Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Курсом модернизации. 14 страница




- Изменит траекторию… Больше на ум ничего путного не приходит.

- А не путного?

- Ну…, - затянул швед, - может, отключит двигательную установку, встанет КАП, и мы останемся торчать здесь, недалеко от родного дома.

Владимир Петрович помассировал веки, до рези сжал глаза. В голове обитала лишь одна мысль: «дождались», и что теперь нужно было делать, никто не знал.

- Как давно программу подселили в базу данных ИИ, можешь сказать?

- Нет. Если б это делал я, то непременно сделал бы подобное на Земле. Хотя, возможно, существует способ установки скрытого императива уже в работающий ИИ, но я такового не знаю. Да и к чему гадать, кто да когда это установил. Нужно думать, что теперь делать. Об этом пока еще никто не знает…

- Вот и потрудись, Магнус, чтобы никто больше не узнал,- сказал Владимир Петрович приказным тоном, - даже те, кому ты доверяешь. Понял?

Ларсон кивнул, мгновенно сообразив, что их тайная встреча с капитаном подошла к концу.

- Не нужно болтать о находке всем подряд на каждом шагу. Уверен, скоро все и так все узнают, а мы пока подумаем, что нам делать.

Спустя пару минут, когда Ларсон удалился, капитан полушепотом позвал Федора.

Нестеров-младший мгновенно выскочил из своего укрытия, продолжая, тем не менее, контролировать обстановку. В эти минуты он ощущал в себе небывалые чувства охотника, которые пьянили, заставляли сверхчеловеческие рефлексы быть в постоянном тонусе.

- Что скажешь? Ты все, надеюсь, слышал?

- Угу, - кивнул Федор, - все. Лучше б я оглох, а за одно и ослеп. Знаешь, идя в космонавты, я рассчитывал на что угодно, но только не на такое.

- Я тоже, - сквозь зубы процедил Владимир. – Но, все же, твои зрение и слух нам понадобятся, так что постарайся их сберечь. А пока, поделись-ка со мной своим мнением.

Федор честно не знал, что сказать и отнюдь не потому, что у него не было собственного мнения, просто мыслей в его голове сейчас скопилось столько, что хватило б ни на одну докторскую диссертацию.

- Ерунда какая-то, - сказал астронавигатор, через силу складывая в голове А и Б. – Я, конечно, верю Ларсону, но смысл внедрять в базы данных ИИ стороннюю программу…? Если кто-то хотел отправить нас к черту на кулички, так просто могли об этом сказать, а если кому-то вздумалось нас угробить, то зачем такие сложности?

- Затем, что мы не видим всей картины. Мы находимся внизу, а те, кто за всем стоит, чуточку выше, и сил у них по более… А насчет отправить, как тебе такая идея?

Федор пожал плечами.

- Никак. Ничем не лучше других. Хотя, Магнус отчасти прав, это самое разумное, что, в принципе, может прийти в подобной ситуации в голову. Теперь остается узнать, куда нас забросят и каким образом.

Владимир Петрович нахмурился.

- В смысле, каким образом?

- Ну, может быть, наш кораблик несет в себе еще кучу секретов, и мы все-таки способны путешествовать к звездам.

Капитан промолчал, одарив Федора взглядом, полным недоверия.

- Твой тайный поход, надеюсь, остался незамеченным?

- Обижаешь.

- Тогда двигай к докторше, предупреди ее, но более никому. Пусть об этом знают четверо. Штайнера и Чандру предупредим позже, по ходу дела.

- Если у нас еще останется такая возможность, - буркнул Федор.

- Не каркай. Надеюсь, ситуация сложится не столь скверно, как ее рисует наше не в меру разбушевавшееся настроение.

Они покинули помещение морозильных камер порознь. Сначала ушел капитан, спустя две минуты Федор. Нестеров-младший сразу отправился к Каролине и застал у нее в рабочем кабинете ни кого-нибудь, а господина Пере. Француз не оставлял попыток поухлестывать за единственной красавицей на борту, но все его потуги, похоже, лишь забавляли мисс Фрейм.

- Надо поговорить, - спокойно произнес Федор, обращаясь к хозяйке кабинета, даже не взглянув в сторону Шарля. Он по-хозяйски прошел вглубь комнаты, присел на медкровать, всем своим видом показывая, что ему совершенно не интересна персона француза.

- Эээ, - затянул Шарль, явно уязвленный таким поведением молодого конкурента, - как это понимать?

Вопрос предназначался Федору, но молодой человек сделал вид, что ничего не слышал, поэтому отдуваться пришлось Каролине.

- У меня пациент, зайдете в следующий раз.

- Но…

- Быстро, - сверкнула глазами Каролина, и француза опять повело.

Словно будучи изрядно пьяным, он вышел из медицинского отсека, дверь за ним бесшумно закрылась, и в помещении возникла неловкая пауза.

- И как это понимать? – негодующим тоном произнесла Каролина, садясь напротив Нестерова.

- Понимать что?

- Вот это все! Вломился ко мне в кабинет без предупреждения, устроил здесь непонятно что…

- Я просто сел и сказал, что надо поговорить, тем более что есть о чем.

- Если ты об этом типе, то даже…

- Началось, - коротко бросил Федор, и девушка буквально на глазах изменилась, стала сосредоточенной, по-деловому внимательной.

Дождавшись, когда Каролина окончательно придет в себя, Федор подробно рассказал ей о случившемся сегодня и был приятно удивлен реакцией девушки. Та, естественно, была удивлена, но ни грана страха или робости в ее поведении Нестеров так и не заметил, лишь решительность и готовность бороться.

- Интересно, это действительно имеет дело к нашему заговору?- спросила она, обращаясь, скорее, даже не к собеседнику, а к самой себе.

- В смысле? А как же.

- Так думаешь? – улыбнулась она. – Ну, а что ты ответишь на мое свежее предположение о множественности заговоров? Что если «Содружество» стало интересно нескольким группам лиц, каждая из которых преследует свою цель?

Вот такого поворота событий Федор не ждал. Это был уже удар ниже пояса. И ведь нужно было признать, что ее заявление не просто было свежим, оно реально имело право на существование.

- Что, не ожидал такого? Не додумались вы со своим братом?

Федору на мгновение показалось, что мисс Фрейм прочла его мысли, но поскольку это было уже форменным бредом, Нестеров не стал развивать эту тему.

- А ты прям генератор свежих идей. Жаль, что кроме предположений, у нас больше ничего нет.

- Скоро появится.

- Ты так думаешь?

- Уверенна. – Она потеребила руками свои волосы, как бы предавая им дополнительный объем. – Я придерживаюсь того, что в жизни все не случайно. Если именно сегодня Ларсон нашел ту самую программу, значит, скоро события начнут развиваться в нужном направлении.

- Но о том, что Ларсон что-то там обнаружил, знают всего четверо, и все мы к заговору не причастны, а эта самая программа сидела у нас с Земли.

- Кто это тебе сказал? Магнус, насколько я тебя поняла, сам не знает, когда и где ее подселили, так что твое утверждение ложно. Но это на ситуацию в целом, повторяю, никак не влияет. Представь себе, что наше, пока еще вялое противостояние с неизвестными – это некая система. Она находится в равновесии до тех пор, пока кто-то не делает ход. Этот ход может быть совершенно любым: от обнаружения в ИИ некой сторонней программы, как в нашем случае, до прямого убийства одного из членов противоборствующей стороны, надеюсь, до этого не дойдет. Так вот, абсолютно любой ход начинает менять ситуацию, выводить систему из равновесия, тем самым, вынуждая следующую сторону делать ход в свою очередь. Пошаговая игра, одним словом.

У Федора уже не было сил удивляться эрудированности и образованности Каролины. Он лишь пожал плечами, обдумывая услышанное.

- И что предпримут наши конкуренты?

Она как-то странно посмотрела на него, словно пыталась найти на его лице какие-то изъяны, скрытые от простых глаз, а потом вдруг весело и непринужденно засмеялась, да так задорно и заразительно, что Федор невольно ей улыбнулся.

- Я что-то не то ляпнул?

- Во-во, - сказала девушка, давясь от смеха,- самое точное слово. Ты хочешь знать, что предпримет другая сторона, и спрашиваешь об этом меня? А кто я такая? Я всего лишь врач на корабле, который попал в перекрестие интересов наших недругов, довольно симпатичная, профессиональная, но не более того.

Федор усмехнулся:

-Да, от скромности ты не умрешь.

- Ну, а что? Как говорят, себя не похвалишь, никто не похвалит.

- Это точно, - кивнул Федор. – Хотя, ты сообщила знакомые и понятные всем вещи.

- Ты про профессионализм? – игриво сверкнула она глазами.

- И про него тоже. Я про твою красоту.

- А, - вздохнула она, - это не меня надо благодарить, а родителей. И потом, в наше время красота – вещь наживная, ты же знаешь. В двадцать втором веке некрасивых людей нет.

- Внешне да, но красота – это не только экстерьер человека, но и его интерьер.

Каролина вновь засмеялась.

- Не знала, что ты относишься к человеку как к помещению. Но если расценивать девушку твоими критериями, то какой у меня интерьер?

Нестеров, повинуясь какой-то неведомой силе, взглянул ей в глаза. Они сейчас были необычайно глубоки, затягивали, гипнотизировали. Заранее заготовленный ответ, готовый сорваться с губ, куда-то исчез, испарился, оставляя вместо себя лишь одно инстинктивное непреодолимое желание.

Федор осторожно встал с кровати, подошел к девушке, которая смотрела на него, не произнося не слова. Его рука легонько коснулась ее волос. Каролина поднялась с кресла, обняла Федора. Несколько долгих мгновений они смотрели друг на друга, замерев в сладостном предвкушении чего-то необыкновенного, а потом...

Вызов с мостика вырвал обоих из пограничного состояние между блаженством и реальностью. Едва Федор нацепил очки на глаза, как перед ним предстало каменное лицо брата.

- Ты один? – спросил он, прекрасна зная ответ на свой вопрос.

- Нет. Я у Каролины, в медотсеке. Что…

- Началось, - коротко бросил Владимир Петрович, но этого одного слова вполне хватило, чтобы понять суть происходящего.

- Что нужно?

- Дуй на мостик. Ларсон со Штайнером сейчас пытаются понять, что в своих настройках поменяет корабль, после того как закончит самоперепрограммирование.

- Чандра на месте?

- Да. Занимается анализом будущего курса.

Федор и Каролина переглянулись, при этом у Нестерова сложилось впечатление, что девушка все слышала и уже все знает.

- Других сюрпризов пока не появилось? – озвучил Федор только что пришедшую ему в голову мысль.

Владимир Петрович сразу сообразил, о чем идет речь.

- Пока что нет. Но… все может быть. Я тебя жду.

- Бегу, - кивнул Федор и отключился.

Каролина вдруг неожиданно стремительно приблизилась к парню, порывисто обняла его, быстро обжигающе поцеловала в губы и отстранилась.

- Будь аккуратней. Не знаю, что может произойти, но… в любом случае, не вздумай недооценивать ситуацию.

- Какую? – сглотнул он.

- Любую, в какой окажешься. Помни об игре. Твой ход должен быть адекватен тому, что сделал наш противник, только тогда мы сможем победить или, хотя бы, не проиграть.

Мелко закивав в ответ, Нестеров помчался на мостик, решив принять слова девушки на вооружение. На губах все еще чувствовался ее поцелуй, манящий и дурманящий, но от этого удивительным образом легче думалось.

Однако на мостик он попал не сразу. Едва выйдя из лифта, Федор натолкнулся на могучую фигуру Соболева. Максим Павлович был как всегда спокоен, немного задумчив и совершенно непроницаем.

- Здорово, супер.

- Здрасти, - поприветствовал Федор главу СБ «Содружества».

- Куда торопишься?

Нестерову показалось, что Максим Павлович что-то знает о происходящем, хотя, по идее, не дожжен был.

- На мостик. Капитан вызывает, говорит, что-то срочное.

- Понятно, - вальяжно протянул в ответ Соболев. – Кстати, тебе пора потренироваться оперировать с костюмом, не находишь?

Вот такого предложения Нестеров совершенно не ждал, поэтому в первые мгновения растерялся и не знал, что ответить.

- Я доложу капитану, он выделит для тебя некоторое свободное время, потренируемся вместе.

- Хорошо, - закивал в ответ Федор, пытаясь связать воедино все части происходящей вокруг головоломки. Неспроста Максим Павлович заговорил о костюмах. Он вообще ничего не делал просто так, но мог ли Соболев знать о том, что события вот прямо сейчас начинают развиваться согласно чьему-то плану? Если мог, то он наверняка был в курсе дальнейших планов заговорщиков, хотя и не верилось, что при этом он оставался на их стороне. А если не мог, тогда как иначе объяснить его странное предложение потренироваться вместе? Зачем вообще это было необходимо в экспедиции, в которой никто не должен был иметь контакт с чем-то опасным или, скажем, выходить в открытый космос? И ведь мало того, костюм, в принципе, для этого был не предназначен. Для выходов в открытый космос существовали специальные скафандры с кучей дополнительных устройств, значит оставалась реальная возможность того, что им двоим придется действовать в опасной среде? Но где!?

Наличие костюмов на борту тоже было своего рода одной большой загадкой, но ломать голову еще и над ней не хотелось, тем более что…

- Федор. Федор! – окликнул астронавигатора Владимир Петрович. – Ты заснул, что ли?

Размышляя, Федор не заметил, как мыслями полностью погрузился в себя.

- Нет, я здесь. Просто…

- У тебя все в порядке?

- Да, все отлично. Что произошло?

- Вот ты нам сейчас и ответишь на этот вопрос.

- В смысле? – не понял своего брата Федор.

- В прямом. Нужно протестировать все системы на предмет возможных изменений. Каждый ответственен за свою часть, на тебе соответственно астронавигация корабля.

Нестеров-младший пожал плечами, направляясь на свое рабочее место. Ему отчего-то казалось, что когда изменения наступят, будет уже не до таких мелочей, как сбой в работе первичных настроек астронавигации.

И в самом деле, проверка показала, что никакие параметры не были изменены, и Федор хотел было уже расслабиться, как вдруг корабль дал о себе знать.

- Внимание, наблюдаю изменение в работе КАПов, - затараторил Штайнер. – Есть локальное перераспределение квантовой плотности пространства.

- Мы меняем курс! – вторил ему Чандра.

Федор взглянул на показания вверенных ему систем и обомлел.

- Минус 20, нет 25 градусов по горизонтали, плюс 7 по вертикали…

- Скорость падает. Четыре процента, восемь… Стабилизируется.

Корабль уходил немного вправо и вверх от прежнего курса при этом сбрасывал скорость согласно каким-то своим внутренним расчетам, не зависящим от людей.

Федор украдкой взглянул на брата. На лбу Владимира Петровича проступила испарина. Он впервые находился внутри корабля, над которым не был властен. «Содружество» сейчас всецело было отдано в руки ИИ, который мог выкинуть любой номер в любую секунду. Капитан попытался несколько раз взять управление в свои руки, но все его попытки оказывались тщетными. «Содружество», казалось, вообще его не слушалось, даже секретные коды, которые Владимир Петрович доложен был ввести лишь в экстренном случае для перезагрузки системы ИИ, не сработали.

Аналогичным образом закончились и попытки Чандры перевести корабль исключительно на ручное управление. Казалось, что ни одна команда просто не доходила до ядра ИИ, хотя Штайнер утверждал обратное.

- Сигналы проходят. Здесь ничего не изменилось. Система должна получать команды, но…

- Но она их не воспринимает, точнее не понимает, - перебил его Ларсон. – Словно все команды проходят на незнакомом языке.

- Разве такое может быть?

- Нет, не может, но есть. Я же говорил, что эти императивы сожрут старую оболочку с потрохами!

Чандра и Штайнер как один посмотрели на Ларсона.

- Ты что, знал? Ты нал, что корабль выкинет такой номер?!

- Тихо, - окликнул всех капитан, пресекая словесную перепалку членов его экипажа, готовую перерасти в нечто большее. – Довольно ругани. Знал, не знал, не имеет значения. Думая, нам всем здесь присутствующим пора выйти из тени, коль уж обстоятельства нас к этому вынуждают. Итак, все вы наверняка в курсе или догадываетесь о том, что имеет место быть глобальный заговор против миссии «Содружества», цель которого мне до конца не ясна. Если кто-то в этом понимает больше, просьба не держать мысли при себе, а высказывать их вслух и немедля.

Не сказать, что Владимир Петрович шокировал своим заявлением обитателей капитанского мостика, однако произвел на них должное впечатление.

- Уважаемый Магнус Ларсон совсем недавно поведал мне о грядущих проблемах. Рассказать всем он не успел, поскольку проблемы из гипотетических стали вполне реальными, так что нечего на него орать, он ни в чем не виноват. Нам необходимо подумать, что делать дальше, попытаться представить, что нас ждет, попытаться предугадать следующий шаг против нас.

- Если таковой последует, - буркнул Штайнер.

- Уважаемый Карл, что Вы имеете ввиду?

- Я хотел сказать, что следующего шага может и не быть, если учесть, что события могут развиваться по лавинообразному сценарию. В таком варианте независимо от наших с Вами действий ничего не изменится. Цепь событий уже запущена и все идет своим чередом.

Капитан нахмурился.

- Конструктивное предложение, господин Штайнер, только не оптимистичное. Еще домыслы будут?

Чандра, Федор и Ларсон переглянулись.

- Как насчет того, чтобы выяснить, кто из присутствующих на корабле за нас, а кто за Черного Короля?

- За кого? – не понял Владимир Петрович.

- Ну, - ответил Чандра, - нужно же как-то обозвать того за… нехорошего человека, который все это нам преподнес. Пусть будет Черный Король. Как в шахматах.

- Забавно, - усмехнулся Федор. – Пусть будет как в шахматах.

- Я так понимаю, - перебил брата Владимир Петрович, - что на нашей стороне все здесь присутствующие плюс госпожа Фрейм. Под вопросом остается роль Соболева Максима Павловича, а вот что касается кандидатуры Петроградского, - при этом капитан украдкой обернулся, словно Эдуард Сергеевич действительно мог стоять за его спиной и подслушивать, - то я думаю – это игрок против нас.

- А ученые?- спросил Чандра.

- Сами по себе, насколько я могу судить. Во всяком случае, некие кандидатуры, целесообразность которых в экспедиции лично мной ни раз подвергалась сомнению, ничего не знают и ведут себя так, как будто действительно не при делах. Скорее всего, их, как и нас, используют втемную.

- И сдается мне, скоро это использование начнется по полной программе, - нахмурился Чандра.

А корабль, тем временем, мчался согласно заложенному кем-то курсу. Темпа он не сбавлял, но и не увеличивал, а вот направление несколько раз менял, хотя и не сильно. Складывалось ощущение, что «Содружество» вдруг стало гигантским живым существом, которое пыталось что-то отыскать на бескрайних космических просторах и при этом никак не могло этого сделать.

Хорошо бы было узнать, что могло ждать людей, отважный экипаж смельчаков, когда корабль, наконец, найдет то, что ему было положено отыскать, но никаких конструктивных идей на мостике пока озвучено не было.

- Может быть, Каролину пригласим? – подал идею Федор, ощущая, что собственные мысли пока не так остры и новы, как того хотелось бы.

- А что это изменит? – скептически ответил Штайнер.

- Мисс Фрейм обладает острым умом и интуицией, она может помочь. К тому же, свежий взгляд со стороны еще никому не вредил и нам не помешает.

Ларсон и Чандра пожали плечами. Владимир Петрович утвердительно кивнул и немедля вызвал докторшу на мостик.

Каролина явилась довольно скоро, вся яркая, очаровательная, зажигательная. Федор обратил внимание на то, что девушка умела словно включать что-то внутри себя и становиться на порядок более желанной и женственной.

Она поздоровалась с каждый сидевшем на мостике, загадочно улыбнулась Федору, умудрилась состроить глазки Владимиру Петровичу и уселась в свободное кресло.

- Мисс Фрейм, - обратился к докторше капитан корабля, - разрешите представить вам… эм… людей, которые в курсе заговора и являются активными его противниками. Вы, как я понимаю, также с нами?

- Да, - премило улыбнулась девушка.

- Отлично. Тут кое-кто считает, что ваш острый ум и сообразительность способны сгенерировать свежую и работоспособную версию того, что нас ждет в ближайшем будущем. Вы знаете о том, что корабль стал неуправляем и летит непонятно куда?

- Догадалась, - вновь улыбнулась Каролина, скосив взгляд на Федора.

Нестеров-младший вдруг ощутил, что краснеет.

- Отлично. Тогда, может быть, изложите что-нибудь неординарное?

Каролина легонько поправила волосы, почесала свой изящный носик.

- Боюсь вас разочаровать, но я пока в недоумении, как и вы, полагаю. Единственное, в чем я уверена на все сто, так это в том, что мы скоро найдем то, что искали. То есть, корабль найдет, конечно же.

- Почему Вы так думаете?

- Потому что именно сейчас «Содружество» стал действовать сам по себе, а это говорит о том, что первый этап заговора неких сил близится к концу.

Братья посмотрели друг на друга с легкой ухмылкой на лице.

- И все же, Каролина, скажите, пожалуйста, какие идеи приходят Вам в голову касательно нашей грядущей судьбы?

На сей раз, мисс Фрейм долго не думала, ответила слету:

- Артефакт.

- Что?- в один голос воскликнули Ларсон и Штайнер. Подобная идея и им приходила в головы, но они побоялись ее высказывать.

- Ну, вот посудите сами. У нас на борту имеется ксенопсихолог, экзобиолог, специалист по лингвистике и еще до кучи кого. Наш корабль летит в неизвестном направлении и уже ясно, что никаким скрытым потенциалом он не обладает. Теперь суммируем в голове все имеющиеся у нас данные, не забываем о том, что заговорщики сидят на Земле, один из них находится на борту, и на выходе лично мой мозг выдает только один ответ: впереди нас ждет артефакт.

- То есть нечто, что позволит использовать на все сто процентов наш исследовательский потенциал?

- Именно. Причем я не сказала, что это обязательно будет некий объект. Возможно, корабль прилетит в заданное место, найдет там нечто, позволяющее ему совершать немыслимые прыжки в пространстве, возможно, мы просто должны оказаться в заданной точке, чтобы увидеть нечто такое, что из других мест рассмотреть нельзя. Я не знаю, вариантов масса.

Мужчины на капитанском мостике с уважением посмотрели на единственную женщину на борту.

- Вот так господа, - улыбнулся капитан, - учитесь, как нужно выдавать в эфир конструктивные идеи.

- Между прочим, - тут же встрял Ларсон, - подобная гипотеза и мне приходила в голову, но я не видел смысла ее высказывать.

- Почему?

- Да, хотя бы по той причине, что на Земле об этом артефакте должно было быть известно изначально! Кто-то ведь перепрограммировал ИИ, чтобы он двигался в нужном направлении?

Ларсону хотел было ответить Владимир Петрович, но оказалось, что хрупкая на вид дама сама способна за себя постоять.

- Это не конструктивная критика, господин Ларсон, - заявила шведу Каролина. – Подумайте хорошенько, и Вы поймете, что на Земле именно что известно о неком месте, где должен оказаться корабль во время нашей экспедиции. Факт того, что ИИ был перепрограммирован, есть?

- Ну да, - обиженно буркнул Магнус.

- Вот. Так о чем речь? Кто-то, кто внедрял эти Ваши скрытые императивы, точно знал, куда следует направить «Содружество».

- Может быть, - попытался поспорить с девушкой Карл, - но мы пока что топчемся на одном месте. Точнее, не мы, а корабль. Он тыкается носом, словно слепой котенок, и…

- Уже нет, - холодно произнес Чандра, мигом прервав полемику на капитанском мостике.

- В смысле? – опомнился капитан.

- Корабль начал тормозить, причем довольно резво. Минус пятнадцать… нет, уже восемнадцать процентов скорости.

Тут все ощутили небольшую перегрузку, вызванную несовершенством технологи гравитационно-инерционной компенсации. Причем перегрузка начала расти, вызвав ряд неприятных уже изрядно подзабытых ощущений.

- Федор, что показывают следящие системы корабля? Что вокруг нас?

Младший из братьев Нестеровых тут же подключился к глазам и ушам «Содружества», использовав для этого очки Петроградского и виртуальный интерфейс своего рабочего терминала. Подобный трюк он еще ни разу не проделывал, и почему решил поступить сейчас именно таким образом, было не понятно даже ему самому.

- Что там? – спросил Владимир Петрович с явным нетерпением в голосе.

Все собравшиеся замерли, чуя грядущие интересные новости.

Но поначалу Федор ничего не заметил. Корабль не видел рядом с собой и прямо по курсу никаких объектов. Более того, окружающее пространство как-то сразу стало и вовсе пустынным, поэтому на первый взгляд найти здесь что-то было весьма проблематично. Хотя если не брать во внимание, что «Содружество» стремилось найти именно эту пустоту.

Мысль буквально обожгла сознание Федора, настолько она казалась ему новой и реальной.

- Можно связаться с нашими лаборантами и попросить их измерить своими приборами уровень всех имеющихся вокруг нас полей, изучений... вообще всего-всего за бортом?

Владимир Петрович, естественно был крайне удивлен такой просьбой своего брата и приказному тону Федора, но он блестяще разобрался в ситуации и почуял, что его брат напал на что-то действительно ценное и желает это проверить.

- Сейчас сделаем, - кивнул капитан и мигом связался с Карамзиным.

Уговаривать академика долго не пришлось, и спустя пять минут Владимир Петрович имел на руках первые данные о количественном и качественном составе пространства за бортом.

- Странно, - признался Нестеров-старший после беглого изучения поступивший информации, - все вроде как обычно, но гораздо разреженней, на двадцать пять процентов, что противоречит всем имеющимся у нас расчетам.

- Значит я прав, - прошептал Федор.

- Ты о чем? – в один голос спросили его Каролина, капитан и Штайнер.

- Корабль ищет ни что-то, а наоборот, ориентирован на эту самую пустоту. Это и впрямь артефакт. Каролина оказалась полностью права, вот только вместо некоего объекта мы нашли достаточно разряженное пространство.

- Подожди еще, - парировала мисс Фрейм, - возможно пустоту что-то вызвало, и корабль мчится именно туда.

Буквально спустя мгновение капитана вызвал уже сам Карамзин и доложил, что прямо по курсу разряжение нарастает по экспоненте.

Федор, услышавший это, мигом выдал в эфир еще одну свежую идею.

- А можно просчитать геометрию этого разряженного пространства?

Михаил Петрович кивнул и уже через минуту сообщил результаты.

- Это бесспорно сфера. На это указывают все имеющиеся у нас расчеты.

- Точно сфера? Вы ничего не перепутали?

Академик с недовольством посмотрел на Федора, однако сдержался от готового сорваться с губ колкого замечания.

- У нас все точно. Есть данные окружающей среды, есть мощный вычислительный центр…

- Тогда сообщите мне радиус кривизны. По нему можно вычислить центр этой сферы и, самое главное, время прибытия в него «Содружества».

Федор не сообразил, что ляпнул немного лишнего, однако Карамзин, похоже, ни о чем не догадался, а Владимир Петрович сумел сдержать собственные эмоции и ни подать виду.

Вскоре данные были в распоряжении Федора, и они вместе с Чандрой произвели расчет времени до предполагаемой остановки корабля.

- Порядка четырех часов, - озвучил Федор полученный результат.

- Даже чуть меньше, - поправил друга индиец.

Члены экипажа с кислой миной на лице посмотрели сначала на астронавигатора потом на пилота.

- Вам всем приходит в голову то же, что и мне?- спросил Карл, не обращаясь ни к кому конкретно.

- Если ты про то, что через двести тридцать минут мы получим ответы на наши вопросы, то да, - ответил ему Владимир Петрович.

- Вот будет хохма, если мы там так ничего и не найдем, - сказал Ларсон, хотя сам не поверил своим совам.

- Ну, по крайней мере, мы уже что-то нашли. - Федор обвел глазами капитанский мостик. – Практически идеальная сфера с математически правильным убыванием плотности материи – это самая настоящая аномалия.

- Теперь нам остается только вспомнить, кто ее первым обнаружил, и назвать ее в его честь, - хмыкнул капитан.

- По-моему, первенство в таком случае принадлежит «Содружеству», - съязвила Каролина.

- Или тому, кто его запрограммировал, поскольку наш корабль не может считаться разумным живым существом, - ответил ей Магнус Ларсон.

Капитан строго взглянул на своего младшего брата.

- Федор, тебя учили держать язык за зубами?

Астронавигатор насупился, но взгляда не опустил.

- Он все равно ничего не понял. Я тонко сыграл на его психологической особенности тяги к знаниям и расчетам.

- Ну, это не его особенность, а, пожалуй, всех ученых, - засмеялась Каролина, решив немного поддержать Федора. – А вообще, он прав, риск в таком случае был минимален.

Владимир Петрович поиграл желваками, но слова дамы его как будто бы успокоили.

- Хорошо, - проговорил он тихо, - но в следующий раз все же думай, о чем говоришь, хорошо?

- Да, - кивнул Нестеров-младший, которому не понравилось, что его отчитали при всех. Единственный плюс заключался в том, что его поддержала мисс Фрейм, а это для него значило очень много.

- Как ты сообразил начет сферы? – решил немного сгладить отношения Владимир Петрович.

Федор совершенно искренне пожал плечами, изобразив недоумение.

- Как-то само получилось. Мысль ворвалась в сознание и показалась мне в тот момент единственно верной. Вот я и ухватился за нее обеими руками.




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных