Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Основы теоретической психологии 24 страница




 

Шаги к решению проблемы интраиндивидной репрезентации личности осуществил B.C. Мерлин, сформулировав в посмертно изданной книге концепцию интегральной индивидуальности, в которой деятельность выступает как опосредующее звено в связи разноуровневых свойств индивидуальности. B.C. Мерлин отмечал единство стра-ометрической концепции, концепции персонализации (в терминах ^" Мерлина - представления о "метаиндивидуальности") и издав-^ складывавшихся в дифференциальной психологии взглядов на ^ость "интраиндивидуальности" человека, за которыми стоят тру-' о-М. Теплова, В.Д. Небылицына и самого B.C. Мерлина. Интег-^ая индивидуальность рассматривалась им как саморегулируемая g ^^Развивающаяся многоуровневая система. В развитие идей ^ Мерлина Е.А. Климовым разрабатывается концепция индиви-ьного стиля деятельности личности, которая, как подчеркивал

 

B.C. Мерлин, опосредствует связь метаиндипидуальных и ищ индивидуальных свойств, что детерминируется характеристикой' только индивидуальности, но и коллектива, то есть интериндивил альной.

 

Наличие внутренней связи между концепциями, которые относи ся к выделенным "онтологическим модальностям", было прослежен выше и является очевидным, но столь же очевидны "интермодальны связи. Представление о потребности и способности личности к п< сонализации обусловливает понимание механизмов, определякн переходы в развитии личности от одной фазы к другой; возможна развития личности зависят от уровня развития группы; идея надоя ативной активности отзывается в социогенетических представлен об избыточных неадаптивных моментах, обеспечивающих самораз тие личности в историко-культурных процессах; основные положен психогенетической концепции порождают некоторые подходы, хац терныедля концепции интегральной индивидуальности и т. д.

 

Таким образом, вся концептуальная модель общепсихологич< теории личности оказывается определенного рода системой инт интермодальных связей, составляющих ее структуру.

 

Располагая богатым фондом конкретных методов, как уже М дящихся в научном обороте, так и создаваемых (метод "отраже* субъектности", методики выявления самоопределения лично внутригрупповой индентификации, модифицированная метоа "личностных конструктов", референтометрия и т. д.), с помощь> торых могут быть выявлены важнейшие личностные параметры^ хология стоит перед задачей такой их переработки, которая поз ла бы построить соответствующие системы психологической д> стики.

 

Глава 10. Категория деятельности*

 

Активность Всеобщей характеристикой жизни является ari как "субстанция" ность - деятельное состояние живых сущее) деятельности условие их существования в мире. Активное>

 

ство не просто пребывает в движении. Они < жит в себе источник своего собственного движения, и этот ист воспроизводится в ходе самого движения. Речь при этом можв о восстановлении энергии, структуры свойств, функций живС щества, его места в мире - вообще говоря, о воспроизведении J измерений его жизни, если только они рассматриваются как*

 

' Автор главы В.А. Петровский.

 

енные для него и неотъемлемые. Имея в виду это особое качество - дробность к самодвижению, в ходе которого живое существо нос-доизводит себя, говорят, что оно есть субъект активности. "Быть ^ьектом" значит воспроизводить себя, быть причиной существо-рания и мире.

 

Анализируя социокультурную ситуацию становления, а точнее, <становления" научной мысли в нашей стране в 30-70-е годы XX века мы констатируем, что активность не получила своего достаточного освещения, находясь в тени других категорий. (Движение категории "активность" в истории психологии, соотношение ее с другими категориями подробно освещены в кандидатской диссертации автора и в его книге.) Динамика ее статуса может быть метафорически описана в терминах защитных механизмов, с той лишь разницей, что в данном случае речь идет не об индивидуальном, а об общественном сознании (сознании научных сообществ).

 

Вытеснение. Активность (как общепсихологическая категория) и активность личности (понятие частное) вплоть до самого последнего времени не освещались ни в общенаучных, ни в философских, ни в специальных психологических энциклопедиях и словарях. Книга Н.А. Бернштейна (Очерки по физиологии активности. М., 1966), оказавшая существенное влияние на развитие психологии, могла послужить примером, однако этого не произошло. Первые словарные публикации на эту тему (Краткий психологический словарь, 1985) подготовлены нами.

 

Ограничение. Бытует не вполне справедливая шутка, что психология 60-70-х годов представлена в основном работами из области уха, горла, носа и зрачка; однако нельзя не признать, что определенный хрен 1! область познавательных процессов в эти годы имел место. Возникавшие в "коллективном бессознательном" импульсы исследовать эктивную человеческую природу находили выходы в области психологии восприятия, хотя и здесь должны были быть надежно защищены от возможных упреков в витализме. Эта линия разработок, чрез-^'^ино плодотворная для психологии, способствовала выживанию ""ей категории активности.

 

Рационализация. Методологически богатая категория предметной ^^"ьности также давала убежище для разработки категории активен - иногда за счет обращения к таким, казалось бы, самораспа-" ^имся, внутреннепарадоксальным понятиям, как, например, упо-^ельная (!) активность.

 

gp -^ствие этих защитных механизмов (а их список мог бы быть, цр ^вно, расширен за счет таких, как изоляция, отрицание и т. п.) ^Ращало исчезновение, а точнее - торжественное выдворение

 

из отечественной психологии целого класса явлений активно И таким образом, категория "активность" продолжала существов н психологии подспудно - иногда в виде фигур умолчания, а ин да в симбиозе с другими категориями.

 

В историко-психологических исследованиях, освещающих взгд ды Л.С. Выготского, обычно подчеркивается, что активность вые пала для него как обусловленная использованием "психологичеа орудий". В целях нашего анализа укажем, что в работах Л.С. Выг ского и его сотрудников активность раскрывается также и со стс ны становления ее как знаковой, орудийной. С особенной рель ностью этот план представлений об активности выявляется при>. лизе черт, присущих "инструментальному методу", развитому R.I ботах Л.С. Выготского и его сотрудников. Как известно, эксперим тальный метод предполагал создание ситуации свободного выбора носительно возможности обращения к "стимулу-средству" при ре) нии поставленной перед испытуемым задачи. Необходимость исп^ зования в деятельности "стимула-средства" не навязывалась и<я туемому извне. Действие со "стимулом-средством" являлось рез^ татом свободного решения испытуемого. В зависимости от уровняв вития субъекта внешние "стимулы-средства" выступали существ но по-разному. Они могли как соответствовать, так и не соответ< вать возможностям их использования; их применение могло вь пать как во внешней, так и во внутренней форме. "Психологиче орудие" означало не столько принудительно воздействующее нас) екта начало, сколько точку приложения сил самого индивида, Kt рые оформляются знаковым образом (как бы "вбирают" в себя зЙ" Индивид тем самым рассматривался, по существу, как активный^

 

Ни один исследователь проблемы активности не может пройти^ мо теории установки Д.Н. Узнадзе. Ядро научных исследования основной акцент в понятийном осмыслении "установки" приход> ся на указание зависимости характера активности субъекта от WM щейся у него установки, то есть готовности человека восприниЯй мир определенным образом, действовать в том или ином направ нии. Активность при этом выступает как направляемая установки) существующая благодаря установке, как устойчивая к возмущают воздействиям среды. Вместе с тем объективно в психологической* терпретации феномена установки содержится и другой план, опрв ляющийся необходимостью ответа на вопрос о происхождении (^ рождении") установки. Этот аспект проблемы разработан значит^ но меньше, чем первый. '"

 

Основатель теории установки Д.Н. Узнадзе, подчеркивая зави* мость направленности поведения от установки, призывал кизуч^*,

 

ецезиса последней и этим - к изучению активности как первичной. ,а".от призыв не ослаблен, а, наоборот, усилен временем. Трудность, днако, заключается в недостаточности простого постулирования ак-тнвносT ^^ исходного условия для развития психики. Поэтому не-^-горые современные исследователи в области теории деятельности ^д.Г. Асмолов), видя в установке механизм стабилизации деятельно-дт-и, подчеркивают, что установка является моментом, внутренне включенным в саму деятельность, и именно в этом качестве трактуют уста-uogxy как порождаемую деятельностью. Это положение представлялся нам особенно важным для понимания связи активности и установки. При исследовании предметной деятельности субъекта открывается возможность специального разграничения двух слоев движения, представленных в деятельности: один из них структурирован наличными установками, другой первоначально представляет собой совокупность предметно-неоформленных моментов движения, которые какбы заполняют "просвет" между актуально действующими установками и выходящими за их рамки предметными условиями деятельности. Именно этот, обладающий особой пластичностью слой движения (активность) как бы отливается в форму новых установок субъекта.

 

Быть может, сейчас более, чем когда-либо, раскрывают свой конструктивный смысл для разработки проблемы активности теоретические взгляды С.Л. Рубинштейна. Ему принадлежит заслуга четкой постановки проблемы соотношения "внешнего" и "внутреннего", что сыграло важную роль в формировании психологической мысли. Выдвинутый С.Л, Рубинштейном принцип, согласно которому внешние воздействия вызывают эффект, лишь преломляясь сквозь внутренние условия, противостоял как представлениям о фатальной предопределенности активности со стороны внешних воздействий, так и истолкованию активности как особой силы, не зависящей от взаимодействия субъекта с предметной средой. Сданным принципом тесно связаны представления о направленности личности (понятие, которое вошло в обиход научной психологии после опубликования "Основ об-Щбй психологии" С.Л. Рубинштейна в 1940 году), идея пассивно-активного характера потребности человека. Еще ближе к обсуждаемой "Роблеме стоит положение, рассмотренное в последних работах ~-Л-Рубинштейна, о выходе личности за рамки ситуации, который Мыслился в форме разрешения субъектом проблемной ситуации.

 

Особый подход к проблеме соотношения "внешнего" и "внутрен-^о" утверждается в работах А. Н.Леонтьева. В книге "Деятельность. ^ "знание. Личность" предложена, по существу, формула активности: ^Утреннее (субъект) воздействует через внешнее и этим само себя Меняет". Потребовалось введение категории деятельности в пси-'"-'"" 273

 

хологию и вычленение в деятельности особых ее единиц, чтобы по готовить почву для постановки вопроса о тех внутренних момещ движения деятельности, которые характеризуют постоянно происх дящие переходы и трансформации единиц деятельности и сознан>

 

Деятельность, сознание, отражение, установка, значимость, отн шения и т. п.- все это категории и понятия, вобравшие в себя ид) активности. Позволим себе высказать мнение, что сама их привлек тельностьдля психологов и, следовательно, жизнеспособность бы вызвана этим союзом. Но в нем активность как бы утратила часть сд ственной энергии жизни. Ушло таинство особого рода причи ности - присущее ей одной, активности, положение "между" дец минированностью со стороны событий прошлого (стимул) и - об{ зов потребного будущего (цель). ^

 

Отрицая стимул-реактивную схему интерпретации поведения ив знания, мы привычно обращаемся ктелеологических схемам, возкед ность которых сохраняется даже в таких концептуальных альтерц тивах, как "пристрастность психического отражения", "первинц установка" и др. Преодоление парадигмы детерминации Прошя составило целую эпоху становления психологической мысли в ми

 

В 70-е годы, на "старте" разработки проблемы активности вц шей стране, интерес исследователей к категории активности былсЦ словлен помимо собственно научных "импульсов" неприятием нв1 торых тенденций в общественной жизни, заключал в себе аргуме> против: "полного единомыслия" в сфере идеологии; представл о возможности вывести цели бытия каждого отдельного челов& "правильно осмысленных" целей общественной жизни; посте декларируемой гармонии личных и общественных интересов и '

 

Протест заключал в себе особую эстетику отрицания: личност^ "специально человеческое образование... не может быть выведен приспособительной деятельности", "созидание одно не знаете ниц..." (А.Н.Леонтьев); "психика-неадминистративноеучрежд' (В.П. Зинченко); жизнь человеческой культуры и человека в не "диалогика" (B.C. Библер); "не человек принадлежит телу, а человеку" (Г.С. Батищев); "индивидом - рождаются, лично( становятся, индивидуальность - отстаивают" (А.Г. Асмолов). ^ ровался особый взгляд на человека, как преодолевающего б! своей природной или социальной ограниченности существа.

 

Пафос отрицания Прошлого, по существу, совпадал здесь с l сом провозглашения Будущего (в виде предмета стремлений) Р минантой происходящего. Но нельзя обойти вопрос о природ^ этих стремлений: что они по сути и откуда берутся? '' Один из возможных путей исследования здесь заключается'^

 

т-обы адекватно осмыслить своеобразие того типа причинности, ко-орый скрывается за феноменом активности человека. Речь идет об актуальной причинности, о детерминирующем значении момента в от-"ичие от других форм детерминации, будь то детерминация со стороны прошлого (обычные причинно-следственные отношения: действующая причинность) или со стороны возможного будущего (в виде це-^рой причинности). Корректную форму описания такого типа причинности мы встречаем у И. Канта в его представлениях о взаимодействии (или общении) субстанций. С этой точки зрения активность системы есть детерминированность тенденций ее изменения теми инновациями, которые возникают в ней актуально (здесь и теперь) - это детерминизм именно со стороны настоящего, а не прошлого (в виде следов предшествующих событий) или будущего (в виде модификации этих тенденций событиями, с которыми еще предстоит столкнуться).

 

Активность как деятельное состояние субъекта детерминирована внутренне, со стороны его отношений к миру, и реализуется вовне, в процессах поведения.

 

Имея в виду человека как субъекта активности, рассмотрим внутренние и внешние характеристики ее строения.

 

Говоря об активности человека, исследова-Внутренняя тели обычно подразумевают возможность организация активности ответа на следующие основные вопросы.

 

Если кто-то проявляет активность, то в чьих интересах и ради чего? Активность - в каком направлении? Каким образом, посредством каких психологических механизмов реализуется активность? Первый вопрос - о мотивационной основе активности. Второй - о ее целевой основе. Третий - об инструментальной основе активности.

 

Мотивационная основа активности. Как уже было отмечено, живое существо, будучи активным, воспроизводит свои жизненные отно-ч^ния с миром. Это в свою очередь означает, что оно заключает в се-°е внутренний образ этих отношений, а они - если иметь в виду че-"^Чбского индивида - весьма многообразны: откликаться на нуж-^ ДРУГИХ людей, веруя, чувствовать в себе присутствие Бога, ощу-^ть себя частью Природы и др. Все это - многообразные формы ^^^тности человека, как говорят, разные "грани" его "Я", поэтому ^лне правомерно считать "Я" человека множественным. ""-первых, субъект активности представляет собой "индивидуаль-^ Я ' человека. То, что человек совершает, коренится, как полагает ^м, в его собственных интересах и нуждах: "Я поступаю так, по-^ У что именно Я хочу этого", "Я делаю это для себя самого" и т. п. ^"ное, конечно, не означает, что человек действует при этом не-Ю* 275

 

пременно эгоистически, так как эти действия могут не противоречить. 1? и даже соответствовать интересам других людей. ,;., ^Д

 

Может возникнуть вопрос: всегда ли, когда человек говорит "Ц^. ^.'. он имеет в виду свои личные интересы, ожидания, нужды? Положу " тельный ответ как бы подразумевается. Однако, если осуществитьбом.^ лее тщательный анализ, может выясниться, что подлинным субъе^Д том его активности выступает не он сам, а нечто в нем самом, что^'^ поверку оказывается интересами и ожиданиямидругогочеловека,коу.Ж торый выступает истинным субъектом его активности. К npимe^^^'й' абитуриент, поступающий в вуз, возможно, объясняет окружающщ^ и себе самому, что его выбор сугубо самостоятелен и не зависит ввйЁ каких-либо сторонних влияний. Проходит время - наступает разочмц рование. Он вынужден признаться, что выбор профессии был првй1 диктован родителями или друзьями. При этом указания других JH дей не были осознаны им в качестве "директив". За этим признан ем - критическая работа сознания, направленная на отделение "1 лоса" других людей от его собственного.

 

Во-вторых, субъект активности - это "Я другого во мне", ко "присутствие" другого ощутимо и может переживаться каксвоегор вторжение в свой внутренний мир. Такой пример с абитуриентом,: ступающим в вуз, мы только что рассмотрели. Вместе с тем возмоз ситуации, когда интересы другого вполне совместимы с собстввй ми интересами человека. "Я другого во мне", следовательно, не< чает непременно жертвенности, самоотречения. Последнее отмеч ся лишь тогда, когда интересы другого ставятся выше собственны!

 

В-третьих, субъект активности таков, что он не отождествим) кем из людей конкретно - надындивидуален. Но в то же вреий имеет отношение к каждому, выражая собой то, что должно бытьа ственно всем людям - "человеческое в человеке": совесть, разум^ ро, честь, красоту, свободу. Когда активность человека продикт этими ценностями, говорят, что ее субъектом является "всеоби) в человеке. "Индивидуальное Я" здесь слито с "Я другого (друг

 

Для пояснения обратимся к одному парадоксу из истории ( софской мысли - так называемой "теории разумного эгоизма". ответствии с ней даже самые, казалось бы, бескорыстные и благ ные поступки могут быть объяснены эгоистическими побужден человека. Так, любовь и забота матери о ее ребенке объясняется^ стическим стремление заслужить уважение к себе как к матер* деждой на ответное чувство или заботу о ней в будущем и т. п. 1 ограниченность этого подхода с точки зрения введенного разлит между "индивидуальным Я", "всеобщим Я" и "Я другого во В тот момент, когда мать действует в пользу своего ребенка, да

 

".ерпевая лишения, она не осознает различия между своими интересами и интересами ребенка; она действует от имени "всеобщего Я", " котором выражено ее единство с ребенком. Однако, как только она сама или кто-то другой начинают анализировать совершенный поступок, источник поведения невольно усматривается исключительно gee "индивидуальном Я", которому противопоставляется при этом "^ другого". Реальные основания ее поведения отражаются в сознании искаженно, рассуждение разрывает единство, присущее перво-истоку активности. Теория разумного эгоизма оказывается ограниченной в результате неумения различать дорефлексивные основания активности человека и ее мотивировки, выраженные в последующей рефлексии.

 

В-четвертых, субъект активности безличен и отождествляется с природным телом индивида ("не Я"): он погружается при этом в стихию природного. В психологических концепциях это активное начало обозначают термином "Оно" (3. Фрейд) и рассматривают как средоточие сил любви (инстинкт продолжения рода) и смерти (инстинкт разрушения, агрессии). "Не Я", однако, при таком взгляде не исчерпывается сугубо биологическими побуждениями: творчество, альтруизм и даже религиозные устремления иногда рассматривают как проявления чисто природного начала.

 

Понимание мотивационных основ активности не исчерпывается, однако, лишь обращенностью к различным интерпретациям субъек-тности человека как деятеля в четырех его ипостасях: "индивидуальное Я", "Я другого вомне", "всеобщее Я", "не Я". Необходим анализ потребностей, которые удовлетворяет субъект, действуя в мире.

 

Потребности. Переходя от вопроса о том, в чьих интересах разворачивается активность человека, к вопросу - ради чего она выполняется, обращаются к категории "потребность". Потребность - это состояние живого существа, выражающее его зависимость от конкретных условий существования и выступающее источником его активности. Например, состояние нужды, нехватки, отсутствия чего-либо Значимого для существования индивида выступает как интерес, Устремленность, энергия действования. Момент зависимости, предвиденный в потребности, фиксируют термином "потребностноесо-°яние" (А.Н. Леонтьев), имея в виду, что индивид выступает скорее ^^ссипное, "страдающее" существо. Активный же момент потребуй заключен в устремлениях индивида (оборотная сторона состо-" зависимости). Таково движение перехода потребностногососто-я в потребное для индивида состояние; имея в виду этот необхо-^и для его существования переход и говорят о мотивах активно-' Которые мы уже разобрали выше.

 

К человеческим потребностям относятся его нитальные нужды устремления (от vita - жизнь): необходимость в пище, воде, во снв1 телесных контактах, чувстве безопасности, продолжении рода ит.длД социальные интересы: необходимость принадлежать группе другидЛ людей, вступать в эмоциональные контакты, обладать определенш статусом, лидировать или подчиняться и т.п.; и, наконец, экзист циальные побуждения: "быть субъектом собственной жизни", т рить, чувствовать самоидентичность, подлинность своего бытия, р витие и т.п.

 

Целевая основа активности. Процесс удовлетворения потребное субъекта предполагает достижение им тех или иных целей. В руса языке слово "цель" фигурирует в двух основных значениях: 1)мицц 2) то, к чему стремятся, что намечено достигнуть, предел, намерен> которое должно быть осуществлено. Именно во втором значении^ во "цель" употребляется в психологии.

 

Цель деятельности есть предвосхищение ее результата, образ> можного как прообраз действительного. Важно различать цели и тивы активности человека. В мотивах, так же как и в целях, предц хищено возможное будущее. Но оно соотносится с самим субъект в мотивах как бы записано, чем является активность для субъекта^ должно произойти с ним самим. Цели активности ориентировано вне, в них предвосхищен результат, который должен существоватьоС ективно - будь то художественное полотно, выточенная деталь^ казанная теорема, организационное решение или что-то подоби Цели, воплощаясь в продуктах активности, не теряют при этом (?1 принадлежности к миру субъекта: они субъективны по форме, но< ективны по своему содержанию. В то время как в мотивах идеал представлен сам субъект, в целях активности представлен ее объ& именно: что должно быть произведено, чтобы мотивы активности^ ли реализованы. В отличие от мотивов, цели человеческой актиЩ сти всегда сознаваемы. Цель есть предвосхищаемый в сознании^ зультат, доступный пониманию самого субъекта, атакже-другиХД лей. Мотивы же - это достояние прежде всего самого субъект^ могут быть представлены уникальными и глубинными его пере^ ниями, далеко не всегда находящими отклик и понимание у коп? бо еще. '''

 

Следует различать конечную цель и промежуточные цели. Дв жение конечной цели равнозначно удовлетворению потреби Иногда осуществление этой цели совершается в идеальном пл' не практически. Это бывает, когда, например, человек включен.! лективную деятельность. Выполняя какую-то часть общего Дв при этом мысленно прослеживает весь процесс до конца, вп^

 

завершающего результата. Даже в том случае, когда некоторые звенья ^01-о процесса ускользают от внимания, все равно в поле зрения оказывается результат общего дела, или по крайней мере та его часть, на ^оторую человек претендует заранее.

 

К промежуточным относятся цели, намечаемые человеком в качестве условия достижения цели конечной. Так, доказательство леммы 1) математике составляет, несомненно, цель действия; но это еще не конечная, а промежуточная цель; конечную цель образует доказательство теоремы, ради которой лемма доказывалась. Еще примеры: художник, делая эскизы будущей картины, преследует промежуточную цель; парашютист, готовясь к прыжку, тщательно укладывает парашют, в ходе чего преследует ряд промежуточных целей, в то время как его конечная цель это сам прыжок и т. п,

 

Рассматривая сложные виды деятельности, можно заметить, что достижение конечной цели опосредствуется многими промежуточными, причем в первую очередь выдвигаются конечные цели, а в последнюю очередь - те, которые должны быть достигнуты в первую очередь. Искусство построения деятельности и определяется во многом способностью человека в мысли идти от конечных к первоочередным целям, а в действии - в противоположном направлении: от первоочередных, через цепь промежуточных, к конечным.

 

Процесс постановки цели обозначается как целеобразование. Особую психологическую проблему образует рождение новой цели, начинающей ряд промежуточных. Такие цели назовем "надситуативны-ми", возвышающимися над исходными требованиями ситуации. Предлагая испытуемому ряд однотипных задач, можно видеть, как некоторые участники эксперимента, вместо того чтобы найти общий принцип решения, каждый раз снова решают задачу, образуя новую иель. Выдвижение новой цели, однако, еще не означает, что формируется новая мотивация деятельности. Речь идет лишь о расширении или углублении целевой перспективы активности при сохранении об-Щей ее направленности.

 

Ни мотивация деятельности, ни ее цели не могли бы быть воплощены в ее результате, если бы человек не использовал определенные инструменты преобразования ситуации, в которой протекает деятельность.

 

Инструментальная основа активности. Процесс осуществления де-^льности предполагает использование человеком определенных Р^Дств в виде всевозможных приспособлений, инструментов, ору-^- Циркуль, кисть, компьютер, слово, сказанное врачом пациенту ^ Учителем ученику, - все это примеры в широком смысле инстру-^ов активности. Органы человеческого тела также относятся к категории таких средств: п конечном счете все операции, осуществляемые вовне, связаны с двигательной активностью самого индивида.

 

Едва ли можно переоценить важность процесса овладения средствами осуществления деятельности. В некоторых психологических концепциях развитие "инструментария" отношения человека к миру отождествляется с процессами социализации - превращением инди> вида как природного существа в существо социальное. Как бы ни относиться к подобному взгляду, очевидно, что развитие личности не* мыслимо вне овладения человеком социально выработанными средствами осуществления деятельности.

 

При использовании тех или иных инструментов человек продуман*' но или автоматически опирается на имеющиеся у него представлен.^ ния о том, как действовать с ними, как применять их. Каждое из та> ^ ких представлений может рассматриваться как внутренняя образую-^ щая действий, совершаемых во внешнем плане. Совокупность такид'Д внутренних образующих характеризует то, что может быть названо ин*'^ струментальной основой деятельности. Другим именем для обознаГ^ чения инструментальной основы деятельности является часто испольйЦ зуемое в последнее время слово "компетентность"; а это понятие^ свою очередь в большинстве работ педагогической ориентации райД крывается как "знания", "умения", "навыки", ей

 

Знания в этом ряду не сводятся просто к сведениям о мире, он1Й выступают здесь в своем функциональном аспекте, как предназно ченные для чего-то, служащие чему-то. Тот же, по существу, смыв придается термину "функциональная грамотность", чтоозначаетспв собность людей ориентироваться в системе социальных отношени1 действовать согласно обстоятельствам во всевозможных жизненш ситуациях. Знания как часть инструментальной основы активное тесно взаимосвязаны с навыками.

 

Навыки - это освоенные до степени автоматизма способы упб ребления определенных средств деятельности: внешних орудий и органов собственного тела как проводников активности. Навьи проявляясь в действии, характеризуют его как бы изнутри, в виде l следовательно извлеченных из памяти индивида определенных l манд", указывающих, что и в каком порядке должно быть сдела1^ того, чтобы цель действия была достигнута. Чередование этихупр! ляющих воздействий - "команд" протекает вне поля активного ви* мания; челопекдействует, как говорят, "машинально". Такие авто> тизированные элементы действования встречаются влюбойсфер^ ятельности, ставшей для человека привычной. При всем разлИг между ними, по признаку автоматизированности к навыкам МО быть отнесены шаблонно воспроизводимые операции в труД°




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2018 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных