Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Основы теоретической психологии 28 страница




 

Деятельностное опосредствование в качестве объяснительного принципа для понимания сущности межличностных отношений в группах определяет все другие принципиальные отличия принятой в рамкахданной теории модели групповых процессов в сравнении с традиционным подходом. При традиционном рассмотрении социально-психологических феноменов группа трактуется в качестве совокупности коммуникативных актов и эмоциональных тяготений, как имеющая характер эмоционально-коммуникативной общности. В данном отношении нет различий у приверженцев теории поля, групповой динамики, интеракционизма и т. д. В свете теории деятельност-ного опосредствования группа рассматривается как часть общества, которая имеетсодержательныехарактеристики, относящиеся кееде-ятельности и ценностям, принимаемым ее членами.

 

Следует подчеркнуть, что традиционная социальная психология, различая группы по размеру, времени существования, типулидерства, степени сплоченности, композиции, не знает различия по уровню развития предметно-ценностной деятельности, не выделяет групп высшего уровня, которые качественно отличаются от традиционно изучаемых малых групп. В социально-психологических теориях проступает идея о том, что закономерности межличностных отношений, экспериментально выявленные в малой группе, могут быть экстраполированы на любые другие группы того же размера, той же продолжительности существования, той же композиции. Данный вывод так-^ может рассматриваться как неправомерный и необоснованный. ^ли, к примеру, асоциально-психологическом эксперименте выяв-^но, что восприятие руководителя группы зависит от ее размеров ^ "озрастанием группы ее члены снижают оценку "человеческим фак-^Рам" руководителя), то у исследователей не возникает сомнения в ^, что усматриваемая закономерность может быть универсализи-Р^чна и распространена налюбую другую группу. Или, положим, если

 

Н. Фландерс и С. Хавумаки показали, что адресованная нескольким избранным членам группы похвала со стороны руководителя действует как принцип "разделяй и властвуй" и порождает различия в стату> се членов группы, то это утверждение превращается в общезначимую социально-психологическую закономерность, в равной мере прило^ жимую и к случайной группе, и к группе сплоченной, объединенной общими целями и ценностями, что, конечно, неправомерно, ,s

 

Каковы же в итоге принципиальные позиции теории деятельней. стного опосредствования отношений? ;^1

 

Первая ее позиция состоит в том, что установившееся в традищйй онной психологии представление о принципиальной сводимостисв^й циально-психологических закономерностей, свойственных любйвЙ" группе, к общим закономерностям групповой динамики не можэдйй быть принято. И наоборот, социально-психологические феномен показательные для высокоразвитой группы, не могут быть обнару^ ны в группах низкого уровня развития. Уже самоопределение лич1 сти не может быть выявлено в диффузной группе, где нет общего з на, опосредствующего поведение индивидов, и поэтому неизбеа единственной альтернативой конформизму выступает нонконс мизм. Также обстоитдело и со всеми другими явлениями в сфере> личностных отношений в коллективе.

 

Вторая позиция. Вопреки установившемуся мнению, согласно) торому открытые социальными психологами закономерности MI лятся как верные для группы "вообще", в высокоразвитых груПЙ межличностные отношения и закономерности, которым они поД^ няются, не простойные по сравнению с диффузными группами, а1 чественно отличные, часто как бы "перевернутые", с противопоЛЯ ным знаком. '"

 

Межличностные отношения (индивид-индивид) могут быт^ ловно представлены двумя линиями связей: деятельности> (поА.С. Макаренко, "ответственная зависимость") и сугубо ли*Й ми. Взаимовлияние этих двух линий межличностных отношейН группе высокого развития и в случайном объединении будет харЯ ризоваться очевидной асимметрией. В диффузной группе предЯв гается, что связи, необходимо возникающие в групповой деятсД" сти, еще не способны оказать существенного влияния наличное^ отношения членов группы, тогда как личностные отношения (<* патия и антипатия, большая или меньшая податливость влиянию^* ко деформируют связи, образующиеся в деятельности. Для вЫ>* развитой группы надо ожидать обратного: отношения "ответе" ной зависимости", формирующиеся в совместной деятельности> жут определяющее влияние на личностные связи, в то время '

 

^ледние не могут нарушить системы деятельности группы и необходимо возникающих в ней деловых взаимоотношений.

 

Приведенный выше тезис оказывается исходным для открытия но-gbix и реинтерпретации уже известных социально-психологических "рдении. Приведем лишь один пример.

 

В исследованиях ряда западных психологов (Ф. Олпорта, Н. Трип-дета, Е. Катрелла) изучалась связь между успешностью деятельности и присутствием других людей. Однозначная зависимость тут отрицалась, цо не давалось объяснения, почему в одних случаях присутствие дру-гихлиц повышает успешность деятельности, а в других снижает. В лучшем случае указывалось на зависимость успешности деятельности от частных взаимоотношений, складывающихся между субъектом деятельности и каждым из окружающих в отдельности (Б. Коллинс). Можно по-иному оценить неоднозначность указанной связи. Влияние присутствия других, по-видимому, должно оказаться различным в зависимости оттого, образуютли участники деятельности и присутствующие один коллектив или представляют собой диффузную группу. В условиях реальной групповой деятельности есть основания ожидать образования положительной взаимосвязи в высокоразвитой группе и ее отсутствия (или минимальной выраженности) в случайном сообществе.

 

Противоречивость выводов, полученных исследователями, работающими в рамках традиционного подхода к явлениям групповой динамики, представляется в общем не исключением, а правилом. Пусть исследовательская установка психолога не различает группы по уровню развития отношений деятельности, но сами группы объективно несут на себе эти различия и проявляют их в эксперименте. Последнее обстоятельство и приводит к противоположным выводам, в особенности если экспериментаторы имеют дело не с лабораторной, а с Реальной группой.

 

Итак, беда традиционной социальной психологии состоит не в том, что она не отражает в принятой ею парадигме экспериментального Следования деятельностных параметров групповых процессов, а в ^м, что, учитывая эти параметры, она не ориентируется на них как на Снование для дифференцированного подхода к группам разного уров-" Развития. Все это дает право осуществить пересмотр фонда экспе-^ентальных фактов, накопленных традиционной социальной пси-"огией, с точки зрения теории деятельностного опосредствования. Трудно назвать другую психологическую проблему, которая привлекала бы внимание современных социальных психологов в такой степени, как групповая сплоченность и совместимость. Литература, ей посвященная, насчитывает тысячи названий. Эко-^Упповая "^енность ^стимость

 

номический кризис на рубеже 20-30-х годов, фашизм в Германии и Я1 Италии, вторая мировая война - все эти события явились факторами Я активизации исследований, направленных на укрепление внутригруд. t новых и межгрупповых связей. Проблема сплоченности оказалась> в центре внимания десятков специальных психологических учрежден ^ ний в США, Англии, Японии и ФРГ Именно в этих странах возник* S ли определяющие теоретические установки, утвердившиеся в пони^^ мании природы и характера сплоченности, а также методологические^ подходы к ее изучению. ^Ц

 

Приняв в качестве исходных эмоционально-психологическиео^Ц ношения между индивидами, находящие выражение в коммуникат-цкц ной практике малой группы, прежде всего в частоте, длительностн^кУ порядке взаимодействия, психологи, по существу, не ставили перцЦ собой задачи установить, от чего зависят сами эти отношения. ТакццЦ образом, содержательный аспект групповых взаимоотношений, втед1 числе феномена сплоченности, как правило, устранялся из социа но-психологического исследования. Ведущим же способом выяв ния сплоченности стала регистрация взаимодействий, коммуникат ных актов, взаимных выборов и предпочтений, базирующихся нае1 патиях и антипатиях, а практические рекомендации психолога от сительно повышения сплоченности группы по преимуществу 61 связаны с возможным изменением ее социометрической структу "При изъятии лиц с низким социометрическим статусом из групп включении в нее лице высокой степенью социометрического стап улучшалась сплоченность группы'", - писал Дж. Морено. Таким разом, достаточно произвести некоторые преобразования в слоя шейся структуре группы (к примеру, вывести конфликтных лиц разобщенная группа станет собранной и сплоченной. Быть мож отдельных случаях далеко зашедшего межличностного конфя1 прибегнуть к "остракизму" и следует, но это отнюдь не генерал> путь повышения сплоченности.

 

Такая программа исследований сплоченности не предусматри-изучения норм и ценностных ориентаций, которые складывают группе на наиболее важной для нее основе - на основе активной вместной деятельности, имеющей предметный характер, опреде ную направленность, смысл и цель. Не случайно исследования с ченности были главным образом сугубо лабораторными, где об тами изучения становились искусственно сформированные грУ функционировавшие в условных ситуациях кооперации или ^ ренции, авторитарного или демократического стиля лидерства

 

' Морено Дж. Социометрия. М., 1958, с. 158.

 

Сплоченность как устойчивость структуры группы, ее способность оказывать сопротивление силам, направленным на ослабление или разрыв межличностных связей, трактуется как "такое состояние группы, к которому она приходит в результате возрастания взаимодействий между членами группы, причем чем больше частота взаимодействия междучленами группы, тем больше степень их симпатий друг к другу, вьше уровень сплоченности, и наоборот". Такие формулировки весьма типичны для многих руководств по социальной психологии.

 

В этих руководствах описано множество приемов для получения коэффициентов сплоченности. Сравнивая между собой эти коэффициенты, психологи стремятся извлечь определенную информацию об особенностях протекания процессов внутригруппового развития. в большинстве своем методики опираются на гипотезу о том, что между количеством, частотой и интенсивностью коммуникаций в группе и ее сплоченностью существует прямая связь, а поэтому количество и сила взаимных положительных или отрицательных выборов - свидетельство сплоченности.

 

Источники групповой и индивидуальной активности, формирование установок, ценностных ориентаций и норм - все это, таким образом, рассматривается как производное от уровня межличностного общения и эмоциональной окраски коммуникаций. Коэффициент групповой сплоченности в связи с этим чаще всего определяется как частное отделения числа взаимных связей на их количество, теоретически возможное для данной группы. Этот коэффициент должен был отразить интенсивность общения членов в группе. Однако оживление межиндивидуальных контактов может говорить не только об укреплении дружеских и деловых взаимоотношений, направленных на общественную пользу. Наблюдения свидетельствуют, что в условиях конфликта число контактов заметно возрастает, и потому, используя в качестве исходных данных только число членов группы и частоту взаимодействий, невозможно судить о "качестве" или "знаке" сплоченности.

 

Американский психолог Т. Ньюком для анализа групповой сплоченности использует понятие "согласие" (consensus), имея в виду однородность суждений индивидов в отношении объектов ориентации: Под понятием "согласие" я подразумеваю ни больше ни меньше как существование между двумя или более личностями сходных ориентации по отношению к чему-нибудь"'.

 

Пропнем согласия Т. Ньюком характеризует сплоченность любой ГРУППЫ. Однако согласие оказывается здесь связанным лишь с часто-°" взаимодействий, и круг тем самым еще раз замыкается, а спло-Социология сегодня. Проблемы и перспективы. М., 1965, с. 304.

 

ченность вновь сводится к эмоциально-психологическим характери стикам. Любая форма коммуникации, считает Ньюком, имеет своим следствием возрастание степени согласия. Согласие рассматривается также как одна из групповых характеристик, объясняющих механизм образования норм, или один из способов трансляции обычаев.и нравов от одного поколения к другому. Но и в этих случаях согласие связывается с теорией коммуникации и взаимодействия. Поэтому, пытаясь операционально измерить степень согласия, существующего между членами группы, исследователи постоянно испытывают неудовлетворенность, ибо вынуждены вновь и вновь прибегать к анали,-. зу числа коммуникаций, их продолжительности и силы. Причинатвн' кой вполне понятной неудовлетворенности заключается в самом поде. ходе к изучению сплоченности, игнорирующем социальную сущност^ внутригрупповых процессов, ихдеятельностную природу и сводящей ее к эмоциональной привлекательности. ^

 

Итак, групповая сплоченность рассматривается большинствомсв>' циальных психологов прежде всего как взаимная привлекательност>- и согласие в отношении важных объектов ориентации. Казалосьбы^ с этим нельзя не согласиться. Однако, указав на сходство позиций^ установок среди членов группы как важный ее признак, R Бейж^ Т. Ньюком, Г. Хомманс и другие психологи тем не менее в методол^ гии исследования по существу игнорируют его, считая, что сходи позиций членов группы в конечном счете определяется частотой. общения. Качественные характеристики групп определены условн ми и последствиями коммуникативных актов, пишет Ньюком.

 

Сама по себе констатация того, что согласие есть условие сплочв ^, ности индивидов, сомнений не вызывает-"когда втоварищахсогласМ^ нет, на лад их дело не пойдет". Вопрос в другом: по отношению к чпяЩ. необходимо согласие как источник сплоченности группы, что явля*Ц1. ся детерминантой согласия, как его измерять (через коммуникативЩЙц практику группы или каким-то иным образом), всели случаи соглас<1 в отношении тех или иных объектов ориентации могут и должнысЯ^ детельствоватьо групповой сплоченности, наконец, каксогласиес^Я зано с другими параметрами межличностных отношений. "Ц.

 

Сплоченность позиций деятел ностного подхода

 

Концепция групповой сплоченности, принятая в традициокиН социальной психологии, оказалась неспособной решить многиевИв* ные проблемы групповой динамики, что в той или иной степени*^ нуждены признать и сами исследователи. '1 Частота контактов и наличие взаимных collie Сплоченность метрических выборов могут рассматриваться 1^ с позиций деятель-показатели, специфические для дифФУ^^ группы. Однако для понимания явлений, во -

 

дающих в группах иного уровня, эти показатели не являются сколько-нибудь информативными, так как количество взаимодействий и доборов здесь не выступает в качестве системообразующего признана. Сплоченность следует рассматривать в качестве меры единения, ^оторое вызвано осознанием общности цели, задач и идеалов, а так-^е межличностными отношениями, имеющими характер товарищества, взаимопомощи. Однако при конкретном определении коэффициентов сплоченности исследователи в качестве исходныхданных использовали обычно только два параметра: число членов группы и количество коммуникаций независимо от их эмоциональной окраски.

 

Верно понимая сплоченность как интегральную социально-психологическую характеристику группы, тем не менее многие авторы применяли приемы исследования, не соответствующие сплоченности индивидов в группе высшего уровня развития. Это приводило экспериментальное решение в противоречие с исходными теоретическими позициями.

 

Информативное содержание коэффициентов сплоченности, получаемых путем подсчета взаимных социометрических выборов и выявления частоты обращений друг к другу, по существу лишало психолога возможности проследить механизм образования сплоченности, не давало возможности строить прогнозы об особенностях социального поведения исследуемых групп.

 

Представление о сплоченности как эмоционально-коммуникативном объединении индивидов, более или менее правильно отражающее реальный феномен психологии диффузных групп, оказывается непродуктивным, когда становится теоретической основой экспериментального исследования групп, объединенных в первую очередь целями, задачами и принципами совместной деятельности. Очевидно, что для выявления сплоченности и получения индексов ее выраженности необходимо обратиться к содержательной характеристике групповой совместной деятельности. Так возникло представление о сплоченности как ценностно-ориентационном единстве коллектива.

 

Ценностно-ориентационное единство в качестве показателя групповой сплоченности выступает как интегральная характеристика си-^емы внутригрупповых связей, показывающая степень совпадения Учений, оценок, установок и позиций членов группы по отношению ^ объектам, наиболее значимым для осуществления целей деятель-"^и группы и реализации в этой деятельности ее ценностных ори-^аций. На такой основе могла быть построена и собственно экспе-^нтальная программа получения индекса сплоченности, в каче-^ которого была принята частота совпадений мнений или пози-^ членов группы по отношению к значимым объектам.

 

"Расшифровывая" индексы сплоченности как ценностно-ориеи тационного единства, можно сопоставлять различные группы поуро^ ню развития, вообще получать данные для более глубоких представ лений о характере взаимоотношений личностей в группе, чем при MI пользовании социометрических индексов сплоченности, которые,^ было уже отмечено, не обладают достаточной информативностью^

 

Высокая степень ценностно-ориентационного единства не сози ется в результате коммуникативной практики группы, а является сд< станем активной совместной групповой деятельности. Именно с составляет основу общения между членами группы и всех феноме> межличностных отношений. Поэтому и характер взаимодействии группе оказывается следствием единства ценностных ориентаций-членов. -

 

Ценностно-ориентационное единство группы как показатель^ сплоченности отнюдь не предполагает совпадения оценок во всекЩ ношениях, нивелировку личности в группе. Ценностно-ориентацШЦ ное единство - прежде всего сближение оценок в нравственной и^ ловой сфере, в подходе к целям и задачам совместной деятельность

 

Достоверный и тонкий психологический анализ сплоченностиЯ дей, объединенных общим делом, даетА.И. Герцен в книге "Был<( думы": "...в сущности, я и теперь убежден, что в действительно бЯ ких отношениях тождество религии необходимо, - тождество в гМ ных теоретических убеждениях. Разумеется, одного теоретически согласия недостаточно для близкой связи междулюдьми; я были же по симпатии, например, с И.В, Киреевским, чем с многими из1 ших. Еще больше - можно быть хорошим и верным союзником, в1 дясь в каком-нибудь определенном деле и расходясь в мнениях; йй ком отношении я был с людьми, которых бесконечно уважал, неЦ глашаясь в многом с ними, например, с Маццини, с Ворцелем. i искал их убедить, ни они - меня; у нас довольно было общего, *) идти не ссорясь по одной дороге. Но между нами, братьями оД семьи, близнецами, жившими одной жизнью, нельзя было так гп) ко расходиться"'.

 

По существу речь здесь идет о противопоставлении сплочение как эмоциональной близости людей и сплоченности как ценное^ ориентационного единства союзников и, наконец, единомышлеИ ков. Для последних необходимо наличие "тождества религии" как поясняет А.И. Герцен, означает "тождество в главных теоре ских убеждениях".

 

Герцен А.И. Собр. соч. в ЗО-ти томах. Т. 9. М., 1956, с. 211-212.

 

в результате конкретных экспериментальных исследований и анализа полученных данных был сделан обоснованный вывод о том, что g группах высокого уровня развития коэффициент ценностно-ориентационного единства по сравнению с диффузными группами весьма высокий. Если в первых коэффициенты сплоченности были близки к единице (от 0,6 до 0,92), то во вторых коэффициенты групповой сплоченности колебались от 0,2 до 0,5. Все это дает основание отнести сплоченность как ценностно-ориентационное единство ко второму слою в стратометрической структуре коллектива, оставив сплоченность как эмоционально-коммуникативную объединенность группы в качестве одной из характеристик поверхностного слоя внутри-групповой активности.

 

Уровни групповой совместимости

 

Одним из аспектов, или компонентов, общей сплоченности группы может быть признана совместимость образующих ее людей. Традиционно едва ли не ведущим способом выяснения совместимости индивидов в группе служил гомеостатический подход. Решая задачу на приборе типа "гомеостат", члены группы добиваются или не могут добиться согласованности сенсомоторных действий, что рассматривается как наличие или отсутствие их совместимости. По-видимому, и в самом деле таким способом может быть выявлена совместимость как согласованность людей в группе при осуществлении простейших совместных действий. Но можно ли на этой основе делать вывод о совместимости людей в группе, если иметь в виду более сложные виды деятельности? Люди, которые не могут так вращать ручки гомеостата, чтобы не мешать, а помогать друг другу, в такой элементарной деятельности и впрямь несовместимы. Но дает ли это основания заключить, что они окажутся несовместимы и в конструкторской, военно-тактической, художественно-творческой деятельности? Разве именно наличие сенсомоторной согласованности обеспечивает совместимость членов группы в других видах деятельности? Это уже кажется более чем сомнительным.

 

Указанные соображения вынуждают искать основу психологической совместимости в согласованности не при выполнении той или иной отдельно взятой операции, а внутри цельной, совместно выполняемой деятельности, которая для субъекта детерминируется общей ^^ей и в структуру которой оказывается встроенным образ ее уча-^ников (их способности, намерения, представления о способах ре-^ия задач). В контексте этого теоретического подхода исследуется ^оченность группы как согласованность функционально-ролевых Зданий, то есть представлений участников совместной деятельно" о том, что именно, с кем и в какой последовательности должен

 

делать каждый из членов группы при реализации общей для всех це..-1 ли. Как показало конкретное исследование, отсутствие согласован^ ности функционально-ролевых ожиданий может стать источников конфликтов, эрозии сплоченности и появления признаков психоло^ гической несовместимости в группе. ^

 

Согласованность функционально-ролевых ожиданий не являете>^ однако, определяющей характеристикой совместимости в группе. ^

 

Групповая деятельность - явление динамическое. Далеко не все<1 гда можно во всей полноте расписать все функции всех членов груц пы и заблаговременно согласовать все функционально-ролевые ожк дания, в особенности если деятельность носит творческий характ^ц В таком случае сплоченность как согласование функционально-рв левых ожиданий не может обеспечить подлинную интеграцию лиц ности в группе.

 

Данное обстоятельство заставляет нас вернуться к представлено о ценностно-ориентационном единстве как основном и важнейш показателе сплоченности высокоразвитой группы, но уже обрат> шись не столько к предметно-целевым характеристикам rpynnoi деятельности, сколько к ее нравственной основе, находящей выц жение в личностной позиции каждого ее члена по отношению кт с кем он связан общей целью.

 

Все формы ценностно-ориентационного единства, которые бь до сих пор рассмотрены, характеризовали сплоченность как резу тат совпадения ориентаций в некотором объекте (цель, задачи, pyi водитель и т. п.), когда, фигурально выражаясь, "все смотрят в од> направлении". Теперь же надо рассмотреть случаи единства, пр ляющегося в том, что все в группе видят друг друга, относятся М другу с единой нравственной позиции. Здесь имеется в видуфеНО возложения ответственности, то есть устойчивая позиция личн< проявляющаяся в признании правомерности отнесения возмог социальных санкций (одобрения или наказания за успех или неу совместной деятельности) к себе лично или к другим лицам в гру

 

Феномен возложения ответственности изучался в западной сон альной психологии как индивидуально-психологическая характв стика человека, проявляющаяся или не проявляющаяся в зависШ сти от того, что представляет собой другой индивид, на которого> жет быть возложена ответственность за неудачу или которому Мб быть возданы почести за успех, и что представляет собой сит) деятельности - кооперативная или конкурентная (Г. Келли, А. С. Шерман и др.). Так, канадские психологи показали зависи> возложения ответственности от внешней привлекательности ДрУ лица. Выяснилось, что ответственность за хорошие поступки иусП*

 

^дела приписывается хорошеньким женщинам, а женщинам внеш-g непривлекательным приписывается ответственность за неудачи и плохие поступки. Обычно акты возложения ответственности изучали и игровых условиях, вне связи с конкретной социальной средой, зна-^мой совместной деятельностью в группах. Поэтому интересный сам по себе феномен по существу не был объяснен и использован в целях интерпретации процессов и явлений внутригрупповой активности.

 

Эксперименты, проведенные с позиций теории деятельностного опосредствования, свидетельствуют, что характер возложения ответственности обнаруживает зависимость от уровня развития группы. Подтвердилась гипотеза, что в группе высокого уровня развития акты возложения ответственности носят в основном объективный характер, а индивидуальный вклад каждого оценивается адекватно практически вне зависимости от конечного успеха или неудачи совместной деятельности. Противоположная картина наблюдалась в низко-развитой группе, где в случае успеха совместной деятельности субъект оценки отмечает свои заслуги, а в случае неудачи готов переложить вину на других или по крайней мере на "объективные обстоятельства". Можно предположить, что в такой группе акты возложения ответственности обусловлены главным образом индивидуально-психологическими особенностями субъекта оценки, и это как раз та сфера, где обнаруживают действие все те закономерности и зависимости, которые были экспериментально обнаружены западными социальными психологами и неправомерно отнесены к характеристике малых групп вообще.

 

Неадекватность в приписывании ответственности за успехи или неудачи реально выполняемой и социально оцениваемой деятельности является конфликтогенным фактором в любой группе. Так как сплошь и рядом участники совместной деятельности не в состоянии объективно измерить собственный вклад в общее дело, то их оценки имеют явно субъективный характер. Нравственная сила, блокирую-Щая крайности субъективизма, создает условия для совместимости лю-Деи на основе принятых моральных норм - не уклоняться от ответственности, не перекладывать вину "с больной головы на здоровую", ^приписывать себе успех, умаляя значения другого в общих достижениях, не ссылаться на "объективные обстоятельства" и т. д. Подводя ^Которые итоги, скажем, что сплоченность группы высокого уровня ^тия и совместимость ее членов образуют своего рода иерархию Ровней. На самом нижнем уровне оказывается сплоченность, выра-^Щаяся в интенсивности коммуникативной практики группы, со-^тимость как взаимность социометрических выборов, психофизи-^ическая совместимость характеров и темпераментов, согласованность сенсомоторных операций при выполнении действий и т. д. Спи ченность на этом уровне является необходимым условием для инт рации индивида в группе, где межличностные отношения в минима. ной степени опосрдествованы содержанием и ценностями социальн деятельности. Необходимые и достаточные для характеристики дц фузной группы, эти условия недостаточны и не столь уже принцщ альныдля характеристики высокоразвитой группы.

 

Опосредствованность межличностных отношений содержани совместной деятельности, которая ставит перед каждым участник вопрос: "Что надо делать, чтобы в условиях разделения труда с ветствовать требованиям и ожиданиям других членов группы?" -1 нимает группу на более высокий уровень сплоченности. Эта фс сплоченности оказывается необходимой для определенных, в до. точной степени стабильных этапов становления совместной деят< ности и является признаком недиффузности группы. Однако i оставляет в стороне вопрос, во имя чего совершается деятельное согласуются функционально-ролевые ожидания ее участников.

 

Высший уровень сплоченности и совместимости людей в сов стной деятельности выступает в форме ценностно-ориентацион> единства, с одной стороны, и адекватности возложения ответстч ности - с другой.

 

Происхождение и психологические характеристики лидерства

 

То, что люди, входящие в группу, не могуттам^ холиться в одинаковых позициях по отноше> к тому, чем занята группа (к целям ее дея1 ности), и друг к другу, пожалуй, можно рас<? ривать в качестве постулата социальной псих гии. Вопрос о том, как понимать и характер вать это противостояние людей, которое закрепляется в поня "лидер", "руководитель", "авторитет", "ведомые", "подчинен> и т. д., и находит отражение в их личностных характеристиках. :




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных