Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Тема 2.3. Структура конфликта




 

Конфликт наряду с тем, что он является системой, представляет собой и процесс.

Структура конфликтапонимается как совокупность устойчивых связей конфликта, обеспечивающих его целостность, тождественность самому себе, отличие от других явлений социальной жизни, без которых он не может существовать как динамически взаимосвязанная целостная система и процесс.

Кроме понятия «конфликт» часто используется и понятие «конфликтная ситуа­ция» - фрагмент конфликта, цельный эпизод его развития. Поэтому структура конфликта может рассматриваться и как структура конфликтной ситуации.

В структуру конфликтной ситуации входит несколько основных элементов.

1. Участники конфликта- лица, чья степень участия в конфликте различна: от
непосредственного противодействия до опосредованного влияния на ход кон­фликта. Выделяют несколько групп участников.

Основные участники конфликта, или противоборствующие силы. Это те субъекты конфликта, которые непосредственно совершают активные (наступа­тельные или защитные) действия друг против друга. Некоторые авторы вводят такое понятие, как «оппонент», что в переводе с латинского означает «возражающий, противник в споре».

Группы поддержки. Практически всегда в любом конфликте за оппонентами стоят силы, которые могут быть представлены отдельными индивидами, груп­пами и т.д.

Другие участники. В данную группу входят субъекты, которые оказывают эпизодическое влияние на ход и результаты конфликта (подстрекатель, орга­низатор и др.).

2. Информационные моделиконфликтной ситуации у основных и второстепенных участников конфликта.

3. Предмет конфликта - это объективно существующая или воображаемая проблема, лежащая в основе конфликта. Это то противоречие, из-за которого и ради разрешения которого стороны вступают в противоборство. Борьба отражает стремление сторон разрешить это противоречие. В ходе конфликта она может
затухать и обостряться. Так же ведет себя и противоречие. Однако проблема
конфликта остается неизменной, пока противоречие не разрешится.

4. Объект конфликта - его рассматривают как причину, повод к конфликту.
Объектом конфликта может быть материальная (ресурс), социальная (власть) или духовная (идея, норма, принцип) ценность, к обладанию или пользованию которой стремятся оба оппонента. Чтобы стать объектом конфликта, элемент материальной, социальной или духовной сферы должен находиться на пересечении личных, групповых, общественных или государственных инте­ресов субъектов, которые стремятся к контролю над ним.

5. Микро- и макросреда.При анализе конфликта необходимо выделять условия, в которых находятся и действуют участники конфликта, то есть микро- и макросреду, в которых возник конфликт. Такой подход позволяет рассмат­ривать конфликт не как изолированную систему, а как социальную ситуацию. В нее включаются не только ближайшее окружение личности, но и социаль­ные группы, представителем которых является данный индивид.

Классический подход К. Томаса и Р. Киллмена удобен для выделения основных стратегий поведения. Более глубокий вариант анализа предпринят С.М. Емелья­новым. Он дополнил модель измерением ценности межличностных отношений.

 

 

Рис.2.3.1. Трехмерная модель стратегий поведения в конфликте (по С.М. Емельянову)

 

Как и ранее, основу модели составляют ориентации участников конфликта на собственные интересы и интересы противоположной стороны.

Качественная характеристика избираемого поведения - оценка интересов в кон­фликте - соотносится с количественными параметрами: низким, средним, высоким уровнем направленности на интересы.

Исследования показывают, что уровень направленности на собственные инте­ресы или интересы соперника зависит от трех обстоятельств:

· содержания предмета конфликта;

· ценности межличностных отношений;

· индивидуальных психологических особенностей личности.

Ценность межличностных отношенийдля оппонентов занимает особое место в оценке моделей и стратегий поведения в конфликте. Так, если межличностные отношения (партнерство, товарищество, дружба, любовь и др.) не представляют ценности, то поведение оппонента в конфликте будет отличаться деструктивным содержанием или крайними позициями в стратегии (принуждение, борьба и пр.).

Основываясь на изложенном С.М. Емельяновым, можно выстроить трехмерную модель стратегий поведения в конфликтеи более полно учесть значимые факторы процесса формирования конфликтного поведения. В этом случае содержание от­дельных стратегий предстает в несколько модифицированном виде:

· уход(избегание, бездействие) - межличностные отношения не играют решающей роли, не становятся они и причиной, заставляющей решить проблему. В совокупности с низкой личной заинтересованностью в решении противоре­чия, отсутствием желания учитывать интересы оппонента эти характеристики позволяют уйти от активных действий, но не избежать конфликта в будущем;

· принуждение(борьба, соперничество) - по сравнению с поставленной целью ценность межличностных отношений при реализации данной стратегии не­ значительна. Не берутся в учет и потребности оппонента. На первый план выходят личные интересы. Подобный стиль поведения характерен для деструктивной модели, как правило, разрушающей взаимоотношения сторон;

· уступка(приспособление) - это своего рода жертвование личными интере­сами, заявление, что настоящие интересы лежат за пределами конфликтной ситуации. Оппонент стремится сохранить определенный уровень взаимоот­ношений, признает приоритет соперника;

· компромисс - стратегия баланса между сохранением и развитием отноше­ний, с одной стороны, и соблюдением интересов сторон - с другой. Ее осно­вой становятся обоюдные и разумные отступления в требованиях;

· сотрудничество - стратегия, признающая высокую ценность как межличностных отношений, так и интересов сторон конфликта. Четкое осознание пер­вой характеристики позволяет искать все возможные варианты решения про­блемы при максимальном учете требований оппонентов.

В конфликте используются комбинации стратегий, а может доминировать и од­на. В конфликтах по вертикали оппоненты часто меняют стратегию поведения. Подчиненные идут на это чаще, чем руководители. Порой конфликт начинается с кооперативного поведения, однако при его неудаче в ход пускается соперничество, которое может также оказаться неэффективным.

 

Мотивы сторон - это побуждения к вступлению в конфликт, связанные с удовлетворением потребностей оппонента; совокупность внешних и внутренних условий, вызывающих конфликтную активность субъекта.

В конфликте часто сложно выявить истинные мотивы оппонентов, так как они в большинстве случаев скрывают их от окружающих, предъявляя в позициях и дек­ларируемых целях мотивировку участия в конфликте, которая в значительной мере отличается от первичных мотивов или вовсе не имеет ничего общего с ними.

Базисным побудителем активности оппонента в конфликте являются его по­требности.Это состояния субъекта, создаваемые испытываемой оппонентом нуж­дой в объектах, необходимых для его существования и развития, выступающих источником его активности. Потребности присущи как отдельному индивиду, так и социальным группам, обществам и государствам.

Анализ причин поведения сторон в конфликтах показывает, что они сводятся к стремлению удовлетворить свои интересы,которые представляют собой осо­знанные потребности, обеспечивающие его направленность на объект конфликта и способствующие реализации его конфликтного поведения.

Близки к интересам оппонентов и ценности,которые они отстаивают в кон­фликте. Это могут быть общечеловеческие ценности (например, истинность суж­дения, идеи, справедливость решения), ценности, выраженные в каком-то конкрет­ном произведении искусства, а также личностные ценности (чувство собственного достоинства, честь, самооценка и т. п.).

Мотивы индивида или группы не возникают сами по себе и часто определяются ситуацией, условиями, в которых он (она) находится. Зачастую протекающие в об­ществе социально дезорганизующие процессы деформируют общественное созна­ние, которое реализуется и преломляется через потребности, интересы и, следова­тельно, через цели, поступки и действия конкретных людей и групп.

Мотивы противодействующих сторон конкретизируются в их целях.

Цель - это осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлены действия человека.

Целью субъекта в конфликте является его представление о конечном результа­те конфликта, его предвосхищаемый полезный (с точки зрения личности или об­щественной, групповой значимости) результат. Можно выделить стратегические и тактические цели оппонентов. Нередко основная цель оппонента - овладение объектом конфликта, ей подчинены тактические цели. В зависимости от развития конфликта эта основная цель может быть заменена на другую (нанесение макси­мального ущерба оппоненту - материального, морального, психологического), которая в начале конфликта выступала как цель-средство.

Видимая часть устремлений человека, социальной группы в конфликте - пози­ция.Это система отношений оппонента к элементам конфликтной ситуации, со­вокупность фактических прав, обязанностей и возможностей оппонента, реали­зующихся в конкретной ситуации в общении, поведении и деятельности. Позиция характеризуется, с одной стороны, динамичностью и гибкостью, с другой - отно­сительной устойчивостью.

Сложность выявления истинных мотивов объясняется тем, что оппоненты в большинстве случаев предъявляют мотивировкуучастия в конфликте, которая отли­чается от первичных мотивов.

Пристрастная позиция, занимаемая основными участниками конфликтной ситуа­ции, по отношению к формированию образа оппонента в конфликте является од­ной из фундаментальных характеристик. Учитывая то, что социально-перцептив­ные образы «пристрастны» в принципе, то в конфликтной ситуации, где в основе взаимодействия лежит противоречие, противоположная сторона оценивается еще более тенденциозно. Как отмечает Н.В. Гришина, объектом, вызывающим подоб­ные проявления, может стать любая зона образа другого - интерпретация его по­ведения, его мотивов и личностных особенностей.

Возложение ответственности за конфликт на другого, как и наделение его «негативными» чертами, типично для формируемого образа ситуации, на основании которого оппоненты строят свои дальнейшие действия.

Исследование описаний участниками конфликтных ситуаций друг друга, прове­денное указанным выше автором, дает яркое представление о формировании ком­понентов информационной модели конфликта у оппонентов, а именно собственно­го образа и образа другого.

Из психологических составляющих образа другоголишь 24 % от общего числа имели позитивный или нейтральный характер («энергичный», «принципиальная», «рациональная», «сдержанная» и т. д.). Все остальные содержат выраженные нега­тивные оценки. Они могут (с известной долей условности) быть разделены на сле­дующие категории: характеристики эмоционального поведения («вспыльчивая», «эмоционально холодная», «нервный» и т.д.) - 31,2 %; указания на эгоистические черты характера и поведения («не признает позиции другого», «из любых ситуаций старается выйти сухой», «переложить ответственность на другого» и т.д.) - 14,6 %; осуждаемые привычки («любит власть», «любит деньги» и т. д.) - 11,5 %; коммуни­кативные проблемы («не очень разговорчивая», «несколько отстраненная» и т.д.) - 9,3 %; плохие отношения с окружающими («ее больше боятся, чем уважают» и др.) - 6,2 %; и указания на внешние недостатки («внешне непривлекательная») - 3,1 %.

В противоположность «другому» психологические характеристики собствен­ного образаимеют откровенно позитивный характер: «общительная», «доброже­лательная», «веселая», «умная», «интересная», «широкий круг общения и интере­сов», «спокойная», «любит свое дело», «организатор» и др., что составляет 66,6 % от общего числа оценок. Собственные недостатки приводятся в смягчающей фор­ме «да... но...»: «обидчивая, но отходчивая», «легко теряю интерес к делу, если встречаю сопротивление», «уверена в том, что делаю в данный момент, в связи с этим не слышу совета других, даже если не права» и т.д. Такие оценки состав­ляют 18,5 %. Нейтральная самооценка составляет 7,5 %. Однозначно негативную окраску содержат собственные оценки в 7,4 % случаях.

В результате можно еще раз подтвердить, что данные исследований демонстри­руют значительную степень пристрастности в ходе формирования образа «друго­го», отражают тенденцию к неуклонному возложению ответственности за конфликт на этого «другого» и наделению его «плохими» чертами. Такой подход к формиро­ванию образов оппонентов в конфликтной ситуации приводит к обесцениванию позиции противника и усилению своей позиции. Таким образом, можно говорить о реализации защитной функции в ходе противопоставления «Я - Другой» (как и «Мы - Они»).

Цели, преследуемые людьми в конфликтах, должны быть предметом пристально­го внимания. Анализ различных подходов к этой проблеме позволил Н.В. Гриши­ной сформулировать и обосновать целевую структуру конфликтной ситуации,которая может быть описана в трех основных измерениях.

1. Цели участников конфликтной ситуации, связанные с предметной стороной конфликта, за которыми стоят мотивы получения желаемого результа­та.Предметная сторона конфликта связана с конкретной зоной противоре­чий, которые существуют между участниками ситуации. Их действия будут ориентированы на достижение результата, желательного для каждой из сто­рон.

2. Цели участников конфликта, связанные с социальными аспектами конфлик­та (их взаимоотношениями друг с другом).Социальный аспект конфликта описывается через характер отношений участников ситуации и их эмоцио­нальных установок относительно друг друга. Например, они могут стремиться добиваться своего, не принимая во внимание возможную негативную реакцию партнера и последствия для их отношений. Напротив, усилия сторон (или од­ной из них) могут быть ограничены желанием сохранить отношения на при­емлемом уровне. Можно сделать вывод, что эмоциональные аспекты конфликта, ограничивая или не ограничивая действия участников в предметной
сфере, могут нести важную нагрузку в виде функции, корректирующей пове­дение в конфликтной ситуации.

3. Цели участников конфликта, связанные с психологической потребностью
обоснования своей позиции/действий «для себя» и/или «для других».
Воз­можность неоднозначной интерпретации противоречия между участниками конфликта усиливает у них мотив быть понятым, а если речь идет об окру­жающих, то, следовательно, и быть поддержанным (реальными действиями или сопереживанием). Сама конфликтная ситуация в определенном смысле содержит в себе парадокс. C одной стороны, в конфликте изначально присут­ствует оправдание своей позиции и действий («смысла для себя»): каждый из участников конфликта уверен в своей правоте и неправоте партнера. C дру­гой стороны, конфликтная ситуация по определению содержит в себе множественность альтернатив: само противодействие сторон направлено на то, что­бы добиться от партнера желаемых действий, желаемого поведения, то есть заведомо предполагается возможность другого поведения партнера. Посколь­ку партнер, в свою очередь, имеет аналогичные ожидания, возникает рассо­гласование: смысл позиции «для себя» не тождественен смыслу позиции «для других». Такая двойственность заставляет оппонентов стремиться к обосно­ванию своих поступков тем сильнее, чем больше ими осознается возможность неоднозначного подхода к интерпретации своего поведения.

Рассмотрение целей изолированно не позволяет однозначно определить страте­гии взаимодействия в конфликте. В рамках ориентации на предметное содержание можно реализовывать как кооперативное поведение, так и соперничество. То же самое касается и других компонентов целевой структуры.

Однако даже рассмотрение целой системы целей участников конфликта не исчерпывает ситуацию с прогнозом поведения. Для ее анализа важно помнить об их изменчивости, учитывать их иерархию, а также возможное ее изменение.

Тема «справедливости и несправедливости»тесно связана с проблемой формирования информационной модели конфликта. Как отмечает М. Дойч, когда он на­чал интересоваться, а затем и вплотную заниматься темой справедливости, он понял, что многие его работы и исследования в области конфликтов фактически могут рассматриваться как изучение проблемы справедливости.

Понимание справедливости служит для морального обоснования своей позиции участниками конфликта. И напротив, понимание несправедливости служит осно­ванием для возникновения конфликта или продолжения конфронтации.

М. Дойч выделяет несколько оснований для понимания несправедливости в про­цессе любого распределения.

1. Несправедливость, связанная с характером распределяемого блага, когда принимается во внимание то, что не соответствует природе распределяемого, например «заслуги», или услуги оказываются некачественными и т. д.

2. Несправедливость, связанная с исполнением роли в ходе распределения, - функции по распределению осуществляются лицами, не имеющими соответству­ющей квалификации, или кто-то из «распределителей» оказывается заинтере­сованным лицом и т. д.

3. Несправедливость в отношении стиля и времени распределения. Закрытый или тайный характер процедуры усиливает подозрения в отношении ее объектив­ности. Наказание может быть слишком отсрочено от момента совершения преступления.

4. Несправедливость, связанная с ценностями, лежащими в основе распределения. Например, существуют различные подходы для принятия решения об увеличении заработной платы сотрудникам. Выбор одного из подходов мо­жет восприниматься как несправедливость теми, кто придерживается друго­го мнения.

5. Несправедливость, связанная существующими правилами. Даже если достигнуто согласие по принципам распределения, могут возникнуть трудно­сти определения того, как эти принципы реализовать.

6. Несправедливость, связанная с процедурой измерения. Можно оценивать достижения, используя количественные параметры, сравнивая именно их, при этом от внимания уйдут качественные. Например, разгружено два вагона: с це­ментом и с воздушными шариками. В каком случае трудозатраты больше?

7. Несправедливость, связанная с процедурой принятия решений. Речь идет о способах принятия решения. Например, даже если в соответствии с принятым решением человек выигрывает, он может испытывать неудовлетворенность из-за того, что, по его мнению, такого типа решения должны приниматься не индивидуально руководителем, а коллективно.

Нужно заметить, что представления сторон конфликта о справедливости, не­смотря на свое достаточное значимое место в наших оценках поведения, действий и их последствий, не могут в полной мере выступить в качестве реального крите­рия, позволяющего регулировать отношения между участниками конфликта. При­чина такого затруднения заключается в потенциальной множественности этих представлений. Если собираемся положить понятие о справедливости в основу управления взаимоотношениями, то оно должно совпадать у обоих оппонентов.

Эмоции играют значительную роль и в ситуации конфликта.

Рассмотрим некоторые особенности эмоционального реагирования в ситуации конфликта, опираясь на исследования, проведенные М.С. Миримановой.

Тревога - психическое состояние беспокойства, испытываемое человеком без ясного осознания его источника. Это эмоциональное состояние характеризуется напряжением, ожиданием неблагоприятного развития событий и возникает в си­туации неопределенной опасности. Оно включает комплекс эмоций - страх, горе, стыд, гнев, вину, интерес и возбуждение.

Тревожность.Склонность индивида к переживанию тревоги может стать устой­чивой чертой личности - склонностью человека воспринимать угрозу своему «Я» в различных ситуациях и реагировать на них усилением тревоги.

Тревожная личность воспринимает мир как несущий потенциальную угрозу и опасность и любой ценой стремится к спокойствию, не отстаивает свои интересы, всячески избегая конфликтов. В конфликтной ситуации тревожность такой лич­ности обусловливает вполне определенные реакции на складывающееся положе­ние. К ним можно отнести всяческие попытки ухода от ситуации в том случае, если она становится опасной. При этом проявления могут быть разнообразными - как в виде вербальной и физической агрессии, так и в виде ступора, оцепенения, не­способности к анализу. Тревожность как свойство личности или временное со­стояние зачастую становится причиной повышенной конфликтности личности. Повышенный уровень тревоги ведет к появлению защитных механизмов, которые свойственны каждому и даже помогают избавиться от тревоги до тех пор, пока не начинают мешать адекватной оценке действительности.

Эмоциональная ригидностьвыражается в заторможенности, косности эмоцио­нальных откликов на изменяющийся объект.

Мысли, действия, эмоции сегодняшнего конфликта возникают, «как оказывает­ся, не только под воздействием происходящего в настоящий момент, но и под воз­действием глубинных подсознательных процессов, охватывающих зачатки мыс­лей, неразрешенные отношения, конфликты и связи». Если мы ограничиваем выражение таких эмоций, как гнев, страх, мы снижаем нашу способность адекват­но воспринимать действительность. Такие эмоции, затаившись, ожидают возмож­ности выйти наружу.

Как справедливо замечает М.С. Мириманова, контроль эмоций осуществляется большей частью неосознанно. Значит, люди с повышенным контролем за отрица­тельными эмоциями, люди с пониженным или нормальным контролем будут по-разному выражать их в ситуации конфликта. А между самой эмоцией и ее внешним выражением (экспрессией) существует непосредственная связь. B конфликте это не способствует разряжению ситуации, а наоборот, вызывает нагнетание эмоцио­нальной активности, мешая конструктивному разрешению конфликта.







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2022 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных