Главная | Случайная
Обратная связь

ТОР 5 статей:

Методические подходы к анализу финансового состояния предприятия

Проблема периодизации русской литературы ХХ века. Краткая характеристика второй половины ХХ века

Ценовые и неценовые факторы

Характеристика шлифовальных кругов и ее маркировка

Служебные части речи. Предлог. Союз. Частицы

КАТЕГОРИИ:






Глава 10: О любви к ближнему




 

«Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.22:39).

«И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Лк.6:31).

«Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга. По тому узнают все, что вы Мои ученики, если бу­дете иметь любовь между со­бою», — говорит Христос (Ин 13:34-35).

«Любовь долготерпит, мило­сердствует, любовь не завиду­ет, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется не­правде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, на все надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает» (1Кор.13:4-8).

§ 249. Каждый человек друг для друга есть ближний: я тебе, а ты мне ближний. Когда я по­мощи от тебя требую, то ты мне ближним дол­жен быть; а когда ты помощи от меня требуешь, то я тебе ближним должен быть. Так богатый убогому, разумный невежде, молодой и здоро­вый старому, здоровый немощному, сильный беззащитному, свободный заключенному в тем­нице, имеющий дом страннику ближним дол­жен быть. Так попавшему к разбойникам и от них уязвленному ближним был милосердный, в Евангелии упоминаемый, самарянин, который «сжалился и, подойдя, перевязал ему раны, возли­вая масло и вино», и прочее (Лк.10:30—37). Следо­вательно: 1) Не родство, а нужда и бедность, не близость крови и плоти, а союз любви и милосердия делает нас ближними. И так мы с помощью на­шей близкими должны быть там, где бедность какая-нибудь есть, — будет ли требующий помощи сродником нашим по плоти или несрод­ником, знакомым или незнакомым, любящим нас или не любящим, единоплеменником или иноплеменником. Так, когда сатана, как раз­бойник, обнажил нас и смертоносными рана­ми беззаконий уязвил, Христос, Сын Божий, видя нашу бедность, сделался ближним нашим; сойдя с небес, приступил к нам; Вышний, Ве­ликий, всякой чести больший к нам, низким, подлым, бесчестным, отверженным, склонил­ся, несмотря на то, что мы иноплеменниками, самовольно отлучившимися от Него, врагами Его были. Наша бедность и окаянство были причиной того, что Он, Высокий, смирился, Бог Человеком стал, Господь образ раба при­нял, Дух Плотью был, Невидимый — видимым, Неосязаемый — осязаемым, Сильный — не­мощным, Господь славы принял бесчестие, по­ругание, Судья живых и мертвых был осужден, Праведный к беззаконным был причислен, Бессмертный умер. Так ближним нашим сделав­шись, обвязал струпы наши, возливая масло и вино, и таким образом исцелил нас и, отходя на небо, передал нас гостинникам — апостолам и преемникам их, пастырям, дабы были с нами. Так научил Преблагой Господь наш нас, рабов Своих, подобным нам быть ближними. 2) Имени этого — ближний — отрекаются те, которые, видя бедность человека, холодно, или даже бесстыдно говорят: «Какая мне до него нужда?» И так мимо идут, никакой не ока­зывая ему помощи, как поступили упоминае­мые священник и левит, которые, не подав руки помощи попавшему к разбойникам и уязвлен­ному, мимо прошли. 3) Не только имени этого — ближний — от­рекаются, но и уподобляются разбойникам те, которые не только не помогают бедным, но и бесчеловечно их последнего лишают, и так к слезам слезы, к бедности бедствие прибавля­ют. Таковы все грабители, насильники, взяточ­ники, судьи, похитители, господа, крестьян своих излишне обременяющие, удерживающие плату наемника, с пожара похищающие и про­чие им подобные.

§ 250. Плоды любви христианской: 1) Терпение. Кто любит ближнего, тот не мстит ему за нанесенную обиду, но великодуш­но переносит ее; и не только не мстит и пере­носит, но и молится за обидевшего, приписы­вая ту обиду главной причине — общему врагу, дьяволу, который подстрекает нас друг друга обижать, а о человеке соболезнует, видя его не­исправность. В этом он подражает Христу мо­лящемуся: «Отче! Прости им, ибо не знают, что делают» (Лк.23:34). К этому апостол увещевает: «Не будь побежден злом, но побеждай зло добром» (Рим.12:21). 2) Милосердие. Любовь, видя неблагополу­чие ближнего, соболезнует ему и считает это как бы своим, страдающему сострадает, с бедству­ющим бедствует и старается помочь бедствию его, не щадит себя, чтобы бедствию ближнего пособить, и так бедствие его и свое благополу­чие с ним пополам делит. Так делают те, кото­рые убогим свое истощают богатство, нищих награждают, от себя отнимая, и так от своего временного благополучия убавляют, а тем са­мым у бедных бедствия убавляют. Таких убла­жает Христос: «Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут»; и к этому всех нас увещева­ет: «Будьте милосердны, как милосерден Отец ваш Небесный» (Мф.5:7, 48). 3) «Любовь не завидует» (1Кор.13:4). О благо­получии ближнего скорбеть и о радости уны­вать — дело зависти. В любви язва эта душев­ная не имеет места: она счастье ближнего и не­счастье своим считает, и потому как о несчастье ближнего болезнует, так о счастье радуется; с плачущими плачет, с радующимися радуется. «Так радоваться с радующимися и плакать с пла­чущими» увещевает апостол Павел (Рим 12:15). 4) «Любовь не превозносится, не гордится» (1Кор.13:4). Ближнего презирать, уничтожать, себя возвышать — дело гордости. Любовь не так: она себя уничтожает, других выше себя ста­вит, всех почитает, перед всеми смиряется, выс­шим покорна и послушна, с равными учтива и к ним благосклонна, с низшими снисходитель­на и общительна; прежде себя, нежели других, осуждает, себя укоряет, а не других; всякому место уступает. К этому апостол нас поощряет: «Почитайте один другого высшим себя» (Флп.2:3). 5) «Любовь не бесчинствует» (1Кор.13:5), но и срама не боится ради любимого. «Не знает лю­бовь, — говорит святой Иоанн Златоуст, — что когда есть срам» (Беседа 33 на первое Послание к коринфянам). Где для прочих стыд, там для нее стыда нет; где прочие гнушаются, там она не гнушается; где прочие отвращаются и убегают, там она приступает и присоединяется. В этом деле она уподобляется слепому, ко­торый думает, что если он сам не видит, то и другие его не видят. Так и она помышляет, что как ей, так и прочим нет там стыда и срама, где нужда и бедность ближнего помощи требует. Так она не стыдится одетого в рубище, хотя сама порфирой и виссоном украшена; так не стыдит­ся перед лежащим на гноище склоняться, хотя сама высокой честью почтенна; так не стыдит­ся в темницу смрадную войти, хотя сама в чер­тогах обитает; не стыдится в дом свой ввести странника и упокоить, хотя бы нищий и рана­ми смердел; не стыдится утешать печального, хотя бы он и весьма низкий был: она там отла­гает преимущество титула своего, где нужда бедного требует. Так Христос, Сын Божий, скрыл величество Божества Своего под Плотью человеческой, чтобы так удобнее мог бедствию нашему по­мочь; не устыдился нищеты нашей, чтобы нас обогатить; не устыдился в девическом чреве обитать, Имеющий «престол небо и подножие землю» (Деян.7:49; Ис.66:1); не устыдился пеле­нами младенческими быть повитым и в убогом вертепе быть положенным, «Одевающийся све­том, как ризою» (Пс.103:2). Не устыдился в об­разе раба и с рабами на земле пожить Господь и Царь небес. Не постыдился с мытарями есть, с блудницами беседовать и с прочими грешни­ками обращаться, бесконечная Святыня и Правда. Не постыдился на суде стоять и суди­мым быть Судия всех. Не постыдился бесчес­тие, поругание, заплевание принять, быть об­наженным, между разбойниками быть пове­шенным Тот, Которому Серафимы со страхом и трепетом предстоят. А так глубоко смириться не что иное Его убедило, как любовь Его к нам, не постижимая нами, чтобы так нас от беды избавить. Таким образом и нас научил не стыдиться там, где ближнего нужда требует от нас помо­щи. На этот образ любви должны смотреть на­чальники, и с низкими своими подчиненными обходиться любовно, не гнушаться ими, слушать предложения их, исполнять и помогать нуждам их; пастыри — не стыдиться ходить вослед по­гибших и погибающих словесных овец, и ис­кать их; богатые и славные — не стыдиться в дома свои вводить убогих, угощать и успокаи­вать их; господа — не стыдиться рабов своих братьями называть; все христиане — не стыдить­ся посещать сидящих в темнице, окованных кандалами, посещать лежащих на одре болез­ни, помогать немощным и престарелым и про­чим бедным. 6) «Любовь не ищет своего» (1Кор.13:5). Ис­тинная любовь старается с радостью и весель­ем любимому благотворить, и благотворить без всякой пользы для себя. Она в этом уподобля­ется плодовитому дереву, которое плодами сво­ими не себя, но других питает; уподобляется земле, которая не ради себя, но ради нас плоды производит; уподобляется солнцу, которое не себе, но нам светит и нас согревает; или лучше — следует той вечной и несозданной Любви и Благости, Которая все блага нам по­дает без всякой Своей корысти. Так святой Моисей «отказался называться сыном дочери фараоновой и лучше захотел стра­дать с народом Божиим, нежели иметь времен­ное греховное наслаждение» (Евр.11:24-25). Так святой Павел о себе написал: «Посему я все тер­плю ради избранных, дабы и они получили спасе­ние во Христе Иисусе с вечною славою» (2 Тим 2:10). Так благочестивые Цари не для себя, но для Отечества своего царствуют; так добрые судьи не для себя, но для людей производят суд; так христолюбивые пастыри не ради себя, но ради овец Христовых митрою покрываются и жезл в руках носят; так боголюбивые воины не ради себя, но ради веры святой и Отечества про­тив врага сражаются; так «любовь не ищет своего», но ищет пользы ближнего. К этой обязанности увещевает св. Павел: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1Кор.10:24). 7) Истинная любовь «не раздражается» (1Кор.13:5), не гневается на ближнего, хотя от него и обиду принимает. Прочие обиду за обиду и зло­словие за злословие воздать стараются. Она же не только того не делает, но и в сердце гнева не имеет на обидевшего (Св. Иоанн Златоуст в тол­ковании на это место Писания). И так не толь­ко не делает, но даже немыслит зла (1Кор.13:5). И хотя иногда и являет гнев свой, но гнев тот устремляется на грехи, а не на человека; грехи гонит и старается искоренить, а не согрешив­ших, такой гнев бывает особенно со стороны благочестивых начальников и пастырей. Такой гнев праведный и великую любовь в сердце гне­вающегося проявляет, которая всячески ищет спасения брата. Таковые подражают доброму и искусному лекарю, который иногда дает жес­токое лекарство немощному, чтобы так удоб­нее выгнать из него немощь. Такой гнев пока­зал святой Павел, любовью к Богу и ближнему горящая душа, когда так к галатам согрешив­шим написал: «О, несмысленные галаты! Кто прельстил вас не покоряться истине?» (Галл.3:1 и проч.). Такой гнев нужен пастырям и началь­никам, которые злость и злонравие подчинен­ных, как моровую язву огнем, прогонять и ис­коренять должны. Их дело — собственную свою обиду кротко претерпевать, а когда закон Бо­жий нарушается и ближнему обида наносится, за то крепко стоять, не молчать и насильни­ков усмирять. 8) «Любовь не радуется неправде» (1Кор.13:6), но соболезнует, когда ближнему наносится оби­да. Поскольку она благополучие и злополучие ближнего своим считает, то и обида, ближнему наносимая, не менее чем собственно неблаго­получие, ее трогает. Так болезнует друг, когда друг его неправду терпит; болезнует мать и отец чадолюбивый, когда сын их от насилия стра­дает. «Любовь, — говорит святой Иоанн Злато­уст в беседе на сие слово, — не услаждается злостраданиями». 9) «Любовь сорадуется истине» (1Кор.13:6), когда все благочинно и в благом состоянии ви­дит. Так радуются святые Ангелы и все угодни­ки Божий, когда грешники каются о грехах сво­их и добрые дела творят (см. Лк.15:10). 10) «Любовь всех любит» (1Кор.13:7), добрых и злых не исключает от благоволения и благо­творения своего. В этом она подражает Небес­ному Отцу, Который «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф.5:45); уподоб­ляется солнцу, которое и хулящих, и хвалящих его освещает и согревает; уподобляется плодо­витому дереву, которое и хозяина своего, и чу­жого питает плодами своими; уподобляется ис­точнику, который и засоряющих, и вычищаю­щих его напаивает; уподобляется скоту, который и кормящих его, и бьющих возит; уподобляется земле, которая и возделывающим ее, и плюю­щим на нее подает плоды свои. Таков нрав люб­ви. Она не смотрит на лица, не разбирает чина и родства, близости и дальности, приязни и неприязни; не спрашивает, кто он, нуждающийся в плоде любви: брат или не брат, срод­ник или несродник, единоплеменник или ино­земец, приятель или неприятель, добрый или злой; тому являет действие теплоты своей, кто хочет того и нуждается в том. Тот ей и сродник, кто беден. Там она близко приступает, где нуж­да. Бедствие и нужда человеческая — для нее как родство, и ее к себе привлекает. Так сделал упомянутый милостивый самарянин. 11) «Любовь всему верит» (1Кор.13:7). Как сама простосердечна, таковыми и прочих счи­тает; и как сама никого не обманывает, так и о прочих думает, и потому всякому верит. Ибо любовь чистосердечна, не лукава, не льстива, и потому, какова сама, так и относительно про­чих надеется и подозрения не имеет. От этого-то и бывает, что добрых часто лукавые обманы­вают и они много бед претерпевают, поскольку со всеми чистосердечно обходятся. Этих людей нынешний свет дураками безумно называет, потому что с ним лукавить не умеют. 12) «Любовь на все надеется, все переносит» (1Кор.13:7). Об этом святой Иоанн Златоуст так говорит: «Что значит — «на все надеется»? Не от­чаивается всех благ для любимого; но, если он и зол будет, она продолжает исправлять, промышлять прилежно. Если и не сбудутся на­дежды на блага эти, но и еще тяжелее он будет, и это терпит» (Беседа 33 на первое Посла­ние к коринфянам.). 13) «Любовь никогда не перестает» (1Кор.13:8). «Вера и надежда, — говорит святой Иоанн Златоуст, — когда те блага, в которые верят и на которые надеются, придут, перестанут; лю­бовь же тогда особенно возгорится и станет еще сильнее» (Беседа 34 на первое Послание к ко­ринфянам). Ныне верные веруют, надеются и любят, но в будущем веке будут только любить. Ибо увидят то, во что веруют; получат то, чего надеются, и потому вера и надежда перестанут, но любовь вовеки не перестанет. Ибо вовеки будут видеть Бога, Которого будут любить; и друг с другом вместе будут вовеки, и так друг друга будут любить. Лучше сказать — тогда бу­дет совершение любви, ибо «лицом к лицу уви­дят Бога» (1Кор.13:12), Которого ныне верой видят; и увидят друг в друге совершенную вза­имную любовь, друг в друге совершенный об­раз Божий сияющий и совершенное блажен­ство, о котором будут радоваться. Этими плодами Бога и ближнего любящая душа изобилует! Этой утварью, как дочь царс­кая, украшается! В себе она смиренна, но Бог ее превознес; вне она убога, но внутри богата; вне проста, но внутри благородна; вне презрен­на, но внутри почтенна; миром умалена, но Богом возвеличена!

§ 251. Образ любви к ближнему показывает Святое Писание: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.22:39). Как любишь себя, так и ближнего своего люби. Как не хочешь, что­бы кто тебя обидел, отнял что у тебя, оклеве­тал, оболгал, прельстил, обманул, опорочил, похитил что, осудил тебя, укорил и прочее зло сделал, так не желай и не делай того и ближне­му. Как не хочешь, чтобы кто тебя в нужде ос­тавил, так не оставляй и ближнего своего. Как хочешь, чтобы кто тебе в бедности помог, так желай и помогай сам бедствующему. Как хо­чешь, чтобы кто тебя, голодного напитал, жаж­дущего напоил, нагого одел, странствующего в дом ввел и упокоил, сидящего в темнице и бо­лящего посетил, печального утешил, сомнева­ющегося вразумил, незнающего научил, заклю­ченного освободил, пленного выкупил, немощ­ному послужил и прочие дела любви сотворил, так желай и твори сам ближнему. «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними», — говорит Хрис­тос (Мф.7:12). А святой Иоанн Богослов, лю­бимый Христом и любящий Христа и ближне­го своего, еще добавляет к этой любви: «Он (Хри­стос) положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев» (1 Ин 3:16). И хотя это обязанность всех, кто хочет Хри­сту, так нас возлюбившему, подражать, однако особенно — тех, которым Он поручил пасти стадо словесных Своих овец. Они тогда прежде всего должны с жезлом своим выйти и перед овцами своими стать, когда видят надвигаю­щихся волков, которые хотят расхитить и рас­пугать стадо Христово, и так должны отгонять и поражать их, или души свои полагать, а не бежать, как наемники делают (см. Ин.10,1—16).

§ 252. Причины, поощряющие нас к взаим­ной любви: 1) Все мы братья между собой. Единым Бо­гом созданы, верные и неверные, добрые и злые. Единого на небесах имеем Господа Бога, Который есть Царь неба и земли, Который все­ми: добрыми и злыми, мертвыми и живыми — обладает. Единого имеем Промыслителя Бога, Который всех питает, одевает и сохраняет; «по­велевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и не­праведных». Единого имеем Отца Бога, Который «так возлюбил нас, что отдал Сына Своего Еди­нородного, дабы всякий верующий в Него, не по­гиб, но имел жизнь вечную» (Ин 3:16). Единого имеем Законоположника Бога, Который велит нам друг друга любить: мне тебя, а тебе меня: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф.22:39). Единого, наконец, имеем Судию, Того же Бога, Который всех будет судить и воздаст всем по делам. Итак, этот союз единства да уве­щевает нас к любви взаимной. 2) Одного родителя по плоти признаем, Ада­ма, от которого все начало свое и рода своего ведем; единым образом все рождаемся; одно естество все имеем; одной душой все оживля­емся; одной плотью обложены; все одним и тем же немощам подлежим и друг от друга взаим­ного вспоможения требуем. Итак, это братство убеждает нас друг друга любить. 3) Все, живущие в одном государстве, еще большее братство имеют, и потому — важней­шую причину к любви взаимной. В одном Оте­честве, как в лоне материнском, почивают, упо­коеваются и сохраняются; одного на земле Монарха, как члены главу, управляющего, по­велевающего, промышляющего признают; од­ним законам подчинены, и ими, как союзом каким, связаны; одно общество, как части це­лость тела, составляют; одно имя имеют, так как живут в едином Отечестве: например, живущие в нашем Отечестве — россияне, в Италии — итальянцы, в Греции — греки; так и относитель­но прочих. Потому целость общества и союз состава его союзом любви соблюдать должны, а без этого союза оно падению подлежит. 4) Христиане, кроме вышеописанных при­чин, еще более важные имеют к любви взаим­ной. Единого Отца имеют Бога, от Которого ду­ховно рождены, в Которого веруют, Которого призывают, благодарят, славят и поют; единого Христа, Сына Божия, Избавителя и Спасителя своего, надежду и упование свое; единого Свя­того Духа, Просветителя, Наставника, Живот­ворящего и Освящающего имеют; Единого Триипостасного Бога, Помощника, Защитни­ка, Сохранителя и Промыслителя почитают. Единых Тайн причащаются; к одной таинствен­ной Трапезе Тела и Крови Христовой присту­пают; одно Божие Слово слушают; к одной вечной жизни на великую вечерю позваны. В еди­ной Церкви святой, как в доме Божием, верном Сионе и граде Царя Небесного живут. Одну Гла­ву, как духовные члены, Христа признают и Ею управляются. Видишь ли, любезный христиа­нин, сколь крепко мы друг с другом связаны. А из этого признать должно, сколь крепок союз любви между нами должен быть, — так крепок, как в естественном и вещественном теле меж­ду членами. 5) Апостол говорит: «Пребывающий в любви пребывает в Боге» (1 Ин.4:16). О, сколь великое это дело есть — в Боге пребывать, — истинная христианская любовь получает. 6) Кто любит нелицемерно ближнего, тот — истинный Христов ученик, как Сам Христос свидетельствует: «По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою» (Ин.13:35). Истинный христианин — тот, кто истинно, а не ложно Христово имя носит, кто ближнего любит. Сколь же великое досто­инство — быть истинным христианином! 7) Кто любит ближнего, тот во свете пребы­вает, как говорит апостол: «Кто любит брата сво­его, тот пребывает во свете» (1Ин.2:10). Свет же здесь подразумевается душевный, а не телесный. Ибо все в свете телесном, то есть чувственном, пребывают, — все, говорю, то есть праведные и грешные, любящие и нелюбящие; но в душев­ном свете одни любящие пребывают, одни лю­бящие им наслаждаются. А у «ненавидящих тьма» греховная «ослепляет очи» душевные, «и не знают, куда идут», не знают, что в ров погибели могут впасть (см. 1 Ин.2:11). Так имеющие христиан­скую любовь светом Божией благодати просве­щаются, и так все предусматривают и остерегаются. В этом свете они видят Свет вечный и незаходящий, Которого и ныне отчасти на­слаждаются, но тогда «увидят Его, как Он есть» (1Ин.3:2), «тогда то, что отчасти, прекратит­ся» (1Кор.13:10). 8) Истинная христианская любовь есть предвкушение вечной жизни, в которой одна только друг к другу любовь будет, одна друг о друге радость и веселье. 9) Прочие дарования, как-то: на языках раз­говаривать, чудеса творить и прочее — без люб­ви не приносят пользы нам, как апостол учит: «Если я говорю языками человеческими и ангельс­кими, а любви не имею, то я—медь звенящая или кимвал звучащий. Если имею дар пророчества, и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви, то я ничто» (1Кор.13:1-2 и проч.). И Христос говорит: «Многие скажут Мне в тот день: «Господи! Господи! Не от Твоего ли имени мы пророчествовали? И не Твоим ли именем бесов изгоняли? И не Твоим ли именем многие чудеса творили?» И тогда объявлю им: «Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие» (Мф.7:22-23). И святой Иоанн Златоуст гово­рит: «Без любви все дарования не приносят пользы тем, которые имеют их» (Беседа 32 на первое Послание к коринфянам). 10) «Любовь больше всех жертв и приноше­ний, и никакой жертвы не принимает Бог без любви», — говорит тот же святой учитель (Бе­седа 16 на евангелиста Матфея). «Пойдите, — говорит Христос, — научитесь, что значит: ми­лости хочу, а не жертвы» (Мф.9:13). Так высоко почитает Бог любовь к ближнему, что и жертвы без любви не хочет: «Милости хочу, а не жертвы». Ибо милость есть плод любви. Что пользы в молитве без любви? Что — в славословии и пе­нии? Что — в создании и украшении храмов? Что — в умерщвлении плоти, когда к ближне­му нет любви? Совсем ничего! Таким Христос с высоты отвечает: «Пойдите, научитесь, что значит: милости хочу, а не жертвы». 11) Не любит Бога и тот, кто ближнего не любит. «Кто говорит: «Я люблю Бога», а брата сво­его ненавидит, тот лжец», — говорит апостол Иоанн (1 Ин 4:20). Ибо ближний наш представ­лен нам для испытания и искушения любви Бо­жией. Если ближнего любим, то и Бога любим. Если ближнего ненавидим, то и Бога не любим. 12) «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца», — говорит святой апостол Иоанн (1 Ин.3:15). Ибо от ненависти последует убийство. Ибо как любящие ближних со­храняют их жизнь и не только не вредят им, но и от вреда предостерегают их и в нуждах помогают им, так и ненавистники, наоборот, или явный вред наносят им, или отнимают нужное, то, чем жизнь сохраняется, или не помогают в бедствии, которое жизнь отнима­ет, или опечаливают их, что для жизни вред­но, и так жизнь их сокращают. Ибо не только тот убийца, который руками, мечом, или ка­ким другим оружием убивает, но и тот, кото­рый путь к смерти стелет, или не избавляет от смерти, когда может. Не помогаешь утопающему в воде, когда можешь, — ты убийца. Не избавляешь от рук убийц брата твоего, когда можешь, — ты убийца. Не пускаешь в дом свой от мороза трясуще­гося — ты убийца. Презираешь уязвленного и лежащего на дороге — ты убийца. Отнимаешь у ближнего своего одежду, ко­торою он одевается; отнимаешь пищу, которой насыщается, — ты убийца. Не питаешь от голода погибающего — ты убийца. Не одеваешь от холода трясущегося — ты убийца. Опечаливаешь брата своего злобой своей — ты убийца. Клевещешь и злословишь ближнего твоего — как мечом, уязвляешь его языком своим. Слушай, что Псаломник поет: «Сыны челове­ческие! Зубы их — оружие и стрелы, и язык их — острый меч» (Пс.56:5). Словом, отнимаешь у ближнего нужное для жизни — убиваешь его. Не помогаешь бедствующему, когда можешь, — убиваешь брата своего, ибо не отвращаешь спо­соб, через который смерть приходит. Ты не по­могаешь ему, другой от этого отказывается, и так без помощи оставшийся брат погибает. Ты, и другой, и третий, которые не помогли ему в бед­ствии его, в погибели его виновны, ибо могли отвратить погибель его помощью своею, но не хотели; не хотели, поскольку любви не имели. 13) «Нелюбящий брата пребывает в смерти», — говорит апостол (1 Ин 3:14). Такой хотя телом и живет, но душою мертв есть. Ибо как тело ду­шою, так душа Духом Христовым оживляется. А где нет христианской братской любви, там нет Духа Христова. Ибо «всякий, не делающий прав­ды, не есть от Бога, равно и не любящий брата своего» (1 Ин 3:10). Но там, вместо этого, — дух неприязни: ибо душа или находится в благода­ти Божией и благодатью оживляется; или не имеет благодати и лишается жизни духовной. Ибо одно двух непременно последует: где нет жизни духовной, там смерть духовная, как где нет жизни телесной, там смерть телесная. За смертью духовной последует смерть вечная, если душа покаянием истинным не воскреснет. 14) Общее благополучие от взаимной люб­ви процветает. О, сколь благополучную имели бы жизнь все, если бы взаимно друг друга лю­били! Не было бы тогда браней и такого ужас­ного и воистину плача достойного кровопро­лития. Не было бы так много в одно время вдов, плачущих по своим мужам, сирот, плачущих по своим отцам, отцов и матерей, плачущих по своим детям, которых столь много в короткое время оружие бранное поражает, ибо ссора и брань есть знак разорванной любви. Не было бы разбоев, воровства, хищения, убийства, на­силия, ограбления, лукавства, лести, укорения, злословия, поношения, ругательства и прочих смертоносных язв христианства, от которых о сколь многие страдают, плачут и безвременно жизни лишаются! Ибо все это известнейшие знаки далеко прогнанной любви. Не укреплялись бы дома, лавки, житницы; не нужны бы были сторожа, запоры, замки; не было бы плачущих и крова­вые слезы проливающих, претерпевших наси­лие людей; не слышались бы жалобные гласы вдов, сирот и прочих беззащитных на небо во­пиющих; не скитались бы по улицам и площа­дям алчущие братья; не тряслись бы от холода и мороза полунагие члены Христовы; не были бы наполнены темницы за долги, недоимки и векселя сидящими узниками, ибо любовь не до­пустила бы до этих и подобных бедствий. Не было бы нищего и убогого, ибо любовь требует, чтобы все общее было для всех: нищему — бо­гатство богатого, а богатому — недостатки ни­щего, и так изобилием богатого недостатки нищего восполнены были бы. Поэтому напи­сано в Деяниях апостольских, что в то время среди христиан «не было ни одного нуждающего­ся», поскольку, как там же написано, «у множе­ства уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл сво­им, но все у них было общее» (Деян.4:34, 32). Сказать невозможно, сколь великое благо­получие любовь приносит во всяком чине: меж­ду начальником и подчиненными, между роди­телями и детьми; между мужем и женой, между братьями и сестрами, между рабами и господа­ми; между соседями — и горожанами, и поселя­нами, между мастеровыми людьми, между вои­нами; в духовенстве между иереями и клирика­ми и прочими. Без любви нет нигде радости и утешения: где любовь, там всегдашний духов­ный пир и ликование. Любовью связанным душам и в темнице сидеть приятно, слезы друг о друге проливать сладостно; без любви и прекрасные чертоги не отличаются от темницы. С любовью хлеб и вода сладко вкушается, без любви и сладкая пища горькой бывает. С любовью и неволя приятнее свободы, без любви и свобода горше неволи. Любовью дома, города, государства стоят, без любви — падают. Любовью присутственные места украшаются, советы бывают во благо. Любовь воинство укрепляет, делает его страш­ным и непобедимым для врага. О, блаженно то общество, тот город, тот дом, в котором взаимная процветает любовь! Раю земному, радости и сладости исполненному, подобно место, в котором любовь, как дерево сладкими плодами изобилующее, пребывает. О любовь-любовь, неоцененное сокровище, лю­бовь! Всех благ мать — любовь! Известное зна­мение живой веры христианской — любовь! Сколь много бед, напастей и зол претерпева­ем, поскольку любви не имеем! Подтверждает это святой Иоанн Златоуст, златым своим язы­ком так говоря: «Если бы все на свете друг дру­га взаимно любили, не надобно бы было ни за­конов, ни судов, ни казней, и ничего тому по­добного: поскольку всякое бы зло так удаленно было, что и само имя греха неизвестно бы было» (Беседа 32 на первое Послание к коринфянам).

§ 253. Когда человек ту любовь, которую ближнему должен оказывать, к себе обращает, тогда это его дело называется самолюбием. Признаки самолюбия, которое противополож­но любви к ближнему, таковы: 1) Сам хочет, чтобы остальные его любили, а другим того сам не делает, и не хочет делать. 2) Сам хочет всякое добро иметь и всякого зла и злополучия избежать, а о прочих не забо­тится. 3) Хотя кто и делает кому добро, однако не даром, а ради своей корысти. Таковы те, которые на обед зовут ближних, чтобы или самим ими позванными быть, или ими любимыми и почитаемыми быть; а также те, которые пода­ют бедным помощь, чтобы от них какое-нибудь услужение иметь. Сюда относятся и те, которые ради того дают милостыню, чтобы принимаю­щие Богу о них молились. Любовь истинная да­ром и из любви к добру делает добро, даром над всяким бедным умилостивляется. 4) Самолюбец обиды нанесенной не терпит, но мстит или хочет отомстить. Таковой есть са­молюбец потому, что сам хочет прощение со­грешений от Бога получить и хочет, чтобы ближний ему обиду простил (ибо никто не хо­чет, чтобы им обиженный на него злобился и ему мстил); но сам того не хочет ближнему делать, и так любит себя более, нежели Бога и ближнего. 5) Сюда относятся богачи, которые или дома богатые строят и о прочих увеселениях заботятся, или богатые столы собирают, или богатыми одеждами украшаются и в прочем любят роскошь, а ближних бедных презирают, или подают им, но мало, так, что нужда их этим не удовлетворится. Таков был евангельский богач, который «одевался в порфиру и виссон и каждый день пиршествовал блистательно», а Ла­заря нищего и немощного презирал (Лк.16:19— 21), а также те, которые богатое наследство сыновьям или богатое приданое дочерям гото­вят; а ближним бедным или ничего не дают, или копейкой награждают, ибо плоть свою и кровь таковые любят, а не ближних своих. Должно не оставлять и своих родственников по пло­ти; но истинная любовь и над не сродниками, как над сродниками, умилостивляется. 6) Тягчайшее самолюбие есть, когда кто ищет своей корысти с обидой ближнего. Тако­вы те, которые крадут, похищают, отнимают чужое добро. Сюда относятся взяточники и не­праведные судьи, которые правду за серебро продают ради своего скверного прибытка; богачи, которые серебро свою дают в лихву; те, кто удерживает плату наемников, и прочие, чу­жим добром неправедно обогащающиеся. 7) Опять же тяжкое самолюбие — когда ради какой-нибудь корысти не хотим научить ближ­него тому, что сами знаем. Так делают многие мастеровые люди, как-то: живописцы, порт­ные, сапожники и прочие, которые потому не хотят скорее учеников своих научить мастер­ству, чтобы на них дольше работали и служили. 8) Еще тяжкое самолюбие — когда кто не хочет и старается не допустить того, чтобы ближний его имел такое благополучие, пользу, похвалу, славу и честь, каковые он имеет. И это есть зависть злая. Так делают также люди мас­теровые, которые потому не показывают мас­терства ученикам своим, чтобы они такую честь и похвалу не получили, сделавшись искусны­ми в мастерстве, какую они имеют. Так мудре­цы века сего, которые потому не открывают тайн естества учащимся у них, чтобы они не достигли такой славы и чести, в какой они на­ходятся; также и прочие, которые не хотят ближнего вразумлять, чтобы не был равен им в благополучии. 9) Также тяжкое самолюбие — когда ближ­него перед людьми порочит для того, чтобы люди думали, что он таких пороков в себе не имеет. И это есть великое и несносное человеческого сердца лукавство и хитрость — хотеть от беды ближнего себе благополучие обрести, от поношения его прославиться. Так делают все те, которые ближнего тайно или явно осужда­ют, а о себе или молчат, или бесстыдно разгла­гольствуют и злость языка своего так прикры­вают: «Я-де не к осуждению его говорю». Если не к осуждению зло о ближнем проносишь, то почему о себе ничего «не к осуждению» не го­воришь? Разве никакого греха не имеешь? Та­кое-то зло, лукавство и слепота в сердце чело­веческом кроется! Сам зол, а других судит. 10) Признак весьма тяжкого самолюбия — за любовь ненависть и за благодеяние злодея­ние воздавать благодетелю. Таковы те, которые, забыв благодеяние благодетелей своих, поно­сят их, клевещут на них и ищут, как над ними злобу свою совершить. Эти люди хуже самих животных, которые своих кормителей знают и никакого зла им не делают.

§ 254. Из вышесказанного видно, что как любовь к ближнему есть источник всяких благ духовных и временного благополучия, так са­молюбие — причина всяких зол, грехов и бед­ствия, которые бывают на свете. 1) От самолюбия — не терпение, но злоба и мщение — ибо «любовь долготерпит» (1Кор.13:4). 2) От самолюбия — жестокосердие, неми­лосердие, мучительство, лютость, ибо «любовь милосердствует» (1Кор.13:4). 3) От самолюбия — зависть мучительная и смеха достойная печаль о блаженстве ближне­го, ибо «любовь не завидует» (1Кор.13:4). 4) Самолюбие кичливо, гордо, оно превоз­носится, презирает, ибо «любовь не превозносит­ся, не гордится» (1Кор.13:4). 5) При самолюбии — гнев и ярость, крик и хула, ибо «любовь не раздражается» (1Кор.13:5). 6) С самолюбием сопряжено злопамятство, ибо «любовь не мыслит зла» (1Кор.13:5). 7) В самолюбии заключается всякая неправ­да, всякая ложь, ибо любовь не только не дела­ет неправды, но и «не радуется неправде, а сорадуется истине» (1Кор.13:6). 8) Словом, сколько ни есть согрешений, обид, которые мы ближнему наносим, все от самолюбия, как от злого корня ветви прорас­тают. 9) От самолюбия всякое в мире бедствие. От самолюбия — войны, от самолюбия столько че­ловеческой крови проливается, столько остает­ся вдов, плачущих по мужьям своим, столько матерей, плачущих по сынам своим, столько детей, по отцам своим сетующих, столько государств и городов запустевает, столько казны истрачивается, столько делается беспокойства, смятения, страха в обоих сражающихся госу­дарствах. Самолюбие производит разбои, и следую­щие за ними убийства, насилия и ограбления. Самолюбие делает судебные места торжищем, учит попирать правду и неповинной кровью обагрять судейские мечи. Самолюбие наполняет темницы праведными и неправедными узни­ками. Самолюбию приписать должно то, что много скитается бедных без призрения, покро­ва, одежды, пропитания; ибо вместо того, что­бы друг друга снабжать от избытка, самолюбие одних научает отнимать и последнее у ближних, других — хранить у себя богатство, Богом дан­ное, и не смотреть на требования братьев, третьих — жить в неумеренной роскоши. И так, когда один на чужое добро руку свою беззакон­но простирает, другой добро, Богом данное ради общей пользы, своим называет и при себе держит, не делясь с нуждающимися, или на не­потребные расходы употребляет, отсюда мно­гие нищие и убогие появляются. Итак, от самолюбия — нищета и убожество. Тот дома богатые, увеселительные галереи, сады, пруды, мызы, статуи строит и украшает; другой столы с винами и прочими богатыми угощениями собирает; третий кареты, коней и слуг великолепно убирает; иной себя, жену, дочерей и сыновей драгоценным убранством украшает; иной иные увеселения затевает; и так, что должно было нужде и требованию ближнего служить, то роскошь пожирает; и чем ближний должен был довольствоваться, то са­молюбивая душа к себе привлекает. Так самолюбие виновато в том, что один нищенствует, другой излишне изобилует; один голодает, другой пресыщается. От самолюбия и прочие в мире бедствия происходят, которых и исчислить невозможно. Итак, плоды самолюбия, коротко скажу, таковы: 1) всякий грех и беззаконие; 2) всякое бедствие и злополучие, в мире этом случающееся; 3) самому самолюбцу — злая совесть, печаль и отчаяние вечной Божией милости; 4) по смерти в том веке вечное в аде и огне гееннском мучение. Тогда безмерно себя воз­ненавидит тот, который себя ныне безмерно любил, сам собой возгнушается, самому себе станет мерзок тот, который себя здесь безмер­но почитал; возжелает в ничто обратиться тот, который себя здесь чем-то великим считал. Так самолюбие — причина всякого зла.

§ 255. Поскольку любовь к ближнему с лю­бовью Божией сопряжена, не может любовь к ближнему разориться без нарушения любви Божией. Следовательно: 1) Кто грешит против ближнего, тот грешит и против Бога, и потому такой дважды грешит: против Бога, заповедавшего: «Возлюби ближне­го твоего, как самого себя» (Мф.22:39), — и про­тив ближнего, которого ненавидит. 2) Кто хочет покаяться и примириться с Богом, закон Которого разорил, тот сначала должен примириться с ближним, которого оби­дел. Так учит Христос: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и при­неси дар твой» (Мф.5:23-24).

 




Не нашли, что искали? Воспользуйтесь поиском:

vikidalka.ru - 2015-2019 год. Все права принадлежат их авторам! Нарушение авторских прав | Нарушение персональных данных