Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 3: О презрении и отрицании мира




 

 

«Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или ка­кой выкуп даст человек за душу свою?»— говорит Христос (Мф.16:26).

«Не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обнов­лением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Бо­жия, благая, угодная и совер­шенная» (Рим 12:2).

§ 189. Под «миром» в Святом Писании по­нимается не одно и то же. 1) Мир понимается как весь небесный и зем­ной круг, в котором все созданные вещи заклю­чаются. Так понимается слово: «в мире был, и мир чрез Него начал быть» (Ин.1:10). О создании это­го мира пишется в главе 1 и 2-й книги Бытия. 2) Мир означает и лучшую часть мира сего, то есть человека. Об этом мире говорит Хрис­тос: «Так возлюбил Бог мир» (Ин.3:16-17) и прочее. 3) Мир берется и как все, что в мире сем ус­лаждает и увеселяет нашу плоть, разжигает по­хоть ее, и от Христа отводит, и ведет к вечной по­гибели. Об этом говорит апостол: «Все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1 Ин.2:16). 4) Под миром понимаются и люди, кото­рые, служа своим прихотям, не хотят евангель­ской истины принять и следовать. На этот мир указывает Христос, говоря апостолам: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел» (Ин.15:18).

§ 190. От мира отречься означает: 1) Не то, чтобы от всех вещей отстать. Ибо без них ни одной минуты быть не можем; и ради нас они созданы, чтобы ими пользовались и Бога, Создателя, благодарили. Да и удалиться от них не можем, ибо везде они нас окружают, встречают и следуют за нами. 2) Опять же не то, чтобы людей ненавидеть и ими гнушаться. Ибо повелено нам друг друга любить, и любить не только добрых, но и злых, не только друзей, но и врагов наших, по сло­вам Господа, подражая в том Небесному Отцу, Который «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми» (Мф.5:44-45). 3) Также не то, чтобы заключиться в монас­тыре или пустыне. Ибо мир тот, которого бе­речься должны мы, внутри нас носим, и пото­му, куда ни пойдем, не убежим от него. И как не все, живущие в монастырях или пустынях, его отрекаются, так и в городах и селах пребы­вающие, не все служат ему, как из следующего это увидим. Итак, что же значит отречься от мира? Зна­чит не что иное, как отвратить сердце и любовь от всего того, что нас от любви Божией отво­дит и до вечного неблагополучия доводит. Сюда относится плоть наша со страстями и похотями, которую «должно распинать», если хотим «Христовыми быть», а не мира этого чадами (Галл.5:24). В этом мире заключается самолюбие, са­моволие, сребролюбие, славолюбие, честолю­бие, лесть богатства, славы и чести суетной, которыми надмевается и возносится плоть наша. К этому причисляется все, что увеселя­ет и услаждает чувства наши, и ударяет в сер­дце наше, и помрачает душевное око, которое Свет вечный — Бога — должно видеть; здесь имеет место богопротивное угождение чреву. К этому миру принадлежат братья и друзья наши, жена и дети, отец и мать наши и прочие, когда они нас от Христовой любви отводят. От самого здоровья нашего, от членов наших, от жизни нашей отречься должны мы; бесчестия, поругания, уз, темницы, смерти не ужасаться, когда того честь Христова требует и любовь Божия иначе сохраниться не может. «Всякий из вас, кто не отрешится от всего, что имеет, не может быть Моим учеником», — говорит Хрис­тос (Лк.14:33). Самолюбие, самоволие, сребро­любие и славолюбие есть имение плоти нашей: о них она заботится, их ищет; а когда видит пре­пятствие — не терпит, гневается, злобится и враждует. От этих бесполезных, даже вредных трудов отзывает нас Христос и призывает к Сво­ему покою: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28).

§ 191. Признаки отрекшегося от мира при­мечаются такие: 1) Такой человек свою волю воле Божией во всем старается покорять. 2) Самолюбие свое обуздывает и усмиряет. 3) Богатства, славы и чести не желает, но, хотя и даются ему они, сердца к ним не прилагает. 4) Лишившись богатства, славы и чести и все­го, что в мире этом имеется, не жалеет, но с Иовом говорит: «Господь дал, Господь и взял» (Иов.1:21). 5) Пищу, питье, одежду, покой и прочие мирские вещи не ради роскоши, а ради нужды и требования немощной плоти употребляет и всякой сладости избегает. 6) Как похвалой не превозносится и не уте­шается, так укорами и поношением не оскорб­ляется. 7) Всякие обиды терпеливо сносит и на оби­жающих никому не жалуется. 8) От мира, то есть от злых людей, ненависть терпит, но ненавидящих любит. «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненави­дит вас мир», — говорит Христос (Ин.15:19). Это известнейший признак отрекшегося от мира — что «мир его ненавидит»: ненавидит, как не свое­го. Сказывают, что море содержит в себе толь­ко живых животных, а мертвых извергает вон из себя: так бывает в море мира этого. Кто для мира и прихотей мира живет, тот любезное миру чадо, а кто отрекся и умер для него, того из­вергает и изгоняет вон из себя. 9) Нищеты, бесчестия и поругания, в мире сем случающихся, не боится, поскольку богат­ства и славы не ищет. 10) Всегда помнит небесное Отечество и к нему сердцем и мыслью стремится: «где сокро­вище его, там будет и сердце его», по слову Хри­стову (Мф.6:21). Ибо признаки, которые пока­зывают любовь Божию, те доказывают отвер­жение мира: ибо кто Бога любит, тот не любит мира, и кто мира не любит, тот любит Бога.

§ 192. Из вышесказанного следует: 1) Кто не старается воли Божией творить, а свою исполняет — тот самолюбец и миролюбец. 2) Если уклоняешься от зла не ради Бога, а ради стыда, или суда гражданского, или иной какой временной корысти, то ты политик и миролюбец, а не христианин. 3) Если ищешь чести, славы, богатства в мире этом, хочешь, чтобы тебя хвалили, почитали, прославляли, миру служишь сердцем твоим. 4) Попал ли в какую напасть и прибегаешь к серебру или золоту, к защитникам своим, чтобы избавиться, — на мир надеешься, а не на Бога; к миру прилепился ты, а от Бога отступил. 5) Расширяешь дом и строения богатые, ук­рашаешь слуг, коней, кареты, одеваешься в одежды шелковые и разноцветные ради приобретения тщетной славы — похоти плотской, похоти очей, и гордости житейской служишь. 6) Собираешь столы богатые с дорогими винами и в том увеселение полагаешь — ты чре­ву раб, «твой бог — чрево», а не Господь (Флп.3:19). 7) Делаешь какое добро, то есть или милос­тыню даешь, или в церковь ходишь, или по­стишься, или храмы Божий строишь и украша­ешь, или что иное, чтобы «явиться пред людьми» (Мф.6:18), — миру угождаешь, а не Богу. 8) Когда лишаешься отца, или матери, или жены, или детей, или братьев, или друзей, или богатства, или славы, или чести и прочего, и более скорбишь, нежели когда перед Богом со­грешишь, и так через грех Бога лишаешься — более любишь мир, плоть свою и кровь, неже­ли Христа. Ибо чем более кого любим, тем бо­лее скорбим, когда его лишаемся. 9) Слышишь поносное слово от ближнего своего и гневаешься на него — еще мир имеет место свое в сердце твоем. 10) Ищешь, как бы зло за зло воздать, ото­мстить за обиду — единое мыслишь с миром, который не делает ничего, кроме зла. 11) Боишься бесчестия, изгнания, темницы, ссылки, смерти, и поэтому правды не свиде­тельствуешь — мира боишься, а не Бога; миру угождаешь, а не Богу. 12) Ищешь чести и ранга, и поэтому князь­ям и вельможам угождаешь, ласкаешь и покло­няешься — у мира в подножии лежишь, и миру, как «образу тому златому», Навуходоносором поставленному (см. Дан.3:1—7), бесстыдно поклоняешься. 13) Дома богатые, увеселительные пруды, сады, галереи и прочие забавы строишь, доче­ри приданое или сыну наследство богатое при­готавливаешь, а ради имени Христова нагого одеть, или не имеющему, где главы приклонить, хижины построить, или сидящего в темнице за долг освободить, или пленного выкупить, или не могущего прокормиться питать, или в дол­гах увязшего освободить не хочешь — знай, что плоть и кровь свою и мирскую суету любишь только, а ко Христу никакой любви не имеешь. А когда с людей сдираешь богатство свое, ко­торое для такой непотребной забавы употреб­ляешь, — то не только не любишь Христа, но и гонишь Его бесстыдно со злым миром. От этих примечаний, любезный христианин, можешь и о прочих пристрастиях к миру рассуж­дать и верою с помощью Божией от мирской суеты себя отлучать. О клятвопреступниках, лихоимцах, похитителях, ворах, разбойниках, убийцах, пьяницах, блудниках, прелюбодеях и прочих сквернителях, о тех, кто ненависть за любовь, зло за добро, клевету и злословие вме­сто благодарности воздают, о ругателях и хульниках, о тех, кто суд Божий за серебро попира­ют, правду с престола на землю низвергают и попирают, и так плачущим вместо утешения большие слезы приносят, здесь нет слова: ибо они явные пленники и невольники мира, или даже миродержца и князя тьмы, и хотя имя христианское имеют, хуже самых язычников, которые, водимые только естественным зако­ном, таких пороков берегутся. Не поминаю и о тех, которые в том поучаются, как бы в сер­дце человеческое вкрасться, как бы обмануть, прельстить, уловить, осмеять, одного пред дру­гим оклеветать, одного с другим в ссору и враж­ду привести. Ибо они также явные служители и рабы князя мира сего, который через них дело свое совершает; а его дело — обманывать, лгать, прельщать, любовь искоренять, ненависть, ссо­ру, вражду всевать, и прочее.

§ 193. Причины, которые побуждают нас от любви мира сего отстать и к Богу обратиться, следующие примечаются: 1) Бог Сам нас от мира отзывает к Себе. «Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейс­кая, не есть от Отца, но от мира сего. И мир проходит, и похоть его, а исполняющий волю Божию пребывает вовек», — говорит апостол (1 Ин.2:15—17). И Христос: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». До каких пор вам в суете этой напрасно и бес­полезно трудиться? Не найдете, кроме Меня, истинного утешения и покоя; у Меня одного «найдете покой душам вашим» (Мф.11:28-29). 2) Апостол говорит: «Дружба с миром есть вражда против Бога, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4). Сколь же страшно врагом Божиим быть, и как жалостно от дружбы Божией отпасть, не требует доказа­тельства. Ибо с Богом и миром дружбу иметь, Бога и мир любить невозможно. «Никто не мо­жет служить двум господам: ибо или одного бу­дет ненавидеть, а другого любить», — говорит Христос (Мф.6:24). 3) Христос, Сын Божий, драгоценнейшей Своей Кровью искупил души наши для вечной жизни. Как несмысленно и безумно делаем, когда золоту, серебру, тленным сокровищам, чести и сладострастью порабощаем их и такую Его благодать презираем! Какую неблагодар­ность показываем Ему, когда небесные блага, неоцененной Кровью Его снисканные, остав­ляем и ищем тленных земных! 4) Великая также неблагодарность и презре­ние Ему бывает от нас, когда Его, Создателя, Любящего и Избавителя, оставив, сердцем к зо­лоту, серебру и гордости житейской, как к идо­лам, обращаемся и прилепляемся. Здесь при­личествует слово пророка Божия Моисея, ко­торым он неблагодарность ветхого Израиля обличает: «Род строптивый и развращенный, это ли Господу воздаете» (Втор 32:5-6)? Господь так тебя возлюбил, что ради тебя образ раба принял, пострадал горько и позорной смертью умер, а ты, оставив Его, любишь бесчувственное создание Его, и так, уклоняясь от Бога к миру, как бы вместо благодарного почитания и поклонения спину к Нему обращаешь, как об израильтянах говорит Господь: «Они обратились ко Мне спиною, а не лицом» (Иер.32:33). Любить Бога и мир, Богу прилепляться и миру вместе невозможно, как сказано. 5) Сколь великое безумие — любить несмысленную и бесчувственную вещь, от кото­рой взаимно любимы быть не можем! Ибо вещь бесчувственная и мертвая, как-то: золото, се­ребро любить нас не может, а только прельща­ет, ослепляет, пленяет и губит нас. Итак, и нам не подобает любить его, а только одного живо­го и бессмертного Бога, любящего нас, и по­добного нам человека. 6) Высокое христианское благородство воз­браняет нам к тленным и суетным вещам серд­цем прилепляться; а оно не в чести, славе, ти­тулах, знатной фамилии мира этого, состоит, а во внутренней душевной красоте, по образу Божиему созданной и благодатью Христа, Сына Божия, возобновленной. Этого благородства суетная честь и слава недостойна, хотя бы она и от всего мира воедино собрана была. И как для царского высокого титула — низшая по­честь и для порфиры его — рубище, так для хри­стианского достоинства, как небесного, земная честь не приличествует. Итак, как, будучи «ро­дом избранным, царским священством, народом святым, людьми, взятыми в удел» (1Петр.2:9), та­кую высокопочтенную фамилию раболепным честолюбием мира сего бесчестить, и, как сол­нца сияние, славу ее мглой славы суетной по­мрачать дерзаем? Зачем ищем вне нас чести и славы, когда внутри нас такое достоинство имеем? «Ибо вот, царствие Божие внутри вас», — говорит Хрис­тос (Лк.17:21). Зачем стараемся собирать вне нас сокровище тленное, которое «моль и ржа истреб­ляют и воры подкапывают и крадут, когда внут­ри нас дано нам иметь такое сокровище, кото­рого ни моль и ржа не истребляют и ни воры не подкапывают и не крадут» (Мф.6:19-20)? Зачем гоняемся за увеселением суетного мира, когда Сам Сын Божий хочет утешить нас и увеселить? «Вот, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр.3:20). Эта пресладкая вечеря — не во вкушении сладкой и искусно приготовленной пищи, не в питии дорогих, сердце увеселяющих вин состоит, но в благоприятном вкушении любви и благости Божией. Этой вечери чем кто более будет причащаться, тем более для него мерзки­ми будут сладости мира сего. 7) «Мы не свои, ибо мы куплены дорогою ценою» (1Кор.6:19-20). «Не тленным серебром или золо­том искуплены мы от суетной жизни, преданной нам от отцов, но драгоценною Кровью Христа, как непорочного и чистого Агнца» (1 Петр.1:18-19). Итак, не для иного должны мы жить и служить, но Тому, Который искупил нас таким чудным образом. Раб купленный тому господину слу­жит, который его купил, а иного господина не знает. Так и мы искупившему нас Христу дол­жны жить и угождать, а не миру и не себе. «Хри­стос за всех умер, чтобы живущие уже не для себя жили, но для Умершего за них и Воскресшего», — поучает апостол (2Кор.5:15). 8) Пристрастившиеся к миру сытости не знают. Поэтому каждый должен заблаговремен­но от сетей этих пагубных отстать, дабы, в них запутавшись, так не окончить жизнь свою: тог­да уже мир его и, когда он не хочет, оставит. 9) Пристрастие к миру причиной многих зол бывает. 10) Мирские вещи так пленяют человечес­кое сердце, что не допускают его о Боге помыс­лить и о душе своей заботиться. Богач сребро­любивый там всегда сердце свое имеет, где со­кровище его: сегодня приходы, утром расходы считает, на третий день о новых приходах ду­мает; в доме сидя заботится, чтобы товары, в торг пущенные, не пропали; вне дома боится, чтобы сокровище в доме не украдено было. В церкви стоит, и тут неспокойно сердце его, и тогда то к сундукам, то к лавкам, то к прочим местам, где товары ходят, мыслью бросается; днем об этом заботится, ночью заботится, и во сне заботится. Мучительная и бесполезная за­бота! Пишется в Апокалипсисе, что «не будут иметь покоя ни днем, ни ночью поклоняющиеся зве­рю и образу его» (Откр.14:11); подобно не имеют покоя, но непрестанно в сердце своем мучают­ся, то страхом, то печалью снедаясь, те, которые перед богатством мира этого, как пред звериным образом, сердца, как колена, преклоняют. Что о сребролюбии, то и о честолюбии и славолюбии должно разуметь. 11) Служащие миру непременно будут при смерти жалеть и совестью мучиться, что мир этот любили. Пленники, которые попадаются в вар­варские и мучительные руки, день целый рабо­тая, вечером не иное что от них, как посмеяние и биение принимают. Так и пленники мира сего, приблизившись к концу жизни своей, не что иное от него чувствуют, как ударения и язвы грехов, которыми совесть их уязвляется, что миру, а не Богу служили; принимают и посмея­ние от князя мира сего, как бесчеловечного мучителя, который этой суетой их прельщал и обманывал. Спроси у умирающего миролюбца, ум и сер­дце которого были заняты суетой мирской: что он тогда чувствует внутри себя? Сильное уда­рение грехов, печаль, страх и ужас поражают совесть его и к конечному преклоняют отчая­нью. Враг душевный предстоит и смеется: «В руки наши пришел и нам предан ты!». Тогда бедная душа мятется, кается, жалеет, сокру­шается, что в такой непотребной суете жизнь проводила; тогда праведно, но поздно обо всем рассуждает; тогда признает, что» суета сует и все суета» (Екк.1:2). Итак, учись, всякий, и старайся мир сей оставить, пока мир тебя не оставит, и не опечалит, и не посмеется над тобой. 12) Мир сей непостоянен. Как на воздухе различные перемены бывают: то день, то ночь, то светло, то мрачно, то тепло, то холодно, так и с человеком в мире сем случается: то богат­ство, то нищета, то слава, то бесславие, то честь, то бесчестие последует. Бывает, что кто сегод­ня богат, наутро нищ; кто ныне ездит на ко­леснице, наутро заключается в темнице; кого вчера хвалили, сегодня ругают; кому поклоня­лись, того попирают. И едва ли найдется, кто бы в одном постоянном счастье до конца жизни своей дошел. Зачем же за такой суетой гонять­ся, которая, как дым, ненадолго является и ис­чезает? 13) Апостол говорит: «Мы ничего не принесли в мир; явно, что ничего не можем и вынести из него. Имея пропитание и одежду, будем довольны тем» (1Тим.6:7-8). И Иов праведный то же: «На­гим вышел из чрева матери моей, нагим и опять отойду» (Иов.1-21). Как, входя в мир сей, ниче­го, кроме нагого и немощного тела, не вносим, которое, кроме нужной пищи и одеяния, не требует ничего, так, и от мира сего исходя, ни­чего не износим. Золото, серебро, славу, честь, титулы, вотчины, дома, рабов, рабынь, коней, кареты, виссоны и прочее мирское в мире ос­тавляем; и самого тела в день кончины нашей совлекаемся. С одними душами на тот свет отходим. Сколь же бедно умирает особенно тот, который «собирает сокровища для себя, а не в Бога богатеет» (Лк.12:21)! Поэтому безумие такого Сам Бог обличает: «Безумный! В сию ночь душу твою возьмут у тебя; кому же достанет­ся то, что ты заготовил?» (Лк.12:20) 14) Христиане в мире этом — пришельцы и странники. «Не имеем здесь постоянного града, но ищем будущего», — говорит апостол (Евр.13:14). И Давид Господу молится: «я странник у Тебя и пришелец, как и все отцы мои» (Пс.38:13). Если странники и пришельцы мы на земле, как и отцы наши, то на ином месте Отечество наше и дом наш. Зачем так отягощаем странствующую душу нашу? Зачем столько богатств собираем ради одного смертного тела, которое может од­ним куском хлеба и чашкой воды довольство­ваться, и которое со светом этим оставим? Не безумие ли, ради такого малого и бедного тела, которое малым довольствуется и в землю, бу­дучи от нее же взятым, обратится, столько стро­ить домов, столько собирать сокровищ, столько приготавливать одеяний, украшений, столько заготавливать кушаний, столько иметь слуг? Ей, прелесть одна суетного мира и обман кня­зя тьмы, который помрачает душевные очи людей, чтобы этой суеты не могли усмотреть! 15) Отечество христиан — на небе, где и Отец их, Которому молятся так: «Отче наш, Иже еси на небесех!» И так, к этому Отечеству должны все­гда сердца свои возводить, а не к земному при­лепляться. Купцы, странствующие по чужим странам, товары там собирают, но предпосы­лают их или сами привозят в Отечество свое. Так и христиане, странствующие в этом мире, должны товары свои духовные — которые есть добродетели — собирать и предпосылать в не­бесное свое Отечество; «собирать себе сокрови­ща на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут». Итак, «где сокровище их будет, там будет и сердце их», по слову Христову (Мф.6:20-21). 16) Христианам наследие, богатство, честь, слава, венцы, царство и все блага на небесах уготованы. Итак, зачем ищем в мире и с миром царствовать, прославиться и веселиться? Разве хотим и здесь, и там царствовать? Но быть это никак не может, ибо «узкий», а не пространный «путь» к тому царствию приводит (Мф.7:14). Итак, прельщаются те, которые и в мире сем хотят пространно жить, и со Христом вовеки царствовать, и надежда их обманет. 17) Христос, Сын Божий, как словом, так и житием Своим научил нас суету мира сего пре­зирать и так входить в небесное царствие, ко­торое Он горьким Своим страданием и смер­тью отворил верующим во имя Его. Он в нище­те пожил и «не имел, где приклонить голову» (Мф.8:20). Нам ли за богатством гоняться и дома рас­ширять? Он «смирил себя, быв послушным даже до смерти» (Флп.2:8). Нам ли, червям, гордить­ся и превозноситься? Он презирал славу и хва­лу человеческую. Нам ли искать прославления? Он прощал врагов Своих. Нам ли искать отм­щения? Он горькую чашу страдания пил. Нам ли в сластях валяться? Весьма прельщаемся, когда, так живя, хо­тим быть христианами! Не то Он в Евангелии христианам Своим предлагает. Не богатство, не честь, не славу, не роскошь, не пространство в мире сем обещает, — но что? Скорби, тесный путь и узкие врата, любовь к врагам, отверже­ние от себя и каждому свой крест, как Сам Себя во образ дал нам. Если мы христиане, то не только имя носить, но и Дух Его иметь долж­ны. «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его», — говорит апостол (Рим 8:9). Если Он Учитель наш, то не только слово Его слушать, но и тому, чему слово Его учит нас, учиться должны мы. Если житие Свое во образ дал нам и сказал: «Научитесь от Меня» (Мф.11:29), — то не только смотреть на нищету, сми­рение, терпение, кротость и страдание Его, но и учиться этому от Него должны. Если Он Вождь нам к небесам, то должны мы за Ним идти тем путем, Каким Он Сам шел. «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф.16:24; Мк.8:34; Лк.9:23). Если Пастырь Он наш, то мы, овцы Его, должны голос Его слушать. «Овцы Мои, — говорит, — слушаются голоса Моего» (Ин.10:27). Если Он Глава наша, то мы, как члены Его, дол­жны Ему повиноваться. Если Он Жених наш, то должны мы веру и любовь к Нему цело хранить и не обращаться к нечистой любви мира сего. Этого от нас требует Христос наш, о хрис­тиане, если хотим не только именоваться, но и быть христианами. Посему рассмотри себя, всякий, христианин ли ты, хотя христианином и называешься; и, рассмотрев, всячески старай­ся, чтобы и делом быть христианином, дабы не услышать страшного того гласа от Христа: «Не знаю вас, откуда вы» (Лк.13:25, 27). 18) Христос говорит: «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повре­дит» (Мф.16:26)? Что тебе пользы от того, что ты всю славу и все богатство мира сего будешь иметь, и лишишься вечных благ, против кото­рых все блага временные — как ничто, и попа­дешься в горестное и мучительное состояние, в котором вечно, без конца страдать будешь? Какая там польза, где души погибель? Слава эта, как дым, исчезнет; богатство в мире оста­нется; сладости и утехи прекратятся, но вместо того вечное поношение, печаль, воздыхание и мучение воспримет тебя. О какое обнимет тог­да раскаяние! К этому бедствию и горести мир любителей своих приводит и за любовь их воз­дает им вечную погибель. Ибо «дружба с миром есть вражда против Бога», — говорит апостол (Иак.4:4). 19) Оставившие мир верой ради любви Хри­стовой Христа со всем небесным и вечным со­кровищем обретают; и как в мире сем Ему сооб­разны были в смирении, любви, терпении, кро­тости и прочем, так в будущем веке сообразны будут славе Его (см. Рим.8:13, 18, 29). 20) Оставившие мир верой и временные свои сокровища имеют лучшее, нежели миро­любцы. Не ищут богатства, но живут, как и бо­гачи. Не имеют богатства, но не имеют и из­лишнего попечения, печали, смущения, стра­ха. Довольствуются тем, что Бог им подал, и потому наслаждаются всегдашним внутренним покоем. Этого не имеют сыновья века сего, ко­торые имения свои ищут со многими трудами, хранят с великим страхом, лишаются с великой печалью. Избегают чести и славы, но за ними слава бежит. Ибо как к солнцу идущие, сколь­ко ни убегают от тени своей, убежать не могут, так к Вечному Солнцу — Богу — приближаю­щиеся чем более избегают славы суетной, как тени, тем более слава за ними следует. И как свет во тьме, так и они скрыться не могут. И хотя злой мир свет этот помрачить старается, одна­ко помрачить не может: даже большее сияние издает. Уклоняются они от сладости и веселостей внешних; но внутри намного лучшую и ис­тинную сладость и веселье имеют, которым уте­шаются более всех увеселений мира сего, — это веселье состоит в чистой совести и «радости во Святом Духе» (Рим.14:17). Итак, хочешь ли быть богатым? Не ищи бо­гатства. Ибо не тот богат, кто много имеет, а тот, кто тем, что имеет, довольствуется, и более не желает. Как называем сытым не того, кто мно­го ест и пьет, а того, кто более есть не хочет. Хо­чешь ли иметь славу? Избегай славы и будешь иметь славу, хотя и не желаешь ее. Хочешь ли иметь сладость? Уклоняйся от сладости и бу­дешь иметь истинную сладость. Каковых со­кровищ мир иметь не может, хотя и много ста­рается.

§ 194. Может здесь кто-нибудь напротив помыслить и сказать: «Все создания ради чело­века сотворены — зачем от них отрекаться?» Отвечаю: 1) Не от создания отрекаться должно, а от любви к созданию. Известно, что все ради чело­века сотворено, тем самым все должно человеку служить, а не человек ему. Создание человеку должно служить по повелению Божиему, а не человек созданию. Служит же человек созданию, когда сердцем к нему прилепляется и любовь, которую Богу должен, созданию посвящает. 2) Должно создания употреблять умеренно, а не излишне, ради нужды, а не ради сладост­растия. 3) Создания как следы и свидетельства, ко­торые показывают Создателя, и от них учимся и увещеваемся любить и почитать Создателя. 4) Создания служат нам, чтобы мы Созда­телю служили; а если не служим, то и их служе­ние нам тщетно бывает, и Богу отсюда великая неблагодарность следует. Ибо человек, как ра­зумное создание, есть ближайший слуга Божий и как посредник между Богом и созданиями, пользуясь служением которых, Бога благода­рить за них и Ему служить должен. Как рабы господину своему служат ради того, чтобы он Монарху и обществу служил, а если эту должность господин оставляет, то и их служение че­рез нерадение его бесполезно бывает, так и со­здания человеку служат, чтобы он Богу служил, и в своем лице за всех их Бога, Создателя всех, благодарил и хвалил. А если этого не исполняет, то и создания напрасно употребляет, и потому Создателю своему неблагодарным является и причиняет обиду: обида бывает, когда должное не воздается.

§ 195. Для того чтобы от любви к суетному миру отвратилось сердце нужно: 1) Вера нелицемерная (которая имеет мес­то свое в сердце, а не только на языке); без нее этого отвращения быть не может. Ибо свойство веры в том примечается, что она одного Бога ищет, к Нему одному прилепляется, на Него одного надеется, уповает; защиты, помощи, избавления, спасения от Него одного ожидает и Его воле следует. Следовательно, удаляется от твари, от всего видимого, земного; от богатства, чести, славы, всякого пристрастия сердце чело­веческое, в котором находится, отвращает и к одному невидимому и вечному привлекает. Ибо как плоть и чувства наши склоняют и влекут сердце наше к земному и видимому, так, напро­тив, вера отвращает от этого и обращает к Богу и Его вечным обещанным благам, в основание полагая истину Божию, в слове Его святом яв­ленную и утвержденную. 2) Нужно поучение усердное в Слове Божием, которое с помощью Божией веру укореня­ет и умножает и суету мира сего показывает. 3) Размышление о настоящей и будущей жизни, о настоящем и будущем веке, о времен­ных и вечных благах. Ибо так человек внутрен­ними глазами может усмотреть суету мира сего и прийти в познание истинного блаженства. Это более всего нужно — чтобы познать суету и то, в чем состоит истинное блаженство. 4) Поскольку «плоть желает противного духу» (Галл.5:17), и через чувства, как орудия свои, вле­чет нас к земному и видимому, нужно подкреп­ление от помощи Божией. Для чего должны всегда усердно молиться с пророком: «отврати очи мои, еже не видети суеты; в пути Твоем живи мя», Господи (Пс.118:37)!

 

Глава 4: О любви Божией

«Если любите Меня, соблю­дите Мои заповеди», — говорит Христос (Ин.14:15).

«Кто имеет заповеди Мои и соблюдает их, тот любит Меня; а кто любит Меня, тот возлюблен будет Отцом Моим; и Я возлюблю его и явлюсь ему Сам», — говорит Христос (Ин.14:21).

§ 196. Что есть любовь Божия, и какая сла­дость ее, слово изобразить не может. Одни только те познают ее, которые вкушают сла­дости ее. Поскольку любовь эта есть духовная и дело Святого Духа, так как «плод духовный есть любовь» (Галл.5:22). Однако плодами своими, как солнце лучами, показывает себя, и подает по­знание себя и другим. 1) Истинно любящий Бога старается волю Божию исполнять не ради страха наказаний, но ради того, чтобы Любимого не оскорбить. От­сюда следует тщательное соблюдение Божиих заповедей, в которых воля Божия изображается; о чем Сам Христос говорит: «Кто имеет за­поведи Мои и соблюдает их, тот любит Меня». Так сын добрый волю отца своего, жена добрая волю мужа своего старается исполнять, чтобы любимого не опечалить: ибо опечаливание про­тивно любви и любовь разоряет. 2) Истинно любящий Бога ради Бога любит всякого человека, ведая, что всякий человек — Божий и Бог его любит. Ибо любящий любит и того, кого любимый его любит. Например, поскольку любишь друга своего, любишь ради него и того, кого друг твой любит. Отсюда апостол заключает, что нет в том и к Богу любви, кто не­навидит брата своего, то есть всякого человека: «Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо нелюбящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Ко­торого не видит?» И добавляет: «И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога лю­бил и брата своего» (1Ин.4:20-21). 3) Истинно любящий уклоняется от всего того, чем любимый его оскорбляется, ибо ос­корбление противно любви. А поскольку Бог всяким грехом оскорбляется, то истинно лю­бящий Бога всякого греха бережется, как пророк увещевает: «любящие Господа, ненавидьте зло» (Пс.96:10). 4) Истинно любящий Бога Его в сердце все­гда обнимает и носит, ибо любовь истинная в сердце свое место имеет, почему всегда с любо­вью и почтением святое имя Его вспоминает, радуется Ему, благодарит Его, хвалит, поет и прославляет Его с радостью, без лицемерия. Так и сын добрый мать или отца своего, поскольку сердечно любит, часто вспоминает, когда не видит их или находится в удалении от них. 5) Истинно любящий Бога желает всеусердно с Любимым соединиться, почему часто молится, воздыхает, плачет, с пророком сердцем вопия: «Как лань стремится к источникам вод, так душа моя стремится к Тебе, Боже» (Пс.41:2). Таковому смерть не страшна, но желан­на, поскольку через нее к лицу любимого Бога перейдет. Таков был Павел, который «желал разрешиться и быть со Христом» (Флп.1:23). 6) Истинно любящий Бога старается подражать Ему в нравах Его: старается быть кротким, терпеливым, незлобивым, милостивым, милосердным, щедрым не ради иного чего, но ради того только одного, что таков Любимый его. К этому апостол нас увещевает: «Подражай­те Богу, как чада возлюбленные» (Еф.5:1). Ибо истинное Божие чадо не может не любить Бога, как Отца своего. 7) Истинно любящий Бога уклоняется от любви к миру сему, поскольку любовь Божия с любовью мирской совместиться не может, как говорит апостол: «Кто любит мир, в том нет любви Отчей» (1Ин.2:15). 8) Истинно любящий Бога во всем ищет славы Божией, а не своей, и молится о том, что­бы имя Божие славилось: «да святится имя Твое», Отче Небесный, как Христос научил (Мф.6:9),
для чего старается от всякого зла уклоняться и всякое добро делать не ради суетной своей сла­вы, но во славу и честь имени Божия. Отсюда бывает, что за честь Божию во всякую беду и саму смерть себе повергает и желает лучше уме­реть, нежели видеть или слышать бесчестие имени Божия, каковы были мученики святые. 9) Истинно любящий Бога безропотно тер­пит всякую беду и напасть, ведая, что не без воли Божией все бывает; и хотя в таком случае немощная плоть и начинает смущаться, одна ко духом терпения усмиряет ее. 10) Истинно любящий Бога, когда по немо­щи что согрешит и почувствует в совести ударение, очень жалеет о том, скорбит, ругает себя, гневается на себя, смиряется и повергает себя с любовным смирением перед Создателем и Отцом своим Небесным. Так сделал искрен­ний и теплейший любитель Христа Бога свя­той Петр, который, отрекшись от Любимого, «выйдя вон, плакал горько» (Мф.26:75). 11) Чем больше и горячее в ком любовь эта, тем большие являются действия ее. Эти действия несколько объясняются и от человеческой люб­ви, которая бывает между родителями и детьми, между мужем и женой, между любезными и вер­ными друзьями. О чем всякому оставляю рас­суждать; а я здесь свое рассуждение предлагаю о поощрении к этой сладкой любви.

§ 197. Причины, которые при помощи бла­годати Божией возбуждают любовь Божию, примечаются сии: 1) Бог есть Благость высочайшая, естествен­ная, вечная и бесконечная. И кто из людей ни благ, не сам в себе благ, но постольку, посколь­ку благости Божией участник. Бог же Сам в Себе по Своему естеству Благ. Посему Христос говорит: «Никто не благ, только один Бог» (Мф.19:17). Итак, сама благость Божия привлекает всякого к любви Божией. И хотя люди любят и зло, однако под видом добра любят, как добро любят, а не как зло; зла, поскольку оно есть зло, никто не любит, но уклоняется от него. Итак, если созданное и несовершенное добро любим, тем более должны любить естественное и со­вершенное Добро, которое есть один Бог. К это­му пророк увещевает: «вкусите и видите, как Благ Господь» (Пс.33:9). 2) «Бог есть Любовь», как говорит апостол (1Ин.4:16), и Любовь вечная и неизменная. Если в созданиях, например, в матерях к своим детям, горячую насадил любовь, то несравненно большую и превосходную Сам имеет. Сама Бо­жественная любовь Его к любви привлекает сердце человеческое. Ибо и человек ничем так, как любовью своей, к любви к себе других при­влекает, ибо без любви ничто нам не приятно. Любовь и самых жестокосердных, как магнит железо, влечет к себе и привлекает. Хотя и не знаем кого, а слышим, что любвеобильный че­ловек есть, сердце наше возбуждается к любви к нему. Мы же в Божией любви заключены, «ибо мы Им живем, и движемся, и существуем» (Деян.17:28). И куда ни обратимся, Божия любовь вез­де встречает нас. И столько ее свидетелей и проповедников, сколько Божиих к нам благодеяний, так что и малейшего времени без нее не можем быть. Итак, как такая любовь не подвигнет сердца нашего ко взаимной любви? 3) Бог есть Красота всех красот, которой Ангелы святые и все Божий угодники насытиться не могут. Красивое солнце, луну, звезды сотворил Он, то несравненно превосходную красоту имеет Сам. «В славу и великолепие Ты об­лекся, Ты одеваешься светом как одеждой», — говорит Ему Псаломник, Духом Божиим просвещаемый и восхищаемый (Пс.103:1-2). Под красотой же этой понимается не телесная, а духовная некая любезность и благодать, всю красоту телесную несравненно превосходя­щие, и духи святых неизреченно веселящие. «Бог есть Дух» (Ин.4:24), и что ни есть в Боге, то ду­ховное, и есть Сам Бог. Некую каплю этой слад­кой и увеселительной благодати и ныне любя­щие Бога в сердцах своих ощущают, когда со Псаломником иногда восклицают так: «Боже, Боже мой, к Тебе с утра обращаюсь: возжажда­ла Тебя душа моя!» (Пс.62:2) Иногда так: «Как лань стремится к источникам вод, так стремится душа моя к Тебе, Боже. Возжаждала душа моя к Богу Крепкому, Живому: когда приду и явлюсь Лицу Божию» (Пс.41:2-3)? Иногда так: «Что мне на небе и без Тебя что желать мне на земле? Из­немогло сердце мое и плоть моя, Боже сердца мо­его, и часть моя, Боже, вовек» (Пс.72:25-26). Но тогда насытятся совершенно того, когда явятся Лицу Божию и увидят Его «лицом к лицу» (1Кор.13:12), «как Он есть» (1Ин.3:2). 4) Бог человека по одной Своей благости, без всякой нужды и пользы для Себя, создал и из небытия в бытие привел (см. Быт.2:7). Это одно какой любви и благодарности нашей к Создателю требует, всякий может удобно по­знать. 5) Бог человека создал не так, как прочие вещи, но особенным советом. Весь мир сози­дая, Преблагой Создатель наш и Бог говорит: «Да будет!—и было так» (Быт.1:3, 6, 9,11,14-15,20,24); «сказал — и были; повелел — и создались» (Пс.148:5), — а когда человека хотел создать, как некое великое и преславное дело создавая, говорил так: «сотворим человека по образу На­шему и по подобию» (Быт.1:26). О сколь вели­кой чести удостоился человек в создании от Создателя своего! 6) Великое почтение человеку, что он таким Божиим советом сотворен, но большее то, что по образу Божиему сотворен. Все прочие созданные вещи, небо и земля и все украшение их — свидетельства всемогущества, премудрости и благости Божией; но человек есть образ Божий. Ум не может постигнуть этого Божия
благоволения к человеку. О, сколь высоко почтен Богом человек! Как много обязан в этом благости и любви Божией человек! 7) Весь свет на службу человеку определил Бог. Небо, солнце, луна, звезды, воздух и земля с украшением своим одному человеку служат. Бог ради Себя не нуждается в них. Ибо что ни создал — для человека создал. 8) Бог падшего человека таким чудным и уму не понятным образом восстановил, и об­новил, и в первое состояние, даже в лучшее, через Единородного Сына Своего Иисуса Хри­ста привел, так, что «тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин.1:12). Небо вместо рая со всеми благами, которых «не видел глаз, не слышало ухо, и не приходило на сердце человеку» (1Кор.2:9), человеколюбиво отворил им, и его жителями и царствия Его вечного участниками сделал. 9) Святого Духа, Утешителя, Просветите­ля, Наставника и Хранителя, когда они просят, им подает; Он вопиет в сердцах их: «Авва, Отче!» (Галл.4:6) 10) Заблудших и отвратившихся со всяким желанием призывает и ожидает на покаяние. Кающихся с радостью принимает. 11) Все эти и прочие неведомые блага от одной любви делает нам. Ибо истинное благо­деяние не от иного чего, как от истинной и го­рячей любви происходит. Итак, достойно и пра­ведно любить Того, Который «прежде возлюбил нас» (1Ин.4:10, 19). Иначе без обиды и оскорб­ления возлюбившему быть не может, ибо долг любви ничем иным, как любовью, платится. 12) Бог есть «Отец наш» (1Кор.8,6; 2Кор.6,18; Еф.4,6). Это одно имя – Отец, может и должно во всяком огонь любви к Нему возбудить. Как сынам отца не любить? За срамное и гнусное чудовище от всех почитался тот сын, который бы отца родившего не любил. А так как Бог отец наш есть, то и Любитель и Промыслитель, Хранитель, Помощник, Заступник наш и проч. «И если вы называете Отцем Того, Который нелицеприятно судит» (1Петр.1,17), и как отца призываем: «Отче наш, иже еси на небесех» (Мф.6.9,4) – то как Отца должно нам и любить, и с любовью имя Его помнить и призывать. 13) Бог хочет быть любим человеком. Он лю­бит человека и хочет, чтобы и тот Его любил, и так в дружбу с ним войти. Ибо дружба не что иное есть, как взаимная любовь, то есть, чтобы любить и быть любимым. Великим считаем, когда подданный раб с Царем земным дружбу имеет, сколь несравненно больше — когда че­ловек с Богом, убогое создание с Создателем, земной и перстный с Небесным Царем имеет дружбу! Чести этой не только словом изобра­зить, но и умом понять невозможно. К этому такому высокому достоинству любовью Своею призывает нас Бог; и благодеяниями, как вест­никами и свидетелями любви Своей, привлека­ет и убеждает. Здесь достойно с пророком уди­виться и воскликнуть: «Господи, что есть человек, что Ты помнишь его?» (Пс.8:5) О, сколь слепы и нечувственны мы, когда от такой высокой и сладкой дружбы уклоняемся, и от Живого и Бессмертного Бога к бесчувственному созда­нию обращаемся! Вместе с тем мы и неблаго­дарны, если Любящего нас любить не хотим! Поэтому «Тебя, Господи, правда: у нас же на ли­цах стыд» (Дан.9:7), — так с пророком призна­вать и исповедаться должны.

§ 198. Как и каким образом должны мы Бога любить, святое Божие Слово показывает. «Возлю­би Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Мф.22:37; Втор.6:3). Поскольку человек от Бога все воспринял: бытие свое, тело и душу, жизнь и дыхание — и без Бога жить не может, — «мы Им живем и движемся и существуем» (Деян.17:28), — и весь свет ему повелением Божиим служит. И через единородного Сына Божиего так чудно восстановлен и возобновлен падший, и к тако­му высокому благородству возведен, и потому такой любовью от Бога почтен, какой большая быть не может; и самую ту любительную силу, которой может Бога любить, с прочими душев­ными силами от Бога принял. Поэтому и такую любовь он должен Богу показывать, какой боль­шая быть не может. Следовательно: 1) Должен Его любить не только больше все­го создания, больше всех людей — больше брата и друга, больше жены своей и детей, больше отца и матери, — но и больше самого себя. Ибо че­ловек всем собою Богу должен: тело и душу, временную и вечную жизнь, — и все это по од­ной любви от Бога принял (1Кор.4:7). И по­этому человек всего себя любви Божией пре­дать должен. Душу и тело, сердце все, и разум, память и волю, намерение, начинание, слово, дело и помышление Богу в любовь посвятить, ибо вся это от Бога воспринял. 2) Поскольку Бог даром, без всякой пользы, человека так сильно возлюбил, то и человек должен просто, без всякой своей пользы, Бога любить. Ибо, когда кого любим ради пользы нашей, не так самого его любим, как его благо­деяние и нашу пользу, и потому самих себя более любим, и тем показываем, что не любили бы его мы, если бы не надеялись от него добра какого. 3) Должен Божию волю своей воле предпо­лагать. Вместо своей чести, славы, похвалы Божией чести, славы и похвалы искать во всяких случаях, во всяком деле, слове и помышлении. 4) Не только честь и славу свою и всякое благополучие, жену и детей, отца и мать, друга и брата, но и саму жизнь свою презреть и оставить должен, когда того требует честь и слава Божия. В этом, кажется, смысле говорит Христос: «Если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца сво­его и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником» (Лк.14:26).

§ 199. Хотя Бог и хочет, чтобы мы его лю­били, однако не ради Своей какой пользы хо­чет того, но ради нашей пользы. Бог, так как совершенно Сам в Себе блажен, ничего и не требует от нас, но нам все подает, и ради нас все делает, и потому, если любим Его истинно и нелицемерно, Ему от этого нет никакой, но только нам самим любовь эта пользу приносит. И отсюда может всякий видеть, сколь великую любовь Он имеет к человеку, так что, когда и любимым быть им хочет, не ради Себя этого хочет, но только ради человека. Польза же дво­якая последует от любви Божией: 1) В этом веке радость духовная, сердечная, утешение и восклицание сердечное, как сказа­но. Любящие мир этот радуются чести, славе, богатству, золоту, серебру, пище и питью, сла­дострастию и роскоши, ибо «где сокровище их, там будет и сердце их» (Мф.6:21). Но боголюбцы иначе. Поскольку все сокровище их — один Бог, честь, слава и богатство — один Бог, то о Нем одном утешаются и веселятся. Радость же сия бывает не ниоткуда, как от благодатного Божиего обитания в сердце любящем. «Кто лю­бит Меня, тот соблюдет слово Мое; и Отец Мой возлюбит его, и Мы придем к нему и обитель у него сотворим», — говорит Христос (Ин.14:23). Не может там не быть радости, где любовь, ибо любовь дает радость, «Бог же есть Любовь» (1Ин.4:8,16); и потому где Бог со Своею благодатью, там и радость. А поскольку сокровище это —радость, говорю, духовную — внутри имеют и всегда и везде носят ее в себе, то ничто ее от­нять не может: ни счастье, ни несчастье мира сего, ни честь, ни бесчестие, ни богатство, ни нищета, ни болезнь, ни раны, ни скорбь, ни узы, ни темница, ни даже сама смерть. Истинному боголюбцу даже и страдать ради любимого радостно. Так апостолы «пошли из си­недриона, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоились принять бесчестие» (Деян.5:41). Так апостол Павел «не только хотел быть узником, но готов был умереть в Иерусалиме за имя Госпо­да Иисуса» (Деян.21:13). Так мученики святые на мучение и на смерть за имя Сладчайшего Иису­са Господа, как на сладкий духовный пир, с ра­достью себя предавали. И чем кто большую имеет любовь, тем большую чувствует в себе радость, тем безбоязненнее за имя Христово подвизается. А поскольку не может быть здесь совершенной любви из-за немощи нашей, то и радость не может быть совершенной, но толь­ко некая капля и, как малый луч солнца, сквозь облака проходящий, любящих сердца сладко ударяет. «Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно» (1Кор. 13:12). 2) Радость эта совершится в будущем веке, где то прекрасное и вечное Солнце все откро­ется и неизреченно увеселит любящих и зрите­лей Своих, когда Его не как в зеркале гадательно, но «лицом к лицу увидят», и сладким тем лицезрением без конца и без сытости насыщаться будут (1Кор.13:12), и наследуют все блага те, которых «не видел глаз, не слышало ухо, и не при­ходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (1Кор 2:9).

§ 200. Когда человек любовь, которую дол­жно воздавать одному Богу, обращает к себе, то это называется самолюбием, которое есть не что иное, как неумеренная любовь к самому себе. И где самолюбие имеется, там нет любви Божией. Признаки самолюбия можно видеть такие: 1)Признак самолюбия — когда кто, оста­вив волю Божию, свою исполняет, и не делает того, что воля Божия хочет, и делает то, чего воля Божия не хочет, отчего следует разорение всего закона Божиего. Самолюбием же это на­зывается потому, что человек любит себя, а не Бога, и угождает себе, а не Богу. А любовь дол­жна угождать любимому, а не себе, как выше сказано. 2) Признак самолюбия — когда кто уклоняется от зла не ради воли Божией, не желаю­щей зла, но или ради страха человеческого, или ради похвалы, или ради иной какой корысти своей; или когда кто перед людьми не грешит, но грешит тайно, что лицемерию свойственно. 3) Признак самолюбия — когда кто добро делает ради похвалы и славы своей или иной какой корысти, ибо такой своей славы, а не Божией ищет. 4) Хотя кто и не ради тщеславия делает доб­ро, но это своим силам приписывает, а не Богу, как будто он сам собою делал это, таковой самолюбец, ибо отнимает у Бога славу, которая за всякое добро Ему одному должно воздавать, и привлекает себе, который, кроме зла, сам со­бою «ничего не может делать» (Ин.15:5;Флп.2:13). Ибо всякое добро от Бога происходит (см. Иак.1:17; Рим.11:36), потому Ему одному и приписывать его, и во славу Его обращать должно. 5) Кто какое-нибудь дарование имеет, например, богатство, премудрость, разум, здоро­вье и прочее — и то своему старанию и трудам приписывает, а не Богу, также самолюбец. Ибо «все», кроме греха, «от Бога» имеем, и самую «душу и тело, и жизнь и дыхание от Него» имеем (Быт.2:7; Деян.17:25). Богу же должно и приписы­вать и благодарить Его за то, и прославлять Его, а не себя. Поэтому всякая неблагодарность есть знак самолюбия. 6) Признак самолюбия — когда кто дарова­ние, Богом данное, или скрывает, или не во славу Божию и пользу ближнего употребляет. Таковы те, которые богатство или хранят без вся­кого употребления, или на свои прихоти тратят, как-то: на великолепные строения, на роскошь, тщеславие, украшение, и прочее; также те, кто имеет разум и скрывает его, или на зло употребляет, например, на бесполезные сочинения, на коварные клеветы, и прочее; кто имеет здоровье и не хочет трудиться, и прочие. 7) Признак самолюбия — когда кто, в беде какой и несчастье находясь, не терпит, но роп­щет. Ибо такой волю свою Божией воле пред­почитает, без которой ничто с нами приключиться не может. 8) Признак самолюбия — когда кто от беды какой или и самой смерти с нарушением свя­того Божиего закона стремится избавиться; например, когда кто в болезни прибегает к ча­родеям и шептунам; также когда кто посредством денег или защитников ищет избавления. Такой более почитает себя, нежели Божию за­поведь и Самого Заповедавшего. 9) Хотя кто и не ищет от беды избавления и терпит, чтобы похвалу от людей иметь, также самолюбием недугует, ибо не ради Бога терпит. 10) Наконец, кто что ни делает ради про­славления имени своего, например, или бога­тые строения создает, или в богатое платье оде­вается, или богатство собирает, или богатые столы поставляет, или речь украшает, или разум свой показывает, или что-нибудь подобное этому делает ради похвалы и снискания славы себе, а также кто нищенствует, ханжой ходит, в рубище или черную рясу одевается, или в мо­настырь затворяется, или иной какой образ смирения и отрицания мира показывает ради того, чтобы люди его за святого почитали, — он самолюбец и миролюбец, а не боголюбец. Ибо «Бог на сердце смотрит», а не на внешний вид (1Цар.16:7).

§ 201. От вышесказанного видно: 1) Что как боголюбие есть корень и источ­ник всех благ, душевных и телесных, мира, по­коя, согласия и прочих, так самолюбие есть начало всех зол и бед на свете. Ибо как от боголюбия следует тщательное исполнение воли
Божией, которая всех благ нам желает, так от самолюбия бывает закона Божиего презрение и святой воли Его отрицание, от чего все зло происходят. 2) Как боголюбие рождает истинную сердечную и неотъемлемую радость, так самолю­бие делает ложную, прелестную и мнимую уте­ху, которая подобна сновидению, ненадолго явившемуся и исчезнувшему, и вместо того вво­дит истинную сердечную печаль, угрызения совести, и в будущем веке адское мучение, тем более жестокое и страшное, чем более себя грешник здесь любил и себе угождал. Ибо уви­дит тогда, что не иное здесь любил он, как истинное зло, и потому тем более себя тогда воз­ ненавидит, самим собой возгнушается, станет сам себе мерзким, чем более самому себе здесь угождал. 3) Видно отсюда, сколь тяжко грешит чело­век, когда любовь, которую должен Богу отда­вать, к себе обращает; когда вместо Божией воли свою исполняет; когда послушание, которое должен Богу, как Верховному своему Гос­поду, оказывать, своей плоти оказывает. Когда славу, похвалу, честь, прославление должен имени Божию искать и Ему приписывать во всем, но вместо того сам хочет прославляться, и таким образом, на том месте, на котором Ве­ликого Бога, Господа и Создателя своего дол­жен иметь, на том себя, как идола, поставляет и почитает, а это не что иное, как великая не­правда и бесстыдная вражда против Бога. Ибо «кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4). Ибо мир, который долж­ны мы ненавидеть, внутри нас, а не вне нас. 4) Еще видно, сколь много согрешаем все, так что «грехопадения кто разумеет?» Потому и
молиться и воздыхать должны со Псаломником: «от тайных моих очисти мя, Господи!» (Пс.18:13) «Тайные» наши грехопадения — те, кото­рых мы в совести своей не усматриваем. 5) Отсюда научаемся всю надежду спасения нашего полагать на едином основании великого милосердия Божия и неисчерпаемой благо­дати Единородного Сына Его, Господа нашего Иисуса Христа, а на наше благочестие не уповать, и всегда к благости Божией вопить: «Не вниди в суд с рабом Твоим, яко не оправдится пред Тобою всяк живый» (Пс.142:2).

§ 202. Если бы кто сказал: какая может быть боголюбцам радость, если многие скорби их окружают, как пророк говорит: «многи скорби праведным» (Пс.33:20), — то это истинно: много бед и скорбей благочестивые души терпят, но те скорби извне только их ударяют, а душ их боголюбивых не касаются. Напротив, самолюбцев и вне, и внутри скорби смущают и по­гружают. Потому намного больше скорбей са­молюбцам, нежели боголюбцам бывает. Боголюбцев, хотя и окружают скорби и беды, но не погружают; колют, как терние розу, но не про­бодают; покрывают, как мгла солнце, но не по­мрачают; бьют, как волны морские камень, но не разбивают: поскольку духовное сокровище и царствие Божие «внутри» них (Лк.17:21), кото­рое, как якорь волнующийся корабль, души их держит и благонадежными во всем делает. Не так самолюбцы, но они, как трость, и малым ветром неблагополучия колеблются и сокрушаются: поскольку, хотя вне и показыва­ются, будто они нечто, как пузырь на воде, но внутри никакой крепости не имеют; и поэто­му, как пузырь, исчезают, когда ветер против­ный повеет на них. Боголюбцы лишаются чес­ти, славы, богатства мирского, но не лишают­ся внутреннего своего сокровища, поскольку они честью, славой и богатством не утешают­ся, но намного лучшее имеют утешение; и как не ищут чести и богатства, так и потеряв их, не скорбят. Притекает к ним богатство? Они «не прилагают сердца» к нему (Пс.61:11), но одним внутренним сокровищем довольствуются. Да­ется им честь? Они не столько с желанием, сколько с послушанием принимают ее; и при­нимают не как честь, а как иго, Богом наложен­ное, которое должно носить во славу Его и на пользу ближнего. Славят ли их? Они того не принимают, ибо всякая слава одному Богу по­добает. И так не для чего им и скорбеть, когда отнимается у них то, чего не искали. Лишаются и самолюбцы, но не так; но со скорбью и плачем лишаются. С великим ста­ранием они ищут сокровищ своих сих; со стра­хом и опасением держат и хранят их; с болез­нью и сетованием расстаются с ними. Какое утешение и радость может быть там, где непре­станное попечение, страх и печаль? Что за ра­дость — вне золотом блистать, но внутри, в душе, мраком страха покрываться; вне на вы­соком месте сидеть, но внутри, душой, у под­ножия мира лежать; вне прославляться, но внутри от совести принимать бесчестие? Воис­тину это прелесть и обман и только вид утеше­ния, а не само утешение! Ибо радость не может быть нигде, а только на сердце, как и печаль не бывает нигде, кроме сердца. И хотя ныне и не лишаются они своих сокровищ, как боголюб­цы, однако с большей печалью принуждаются их оставлять, оставляя мир сей. Терпят боголюбцы клевету, злословия, по­ношения от людей, но «своей совестью» защища­ются «и похваляются» (2Кор.1:12); осуждает их злоречивый мир, но «Бог оправдывает их» (Рим.8:33-34), итак, когда хулят их, утешаются (1Кор.4:13). Терпят поношения и самолюбцы, но не так, как боголюбцы: ибо терпят не только от людей, но и от своей совести, а это поношение тяжкое. Хотя внешнего порицания и злосло­вия и избегают, что весьма редко бывает, но не могут избежать внутреннего. Этот обличитель и поноситель везде с ними; нигде не перестает их обличать, укорять, осуждать, поносить за преступление закона Божия и устрашать пра­ведным Судом Божиим. Как они ни скрывают свои злодеяния, но от этого надзирателя скрыть их не могут, ибо внутри себя имеют его — того, который и тайные их, сердечные советы ви­дит и обличает их. Имеют боголюбцы врагов своих, но не име­ют к ним вражды, злобы, мщения, и поэтому «внутри мир и покой имеют», хотя извне и терпят беспокойство (Ин.14:27; Рим.14:17). Имеют и самолюбцы врагов, даже между собой, друг с другом, враждуют; но как вне, так и внутри тер­пят беспокойство, и более сами себя, нежели враждующие их беспокоят. Невозможно словом изобразить, сколько полагают старания и тру­дов, сколько теряют сумм, сколько отирают порогов у своих защитников и судей, сколько им угождают, чтобы злом за зло воздать и оби­дой за обиду воздать; сколько друг на друга клевет сплетают, о том судебные свидетельствуют места, которые злохитрыми их клеветами отягчены, и таким образом не только сами себя, но и других в немалое беспокойство приводят. Так они ищут славы, но более бесславятся, ищут чести, но более бесчестятся. Ибо кто ког­да злобного и клеветника похвалил? Сами они такими гнушаются, но в себе того не усматри­вают. Какое состояние может быть беднее сего? Если бы кому в души их посмотреть можно было, увидел бы, что более они смущаются раз­личными мыслями, нежели море волнами. Так отторгшемуся от воли и любви Божией, как от тихого пристанища, следует непременно раз­личными и опасными на море мира волнами обуреваться! Не так боголюбцы, не так, но тихи, спокой­ны, мирны. И хотя ненавидят, враждуют и оби­жают их враги их, однако душами своими, как чада мира и покоя, безмятежно и сладко на пресладком лоне Божией любви почивают и всеприятного своего покоя не хотят оставить. Боголюбцы, поскольку одного Бога боятся, никого, кроме Него, не боятся, хотя и всех лю­бят и почитают в Том же Боге, и так под все­сильным кровом крыл Его безопасными пре­бывают. Самолюбцы не так, но, поскольку Божий страх отринули, принуждены всего опасаться. Ибо надо бояться создания тому, который Со­здателя не боится. «Нечестивый бежит, когда никто не гонится за ним» (Притч.28:1). Совесть одна больше всякого гонителя гонит его: где бы ни был, что бы ни делал, везде над ним гремит и устрашает его. Судья неправедный, который Монаршие указы дерзает нарушать, кого не боится? Сами слуги его и рабы наводят на него страх, и друзья не без подозрения. Так всякий законопреступник там боится, «где нет страха» (Пс.13:5;52:6). Страх от домашних, страх от внешних, страх от врагов, подозрение и страх от друзей; страх, как бы не потерять чести; страх, как бы не лишиться богатства; страх, как бы не подпасть гневу Цареву; страх, как бы не потерпеть зла от злых; страх, как бы не посра­миться перед добрыми; страх от совести, страх от суда Божиего, страх от геенны, страх от дья­вола. Так небоящегося Бога везде встречает страх! Что это за жизнь, когда в такой тесноте нахо­дится бедная душа?! Какой радости и утешению быть там, где такое смущение и волнение совес­ти?! Не так боголюбец; он всегда и везде с про­роком говорит: «Господь — Просвещение мое и Спа­ситель мой, кого убоюсь? Господь — Защитник жизни моей, кого устрашусь?» (Пс.26:1) «На Бога я уповал, не убоюся, что сделает мне человек» (Пс.55:12; 117:6). «Если я и пойду посреди тени смерт­ной, не убоюсь зла, ибо Ты со мною, Боже» (Пс.22:4). Что может быть вожделеннее, чем то, чтобы и посреди самой тени смертной не бояться! Заключают в темницу боголюбцев, облага­ют узами, но не лишаются они духовной своей свободы, которая всегда с ними, ибо духа свя­зать никто не может. Лишаются общего этого света, но не лишаются внутреннего просвеще­ния. Уязвляются ранами на теле, но сладким свидетельством чистой совести облегчаются от болезни, ибо все это терпят не ради иного чего, как ради правды, и потому радуются и весе­лятся духом (1Петр.3:14). Заключаются и уязвляются и самолюбцы, но не так, как боголюбцы, поскольку заключа­ются за свои злодеяния, воровство, хищение, лихоимство и прочее, а потому не только телом, но и душой страдают, совестью, как мечом, про­бодаемы. И хотя многие хитростью своей из­бегают этого заключения и биения, но биения совести, как домашнего своего и внутреннего мучителя, и вечной темницы не избегут, если покаянием истинным не очистятся. Ибо не все злодеи по недоведомым судьбам Божиим здесь наказываются. Удаляются боголюбцы от отца и матери, братьев и друзей, но не удаляются от Бога, Ко­торый везде с ними: и в темнице, и в ссылке; и более отца и матери, братьев и друзей, милос­тивым Своим присутствием утешает их (см. Ис.41:10; 43:1—3; 2Кор.1:4). Удаляются и самолюб­цы от друзей и братьев своих, но вместе с тем и утешения своего лишаются. Изгоняются боголюбцы в чужую страну; но поскольку они «не имеют здесь постоянного гра­да, но ищут будущего» (Евр.13:14), то им стран­ствовать — везде одинаково, ибо для них жизнь в мире сем не что иное, как ссылка, из которой всегда на Отечество свое — горний Сион смот­рят и «воздыхают, желая облечься в небесное их жилище» (2Кор.5:2). Изгоняются и самолюбцы; но, поскольку они не грядущего, но настоящего упокоения ищут, то, лишившись его, неутеш­но и бесполезно сетуют, и чем более вспомина­ют его, тем более сокрушаются. Плачут в мире сем боголюбцы; но и плач их радостью бывает растворен, ибо плачут или по­тому, что «преселение их продолжительно» в мире сем (Пс.119:5), или потому, что по немощи пло­ти не могут достойной любви Человеколюбцу Богу воздать; или потому, что видят закон Бо­жий в попрании от беззаконных, как пророк го­ворит: «Печаль объяла меня при виде грешников, оставляющих закон Твой» (Пс.118:53), —и так видят Законодателя презираемым и видят погибель презирающих. Но поскольку печаль эта — «пе­чаль ради Бога» (2Кор.7:10), то она есть причина радости, и как после дождя воздух, так сердца их после слез прохлаждаются и утешения боже­ственного сподобляются. Плачут и самолюбцы, но поскольку о гибели богатства, или чести, или славы, или иных своих утешений плачут, то чем более плачут, тем более умножают печаль свою и к печали печаль приобретают. Ибо эта их пе­чаль есть «печаль мира сего», которая, по апостоль­скому учению, «производит смерть» (2Кор.7:10). Так видим, что не только боголюбцы, но и самолюбцы в мире сем страдают. Лишаются че­сти и имения боголюбцы — лишаются и само­любцы. Терпят поношение и злословие боголюбцы — терпят и самолюбцы. Затворяют в тем­ницах боголюбцев — затворяют и самолюбцев. Уязвляют боголюбцев — уязвляют и самолюбцев. Посылают в заточения, отрывают от домов, ро­дителей, друзей и братьев боголюбцев — терпят то же и самолюбцы. Умерщвляют боголюбцев — умерщвляют и самолюбцев. Общие страдания, но не общая причина страданий: те страдают ради правды, а эти — ради злодеяний. И по­скольку те безвинно страдают, то не только не скорбят, но «и радуются в страданиях» (Кол.1:24), и потому хотя телом страдают, но духом весе­лятся. Эти, поскольку по делам своим страдают, и телом, и душою страдают, совестью своей бо­лее всякого мучителя уязвляемые, и потому дво­якое терпят страдание — телесное и совестное. Отсюда всякий может заключить, что само­любцев и в сем веке ждут более многочислен­ные скорби, нежели боголюбцев. А отсюда и то признать должно, что как боголюбие бывает причиной радости сердечной, так и самолюбие бывает причиной печали. Боголюбцы, наконец, оканчивая многобедную эту жизнь, оканчива­ют и скорби свои, и к совершенной переходят радости, и, «поскорбев теперь немного от различ­ных искушений, великое получают веселие» (1Петр.1:6—8), и «кратковременное легкое страдание их производит в безмерном преизбытке вечную сла­ву» (2Кор.4:17). Самолюбцы от мнимых утеше­ний своих к истинным скорбям и от времен­ных к вечным бедствиям при окончании жиз­ни своей переселяются. И так как от боголюбия всякое блаженство, так от самолю­бия всякое окаянство последует.

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных