башню Гриффиндора, пусть там отдохнут, им еще назад лететь, в конце концов.
Дэн тем временем уже раскрывал письмо от Николь и Селены, с несколькими абзацами от Гуидо в конце. Он быстро пробежался глазами по строчкам, улыбнувшись несколько раз, и спокойно передал письмо друзьям.
- Ничего нового, - усмехнулся он. – Но Никки, судя по всему, нашла себе самоубийцу.
- В каком смысле? – удивилась Катрин, выхватывая у Гарри, который даже не успел ничего прочитать, длинное письмо.
- В том смысле, что Гуидо тонко намекнул о том, что она встречается с неким Арчи, - хмыкнул он. – Ну, посмотрим-посмотрим.
- Дэн, - с убийственными интонациями протянула девушка. – Только попробуйте, мальчики, я вас сама прокляну.
- Да что?! – возмутился Дэн. – Мало ли что это за субъект! Надо хотя бы проверить! Вдруг он ее обижать будет?
- Сомневаюсь, - буркнула Катрин, сунув Пиросу кусочек сыра. – Он что не понимает, что в этом случает точно покойник? Уж тогда даже я вас не удержу. Да и Николь, к слову, не промах. Не трогайте несчастного парня, и порадуйтесь тому, что он достаточно храбр, что сумел пригласить вашу сестру на свидание.
- Не факт, что это храбрость, - Гарри закатил глаза. – Может, он просто тупой?
- И не торопитесь с оценкой, - спокойно продолжала Катрин. – Сначала Никки расспросите, вдруг он ей, и правда, нравится. И вообще, с чего вы решили, что они уже встречаются? – она быстро глянула в письмо. – Бьянки просто пишет об этом Арчи, да и то вскользь.
- Да все там понятно! – отмахнулся Дэн. – Распечатай лучше письмо от Бекки, что она там пишет?
Гарри кивнул, соглашаясь с первым утверждением брата, и потянулся за белым конвертом, на котором убористым девичьим почерком было написано: «Гарри, Катрин и Дэну. Приглашение».
- Куда это она нас приглашать собралась? – нахмурилась Катрин. – День рождения у нее уже в октябре был. Мы вроде даже поздравили, нет?
- Ты как будто сомневаешься, - хмыкнул Дэн. – Но значительно облегчившийся кошелек тебе, конечно, ни о чем не напоминает.
- Это была ваша идея, - Катрин спокойно пожала плечами.
- Ого! – их прервало восхищенное восклицание Гарри, который все это время спокойно читал письмо бывшей девушки. – Здорово!
- Что там? – Дэн быстро выхватил письмо.
- Они все-таки помнят про наше обещание, - улыбнулся Гарри. – Гай и Ланс приглашают всех в Рио-де-Жанейро четвертого января, покататься на их яхте. Что скажете? Бект пишет, что согласились почти все, только Астор не может, у него там семейное путешествие, они все вместе в Испанию уезжают, и Чепи, она тоже хотела все каникулы провести с младшей сестрой. А Саид пока не отвечает.
- Встреча выпускников, - улыбнулась Катрин, весело сверкнув глазами. – Я «за».
- Значит, наше мнение точно уже не имеет никакого значения, - закатил глаза Дэн. – Но я, в принципе, тоже только рад. Я даже соскучился по ним. Можно будет еще летом где-нибудь встретиться.
- Точно, - довольно кивнул Гарри. – Вечером ответ напишем, пусть Торос отдохнет.
Ястреб благодарно клюнул его в ухо и, легко взлетев с места, полетел вслед за Пиросом в башню Гриффиндора, где практически всегда отдыхали птицы, прилетающие к Агостини от друзей и родителей. В совятне они чувствовали себя некомфортно. Поэтому так и повелось, что перед уходом из своей спальни мальчишки теперь всегда открывали окно. Массивные фигуры птиц провожали взглядами почти все студенты, до сих пор еще непривыкшие к такому необычному зрелищу. Кроме сов здесь почтальонов, видимо, не было.
- Отлично, план на каникулы есть, - усмехнулся Дэн, залпом допивая сок. – А теперь я пошел к Луне.
- Удачи, - сказал ему вслед брат.
Катрин только лениво помахала рукой, все еще увлеченная второй частью письма Бекки, где та рассказывала уже просто о своем недавнем путешествии в пустынях Африки. Черт, ее знает, что она там делала, особенно в свете разгорающейся войны между Египтом и Суданом, но положительных впечатлений у нее было хоть отбавляй!
Дэн стремительно пересек Большой Зал и подошел к столу Когтеврана на ходу выискивая светлую макушку Луны. Это оказалось нетрудным делом – ее волосы с пепельным оттенком очень выделялись среди темной массы мантий, в которые были одеты все студенты. Дэн мимоходом подумал о том, что это очень интересный оттенок, даже платина Малфоя смотрелась не так необычно на фоне Полумны.
- Скучаешь? – Дэн бесцеремонно присел за стол Когтеврана на свободное место рядом с девушкой.
- Нет, - она пожала плечами и чуть повернула к нему голову, отчего смешные сережки в ее ушах весело качнулись. – Я читаю.
Дэн перевел взгляд на лежащий перед ней журнал, перевернутый почему-то вверх ногами. На странице был, кажется, какой-то кроссворд – наверное, она проверяла ответы.
- Это «Придира»? – спросил Дэн заинтересованно. – Можно посмотреть?
- Да, - безразлично кивнула она, дернув себя за длинный кудрявый локон, и тут же устремила взгляд куда-то вверх, разглядывая серые безрадостные облака.
Дэн с интересом открыл довольно толстый журнал, перевернув его правильно, и уставился в ровный список предоставленных в этом номере статей. Названия выглядели весьма интригующе: например, одна статья посвящалась морщерогим кизлякам, о которых с таким восторгом рассказывала ему вчера Полумна, друга была призвана поведать об особых и доселе невиданных свойствах рога двурога. Гарри посмеется, мимоходом подумал Дэн, прочитав последнюю статью и открыв для себя с два десятках новых свойств, о которых никто раньше и не слышал, наверное. А Шварц бы убил за такое издевательство, тут же пролетела другая мысль.
- А кто редактор? – задумчиво спросил Дэн, с интересом переворачивая обложку.
- Мой папа, - Полумна с какой-то странной улыбкой склонила голову на бок, и Дэн тут же порадовался, что не успел еще сказать ничего опрометчивого в адрес того, кто написал такую чушь. – Как тебе?
- Очень интересно, - и ведь не соврал. И правда, интересно, хотя и полнейшая ересь. – А на чем в целом специализируется журнал? Или просто сбор разных статей?
Луна неопределенно качнула головой.
- Да, мы печатаем обо всем, - заметила она. – Хотя папа старается искать больше статей о магических существах. Вот в прошлом номере, например, мы написали о мозгошмыгах – я рассказывала тебе о них, правда?
- Да, интересные создания, - покивал Дэн. – А почему их много в моей голове?
- Не только в твоей. Просто вы слишком много думаете, - она мечтательно улыбнулась. – Нельзя так много думать. Особенно о всяких глупостях.
- Странно, только вчера Катрин, напротив, обвиняла меня в том, что я не думаю совсем, - усмехнулся он.
- Ты постоянно думаешь, - Луна покачала головой. – У тебя в голове очень много мозгошмыгов. Но вчера их было меньше, когда мы гуляли. Тебе нужно больше гулять.
- Или побольше разговаривать с тобой, - усмехнулся Дэн, вспомнив, что вчера, и правда, просто наслаждался прогулкой, вместо того чтобы размышлять, как всегда, над какими-нибудь глупостями.
Она пожала плечами.
- Ты ведь сейчас свободна?
- Ты тоже, - вместо ответа сказала она, вновь посмотрев в небо. – Люблю снег. И солнышко. Только сегодня холодно.
- Не хочешь посмотреть замок? – предложил Дэн, пытаясь привлечь внимание девушки. Редко ему доводилось это делать, обычно они сами от него взгляда не отводили.
- Я его видела, - спокойно ответила Полумна, не отрывая взгляда от облачного потолка.
Дэн сжал зубы, но тут же разулыбался.
- Могу поспорить, что далеко не весь… - он поднялся и подал ей руку. – Могу провести тебя на кухню или показать тайные проходы или, например, могу показать тебе замечательную комнату, где исполняются желания.
- А такая есть? – на него уставились наивные голубые глаза девушки. Она чуть наклонила голову, наконец, посмотрев на него с интересом. – Я никогда не слышала.
- Вот я и покажу! – усмехнулся он. – Так как насчет экскурсии?
Луна вместо ответа просто приняла протянутую руку и поднялась с места. Под распахнутой черной мантией на ней были черные джинсы и яркая синяя футболка с веселой рожицей. На шее висело все то же ожерелье… В нем что-то все-таки было – такие необычные вещи Дэну еще не доводилось видеть на девушках, особенно на тех девушках, которых он считал подругами. Те предпочитали всегда носить благородные металлы с драгоценными камнями, благо было на что все это покупать. Интересно, а Луне подобная вещь понравится? Что-нибудь серебряное, с небольшими сапфирами или аквамаринами, они должны пойти ей. Или лучше все-таки Катрин спросить?
- Ты снова слишком много думаешь, - из мыслей его вырвал безмятежный голос Луны, которая весело поднималась по мраморной лестнице вверх. Светлые туфельки были такими мягкими, что Дэн даже не мог расслышать ее шагов.
- Извини, - он качнул головой. – Пошли, это на восьмом этаже.
Он потянул девушку за руку и вдруг почувствовал, как она несильно сжала его руку в ответ. На лице появилась какая-то глупая улыбка, которую Дэн не мог, да и не хотел подавить.

Выручай-Комната привела Луну в настоящий восторг, чему Дэн был чрезвычайно рад. Луна с веселым интересом рассматривала комнату, которая превратилась для них в небольшую гостиную с мягкими креслами глубокого синего цвета, небольшим диванчиком, огромным ярко горящим камином. Вдоль стен ровно выстроились полки, до отказа наполненные различными книгами, а между диванчиком и камином стоял небольшой стеклянный столик, на котором стоял поднос с двумя чашками горячего черного чая и несколькими медовыми пирожными. Здесь царил приятный полумрак, рассеиваемый лишь светом камина да пары свечей, парящих в воздухе то тут, то там.
- Я так и хотела! – удивилась Луна, с порога разглядывая комнату изумленным взглядом. – Я думала об этом! Как это так получилось?
- Это Выручай-Комната, - улыбнулся Дэн, пропуская ее внутрь и закрывая дверь. – Она может исполнить практически любое желание. Я специально пропустил тебя вперед, чтобы комната выбрала вид, который тебе бы хотелось. А домовики предусмотрительно исполнили мою просьбу и принесли сюда чай и пирожные.
- Спасибо, - удивленно улыбнулась она. – Тут красиво!
Она смешно сморщила носик и наклонила голову на бок. Тут же свечи исчезли, а до этого простой темный потолок превратился в звездное небо, сияющее яркими бриллиантовыми бликами. Книжные шкафы тоже канули в небытие, а вместо них на стенах появилась драпировка их бархатных тканей разных оттенков синего. На полу появился светлый ковер, пушистый и мягкий.
Луна весело рассмеялась, покружившись вокруг своей оси, отчего заулыбался и Дэн, и, беспечно скинув обувь, побежала к ковру. Ее босые ноги тут же защекотали мягкие ворсинки, и она довольно хлопнула в ладоши. Еще с несколько секунд понаслаждавшись приятным ощущением, девушка с ногами забралась на диван и взяла в руки горячую кружку, грея об нее руки. Дэн, осмотрев комнату еще раз, опустился в кресло, напротив, нее, также взяв в руки чашку. На некоторое время повисла уютная тишина, а потом Луна шепотом заметила:
- Так здорово: у всех утро, а у нас ночь. А говорят еще, что такого не бывает.
Дэн задорно улыбнулся.
- Нам ли не знать: в мире магии возможно все!
Луна закивала.
- И многие не верят, что морщерогие кизляки существуют, а я им докажу. Обязательно докажу, - ее глаза сверкнули в темноте веселым блеском. – Мы с папой устраиваем экспедиции и ищем их. Этим летом снова отправимся в Египет.
- В Египте сейчас опасно, - нахмурился Дэн. – Там магическая война. Даже Италия уже подключилась.
- Это все из-за того, что Министр Судана – вампир, - покивала Луна. – Я слышала, он пьет кровь египтян, потому что она ему больше нравится, вот и развязалась война.
Дэн удивленно вздернул брови и покачал головой. Нет, о таком он точно не слышал. Да куда там, он определенно точно знал, что Министр Судана никакой не вампир, а самый настоящий человек – в конце концов, уж вампира-то он из толпы сможет выделить со стопроцентной уверенностью, а Министра даже видел пару раз вживую, когда пару лет назад ежегодный съезд назначался именно в Италии и мальчишки могли с интересом поглазеть на всех лидеров различных стран. Это было довольно интересно.
- Он человек, Луна, - улыбнулся Дэн. – Я видел его, и могу сказать об этом со стопроцентной уверенностью. Но война, и правда, разгорелась из-за вампиров. В Египте у них такие же права, как и у обычных магов, а в Судане их права значительно ограничены. Египетские вампиры частенько питались на территории Судана, нарушая границы, вот и разгорелся спор… По правде, я думаю, что суданцы здесь правы – нужно уважать законы других стран, но мы поддержали Египет из солидарности с его политикой, в Италии все магические расы также имеют статус равноправный к статусу обычного волшебника.
- Правда? – удивленно спросила Луна, наивно глядя на него из-под ресниц. – А мы с папой считаем, что он вампир.
Кажется, переубедить ее в этом не сможет ничто.
- А в Италии все-все могут жить, как обычные маги? – все с той же наивностью спрашивала девушка. – Даже оборотни?
- Разумеется, - кивнул Дэн. – Мой дядя – оборотень, и он считается одним из самых уважаемых целителей всей Италии. Он даже входит в Конференцию Целителей.
- Ого, - удивленно пробормотала девушка. – Моя мама всегда хотела стать выдающимся целителем. Но… Она умерла – неудачный опыт.
- Сожалею, - неловко пробормотал Дэн.
Парень никогда не знал, что такое терять близких. У него никто не умирал. Никогда. Даже Катрин сейчас лучше бы справилась, она-то, наверняка, знала, что лучше сказать. А, впрочем… Зачем говорить что-то?
Дэн просто крепко сжал руку девушки, и она в ответ благодарно улыбнулась.
- Это было давно.
Звезды на небе засияли ярче, совсем не так, как сияют на настоящем небе – словно бы здесь они были в тысячу раз ближе к Земле, освещая людей своим мистическим светом и даря им свое тепло.
- О! – внезапно с радостью воскликнул Дэн, глядя в небо. – Смотри, вот там Сириус.
Он указал на самую яркую звезду, а потом пальцем очертил линии их любимого созвездия, которое никогда и ни с чем никто из ребят спутать не мог.
- А это – Большой Пес, - улыбнулся он, пытаясь показать Луне, как оно выглядит. – Красивое.
- Очень, - тут же покивала девушка. – А знаешь, где Андромеда?
- Да, - Дэн чуть нахмурился и, сощурившись, стал искать глазами нужные звезды. – Вот Аламак, - он ткнул пальцем в одну из звезд и от нее очертил тонкую длинную линию, в конце расходящуюся на две другие. – Вот она, Андромеда. А рядом Кассиопея, - он указал на «w»-образное созвездие рядом.
- Ты все созвездия знаешь? – удивленно спросила Луна, поглядев на него своими большими голубыми глазами.
- Ну, не все, конечно, но наиболее известные найти могу, - Дэн порадовался, что смог отвлечь девушку от грустных мыслей. – Нас с Гарри и сестрами учил мой отец. По вечерам у нас отлично видно все небо, он рассказывал нам о созвездиях и легендах, связанных с ними.
- У тебя есть сестры?
- Да, родная и две кузины, - кивнул Дэн. – Селена, Николь и Бьянка.
- Вы с ними дружите, - даже не спрашивая, а утверждая, заметила Луна. – И ты их любишь.
- Конечно, - кивнул парень. – Они у нас классные.
- И брата с его девушкой ты тоже любишь, - спокойно продолжила Луна. – Вы похожи с ними. И ты слушаешь их.
- Я много кого слушаю, - рассмеялся Дэн. – Вот и тебя сейчас тоже.
- Нет, - она покачала головой, крепче обняв ноги. – Ты сделаешь все, что они попросят, и они тоже. Я раньше не видела такого.
- Мы друзья, - Дэн пожал плечами. – Что тут странного?
- Не все друзья настолько преданные и верные, как вы. Я же вижу. Это все видят. И все завидуют, - Луна спокойно смотрела на горящий в камине огонь, который весело плясал на радость ребятам.
Дэн улыбнулся уголками губ и задумчиво склонил голову набок. Интересно, кто еще мог быть таким непосредственным?.. Даже Мэй никогда не говорила с ним… так. Дэн не мог описать ту манеру, в которой неизменно общалась с ним Луна, спокойно, как-то отстраненно, но в то же время в ее словах виделся чертовски глубокий смысл, как будто говорили совсем не четырнадцатилетняя девушка, а взрослый человек.
- Ты мне нравишься, - внезапно даже для самого себя сказал Дэн, поднимаясь с кресла и присаживаясь рядом с ней на диванчик.
- Я знаю, - спокойно сказала она, повернув к нему голову и посмотрев прямо в глаза. – Иначе нас бы не было здесь сегодня, правда?
- Обычно девушки не так реагируют на такие признания, - рассмеялся Дэн, в который раз поражаясь неординарности этой потрясающей девушки.
- О… А что обычно говорят? – ее глаза вновь наполнились той почти детской наивностью, которая была чрезвычайно трогательна и мила.
- Это неважно, - Дэн покачал головой. – Те, что говорят банальности, поэтому и не могут быть по-настоящему интересными.
- Тебе нравятся необычные, - Луна склонила голову набок. – И у тебя в голове сейчас совсем нет мозгошмыгов. Невероятно для тебя.
Дэн рассмеялся и, наконец, наклонившись вперед, поцеловал девушку. Ее полные розовые губы были мягкими и податливыми, а, чуть углубив поцелуй, парень почувствовал сладкий вкус клубники. Луна подалась вперед, закрыв глаза и обняв Дэна за шею.
Наконец, оторвавшись от нее спустя несколько долгих, как вечность, секунд, Дэн увидел в первую очередь ее сияющие бесконечной радостью голубые глаза – ни у кого таких не было, ни у одной из девушек, с которыми он раньше виделся.
Луна была поразительной.

***
Длинные коридоры Хогвартса могли выглядеть несколько пугающе ночью. Неярко горящие факелы, закрепленные на каменных стенах, отбрасывали причудливые тени, в которых испуганные студенты, прогуливающиеся по замку по ночам, могли увидеть пугающие фигуры, которые нагоняли страх. Тихие шорохи тоже могли напугать нервных нарушителей правил – бояться было чего, это могла быть миссис Норрис, выискивающая для себя новую жертву, или же Филч, строгий блюститель порядка в стенах замка. Где-то в подземельях грохотал призрачными цепями Кровавый Барон, гарантируя этим полное спокойствие буйного Пивза, а за окнами тысячелетнего замка тем временем буйствовала ночная природа – выходили на прогулку звери, охотясь и наслаждаясь свободой, летали темные птицы, сливающиеся с небом, ветер сильно трепал верхушки повидавших уже слишком многое деревьев, расцветали необычные цветы, освещаемые полной луной, которая завораживала своим мистическим светом. А на небе сияли звезды – яркие, притягательные, завораживающе красивые…
На одном из подоконников в тихом пустынном коридоре, точно таком же немного пугающим, но кажущимся странно романтичным, примостились Гарри и Катрин. Парень сидел, облокотившись о каменную стенку, а Катрин откинула голову ему на плечо и с блаженством глядела за окно, где расцветала молодая ночь.
- Ты сегодня такая чертовски счастливая, - пробормотал Гарри, наклонившись к ее уху.
- У меня отличное настроение, - улыбнулась она, мягко сжав его руку. – Как и у тебя, правда? Дэн все-таки впервые за все это время настолько счастлив!
- Три недели прошло, а он все еще с Луной, - Гарри неверяще покачал головой. – Видно, классная девчонка.
- Три недели, а я с ней так и не познакомилась! – возмущенно воскликнула Катрин, позабыв о том, что они сидят в коридоре ночью, нарушая школьные правила. Потом уже тише, сощурив глаза, она добавила: - Это поразительно, Дэн почти все время с ней проводит.
- Попробуй завтра, - усмехнулся Гарри, мягко перебирая кудри девушки. – Завтра мы с Дэном всерьез собираемся засесть за длиннющее сочинение по зельеварению. Осталось всего три дня, а мы даже не приступали… Никогда не думал, что настолько запущу домашние задания. Шварц бы меня грохнул, если бы узнал, что я пишу такие важные сочинения за три дня.
- Это все я виновата, - усмехнулась Катрин. – Мы с тобой в последнее время совсем не ссорились, и вот у тебя даже не было времени подуться на меня и сделать в это время всю домашнюю работу.
Гарри негромко рассмеялся, мягко целуя ее в шею. Она откинула голову назад, и ее кудри упали набок, открывая шею. На губах у девушки сияла легкая улыбка, полная счастья. Она никогда не могла и подумать о том, что может быть настолько счастливой. Почему рядом с Гарри становилось так легко, все сложное казалось теперь совершенно простым, а все мысли в голове, не дающие расслабиться, куда-то уходили и позволяли, наконец, почувствовать свободу.
- Так хорошо, - прошептала Катрин, ближе прижимаясь к нему.
Гарри мягко поцеловал девушку, крепче обнимая ее, и Катрин с жаром ответила на поцелуй, поворачиваясь в кольце его рук.
Здесь и сейчас Хогвартс не казался им тюрьмой или клеткой. Здесь и сейчас Хогвартс казался настоящим раем.

Катрин решила познакомиться со столь необычной девушкой, которая, наконец, смогла заинтересовать такого непостоянного и ветреного Дэна. В конце концов, хотя бы за это ее стоило уважать. Кроме того Катрин нравились рассказы друга о ней – она казалась чрезвычайно интересной, и девушка просто не могла упустить возможности найти здесь хоть одну подругу. Гарри и Дэн – это, конечно, бесконечно хорошо, и письма Анжелике, Бекке и Николь – тоже здорово, но иногда нужно было и просто поболтать с кем-нибудь, поделиться какими-то секретами, которые уж точно не для ушей мальчишек. В конце-то концов, иногда и пожаловаться на Гарри хотелось, а Дэн вряд ли будет выслушивать ее возмущенные тирады, тут же встав на сторону брата.
Девушка подошла к Полумне перед ужином, когда в Большом Зале только начинали появляться ученики. Гарри и Дэн сразу после окончания обеда унеслись в библиотеку, выполнять задание Снейпа – к ним он придирался особенно часто, поэтому они старались вообще не давать ему никаких поводов для того.
- Привет, - бодро улыбнулась Катрин, присаживаясь за стол Когтеврана рядом с Луной.
Некоторые неодобрительно на нее покосились, но предпочли промолчать, да и сидели они довольно далеко, видимо сторонясь Полумны.
- Ты Катрин, - спокойно сказала блондинка, поворачиваясь к ней и одаривая несколько странной, но доброй и приятной улыбкой.
- Да, верно, - кивнула Катрин, также улыбнувшись. Она старалась быть как можно более открытой, хотя это было совсем не в ее правилах, когда дело шло о людях посторонних… Но Луна была девушкой Дэна, которая действительно ему нравилась, поэтому здесь можно сделать небольшое исключение, особенно с тем условием, что Катрин сама хотела познакомиться с ней. – Давно хотела с тобой познакомиться. И хотела сказать тебе спасибо.
- За что? – удивилась Луна, посмотрев на нее своими огромными голубыми глазами.
- За Дэна, - весело сказала Катрин. – В кои-то веки он доволен жизнью.
- Он хороший, - Луна вновь улыбнулась, на этот раз отводя взгляд. – Мне он нравится.
- Я, правда, рада за вас, - Катрин подняла голову к небу. – Завтра поход в Хогсмид, а мальчишки собрались забежать в Зонко, а потом они хотели сделать что-то еще, но это что-то – секрет, поэтому меня в него пока не посвятили, - она поморщилась из-за скрытности парней. – В общем, я хотела пригласить тебя прогуляться по магазинам вместе.
- Одной тебе скучно? – улыбнулась Луна.
- И да, и нет, - Катрин неопределенно качнула головой, а по ее губам пробежала быстрая улыбка. – Но я, скорее, хочу познакомиться с тобой поближе. Ты извини, что я сейчас так прямо, но мне очень интересно узнать такую девушку, как ты.
- А что во мне такого? – улыбнулась та.
Катрин весело сощурилась и блеснула глазами.
- Не знаю. Но очень хочу узнать.
Луна наклонила голову набок и мягко улыбнулась.
- Тогда научишь меня плести такую же косичку? – задумчиво спросила она. – Всегда хотела.
Катрин с усмешкой дернула себя за волнистые прядки, выбившиеся из красивой прически. Греческую косу, огибающую голову от правого уха, ее когда-то учила плести еще бабушка. Она всегда нарочно оставляла несколько коротких прядок, которые потом спадали Катрин на лицо – говорила, что так внучка выглядит, как настоящий ангел. И Катрин всегда делала также.
- Конечно, научу, - улыбнулась она. – Это совсем не сложно.
- Тогда куда завтра сходим? – спросила она.
- Пройдемся по всем магазинам капитально! – рассмеялась Катрин, глядя ей в глаза. – Покажешь мне что-нибудь стоящее, а то я так и не успела оглядеться в Хогсмиде. С мальчишками нельзя толком осмотреть магазины.
Луна рассмеялась.

https://www.tumblr.com/dashboard

Глава 29. Carpe Diem*



У молодости, по крайней мере, хватает ума жить мгновеньем – Ричард Олдингтон

В последний день перед каникулами выдалась чертовски хорошая погода. Было солнечно и очень ясно – небо не закрывала ни единая тучка. Было очень тепло, а все вокруг устилал нападавший за ночь, чистый белый снег, который слегка поблескивал в свете зимнего солнца. В свете этого резко раздобревший директор объявил незапланированный поход в Хогсмид, решив, видимо, устроить таким образом небольшой подарок для студентов. Все равно ведь в последний день совсем не будут учиться.
Гарри, Дэн и Катрин решили сегодня посидеть в «Трех Метлах», а затем можно было бы и прогуляться по окрестностям – все-таки они так и не успели ни разу нормально осмотреться, а сегодня здесь, и правда, было невероятно красиво, что признал даже Дэн, который вообще ко всему в этой стране старался относиться недоверчиво, скептически и презрительно. К слову, в этот раз Агостини не пригласил с ними Луну, хотя девушка давно уже, так сказать, влилась в их компанию, познакомившись и с Катрин, и с Гарри. И хотя не сказать, чтобы сам Гарри очень уж полюбил новую знакомую, но все же был рад тому, что она с такой легкостью сумела расшевелить Дэна.
В баре, как и всегда, народу было очень много – галдящие студенты заняли практически все столики, некоторые тусовались у барной стойки. Кто-то из старших флиртовал с симпатичной хозяйкой заведения Розмертой, девушки, глупо хихикая, строили глазки сидящим неподалеку от них кавалерам. Подняв высоко над головой подносы, пытались пробраться сквозь толпу официантки.
Катрин, ловко нырнув вперед, быстро заняла столик в дальнем конце бара, который только что освободился. Довольно тряхнув волосами, в которых уже стремительно таяли последние белые снежинки, она чуть распустила длинный цветастый шарфик с бабочками, освобождая шею. Гарри помог ей снять темно-красное драповое пальто и повесил его на рядом стоящую стойку. Дэн махнул брату рукой и устремился к барной стойке, Гарри, легко лавируя в толпе, поспешил за ним.
Дэн очаровательно улыбнулся Розмерте и попросил у нее три бокала сливочного пива и какие-то вкусные пирожные, которые очень приглянулись в прошлый раз Катрин, хотя она и ворчала в тот раз с недовольством о том, что они вредные. Немного подумав, Гарри еще и купил пару плиток шоколада – единственная сладость, которую он признавал.
- Спасибо, - с улыбкой поблагодарил Гарри, забирая из рук женщины тарелку со сладостями, в то время как Дэн с легкостью подхватил три бокала, доверху наполненных приятным напитком.
Парни тут же отправились в обратную сторону, где за столиком к Катрин уже успели когда-то присоединиться Драко и Блейз.
- Ух ты! – усмехнулся Гарри, опустившись на стул рядом с друзьями. – Чем обязаны?
- Соскучились по нас? – иронично спросил Дэн, поставив на стол бокалы. – Или решили проститься перед дальней дорогой?
- Ага, конечно, - фыркнул Малфой, закатив глаза. – Да и вообще еще в поезде увидимся, если вы, конечно, не сядете в гриффиндорский вагон. Там ужасно шумно.
- Нет, не увидимся, - улыбнулась Катрин, обхватывая бокал обеими руками и пододвигая его ближе к себе.
- Что так? – удивленно спросил Блейз. – Уж не остаетесь же вы здесь?
- Нет, конечно, - с некоторым раздражением ответил Дэн, презрительно скривившись. – Еще праздновать Рождество здесь.
- Просто мы, к нашей огромной радости, отправляемся домой простым порталом, - пояснил Гарри, отломав себе кусочек горького шоколада. – Родители решили, что незачем нам возвращаться в Лондон, если и отсюда можно преспокойно переместиться прямо в Рим.
- Да вы блатные, - ухмыльнулся Забини. – Повезло вам. В поезде в такой холод трястись не слишком хочется. Где праздновать собираетесь?
- Как всегда, - Дэн пожал плечами, словно бы это что-то объясняло их новым друзьям, а потом, видно, опомнившись, добавил: - В Австрии. У нас там коттедж в горах.
- Благодать, - блаженно зажмурившись, заметил Гарри. – Вокруг только снег, людей практически нет в округе, можно кататься на сноубордах, лыжах… Да и каток рядом. В общем, просто потрясающе!
Слизеринцы непонимающе нахмурились, услышав какие-то непонятные для себя слова, но переспрашивать не стали, а никто из ребят и не думал пояснять, поскольку в их кругах все так или иначе были осведомлены о маггловском мире в достаточной степени, чтобы понимать, что такое лыжи или коньки.
- Ты с ними, Катрин? – вместо этого спросил Драко, желая перевести тему немного в сторону. – А то моя мама была бы рада с тобой познакомиться.
Катрин поперхнулась воздухом и изумленно уставилась на него.
- Ты, верно, шутишь? – скептически спросила она, вскинув брови. – Если честно, я не особенно жажду знакомства с остальными моими родственничками. Как ты, наверняка, уже успел заметить я не образцово показательная дочь Пожирателя Смерти. Да, и… Ладно, просто забудь об этой глупой идее.
- Ну, знаешь, моя мать не очень-то похожа на сумасшедшую тетку, - хмыкнул Драко, передернув плечами. – И, если это важно для тебя, то у нее даже нет Черной Метки. И Темному Лорду она не служила.
- Это, безусловно, радует, - девушка закатила глаза, и вдруг на ее губах появилась немного ироничная усмешка. – Не все мои родственники убийцы-психопаты. Но, если честно, едва ли это что-то меняет. Рождество я хочу встречать со своей настоящей семьей.
- Вот это правильно! – Гарри весело подмигнул ей.
- А вообще Никки нас четвертует, если мы посмеем не явиться домой, - хмыкнув, добавил Дэн, бросив быстрый взгляд в сторону задумавшейся Катрин и обеспокоенно переглянувшись с братом.
- Это точно, - ухмыльнулся Гарри. – Хотя я по ней жутко соскучился.
- Ну, еще бы! – фыркнул Дэн. – Я тоже.
- Ваша сестра? – с интересом спросил Драко, наклонив голову.
- Ага, - Дэн вдруг весело ухмыльнулся и громко хохотнул. – По правде, это просто Гарри в юбке. Только, наверное, немного добрее, да?
Гарри закатил глаза, Катрин, наконец, весело засмеялась.
- Николь упрямее, - заметила она, и глаза ее засияли весельем. – Спорить с ней о чем-то себе дороже. Ведь даже если не права, все равно будет упираться! Ты хотя бы иногда признаешь, что не прав, а она никогда не снизойдет до этого.
- Ну, да, - согласился Дэн, наклонив голову. – А вот Селена совсем на меня не похожа… Но да ладно!
- Должен же быть в вашей семье хоть кто-то спокойный и адекватный! – весело рассмеялась Катрин, тряхнув кудрями. – И твоя сестра, Дэн, между прочим…
- Ладно-ладно, я понял, - он поднял руки вверх. – Согласен, она самая нормальная среди всех нас.
- Сколько у вас еще сестер? – хмыкнув, спросил Блейз.
- Еще есть Бьянка, - нежно улыбнулась Катрин. – Вы бы ее видели, такая милая. Очень похожа на Гарри.
- Хэй, кстати, а когда у нас сбор? – вдруг нахмурился Дэн, отхлебнув пива. – Бекки писала число?
- Четвертого, Дэн, - закатив глаза, ответил Гарри. – Я говорю об этом уже в третий раз. Кстати, Саид так и не ответил, - он хмуро повел плечами. – Но письма, судя по всему, получает – и к Бекке и к Лансу птицы возвращаются уже без писем.
- Странно, - нахмурилась Катрин. – Надеюсь, с ним ничего не случилось…
- К кому-то в гости собираетесь? – заинтересованно спросил Драко.
- Не совсем, - ответил Гарри, пожав плечами. – Что-то вроде встречи выпускников. Соберемся с одноклассниками у друзей на яхте.
- Замечательная идея, - ободрил Блейз. – Мы тоже иногда собираемся все вместе у кого-нибудь. Летом, правда, обычно.
- Ну, мы-то, считай, вообще полгода не виделись, - с некоторым сожалением ответил Гарри. – А сейчас вот, наконец, соберемся.
- Где, если не секрет? – спросил Блейз.
- В Рио, - ответил Дэн. – Сначала они хотели в Александрии, правда, собраться, но там сейчас не так тепло, как бы хотелось. Ладно, это неважно. Главное, там солнце, море и тепло.
- А вы где собираетесь праздновать? – спросил Гарри. – И где вы потеряли милую Дафну?
- Дафну и Асторию мы потеряли в Сладком Королевстве, - ответил Драко. – А праздновать, конечно, дома, с семьями. Больше-то особо и негде.
- Ладно, давайте-ка лучше отметим начало каникул! – заметил Блейз, поднимая свой бокал.

***
Коттедж в Австрии как всегда радовал ребят теплотой и уютом – Лили и Марлин к приезду детей из Англии привели все в полный порядок, навели чистоту, где надо, развели творческий беспорядок на кухне, украсили гостиную красивыми гирляндами и какими-то наколдованными вещами. В тот вечер, когда Сириус порталом привел детей из Рима, дома их ждали вкусные свежеиспеченные булочки и горячий травяной чай, по которым дети уже так соскучились после долгого пребывания в далеком Хогвартсе.
Гарри и представить себе не мог, что так сильно соскучился по своей семье! Нет, он несомненно знал, что обрадуется, вновь увидев их, но не мог даже подумать о том, что будет рад настолько. Он не мог даже подумать, что соскучился по самым мелочам… Он соскучился по доброй улыбке матери, по веселой жизнерадостной Николь, по тихой, но такой милой и улыбчивой Селене, по взбалмошным и, казалось, совсем еще не повзрослевшим отцу и Сириусу, по строгому, но веселому Ремусу, по Марлин, которая всегда так беспокоилась о них и всегда оберегала, по Эмме, теплой и домашней, и даже по Бьянке, детский энтузиазм которой всегда вдохновлял.
В широкой просторной гостиной стояла как всегда огромная пышная елка. Она была еще не наряжена, когда ребята приехали домой, но коробки с игрушками, гирляндами и мишурой уже стояли рядышком на полу. Никки и Селена решили в этот раз дождаться друзей, чтобы, как и раньше, всем вместе нарядить елку.
Они занялись этим следующим утром, чтобы уже вечером в этой просторной гостиной можно было всей семьей праздновать Рождество в теплой и домашней атмосфере. Дэн с усмешкой раскидывал по елке мишуру, встав на подлокотник дивана, чтобы быть выше. Катрин, Николь и Селена с улыбками переговаривались о том, куда лучше всего повесить тот или иной шарик, чтобы все выглядело как можно красивее. А Гарри сосредоточенно пытался распутать гирлянду, по-турецки усевшись рядом с елкой на мягком пушистом ковре. Рядом с ним, весело смеясь, перебирала шарики Бьянка. Она с таким восхищением рассматривала разноцветное стекло, что невольно все ребята заражались этим, с тем же чувством глядя на все вокруг.
- Братишка, чем сегодня всех будем радовать? – спросил Дэн, спрыгнув на пол и довольно поглядев на плоды их стараний.
Елка выглядела просто превосходно. Яркая, светящаяся тысячью разных огоньков, украшенная десятками разноцветных шариков. Как всегда, это было чертовски красиво.
- У меня уже есть пара идей, - усмехнулся Гарри. – Попозже обсудим.
- Как всегда все секреты, - Никки надула губы, но тут же вновь широко улыбнулась и подняла на руки маленькую сестренку, которая тут же довольно обхватила тонкими ручонками ее шею.
- Ну, так мы же вам хотим сюрприз устроить, - улыбнулся Дэн. – Как дела в школе? Сильно гоняют?
- Шестой курс, - Селена закатила глаза. – Еще бы… Они, кажется, хотят впихнуть в нас как можно больше разной информации. Мы уже так устаем…
- О, - внезапно нахмурился Дэн, - не поделитесь тем, кто такой Арчи?
Никки круто к нему обернулась и изумленно открыла рот.
- Все-то вы знаете! – воскликнула она, посадив Бьянку на диван. – Это Бьянки постарался, да? Убью гада.
- Да ладно тебе, - усмехнулся Гарри. – Он совсем не виноват. Не трогай беднягу, ему, подозреваю, и от Шварца нехило достается.
- Ну, вообще-то да, - усмехнулась Никки на этот раз с некоторым злорадством. – Как же он его гоняет!
- Так кто такой Арчи? – вновь спросил Дэн, совершенно точно помня о том, с чего начался этот разговор. – Он однокурсник? Или старше?
- Однокурсник, - неохотно ответила Николь, собирая волосы в высокий хвост. – И вообще ничего уже неважно.
- Она его бросила, - громким шепотом пояснила Селена, сверкнув глазами.
- Что так? – удивленно-расстроенно спросила Катрин, присаживаясь на диванчик рядом с подругами. – Что случилось?
- Да так, - Николь махнула рукой. – Дурак. В общем, он просто идиот, и мы встречались всего пару недель. Он очень скучный.
- Ну, и отлично, - Гарри хлопнул в ладоши. – Отлично, что ты поняла это сама, и нам не пришлось тебе ничего доказывать.
Никки цокнула языком и закатила глаза. Селена усмехнулась.
- А к тебе, сестричка, какой-нибудь самоубийца клинья не подбивает? – нарочито строго спросил Дэн.
- У меня нет на это времени, - Селена закатила глаза. – Вы же сами знаете, как сложно сейчас учиться.
- Дэну это не мешало, - ехидно вставил Гарри, подвигав бровями.
Дэн рассмеялся, ничуть не уязвленный, а, кажется, даже, напротив, весьма польщенный.
- А сейчас у него вообще простор, верно? – усмехнулась Николь с иронией. – В Хогвартсе очень много девушек, насколько я поняла.
- О, уже больше двух месяцев, что странно, Дэн теперь встречается с одной девушкой, - вставила Катрин. – Ее зовут Полумна, и она очень милая. И немного странная.
- А как же Мэй? – удивленно-расстроенно спросила Селена, надув губы. – Я с ней переписываюсь, и она говорит, что ты в начале года еще писал ей, а потом перестал вдруг.
- Да что эти письма дают? – поморщился парень. – Глупость. Ладно, пойдем мы сегодня гулять или нет? Хочу на улицу, наконец, нормально покататься!
- Да, точно, - мгновенно подхватила Николь, подскакивая на ноги. – Бьянка, пойдем. Отведу ее к Эмме.
Девочка с довольной улыбкой спрыгнула с дивана и резво побежала за сестренкой. Черные волосы, собранные в маленький хвостик весело покачивались из стороны в сторону.

Вечером в доме царила возбужденная атмосфера. В гостиной Лили, Марлин и Эмма дружно накрывали на стол, иногда еще бегая на кухню, чтобы проверить то или иное блюдо, находящееся в процессе готовки, на улице играла в снежки вся мужская компания, а вместе с ними, весело хлопая в ладоши, сидела на снежном троне, сооруженном мальчишками, Бьянка. Девочка поначалу, следуя примеру старших, пыталась слепить небольшие снежки, но скоро ей это надоело, и она просто принялась наблюдать за их поединком. Даже Ремус сейчас с невероятным задором участвовал в снежной баталии, с огромным энтузиазмом обстреливая противников мягкими белыми снежками. Катрин, Николь и Селена пропадали где-то наверху, выбирая наряды на вечер – все же влияние Анжелики не прошло ни для кого из них даром.
Гарри с радостью кинул в отца новый снежок и тут же увернулся от посланного в него снежка Дэна. Это было ничуть не сложнее, чем сражаться на магической дуэли, хотя куда более весело, во многом потому что они были все вместе, всей семьей.
- Эй, ребята! – из окна на втором этаже выглянула довольная Катрин, черные кудри которой пока еще спокойно рассыпались по плечам. – Пора заходить! Скоро садимся, а вы еще мокрые!
- Спускайтесь к нам! – громко крикнул Джеймс, замахав ей рукой. – У нас тут куда веселее!
Катрин засмеялась, и тут же рядом с ней показалась и голова Николь.
- Папа! Заходите быстро!
- Слушаюсь, мой командир! – Сириус сделал серьезное лицо и выровнялся по стойке смирно.
Все вновь весело засмеялись, но все же на этот раз решили послушаться и неохотно направились к дому, на ходу снимая мокрые варежки и шапки.
- Так, быстро сушиться! – в коридоре их встретила бодрая и веселая Лили, на которой все еще был белый фартук, перепачканный в муке. – Мы уже идем переодеваться. Быстро-быстро!
- Уже идем, милая, - Джеймс мягко приобнял ее за талию и быстро поцеловал в щеку, прежде чем умчаться вместе с остальными наверх.

Уже спустя примерно час все вместе они сидели за шикарным столом в гостиной. Здесь царила веселая и задорная атмосфера. Все смеялись и громко переговаривались между собой, и сейчас этот гомон был таким приятным и замечательным, что не хотелось, чтобы эти мгновения заканчивались.
На столе стояли самые разные блюда, наготовленные женщинами за весь этот долгий день, две бутылки коллекционного вина, привезенного из Франции только несколько месяцев назад, и три пакета сока, апельсинового, яблочного и виноградного, которые так любили ребята.
Ближе к полуночи зазвучали первые тосты. Говорили в основном Сириус и Джеймс, конечно, перебивая друг друга, громко смеясь и вставляя ироничные комментарии. Слушать их было невероятно весело, и на душе от их речей становилось необычайно тепло и приятно. Быть в кругу семьи было просто невероятно здорово! Видеть их улыбки, слышать их смех, радоваться вместе с ними и веселиться вместе с ними – ничего лучше на свете и быть не может.
Вечер был потрясающим. После полуночи, закончив с первыми блюдами и на время забыв про десерт, всей семьей они отправились на улицу, чтобы по устоявшейся традиции полюбоваться на яркие красочные фейерверки, чтобы поиграть в снежки и просто подышать свежим воздухом. Как и раньше ребятам отлично удалось выполнить свою миссию и порадовать свою семью новыми сюрпризами. На этот раз стараниями мальчишек восставшие из снега снеговики начали между собой масштабное сражение, перекидываясь комьями снега. Вскоре к потасовке присоединились и Агостини. В результате образовались две армии, одна из которых рассыпалась буквально через полчаса, когда спали временные чары мальчишек.
Тем не менее, сражение продолжилось… На этот раз они не разделялись на команды: бой шел нешуточный, и каждый был сам за себя, обстреливая снежками всех, кто только попадался на глаза. Не участвовали в общем веселье только беременная Эмма и маленькая Бьянка. Но и они, глядя на счастливых родственников, весело смеялись, и иногда Эмма даже весело кричала кому-нибудь о приближающейся опасности в виде особенно крепкого снежка, отправленного с самой неожиданной стороны.
Веселье не прекращалось еще очень долго. Мужчины пили вино прямо на улице, и изрядно подвыпивший Сириус с весельем вылил несколько бокалов подряд на кристально белый снег, нарисовав им какую-то смешную рожицу. Селена увлеклась тем, что раз за разом делала новых снежных бабочек, и каждый раз она была не удовлетворена результатом. Дэн и Катрин увлеклись построением снежной крепости, которая благодаря упорству Агостини и тонкому вкусу Лестрейндж выходила необычайно большой и красивой. Николь и Гарри развязали шуточный спор о своих любимых зельях, при этом девушка иногда кидала в брата пригоршни снега, когда была с ним не согласна, а тот только усмехался и легко уворачивался в стороны. Лили на время ушла в дом, чтобы уложить спать уставшую Бьянку, но вскоре вернулась обратно к друзьям и присоединилась к разговору Эммы и Марлин. Ремус улегся на заснеженном гамаке – к слову, никто уже даже и не помнил, в чью голову пришла идея поставить его здесь. Свесив одну ногу к земле, мужчина легко раскачивался из стороны в сторону и, улыбаясь чему-то своему, смотрел на далекие, но такие яркие звезды. Джеймс, присев на корточки, задумчиво чесал затылок и что-то негромко напевал себе под нос, кажется, на французском…
Вокруг царила мирная идиллия, и никому не хотелось нарушать ее.
Около двух часов ночи, когда большая часть семьи замерзла, промокла или же просто устала от пребывания на свежем воздухе, все решили отправиться обратно в дом, чтобы с горячим травяным чаем, который не только приятно согревал, но еще и успокаивал, отведать вкуснейший торт, приготовленный сегодняшним утром Лили. Лакомства с лихвой хватило на всех, да еще и осталось на следующий день, как это всегда бывало.
Спать все шли расслабленными, спокойными и разморенными вкусной едой и теплой атмосферой. Теперь оставалось только заснуть и дождаться долгожданного утра, когда все откроют свои подарки…

***
В Рио было очень жарко и солнечно. Вместе с тем легкий ветерок, приятно холодящий разгоряченную кожу, чуть сглаживал положение. После заснеженных и холодных Альп, где гуляли холодные ветра и в последние дни беспрерывно шел снег, это место казалось самым прекрасным местом на Земле. Даже в Италии далеко не всегда можно было наслаждаться потрясающей погодой. Портал перенес ребят прямо на скрытую чарами иллюзии пристань, где была пришвартована яхта братьев Дюпре. Отсюда они должны были отбыть далеко в море.
Гарри блаженно зажмурился, глянув на ярко палящее солнце, и засунул руки в карманы бежевых шорт, Дэн тут же поправил солнечные очки и с явным нетерпением бросил быстрый взгляд на наручные часы, циферблат которых весело поблескивал золотом в свете солнца. Они прибыли в порт первыми и никого кроме них здесь пока еще не было, что чрезвычайно нервировало излишне пунктуального Дэна. Катрин сидела рядышком с ними на небольшой скамеечке, закинув ногу на ногу, и старалась придерживать раздуваемый ветром подол своего красивого цветастого сарафана. Черные кудри, прижатые красивой соломенной шляпой с широкими полами и красивым белым шарфиком с бабочками, рассыпались по смуглым плечам, создавая резкий контраст со светлым платьем и выглядывающим из-под него белым купальником. Глаза девушки скрывали большие солнечные очки в пол-лица.
- Они не опаздывают, Дэн, - легко заметила она, покачивая ножкой. – Просто это мы пришли слишком рано.
Тот только отмахнулся от нее.
- РЕБЯТА! – раздался оглушительно громкий возглас с другого конца пристани.
Троица синхронно обернулась в ту сторону, и они увидели летящую к ним на всех парах Ребекку. Как она умудрялась бежать на длинных шпильках, осталось для всех загадкой, но, тем не менее, она это сделала, и, едва только оказавшись на близком к ним расстоянии, буквально повисла у Гарри на шее. Парень широко улыбнулся, крепко обняв ее в ответ, и чуть приподнял на месте, отчего девушка весело рассмеялась и, только оказавшись вновь стоящей на ногах, тут же отстранилась и бросилась обнимать поднявшуюся с места Катрин.
- Как я рада вас видеть! – восклицала она в невероятном возбуждении, крепко обнимая подругу.
- А я? – притворно-обиженно спросил Дэн, когда Бекки отстранилась от Катрин.
- Ну, не знаю, - наигранно задумчиво протянула она, но, впрочем, тут же не выдержала и, широко улыбнувшись, обняла и его.
Ее светлые медовые кудри, кажущиеся в свете солнца настоящим золотом, рассыпались по загорелым плечам, а длинные стройные ноги, открытые благодаря коротким джинсовым шортикам, и обтянутая синим топом грудь, кажется, произвели на Дэна неизгладимое впечатление.
- Где так загорела? – удивленно спросила Катрин, осмотрев ее с ног до головы.
- Мы отдыхали в Гаване, - блаженно зажмурившись, ответила девушка и тут же резко развернулась на сто восемьдесят градусов и, сложив руки рупором, закричала: - Где вас там Нептун носит?! Ланс, Гай, шевелите конечностями!
Близнецы, которых ребята поначалу даже не заметили из-за слишком активной Бекки, которая сразу же заняла все их внимание, медленно вышагивали по пристани и, кажется, совсем не торопились. Как и всегда они были одеты совершенно по-разному, и благодаря этому их легко можно было между собой различать. Гай всегда предпочитал светлые и нейтральные оттенки, а также некоторую сдержанность в одежде, так что сегодня его легко можно было признать в высоком светловолосом парне, на котором были вельветовые штаны мягкого бежевого цвета и легкая белая рубашка с закатанными рукавами и несколькими расстегнутыми пуговицами. А вот Ланс, напротив, был ярким и запоминающимся. Длинные кислотно-оранжевые шорты и темно-синяя майка, плотно обтягивающая накачанный торс, казалось, совершенно не должны были сочетаться, но, тем не менее, отчего-то на нем смотрелись невероятно гармонично.
- Привет, - довольно протянул Ланс, что удивительно на итальянском, как и Бекка недавно. – Как жизнь, парни?
Он пожал обоим руки, а затем легко расцеловал Катрин в обе щеки, Гай обнял улыбающуюся девушку и, как и раньше бывало, сделал ей изысканный комплимент, который в устах другого человека даже мог бы показаться излишне пафосным или напыщенным, но только не у него.
Не прошло с этого момента и двух минут, как на пристани в голубоватом сиянии появилась Анжелика, которая, не успев даже полностью отойти от перемещения, тут же кинулась обнимать всех подряд, с энтузиазмом восклицая что-то на французском. Ее голубые глаза сияли невероятной радостью, и она не прекращала вертеться между друзьями, желая обнять и поцеловать каждого, кто стоял рядом с ней. Сегодня в ней нельзя было не признать настоящую француженку – ошибиться не давал красивый темно-синий берет, сдвинутый чуть набок. Раньше она практически не носила этот головной убор, но в остальном это была все та же Анж, которую все присутствующие знали и очень любили. Ее светлые волосы, отрезанные до плеч, чуть вились на концах и ложились на плечи причудливыми колечками, светлая полупрозрачная блузка из легкой практически невесомой ткани развевалась от ветра, а совсем короткая юбка




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных