Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






КОПЫТНЫЕ ИЛИ ТРАВОЯДНЫЕ




 

Приведенное выше рассуждение было необходимо как основание для последующих рассмотрений. Ибо конь - это совершенно особый член большой группы копытных. Они, в свою очередь, принадлежат к еще большей группе плацентарных, то есть тех животных, чьи эмбрионы развиваются в материнском организме с помощью плаценты.

Сами копытные по гениальной концепции Рихарда Оуэна подразделяются на непарнокопытных и парнокопытных. Непарнокопытные - гораздо более малочисленный, а по родам и видам гораздо более ограниченный круг форм. Он охватывает, кроме лошадей, еще тапиров и носо рогов.

Горные коалы

 

К самому лошадиному семейству относятся также зебра и осел.

Второй отряд, парнокопытные, несравненно обширней. Он делится на две основные группы: жвачные и нежвачные. К последним относятся гиппопотамы и многочисленные виды свиней. Жвачные же охватывают близкие к нам и известные с детства семейства, определившие наши представления о животном царстве: тут быки, ламы и жирафы, зубры и буйволы, козы, овцы и горные козлы, а также быстрые газели и антилопы, косули, олени, северные олени, лоси и многие другие. С большинством из них глубоко связано наше детство. В душевном пространстве нашей жизни они живут как близкие спутники.

Все они, и парнои непарнокопытные, имеют много общих черт, которые определяют их как травоядных. Никто из них не кажется ни чрезмерно великим, ни поразительно малым. Скорее они являют целую шкалу от неуклюжей тяжеловесности до тонкого изящества, от бесформенных носорога и бегемота - через зубра, быка и верблюда - к оленю, серне, антилопе и газели. Это выразительная картина последовательного ряда форм парнокопытных. В ней можно увидеть вариабельность, возникающую из телесного покрова и игры мускулов. Тело носорога, покрытое массивными роговыми пластинами, облекающими его подобно панцирю, который превращает ноги в колонны, способные нести такую тушу - это один полюс. Другой образован прелестными изящными газелями и антилопами, чьи стройные и подвижные конечности в воздушном прыжке несут легкое тело через степи и пустыни.

Лишь жирафы вытягивают длинную шею, доставая до самых крон и составляя как бы исключение из общего правила травоядных. А большинство других родов и видов придерживаются человеческих размеров, и лишь изредка преступают их. У больших жирафов тело тоже относительно маленькое, только шея и конечности превышают обычные размеры. Здесь проявляется неуклюжесть и грация, бесформенность и изящество.

Благородный олень

 

Другой существенный признак, может быть, еще более нагляден, ведь он приводит к образованию нового органа. На концах ног образуются копыта, а на голове многообразнейшей формы выросты из роговой и костной субстанции. Это одна из замачательнейших способностей травоядных, создавать себе выросты-рога, а конечности завершать и уплотнять копытами.

Нам нужно научиться познавать оба этих образования, морфологически соотносящиеся одно с другим: вверх - продолжение головы, вниз – копыта. Если рассматривать их е точки зрения полезности, то это уведет на ложный путь, поскольку ни рога нельзя рассматривать как оружие в борьбе за существование, ни копыта как помощь в беге. Когда удар копыта ошеломляет соперника, а рога отгоняют врага, то это то же самое, как в известном вартбургском анекдоте. Мастер швырнул чернильницу в наседавшего на него черта. И насколько можно в обычном смысле слова говорить о чернильнице как оружии, настолько и рога можно называть орудием защиты или нападения.

Рогам чуждо какое-либо рабочее применение. Это родственные либо коже (полые рога), либо скелету (рога оленей) образования, несущие вверх и вовне то, что не может вполне раскрыться внизу или во внутреннем. Ноги завершены копытами и тем самым как бы запечатаны. А наверх распускается и раскрывается новый орган в удивительном многообразии и красоте. Рога оленей - они образуются на костных выростах лобных костей, это но сути окостеневающий отросток, не покрытый роговым чехлом - отличаются от рогов других животных. В немецком языке они называются Geweihe, а рога быков, козлов и др. Homer.

То, что копыта и головные наросты являются взаимно определяющими формами, становится сразу ясным и очевидным, если мы сравним в этом отношении парнои непарнокопытных, поскольку у парнокопытных парными являются также и рога. Они образуются как симметричный относительно основания орган. У носорога, как у непарнокопытного, напротив, рог в центре морды. А если появляются два рога, то они располагаются по средней линии носа друг за другом, а не рядом. Это показывает, что "непарность" действует вплоть до образования рогов, равно как и "парность", образующая симметричные рога.

Зубр

 

Мы напали на след следующего основополагающего принципа, обуславливающего облик копытных. Неповоротливость и изящество определяют телесную форму. Сама же эта форма оказывается как бы в поле напряжений между головными отростками и копытами. Тут совместно действуют две формообразующие тенденции: одна вылепливает очертания тела, а другая завершает его снизу и открывает вверх.

Та формообразующая сила, которая придает телу очертания, внутренне связана с образованием волосяного покрова и тем самым с выработкой и сохранением тепла. Все травоядные, как и человек, теплокровные. Сила, определяющая телесные очертания, укоренена в шерсти и крови.

Другая формообразующая тенденция, формирующая рога и копыта, связана с кожей и костями. Здесь действуют кремний и известь, придающие головным отросткам бесчисленные формы.

Обычно рог сообщает голове определенную тяжесть - достаточно вспомнить о буйволах и зубрах, быках, гну и бонго. Только когда масса рогов как бы растворяется благодаря сильно витой форме (куду, антилопы, горные козы, стейнбеки), они уподобляются парящему облику олених рогов. Оленьи же рога словно приподымают голову. Подобно особому органу чувств, принюхиваясь и ощупывая, врастают они в окружение. Сила кремния определяет форму оленьих рогов, в других рогах действует образующая сила кальция.

То, что в роге быков или козлов еще напоминает копыто, преодолено оленьми рогами. Попельбаум следующим образом характеризует эту полярность: "В обычном роге череп выпускает в окружение отросток, но из-за отмершего покрова снова замыкается в себе и замыкает образующие силы головы... Голова же оленя, несущего рога иного рода, все снова открывается вовне. Поэтому и темперамент этих животных более живой, бодрственный и сильный, в их глазах больше выражения, а в движениях гибкости. "

 

Овцебык

 

Только одна группа, кажется, уклоняется от этого общего описанного нами только что правила: лошади. У них очень сильные и вполне сформировавшиеся копыта. А лоб не увенчан никакими выростами.

На это можно было бы возразить, что свиньи и тапиры тоже обходятся без рогов. Но вместо этого у них - у каждого на свой лад - развился хобот, удлинившийся нос, заменивший то, что иначе как рога или отростки венчает лобную кость. Кроме того, у свиней часто вырастают мощные клыки; здесь в челюсти развивается то, что не раскрылось на голове.

Одни только лошади, в компании своих ближайших родственников, осла и зебры, поднимают голову принюхиваясь, ощупывая, раздувая большие ноздри, не будучи отягощенными рогами или выростами. Это ставит их на особое место во всем круге форм копытных.

 

ЛОШАДЬ И ТРАВОЯДНЫЕ

 

Мы уже говорили, что непарнокопытных несравнимо меньше, чем парнокопытных. Зато к ним относится много сегодня уже вымерших видов.

"Историческое прошлое Земли... доказывает..., что время расцвета непарнокопытных прошло. Тройессарт насчитывает 131 ископаемый род и подрод с 517 видами и подвидами".

Напротив, парнокопытные сегодня находятся еще в периоде своего расцвета и раскрытия, насчитывая очень большое число родов и видов и населяя все континенты, кроме Австралии и Новой Зеландии.

Косули

 

Итак, конь как бы восходит из прошедших времен земного развития в современность, и все же он один из ближайших друзей человека. Или он всегда был его братом?

Немного существует родов, палеонтологическое развитие которых мы можем проследить так же хорошо, как развитие лошади.

Ее ранняя история может быть прослежена по остаткам, найденным почти исключительно в Америке. Самая примитивная форма происходит из эоцена, первой эпохи третичного периода, который мы можем отождествить с раннеатлантическим развитием. Лошадь тогда выступает как эогиппус и развивается в течение этого периода в орогиппуса и эпигиппуса. Эти три лошадиных предка проявляют явное сходство в своем строении с современной лошадью, они только значительно меньше. Эои орогиппус по величине были приблизительно как домашняя кошка. Нога была еще построена не на одном среднем пальце, но ясно присутствовали также второй и четвертый. Челюсть была не так специализирована, как у сегодняшней лошади.

Мы можем предполагать, что первые родственники лошади были ма-ленькими и расторопными животными. Такой хороший знаток, как Абель, считает:

"Древнейшие лошади не были жителями степей, это были маленькие зверьки, по всему виду и облику их следует поставить гораздо ближе к маленькому чилийскому оленю пуду или к яванскому малому канчилю (Tragulus), чем к маленькой лошади."

Оба, малый канчиль и олень-пуду, принадлежат к самым маленьким из ныне живущих копытных. Они не выше 20-30 см, а длиной, включая хвост, 40-50 см. Малый канчиль - это скорее карликовая кабарга, пуду - настоящий олень.

Затем Абель продолжает: "Маттье обратил внимание на то, что древнейшие лошади были, видимо, жителями лесных чащ, питавшимися в основном мягкой листвой и нежными травами".

Затем развитие продолжалось дальше. Во время омиоцена, миоцена и плиоцена, эпох третичного периода, число лошадиных предков постепенно увеличивается. Образуются формы мезогиппус, меригиппус и плиогиппус, и в конце концов почти достигают величины ныне живущих лошадей. Одновременно исчезают боковые пальцы, и единственным носителем все возрастающего веса лошадиного тела становятся средние пальцы на передних и задних ногах. Челюсть унифицируется, уменьшаются клыки, предкоренные зубы и превращаются в коренные. Рисунок 1 отчетливо показывает различия по форме и размерам в строении головы некоторых видов атлантических лошадей.

Из многочисленных остатков можно вывести еще много частностей, нет нужды входить в них подробнее. Существенным же является следующее: едва появившись, тип плиогиппус вымирает на американском континенте. В отложениях плейстоцена не встречается больше лошади, и так продолжается "до тех пор, пока они снова не были привезены в Америку человеком."

Зоологи и палеонтологи чрезвычайно удивлены неожиданным исчезновением живших в Америке древних лошадей; некоторые предполагают, что какая-то эпидемия почти полностью искоренила весь род, и только маленькие группы спаслись через Аляску и существовавшие тогда перешейки в районе Алеут и перебрались на Камчатку и в Восточную Азию.

Фактически случилось так, что только в 16-17-м столетиях, после повторного открытия Северной и Южной Америк, европейцы снова завезли туда лошадей. Никто из живших тогда индейцев и ацтеков не знал раньше этих животных. И все же прародина лошадей и копытных - американский континент.

Рис. 1.

 

Из многочисленных остатков можно вывести еще много частностей, нет нужды входить в них подробнее. Существенным же является следующее: едва появившись, тип плиогиппус вымирает на американском континенте. В отложениях плейстоцена не встречается больше лошади, и так продолжается "до тех пор, пока они снова не были привезены в Америку человеком."

Зоологи и палеонтологи чрезвычайно удивлены неожиданным исчезновением живших в Америке древних лошадей; некоторые предполагают, что какая-то эпидемия почти полностью искоренила весь род, и только маленькие группы спаслись через Аляску и существовавшие тогда перешейки в районе Алеут и перебрались на Камчатку и в Восточную Азию.

Фактически случилось так, что только в 16-17-м столетиях, после повторного открытия Северной и Южной Америк, европейцы снова завезли туда лошадей. Никто из живших тогда индейцев и ацтеков не знал раньше этих животных. И все же прародина лошадей и копытных - американский континент.

Загадка начала разъясняться, когда появились духовнонаучные сообщения Рудольфа Штайнера о древней Атлантиде, подобно ключу отомкнувшие историю эволюции лошадей. Этот огромный континент разрушался в результате водных катастроф при переходе к плейстоцену (делювий или ледниковый период). Наступили эпохи ледникового периода, и часть за частью Атлантида погружалась в увеличивающийся Атлантический океан. С ней погибло и большинство живших тогда животных, исчез и плиогиппус.

А из уцелевших остатков в Европе и Азии развились среди совершенно новых условий живущие сегодня лошадиные расы. Только теперь они превратились в жителей широких степей и пастбищ.

Дикий кабан

 

Абель пишет об этом следующее: "Сегодня лошади живут и в холодных, сухих, высокогорных районах Центральной Азии, и в африканских степях масаи, где... огромными стадами пасутся, или по крайней мере паслись до недавнего времени зебры. Однако в ледниковой Европе мы находим не только лошадей, соответствующих живущим ныне в азиатских высокогорных степях, и тем самым доказывающих существование в плейстоцене в Европе степных лошадей; но в ледниковом периоде в Европе жили также лошади-обитатели леса и тундры, происшедшие как бы из геологических отношений и из характера фауны той поры. "

С помощью схематично намеченных здесь феноменов мы можем составить себе самую первую картину развития лошадиного типа. Из маленьких, почти незаметных, населяющих густые мелкие заросли млекопитающих развились животные, которые становились все больше и больше и в конце атлантического периода приняли облик и достигли размеров современной лошади.

Одновременно раскрылись все остальные млекопитающие, особенно копытные травоядные. Наряду с лошадями появились тапиры и свиньи, образовались жирафы и носороги, приняли свой теперешний облик буйволы и бизоны, овцы и козы, антилопы и серны. Раньше всего на заре Атлантиды появляются нежвачные: свиньи, гиппопотамы и маленький вид бабирусса. Позже, в олигоцене, выступают мозоленогие, как, например, лама, двугорбый и одногорбый верблюды. Одновременно проявились карликовые кабарги (мы уже упоминали малого канчиля). Начиная с миоцена - что соответствует приблизительно середине атлантической эпохи - вступили в развитие жирафы, быки и все виды антилоп. Незадолго перед этим появились многочисленные виды оленей.

Здесь наблюдается бесконечное множество форм, обликов и видов. Все они - копытные, у всех есть рога или отростки на голове, кроме того, они обладают еще не рассмотренной характеристикой, сильно влияющей на их существо и темперамент: все они преимущественно травоядные, постепенно они развивались в жителей лесов и травянистых равнин. Появившиеся в это же время хищные звери являются настоящими охотниками. А копытные пасутся на лугах и в степях. Они разрежали густые леса Атлантиды и преодолевали слишком пышно разросшуюся растительность. Благодаря их образу жизни Нифльхейм древнего мира - страна холода, царство мертвых в германской мифологии - начал просвечиваться светом солнца. Появлявшиеся копытные расчищали слишком густую атмосферу, просветляли пар и туман атлантического мира, противопоставив слишком пышной вегетации переваривающе-усваивающие силы.

 

Корова

 

Здесь мы касаемся одной из тайн, которая выступает перед нами в пастбищных животных. Они, прежде всего жвачные, преобразуют зеленую растительную субстанцию в белое молоко. Это метаморфоза, которая относится к просветлению земного мира. Некогда, в глубокой древности, вся атмосфера была пронизана мировым молоком. Тогда еще дыхание и питание были единым процессом. Затем это разделилось, прием пищи и вбирание воздуха стали независимыми друг от друга процессами."Так, например, в то время, когда лемурийское развитие были в самом расцвете, не существовало еще такого, как сегодня, дыхания и питания. Субстанции были совсем иными, и оба процесса были в определенном смысле едины, и только потом разделились. Человек принимал в себя водянистую, напоминающую молоко субстанцию, и это давало ему одновременно то, что сегодня он имеет раздельно в дыхании и питании".

Копытные ускорили это развитие. Они не только странствовали по Земле; они выедали луга и леса и превращали съеденную зелень в питательную белизну молока. Они проделали подготовительную работу для тех из людей, кто позже стали крестьянами. Теперь уже нетрудно понять, почему быки и свиньи, козы и овцы снова "были найдены" людьми. Они изначально подготовили почву, на которой человек смог затем пахать и боронить, сеять и собирать урожай.

 

 

Африканский буйвол

 

Чем же были при этом заняты лошади? Не прошли ли они мимо, как бы незатронутые этим? Разве они - не старейшие среди копытных, восходящие к самому началу атлантической эпохи? Они не увенчивали себя рогами, но придерживались в развитии середины пути, с тем чтобы остальные смогли отклониться в ту или иную сторону для выполнения своих специфических задач.

 
 

Подобно королю и властелину, развивался конь всю атлантическую эпоху. Он был предназначен к тому, чтобы противопоставить Земле на задних и передних ногах единственный средний палец, и тем самым создать совершенное равновесие между силой тяжести и легкостью.

Как человек - мера всех вещей, так конь может быть назван мерой всех копытных. Он неуклонно развивался к своей земной цели: носить на спине человека, везти его повозку, крутить колеса его телеги. Конь развивался к человеку! Все копытные служат Земле. Так конь становится нашим братом, а копытные - дальними и ближними родственниками.






Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных