Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






ТЕМА: ФОНОЛОГИЧЕСКИЕ ШКОЛЫ: СХОДСТВА И РАЗЛИЧИЯ




Теории о фонеме:

1.Московская фонологическая школа (МФШ).

2.Санкт-Петербургская (Ленинградская) фонологическая школа (СПФШ).

3.Пражская фонологическая школа (ПФШ).

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Различия между любыми фонологическими школами, определяются различным пониманием функции фонемы, т.е. различным пониманием того, какую роль выполняет фонема в процессе общения.

В конце 20-х годов в Москве возникает Московская фонологическая школа (МФШ). Представители МФШ видят у фонемы два предназначения – различать и отождествлять слова и морфемы, поэтому выделяются две функции: сигнификативная (различительная) и перцептивная (функция отождествления). Позиции нейтрализации, или слабые позиции (по терминологии МФШ), делятся на два класса: сводимые к сильной позиции и несводимые к сильной позиции. В слабых позициях, которые сводятся к сильным, мы имеем дело с такими же фонологическими единицами, что и в сильных. Они одинаковы по своим различительным (сигнификативным) возможностям, например, фонологическая транскрипция слова поп по версии МФШ: <поп>, так как слабая позиция сводима к сильной <попы> или вода как <вода>, ибо <воды> и т.д. И лишь в несводимых слабых позициях возникает особая фонологическая единица – гиперфонема, например в неизменяемом слове вот возникает гиперфонема <вотд>. Но сводимые слабые позиции в потоке русской речи встречаются чаще, чем несводимые, поэтому в целом фонем будет больше, чем гиперфонем. А раз так, то перцептивные (отождествляющие) возможности фонемы значительно расширяются. Однако наряду с расширением перцептивной функции фонемы довольно резко меняются отношения фонемы с морфемой. Ведь сопоставления фонемы в слабой и сильной позициях происходит в пределах одной и той же морфемы (см. примеры поп и вода). Отсюда возникает прямая зависимость фонемы от морфемы. Фонема становится менее самостоятельной единицей.

Представители МФШ рассматривают фонему, индентифицируют (определяют, устанавливают) ее только в составе определенной морфемы, только в зависимости от нее. Следовательно, фонемный анализ невозможен без морфемного. При этом морфемный анализ по крайней мере в слабых позициях предшествует фонемному. Благодаря этому формулируется принцип: знаю морфему – знаю фонему, т.е. могу ее определить. В связи с этим возникают ограничения общего характера. Для установления системы фонем русского языка нельзя использовать заимствованные слова, так как морфемный состав их часто не ясен.

При фонемном транскрибировании каждого слова необходим его глубокий морфемный и этимологический анализ. Это сближает представителей МФШ и ранними представлениями Бодуэна де Куртенэ о фонеме. Этим же объясняется и то, что учение МФШ о фонеме хорошо объясняет основы русской орфографии, ее базовые принципы. Во многом МФШ и создалась с целью развития теоретических основ русской орфографии, которые впервые были сформулированы Бодуэном де Куртенэ.

Еще более существенные различия в понимании функции фонемы сложились между представителями МФШ и Санкт-Петербургской (Ленинградской) фонологической школой (СПФШ). Представители СПФШ в качестве основной функции фонемы выдвигают не ее различительные и отождествляющие возможности, а связывают основную функцию фонемы с ее способностью обозначать и опознавать звуковую оболочку слов, поэтому эту функцию они называют конституирующей, или словоопознавательной. При этом они не отрицают ее дистинктивную, смыслоразличительную роль. Такое функциональное понимание сущности фонемы определяет все остальные положения учения о фонеме. Если главная задача фонемы состоит в том, чтобы эффективно участвовать в процессе узнавания и опознавания звуковой оболочки слова, то этот процесс прямо не связан со смысловым содержанием слова. Мы способны воспринимать и записывать буквами слова, которые нам не известны, т.е. фонемный анализ возможен и без морфологического анализа. Буквенная же запись такого рода слов как раз и свидетельствует о такой возможности. Следовательно, единицей фонологического анализа является не морфема, а конкретная словоформа. Во-первых, это свидетельствует о свободе и независимости фонемы от морфемы. Во-вторых, это позволяет подчеркнуть самостоятельность фонологического уровня как одного из уровней языка, чем СПФШ резко и отличает от МФШ. В-третьих, это позволяет в рамках СПФШ свободно использовать заимствованные слова при фонологическим анализе различного рода.

В звуковой цепи встречаются звуковые отрезки двух типов: полного и неполного типа произнесения. При полном типе произнесения все носители языка однозначно определяют фонемный состав звуковой последовательности, а при неполном однозначное определение фонемного состава невозможно. Таким образом, с функциональной точки зрения отрезки полного типа произнесения приспособлены для опознания фонемного состава, а неполного типа не приспособлены для выполнения словоопознавательной функции фонемы. Отрезки двух типов по-разному распределяются в слове: полного типа обычно располагаются в стержневой (предударно-ударной) части слова, а неполного типа – в заударной части. Распределение двух типов отрезков зависит также от стиля произношения: при диктовке отрезков полного типа больше, чем при быстром и небрежном стиле произношения. При таком подходе нет места для сильных и слабых позиций в слове, так как с опознавательной точки зрения они одинаковы и отличаются друг от друга лишь по степени различительных возможностей фонемы, что для СПФШ не является главным в функциональных свойствах фонемы. Сторонники СПФШ не отрицают явления нейтрализации, но понимают само явление исходя из своих представлений. В позиции нейтрализации фонема не снижает своих различительных возможностей, т.е. фонема не подвергается нейтрализации, в этой позиции лишь накладывается ограничение на использование определенного класса фонем, например в конце слова не используются звонкие шумные согласные и т.п. Вследствие этого в позиции нейтрализации происходит чередование фонем, например сады /сады/, сад /сат/ и т.д. Подобный подход ориентирован прежде всего на анализ звучащей, а не письменной речи. По мнению представителей СПФШ, письменная форма речи полностью основывается на полном типе произнесения, когда нельзя различным образом определять фонемный состав звучащего отрезка. В то же время отрезки неполного типа произнесения позволяют различным образом определять фонемный состав отрезка. Таким образом, признается, что фонемный состав конкретной словоформы у разных носителей языка может быть различным, например слово может [можът] – [можыт], [можэт], [можат] и т.п. Все зависит от языковой компетенции носителя языка, т.е. от уровня владения языком, а также от его грамотности.

Сторонники СПФШ не признают ни архифонем, ни гиперфонем, так как они не нужны с точки зрения конституирующей функции фонемы. Звуковая цепь состоит из фонем, одинаковых по своим функциональным возможностям. Сами же фонемы определяются на основе их постоянных дифференциальных признаков. При реализации словоопознавательной функции фонемы важны как дифференциальные, так и интегральные признаки фонемы, поэтому фонему нельзя рассматривать как пучок дифференциальных признаков. Если фонема не противопоставлена другой фонеме по какому-то признаку в данной позиции, то это не значит, что она не обладает этим дифференциальным признаком. Дифференциальные признаки фонемы определяются всей системой отношений, которые характерны для гласных и согласных данного языка. При установлении дифференциальных признаков фонемы следует учитывать все особенности поведения фонемы в потоке речи. Например, фонемы /j/ не противопоставлена другим фонемам по признаку твердости/мягкости, но это не значит, что она этим признаком не обладает. В потоке речи фонема /j/ ведет себя как мягкая фонема, и вся система отношений, сложившаяся среди согласных русского языка, подсказывает наличие этого признака у фонемы /j/.

Представители СПФШ отрицают непосредственную связь фонемы с морфемой, но они всячески подчеркивают их потенциальную связь. Разнообразные аллофоны фонемы /а/: [ä], [а˙], [˙а], [Λ], [ъ] и т.д. потому объединяются в одну фонему, что все эти звуки могут обозначать одну и ту же морфему, например окончание ж.р. Им. п. ед. ч. существительных: дама [дама], страна [стрΛна] и т.д. Благодаря потенциальной связи фонемы с морфемой возможно и членение речевого потока на отдельные звуки, например в слове он фонема /о/ звучит как [уо], но мы даже не слышим этого, потому что между звуками [у] и [о] никогда не проходит морфемная граница, а звуковое образование [уо] воспринимается нами как единое целое, так как фонема /о/ потенциально связана с морфемой в слове окн-о и т.д.

Пражская фонологическая школа (ПФШ) возникла в конце 20-х годов ХХ в. и связана с деятельностью русских ученых Н.С.Трубецкого и Р.О.Якобсона, которые перенесли в зарубежное языкознание идеи Бодуэна де Куртенэ и Л.В.Щербы. Именно Пражская школа разработала фонологию как особый раздел языкознания. Книгу Н.С.Трубецкого «Основы фонологии» иногда называют библией современного структурализма, так как на примере фонологического анализа им были развиты основные представления о структурном устройстве языка и предложены основные методы структурного рассмотрения языковых явлений.

Пражские ученые обратили внимание на различительные возможности фонемы, в этом они видели основное ее функциональное предназначение. ПФШ рассматривала фонему как единицу противопоставления, т.е. как звуковую единицу, различающую высшие единицы языка – морфемы или слова.

Рассматривая различительные возможности фонемы, Трубецкой различал в ней два вида фонетических характеристик: одни он назвал релевантными, другие – иррелевантными. К этому различию он подошел с функциональных позиций. К релевантным были отнесены те признаки, которые участвуют в различении слов и морфем, а к иррелевантным – те, которые такой способностью не обладают. Впоследствии релевантные стали называться дифференциальными, а иррелевантные – интегральными. Н.С. Трубецкой рассматривал фонему как сумму релевантных (дифференциальных) признаков, выявляющихся через противопоставления фонем в различного рода оппозициях. Трубецкой разработал целую классификацию противопоставлений (оппозиций), например, по количеству членов: бинарные (двоичные) и триарные; они могут быть пропорциональными (повторяемые), например в них повторяется противопоставление по глухости/звонкости: {б}–{п}; {д}–{т} и т.д. (в ПФШ фонемы заключаются в фигурные скобки), и изолированными (неповторяемыми). Они могут быть градуальными (ступенчатыми) и различаться степенью выраженности признака, например степенью раствора гласных; могут быть эквиполентными, т.е. независимыми, несвязанными, например оппозиция по активному органу типа {б}–{д}–{г}: губной – переднеязычный – заднеязычный. Самыми важными с точки зрения выявления дифференциальных признаков являются привативные оппозиции. Во-первых, привативные оппозиции – это такие, в которых оба сравниваемых члена во всем совпадают, за исключением одного признака, например глухости/звонкости {б} –{п} или твердости/мягкости {б} –{б’} и т.д. Во-вторых, в привативной оппозиции отношение между членами может быть представлено как «наличие признака – отсутствие того же признака», например звонкость – незвонкость (отсутствие звонкости) или твердость – нетвердость (отсутствие твердости). Следовательно, признаки в привативной оппозиции связаны друг с другом отношением наличия – отсутствия, а в эквиполентной оппозиции они являются независимыми и таким отношением не связаны. В привативной оппозиции тот член, который обладает признаком, называется маркированным, а противоположный (не обладающий признаком) называется немаркированным. С лингвистической точки зрения базовым элементом оппозиции является немаркированный член привативной оппозиции. Это выражается, например, в том, что немаркированные элементы оппозиции в потоке речи встречаются чаще, чем маркированные: глухие и твердые согласные как немаркированные в целом встречаются чаще в потоке речи, чем соответственно маркированные – звонкие и мягкие.

Далее Трубецкой и его коллеги обратили внимание на то, что в одних позициях фонемы и их дифференциальные признаки проявляют себя полностью, а в других – нейтрализуются. В связи с этим в различных позициях мы имеем дело с функциональной точки зрения с различным типом фонем. Так, в слове поп начальный и конечный согласный [п] звучит приблизительно одинаково, но с функциональной точки зрения это разные единицы, не тождественные друг другу, так как начальная фонема {п} находится в позиции максимального различения, а конечная фонема {п} – в позиции нейтрализации. В позиции максимального различения фонема {п} обладает признаком глухости/звонкости, а в позиции нейтрализации она таким признаком не обладает, так как сама фонема и ее признак в этой позиции нейтрализуется. И в позиции нейтрализации мы имеет дело с особой фонемой, которая как бы сочетает в себе одновременно признаки фонем {п} и {б}, но не способна различать глухость/звонкость. Поэтому представители ПФШ предложили называть фонемы, встречающиеся в позиции нейтрализации, архифонемами и обозначать особым значком, например поп в фонологической транскрипции выглядит как {поП}, где {П} – это архифонема.

Таким образом, само понимание фонемы как пучка дифференциальных признаков, установление самих дифференциальных признаков через систему оппозиций и деление позиций на нейтрализуемые и не подверженные нейтрализации и другие важнейшие положения ПФШ, сыгравшие важную роль в развитии лингвистики, логически вытекают из определения основной функции фонемы как различительной, сигнификативной, дистинктивной.

Объединяет все три фонологические школы функциональный подход, впервые сформулированный в работах Бодуэна де Куртенэ. Этим объясняется некоторые общие моменты в фонематических транскрипциях этих трех школ. Фонематическая транскрипция в этих школах различается лишь в позициях нейтрализации, т.е. в слабых позициях, а в сильных позициях фонематические транскрипции совпадают. Например, слово вот [вот] в ПФШ {воТ}; в МФШ <вотд>; в СПФШ /вот/. Следовательно, во всех трех фонематических транскрипциях в позиции максимального различения зафиксированы одинаковые фонемы. Различия в функциональных подходах сказываются при анализе слабых позиций.

 

ТЕМА: СЛОГ

 

1. Слог как единица речевого потока.

2. Закономерности деления на слоги.

3. Типы слогов.

4. Отличие слогоделения от переноса и морфемного членения.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ

Слог – сегментная единица речевого потока, которая состоит из одного или нескольких звуков, произносимых одним толчком выдыхаемого воздуха.

Один звук в слоге является слоговым (слогообразующим), а остальные – неслоговыми (неслогообразующими). Таким образом, слог – это сочетание слогового звука с неслоговым.

Деление слова на слоги – явление фонетическое. Оно основано на законе восходящей звучности, установленном А.А.Потебней. Суть закона состоит в том, что в пределах слога звуки располагаются от наименее звучного к наиболее звучному. Звуки различны по своей звучности: гласные – звуки максимальной звучности; сонорные согласные – звуки меньшей звучности по сравнению с гласными; шумные звонкие согласные – звуки меньшей звучности, чем сонорные; шумные глухие согласные – наименее звучные звуки, например:

построю [пΛ – стро́˙ – j ˙у], время [в р' э - м' ь]

1 4 1134 3 4 2 3 4 3 4

(1 – глухой шумный, 2 – звонкий шумный, 3 – сонорный, 4 – гласный).

Существует ряд правил слогоделения:

1. Сочетание шумных согласных между гласными отходит к последующему слогу: простой [ прΛ - сто́ị], звезда [зв'иэ - зда́], лодка [ло́ - ткъ].

2. Сочетание шумного согласного с сонорным между гласными отходит к последующему слогу: добро [дΛ - бро́], весна [в'иэ - сна́], весло [в'иэ - сло́].

3. Сочетание сонорного согласного с шумным между гласными имеет слогораздел внутри этого сочетания: парта [па́р - тъ], колба [ко́л - бъ], ломкий [ло́м - к' и ị].

4. Сочетание звука [j] с шумным или сонорным между гласными имеет слогораздел внутри этого сочетания, так как [j] является более звучным, чем даже сонорный: лейка [л' э j - къ], тайна [т а́ ˙j – н ъ], кайма [кΛj - ма́].

5. Сочетание сонорных согласных между гласными отходит к последующему слогу: корма [кΛ - рма́], томный [то́ - мныị].

Существует 4 основания для выделения типов слога:

1) по отношению к начальному звуку слога;

2) по отношению к конечному звуку слога;

3) по отношению к концу или началу слова;

4) по отношению к ударению.

При фонетическом анализе слова необходимо учитывать характеристику каждого слога в слове. Если слог начинается гласным звуком, то он является неприкрытым, если заканчивается им – то открытым. Слог, который начинается согласным звуком, называетсяприкрытым,заканчивается согласным – закрытым. По отношению к началу и концу слоги могут быть начальными, конечными, неначальными и неконечными.

Таким образом, любой слог в слове можно охарактеризовать по четырем признакам: Образование – [Λ - б р ъ - з Λ - в а́˙ - н' û - j ь].

В слове 6 слогов, четвёртый слог ударный, ударение основное, неподвижное.

Слог [Λ] – неприкрытый, открытый, начальный, безударный, третий предударный.

Слог [б р ъ] - прикрытый, открытый, неначальный, неконечный, безударный, второй предударный.

Слог [з Λ] – прикрытый, открытый, неначальный, неконечный, безударный, первый предударный.

Слог [в а́˙] – прикрытый, открытый, неначальный, неконечный, ударный.

Слог [н' û] – прикрытый, открытый, неначальный, неконечный, безударный, первый заударный.

Слог [j ь] – прикрытый, открытый, конечный, безударный, второй заударный.

Слогоделение, деление слова на части при переносе и морфемное членение слова иногда могут совпадать, но они не имеют единых оснований, так как осуществляются на разных уровнях языковой системы:

слогоделение – на фонетическом уровне,

перенос слова – на графическом уровне,

морфемное членение – на лексико-грамматическом уровне.

Перенос слова – членение слова на письме по определенным правилам в случаях, когда слово не умещается в оставшемся месте строки; написание начальной части слова на заканчивающейся строке, а оставшейся – в начале новой строки.

Разбивка слова на части производится не беспорядочно, так как перенос слов не должен замедлять процесс чтения и затруднять восприятие текста.

При переносе слова соблюдаются два основных требования:

1) поскольку самым естественным ритмическим членением потока речи является членение по слогам, то при переносе соблюдается слоговое членение слова: го – ло – ва, голо – ва;

2) слова состоят из значимых частей (приставка, корень, суффикс, окончание), поэтому в некоторых случаях не рекомендуется разбивать переносом значимые части слова и разрушать морфологические границы сложных слов: со – гласный, соглас – ный.

Морфемное членение – это деление слова на составляющие его значимые части: приставка, корень, суффикс, окончание.

 

Слова слоги перенос морфемы
  Страх     [стра´х]     -   страх
  Любовь   [л’у – б о´ф’]   лю - бовь любовь
  Акация   [Λ - ка´ - цы -jа]   ака - ция акация
  Подъезд   [пΛ - дjэ´ст]   подъ - езд подъезд Ø

ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ:

1. Составить словарик лингвистических терминов по теме «Слог».

2. Подготовить сообщение по статье Князева С.В. «О критериях слогоделения в современном русском языке: теория волны сонорности и теория оптимальности // ВЯ. 1999. № 1. С. 84-102.

3. Разделить слова на слоги.

Дорога, пальто, отбежать, лестница, оговориться, меткий, лавка, конфликт, интуиция, подъезд, затишье, держаться, деревня, брусчатка, артиллерия, авангард, корреспондент, пластилин, талисман.

4. Затранскрибировать текст и разделить все фонетические слова на слоги:

МУЗЫКА

В ней что-то чудотворное горит,

И на глазах ее края гранятся.

Она одно со мною говорит,

Когда другие подойти боятся.

Когда последний друг отвел глаза,

Она была со мной в моей могиле

И пела словно первая гроза

Иль будто все цветы заговорили

А.Ахматова.

5. Исправить неправильный перенос в словах, выбранных из современной печати, объясните, в чем заключается ошибка.

Обс-луживающий, прис-тальному, разг-раничение, нап-равление, зап-ретного, нап-ример, отсутс-твовать, выб-раны, сопутс-твующую, посредс-твенных, неп-риятный, восх-валены, безн-равственный, пос-тупки, отк-лонения, во-спета, Островс-кий, безв-кусие, расп-ространилось, Л.То-лстой, неп-лохие, пер-еписать.

6. Составить слова по следующим моделям слогов (гласный – Г, согласный – С): Г – СГ – СГС, СГ – СГ, СГС – СГС, ССГ – СГС, ГС – СГ.

7. Составить модели слогов следующих слов и произведите полный анализ слогов по схеме.

Артист, воротник, ежевика, жнейка, население, объявление, раздолье, разоружение, революция, смысл, швея, эгоизм.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.

2. Богомазов Г.М. Современный русский литературный язык: Фонетика: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. М., 2001. С. 49-58.

3. Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: В 3-х ч.: Ч.1: Фонетика и орфоэпия. Графика и орфография. Лексикология и фразеология. Морфемика и словообразование: Учебн. для филолог. спец. высш. учебн. зав. /Под ред. Е.И. Дибровой. – 2-е изд., доп. и перераб. Ростов-на-Дону. 1997. С. 28-36.

4. Колоколова Л.П. Учебно-методические материалы по современному русскому языку: Для студентов 1-3-х курсов по специальностям «03 29 00 – Русский язык и литература», «03 30 00 – Родной язык и Литература». Стерлитамак, 2003.

5. Лингвометодическая карта по современному русскому языку. Часть 1. Фонетика. Графика. Орфография. Стерлитамак, 1990.

6. Практикум по фонетике, графике, орфографии современного русского языка: Для студентов 1-3-х курсов по специальностям «03 29 00 - Русский язык и литература», «03 30 00 - Родной язык и литература» /Сост. Л.П.Колоколова. Стерлитамак, 2001.

7. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингвистических терминов. М., 1976.

8. Русская грамматика. В 2-х т. Т. 1, 1982. С. 69-89.

9. Русский язык. Энциклопедия /Гл. ред. Ю.Н.Караулов. М., 1997. Словарные статьи: «Слог», «Слогораздел» (С.511-513), «Перенос слова» (С. 329-330).

10. Современный русский язык. В 3-х частях. Учебное пособие для студентов пед. ин-тов. Ч. 1. Введение. Лексика. Фразеология. Фонетика. Графика и орфография / Н.М.Шанский, В.В.Иванов. – М., 1981. С. 107-108, 125-127.

11. Современный русский язык: Учебник / Белошапкова В.А. и др.; Под ред. В.А.Белошапковой. – М., 1981. С. 51-60.

12. Энциклопедический словарь юного филолога /Сост. М.В.Панов. М., 1984. Словарные статьи: «Закон открытых слогов», «Слог».

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных