Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Две концепциисемантики: узкая и широкая 5 страница




Значения предложений так же, как и значения единиц низших уровней — слов и морфем — имеют две модификации — виртуаль­ную и актуальную. О виртуальном значении предложения мы говорим тогда, когда рассматриваем план содержания изолированного предложе­ния, т. е. предложения, вырванного из контекста его употребления. Так, можно многое сказать о значении предложения The man hit the colourful ball и значениях входящих в него слов [Katz, Fodor 1964], или о значении предложения Хороший кондитер не жарит хворост на газовой плите и зна­чениях входящих в него слов [Апресян 1974: 13], при этом совершенно не интересуясь, кем, когда и в какой ситуации оно употреблено. В таком случае мы имеем дело с виртуальным значением предложения — тем


56 Раздел I. Введение в предмет лингвистической семантики


Глава 3. Типология значений



 


общим смысловым содержанием, которое характеризует все случаи его употребления.

Рассмотрим теперь предложение (2):

(2) Я поговорю с твоими родителями.

Вне зависимости от того, кто, в какой ситуации и с какой целью употребил его, оно означает, что некое лицо, совпадающее с «автором» данного предложения, в некоторый момент, который следует за моментом произнесения предложения, будет в течение какого-то периода времени разговаривать с родителями лица, которому адресовано предложение. Это и будет виртуальным значением данного предложения. Теперь рассмотрим содержание того же самого предложения, помещая его в определенный контекст. Контекст может быть как языковым, т. е. представлять собой отрезок предшествующего текста, так и ситуативным, когда мы просто задаем описание ситуации, в которой употреблено данное предложение. Так, наше предложение может быть употреблено в следующих контекстах: (2а) А: Мне придется на время отлучиться. Чем бы тебе заняться, пока меня не будет ?

Б: Я поговорю с твоими родителями; (26) Опять ты пропускаешь занятия. Я поговорю с твоими родителями; (2в) А: Мне не разрешают идти в поход с ночевкой.

Б: Не переживай. Я поговорю с твоими родителями.

План содержания предложения, употребленного в определенном контексте, — это уже не виртуальное, а актуальное значение предложе­ния. Очевидно, что оно включает в себя виртуальное, но не исчерпывается им. В частности, помимо информации, составляющей виртуальное значе­ние предложения, в актуальное значение входит информация о цели того, кто произносит данное предложение, а также информация о теме того будущего разговора, о котором идет речь в (2). В контексте (2а) цель го­ворящего — просто сообщить адресату о том, чем он собирается заняться, ожидая его возвращения. Тема предполагаемого разговора с родителями не фиксирована. В контексте (26) то же предложение выражает угрозу: цель говорящего — воздействие на поведение адресата путем доведения до его сведения, что если он не изменит своего поведения (не перестанет пропускать занятия), то говорящий совершит действие, которое нанесет адресату ущерб (поговорит с его родителями). Тема предполагаемого раз­говора с родителями в данном случае вполне ясна: речь пойдет о том, что их ребенок пропускает занятия. Наконец, в контексте (2в) предло­жение (2) выступает как обещание: цель говорящего — взять на себя обязательство совершить действие в интересах адресата. Темой разговора с родителями адресата будет в данном случае предстоящий поход.

Когда американский философ-логик Пол Грайс [Грайс 1986] анали­зирует значение предложения Милостивый государь, мистер X превосходно владеет английским языком, и он регулярно посещал семинары, рассма­тривая его как полный текст рекомендации, данной профессором сво-


ему ученику, претендующему на должность преподавателя философии, ю он анализирует актуальное значение этого предложения. Оно отличает­ся от виртуального значения того же самого предложения тем, что в него нходит информация, что, по мнению автора рекомендации, мистер X ничего не понимает в философии.

Между двумя полюсами — актуальным и виртуальным значения­ми — можно выделить промежуточную ступень — относительно акту-ализованное, или узуальное значение. Узуальное значение естественным образом выделяется для слов и морфем, но не для предложений. Узуальное значение — это значение, связанное с некоторым классом однородных употреблений. Все употребления слова или морфемы могут быть разби­ты на несколько классов однородных употреблений, причем в пределах каждого класса слово или морфема признаются имеющими одно и то же «значение». Способность признавать одинаковость «значений» в двух различных употреблениях является частью языковой способности носи­телей языка. Так, для слова филолог все его употребления признаются однородными, и следовательно, его узуальное и виртуальное значения совпадают. У слова форма выделяется по меньшей мере четыре класса однородных употреблений:

1) круглой формы,в формезвезды, формаи содержание и т. п.;

2) нарядная форма,школьная форма,одет в формуи т. п.;

3) для отливки изготовили пять форми т. п.;

4) я сегодня не в форме;спортсмены сегодня в отличной формеи т. п.,в каждом из которых данное слово признается имеющим одно и то же узуальное значение. Виртуальным значением слова форма будет сово­купность всех узуальных значений этого слова. Более подробно о соот­ношении виртуального и узуального значений слова мы будем говорить в разделе И.8, посвященном проблеме многозначности.

Анализируя план содержания языкового выражения, надо четко представлять себе, на каком уровне обобщения мы находимся: описы­вается ли актуальное значение языкового выражения в речи, или же виртуальное значение, абстрагированное от всех возможных случаев упо­требления, содержащее их в потенциальном виде, или же промежуточное между ними — узуальное значение.

3.3. Типы значений, выделяемые

по характеру передаваемой информации

Значение языкового выражения, как актуальное, так и виртуальное, не представляет собой монолита. Это сложное структурное образова­ние, состоящее из компонентов, которые также называют «значениями», добавляя при этом уточняющие определения: «денотативное», «сигнифи­кативное», «коннотативное» и т. п. Удачным нам кажется предложенное


58 Раздел I. Введение в предмет лингвистической семантики


Глава 3. Типология значений



 


Б. Ю. Городецким для описания таких компонентов семантической струк­туры языкового выражения понятие семантического слоя, к сожалению, не получившее широкого распространения. В значении каждого выраже­ния выделяется несколько слоев, каждый из которых несет информацию особого рода. Таких слоев выделяется, как правило, четыре, хотя они по­лучают разное наименование у разных исследователей. Почему четыре?

Вспомним те измерения семиозиса, которые выделяются в семио­тике, и соответствующие им аспекты содержательной стороны знака. Их три: синтактика, семантика и прагматика. Но если учесть деление семантики на собственно семантику и референцию, или предметную отнесенность (см. выше, раздел 1.2.3), то получится как раз четыре аспекта. В таблице показано соответствие аспектов семиозиса и типов значения, выделяемых по характеру информации.

 

 

Аспекты семиозиса Типы (слои) значения по характеру информации
семантика денотативное значение
сигнификативное значение
прагматика прагматическое значение
синтактика синтаксическое значение

Денотативный слой значения, или денотативное значение, или про­сто денотат языкового выражения, — это передаваемая им информация о внеязыковой действительности, о том реальном или воображаемом мире, о котором идет речь. Чтобы каждый раз не делать оговорку о реальности / ирреальности мира, с которым соотносится языковое выражение, используется нейтральный в этом отношении термин мирдискурса. Денотативное значение выступает в языке в двух основных мо­дификациях — актуальной и виртуальной. Актуальный денотат языкового выражения — это тот предмет или ситуация из мира дискурса, которые имеет в виду говорящий, употребляя это выражение в речи. Виртуальнымденотатом языкового выражения является множество объектов мира дис­курса (предметов, свойств, ситуаций и т.д.), которые могут именоваться данным выражением. Для краткости, и чтобы не смешивать два вида денотатов — актуальный и виртуальный, вместо термина «актуальный де­нотат» предпочтительно использовать термин референт,а вместо термина «виртуальный денотат» — термин денотат. В том же значении широ­ко используется термин экстенсионал (= «объем понятия»), пришедший в лингвистику из логики.

Говорится, что языковое выражение обозначает свой референт или отсылает к своему референту. Референцией к миру дискурса, т. е. спо­собностью отсылать к нему, обладают только два вида выражений —


именные группы (составляющие предложения, главным словом в кото­рых выступает имя), отсылающие к предметам, и предложения (точнее, сентенциальные составляющие), отсылающие к ситуациям. Что касается виртуального денотата, то он имеется у языковых выражений любых син­таксических типов. Проиллюстрируем введенные понятия на конкретном примере предложения (3):

(3) Мама спит.

(Виртуальным) денотатом, или экстенсионалом имени мама будет множе­ство всех объектов мира дискурса, которые являются чьими-либо мамами. Денотатом глагола спать будет множество всех ситуаций, которые могут быть поименованы этим глаголом. Денотатом предложения (3) будет под­множество всех ситуаций сна, имеющих место в момент речи, субъектами которых выступают чьи-либо мамы. О референте (= актуальном дено­тате) всего предложения и референтах входящих в него именных групп можно говорить только в том случае, когда это предложение рассматри­вается как употребленное в речи, т. е. как высказывание. Допустим, что оно употреблено как сообщение о причине, по которой «мама» не мо­жет подойти к телефону. Тогда референтом данного предложения будет конкретная определенная единичная ситуация мира дискурса (из класса ситуаций, именуемых словом спать), имеющая место в момент речи. Ре­ферентом именной группы, представленной в данном случае одиночным существительным мама, будет конкретное определенное единичное лицо, находящееся в определенном отношении ('быть матерью') к говорящему (или какому-то другому лицу, с точки зрения которого говорящий дает имя данному объекту, например, это может быть мать жены говорящего, т. е. его теща, или мать того, к кому обращено высказывание). Глагол и глагольная группа спит референта не имеет.

Сигнификативный слой значения, или сигнификативное значение,или просто сигнификатязыкового выражения, — это информация о том способе, каким объект или ситуация мира дискурса отражаются в созна­нии говорящего. В отличие от (виртуального) денотата, представляющего собой некоторый класс предметов или ситуаций, сигнификат — это не сам класс, а те свойства, на основании которых эти предметы / си­туации объединены в данный класс и противопоставлены членам других классов. Сигнификат языкового выражения соответствует «наивному» по­нятиюо сущностях, именуемых данным выражением (см. раздел 1.2.3). В направлениях современной семантики, которые применяют при ана­лизе выражений естественного языка концептуальный аппарат и методы формальной логики (например, в формальной семантике),в том же смысле используется термин интенсионал.При этом, как правило, термин «сиг­нификат» обычно используется в паре с термином «денотат», а термин «интенсионал» — в паре с термином «экстенсионал».

Проиллюстрируем понятие сингификата на том же примере (3). Сигнификат имени мама включает в свой состав признаки 'человече-


60 Раздел I. Введение в предмет лингвистической семантики


Глава 3. Типология значений



 


ское существо', 'женского пола', 'родитель некоторого Х-а'. Сигнификат глагола спать включает в свой состав такие свойства ситуаций данного класса, как 'физическое состояние живого существа', 'форма отдыха', 'с максимально возможным без ущерба для организма отключении си­стем последнего' (ср. толкование значения глагола спать в Толково-комбинаторном словаре [ТКС: 785]). Различие между денотатом и сигни­фикатом особенно ясно проявляется в том, что один и тот же актуальный денотат (= референт) может быть обозначен языковыми выражениями с различными сигнификатами. Так, та же самая женщина, которая в вы­сказывании (3) обозначена именем мама, в других случаях может быть поименована как Ирина Сергеевна Смирнова; жена моего шефа; соседка по этажу; министр культуры; дама, которая стоит у окна и т. д. Разу­меется, при тождестве референта, эти языковые выражения различаются по своему сигнификативному значению, поскольку несут информацию о разных свойствах референта (собственное имя не сообщает ни о каких свойствах, кроме пола и вероятной национальности).

Различие между сигификативным и денотативным значением на­блюдается и на уровне предложения. Так, два предложения:

(4) «Спартак» выиграл у «Шинника» со счетом 3:1.

(5) «Шинник» проиграл «Спартаку» со счетом 1:3.

могут иметь в качестве своего актуального денотата (референта) одно и то же событие — конкретную игру в рамках текущего чемпионата страны, но сигнификативное значение — информация о том, как это событие отражено в сознании, как оно им интерпретируется — у них различно. В (4) ответственность за исход матча возлагается на команду «Спартак», а в (5) — на «Шинник». Предложения (4) и (5) эквивалентны в денотативном, но не в сигнификативном аспекте. Как мы увидим ниже, синонимия предложений может определяться по-разному, в зависимости от того, требуется ли от синонимичных предложений совпадение только их денотативных значений, или же сигнификативные должны также совпадать.

Прагматический слой значения, или прагматическое значениеязыко­вого выражения — это содержащаяся в нем информация об условиях его употребления — многообразных аспектах коммуникативной ситуации, в которых оно используется. В число этих аспектов входит и отношение говорящего к денотату языкового выражения (в терминах разнообраз­ных оценочных характеристик типа 'хорошо / плохо', 'много / мало', 'свое / чужое' и т.д.), и отношения между говорящим и адресатом (например, степень близости), и обстановка общения (например, офи­циальная / неофициальная) и цель, которой говорящий хочет достичь с помощью своего высказывания и многие другие параметры, так или иначе связанные с «Я» субъекта речи. Проиллюстрируем понятие праг­матического значения на том же примере (3). Вначале рассмотрим слово мама. Если бы это слово не содержало информации прагматического


чарактера, то его можно было бы употребить для наименования объек-III, входящего в его денотат (экстенсионал) и обладающего свойствами, образующими его сигнификат, в любой ситуации общения. Иначе говоря, 1'сли бы прагматический слой значения слова мама был пуст, не запол­нен, то мамой можно было бы назвать чьего-либо родителя женского иола в любой ситуации. Однако мы знаем, что это не так, и что есть ситуации, в которых надо употребить другое слово с тем же денотатом и сигнификатом — слово мать. Мы обычно называем мамой свою мать. Употребление слова мать при обращении к собственной матери не соот­ветствует литературной норме и может быть расценено как просторечное или грубое. Мамой мы называем также мать лица X, которому хотим выразить свое дружеское расположение и заинтересованность (если речь идет о матери собеседника, то это один из способов проявления веж­ливости). Поскольку в официальной обстановке выражение такого рода чувств исключается, то в такой коммуникативной ситуации используется слово мать. Так, даже свою собственную мать не принято обозначать словом мама в тексте автобиографии, составляемой при поступлении на службу. В качестве сообщения, распространяемого по каналам мас­совой информации, предложение Президент вылетел в город N в связи с болезнью своей мамы явно неуместно именно из-за неверно выбранного способа номинации матери президента, но, беря интервью у президента в неформальной обстановке, журналист вправе выбрать любой из двух рассматриваемых способов номинации, задавая, например, вопрос Как здоровье вашей мамы / матери? Выбор одного из двух слов при этом значим, поскольку отражает разную степень дистанцирования говоряще­го от лица X (в данном случае — от адресата вопроса). Таким образом, в прагматическом значении слова мама содержится определенная инфор­мация об отношении говорящего либо к референту данного имени, либо к лицу X, которому референт имени доводится матерью. Эту информа­цию мы извлекаем из слова мама, даже встретив его в изолированном от контекста предложении. Значит, она входит в языковое значение данного слова.

Рассмотрим теперь другую разновидность прагматического значе­ния, которая обнаруживается не на уровне слов, а только на уровне пред­ложений. Предложение (3) может быть употреблено говорящим только с целью довести до сознания адресата, что ситуация, описанная в (3) (т.е. являющаяся денотатом этого предложения), имеет место в действи­тельности. С другой целью, например, с целью выяснить у адресата, имеет ли место в действительности ситуация, описанная в (3), оно уже не может быть использовано, а вместо него должно быть использовано соответствующее предложение другого синтаксического типа (в русской грамматической традиции — другого типа по цели высказывания) — вопросительное, в данном случае предложение (6):

(6) Мама спит?


62 Раздел I. Введение в предмет лингвистической семантики


Глава 3. Типология значений



 


Таким образом, в значении каждого предложения есть прагматический слой, или компонент, несущий информацию о том, для достижения каких коммуникативных целей оно предназначено (подробно этот компонент семантики предложения будет рассматриваться в разделе Ш.2.3).

Синтаксический слой значения, или синтаксическое значениеязы­кового выражения содержит информацию об отношениях между данным выражением и другими языковыми выражениями в составе речевого от­резка. Это разного рода требования, предъявляемые языковым знаком к своему окружению. Данный тип значения хорошо изучен примени­тельно к слову и почти не исследован на уровне предложения. Подробно о разновидностях таких требований речь пойдет в разделе П.7, а здесь мы рассмотрим в качестве примера лишь некоторые из видов значения, относящегося к данному типу.

Так, знак может предъявлять требования к наличию / отсутствию в своем окружении других знаков, принадлежащих к определенной лекси-ко-грамматической категории и имеющих определенную грамматическую форму. Эти требования применительно к лексико-семантическому уров­ню слова в отечественной лингвистике называются морфо-синтаксической сочетаемостьюслова, а в генеративной лингвистике — рамкой субкатего­ризации,или просто субкатегоризацией. Например, глагол спать выступает в предложении в сопровождении именной группы, являющейся подлежа­щим предложения и стоящей в соответствующей грамматической форме, что может быть отражено с помощью записи вида NP„M._; безличный глагол светать не допускает при себе зависимых именных групп, высту­пая в контексте 0 _ 0; глагол завидеть в норме требует при себе два зависимых именных выражения, выступая в контексте NPHM._NPBHH..

В русском языке прилагательное должно согласовываться с тем су­ществительным, к которому оно относится в роде, числе и падеже и оду­шевленности. Эти требования согласования относятся к синтаксическому слою значения существительного. Так, в синтаксическое значение сло­ва мама входит информация о том, что это: 1) имя существительное; 2) одушевленное; 3) женского рода; 4) единственного числа; 5) в име­нительном падеже.

Синтаксическое значение знака позволяет носителям языка при его употреблении формировать ожидания относительно обязательного или, по меньшей мере, высоковероятного появления при дальнейшем развертывании дискурса других знаков определенного типа.

Хотя, как было сказано выше, понятие синтаксического значения применяется, в основном, в лексической семантике, в последнее время появились исследования, которые позволяют говорить о синтаксическом значении и на уровне предложения-высказывания. Так, реплики диалога не только описывают некоторую ситуацию действительности (денотатив­ное значение), подавая ее в определенной интерпретации (сигнифика­тивное значение) и с определенной коммуникативной целью (прагма­тическое значение), но и предъявляют определенные требования к типу


реплики, которая должна последовать со стороны собеседника. Так, если первой репликой будет вопрос (6), то при нормальных условиях (точнее, при соблюдении условий успешности речевого акта, о которых пойдет речь в разделе Ш.2.3) следующая реплика должна представлять собой предложение с вполне определенным денотативным, сигнификативным и прагматическим значением: это должен быть положительный или от­рицательный ответ на вопрос о том, спит ли мама, а не какое-либо другое высказывание. Такого рода отношения между высказываниями в диалоге рассматриваются в работе А. Н. Баранова и Г. Е. Крейдли-на [Баранов, Крейдлин 1992], где называются отношениями иллокутивного вынуждения.Не подлежит сомнению, что в данном случае мы имеем дело с синтаксическими отношениями на уровне предложений-выска­зываний, и тем самым в значении последних также может быть выде­лен в качестве особого слоя синтаксический слой, или синтаксическое значение.

С противопоставлением типов значений, выделяемых по характеру передаваемой информации, определенным образом соотносится проти­вопоставление лексическогои грамматического значения,которое, в силу его особой важности для определения предмета лексической семантики, будет обсуждаться ниже, в разделе П.2.

3.4. Типы значений, выделяемые

по связи с определенным типом знаний

Понимая значение языкового знака максимально широко — как все содержание, которое в этом знаке заключается, — мы можем вы­делять разные типы значений в зависимости от того, какой тип знанийпредставляет собой та или иная часть этого содержания.

Еще А. А. Потебня в книге «Из записок по русской грамматике» применительно к слову разграничил по данному параметру два вида зна­чения, которые назвал «ближайшим» и «дальнейшим» значением слова. «Ближайшему» значению слова соответствует та часть его содержания, которую он называл языковым содержанием,иначе говоря, та информа­ция, которую связывают с данным словом все носители одного и того же языка, потому что знание этой связи между формой и содержанием слова входит взнание языка. «Дальнейшему» значению слова соответству­ет та часть его содержания, которую Потебня называл «внеязычным», или как принято говорить сейчас, экстралингвистическим содержанием,поскольку его знание не входит в знание языка.Это и научная, энцикло­педическая информацияо денотате слова, и индивидуальные ассоциации,связанные с ним в сознании говорящего. Выше, в разделе 2.3, рассма­тривая различие между языковым значением слова и соответствующим ему (научным) понятием на примере слова река, мы фактически привели пример энциклопедической информации, связанной с этим словом: 'река


64 Раздел I. Введение в предмет лингвистической семантики


Глава 3. Типология значений



 


питается за счет поверхностного и подземного стока с ее бассейна'. Эн­циклопедическая часть внеязыковых знаний, входящая в «дальнейшее» значение слова, в зависимости от степени распространенности этих зна­ний, является достоянием либо всех образованных людей, либо только специалистов в некоторой области. Другая разновидность внеязыкового содержания — это индивидуальные ассоциации. Для каждого человека слово связано со специфической системой образов и представлений, сло­жившейся у него на основе индивидуального жизненного опыта. Великий немецкий писатель XX в. Томас Манн однажды сказал по этому поводу: «Жизнь и постижение ее наделяют отдельные вокабулы оттенком, вовсе чуждым их будничному смыслу, грозным нимбом, не видимым тому, кто хоть однажды с ними не столкнулся в их самом страшном значе­нии». Так, ассоциации, связанные со словом война в сознании людей, переживших войну, будут отличаться от соответствующих ассоциаций у людей, видевших войну только в кино, и у каждого из фронтовиков, помимо общих ассоциаций, с этим словом будут связаны какие-то сугубо индивидуальные образы и представления.

Ясно, что о неисчерпаемости значения слова можно говорить, толь­ко имея в виду его «дальнейшее» значение. В отличие от «ближайшего» значения, которое «народно», «дальнейшее» значение «у каждого разли­чается по количеству и качеству элементов».

Потебня считал, что ведению языкознания подлежит только бли­жайшее значение слова, и тем самым был сторонником узкой концепции семантики (см. раздел 1.1.2). Сторонники широкой концепции семан­тики, хотя в принципе согласны с возможностью выделения в семан­тике языкового выражения двух типов информации — лингвистического(= «ближайшего») значения и экстралингвистического (= «дальнейшего») значения,выступают против возведения непроницаемого барьера между ними, поскольку оба типа знаний — и лингвистические, и экстра­лингвистические — участвуют в процессах порождения и понимания языковых выражений в естественных условиях языковой деятельности человека.

Кроме того, в ряде случаев бывает совсем не просто отличить лин­гвистические знания от экстралингвистических. Особенно остро этот вопрос встает при анализе конкретной лексики, т. е. слов, обозначающих физические объекты и их свойства (см. [Фрумкина 1984]). В последнее время наблюдается тенденция к более широкому включению в семанти­ческое описание лексических единиц в толковом словаре информации, которая на первый взгляд кажется не лингвистической, а энциклопеди­ческой. Еще Л. В. Щерба писал, что в виде «значений слов» в словаре формулируются «правила применения слов-понятий к действительно­сти» [Щерба 1974: 281]. Так вот оказывается, что чем более точно лин­гвист хочет отразить в своем описании правила употребления слова, обозначающего предмет, тем яснее ему становится, что говорящие учи­тывают при этом гораздо больше признаков предмета, чем принято было


шспючать в лингвистическое значение соответствующего слова (см., на­пример, сколько сведений, известных только специалисту, помещено и словарную статью лексемы пиломатериалы в ТКС [Мельчук, Жолков-i кий 1984: 591-593] и как много конкретных знаний о заборах включила li. В. Рахилина в словарную статью слова забор для лингвистического Ми­нерального толкового словаря (см. [Рахилина 1991])). Еще больше ин­формации о физических объектах необходимо включать в значение слов, обозначающих эти объекты, при моделировании способности человека описывать словами то, что он воспринимает зрением (иначе говоря, вер­бализовать визуальную информацию). В посвященной данной проблеме работе [Кобозева 1997] показано, какими знаниями о зеркале оперирует любой человек, правильно употребляющий слово зеркало при описании интерьера комнаты. Ниже мы в качестве примера экстралингвистичес­кого значения приведем эти знания, но прежде нам необходимо ввести понятия, используемые в лингвистической семантике для представления знаний о мире.

Информация о мире, извлекаемая из опыта, хранится в памяти человека не в хаотическом беспорядке, а в виде разного рода связанных конструкций, именуемых в исследованиях по когнитивной психологии и разработках по искусственному интеллекту «схемами» [Bartlett 1932], «сценариями» [Shank, Abelson 1977], «фреймами» [Minsky 1977]. В лин­гвистике в связи со знаниями о мире используется преимущественно понятие фрейма1'. Фрейм— это структура знаний, представляющая со­бой пакет информации об определенном фрагменте человеческого опыта (объекте2', (стереотипной) ситуации). Фрейм состоит из слотов,количе­ство которых соответствует количеству элементов, выделяемых в данном фрагменте опыта. Так, фрейм физического объекта состоит из слотов, соответствующих разнообразным аспектам или параметрам, выделенным на основе опыта общения человека с объектами данного типа. Слот имеет имя, задающее сам параметр, и заполняется информацией о значе­нии, которое данный параметр принимает у данного типа объектов или у данного конкретного экземпляра. Фрейм удобно представлять в виде таблицы, столбцы или строки которой соответствуют его слотам. Вот как выглядит фрейм зеркала из [Кобозева 1997], отражающий знания, используемые говорящими при порождении и понимании текстов:

' Кроме термина «фрейм» в лингвистической семантике для обозначения разного рода структур знаний о мире используются термины «глобальная модель», «когнитивная модель», «псевдотекст», «база», «сцена» (см. [Филлмор 1988: 54, сноска]). Сам термин «фрейм» в лингвистике трактуется несколько по-разному. Подробнее см. обзор [Баранов 1987], словарь [Кубрякова и др. 1996].







Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2021 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных